§ 2. Преступления против порядка подчиненности и воинских уставных взаимоотношений

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 

Преступления против порядка подчиненности и воинских уставных взаимоотношений нарушают определенные воинскими уставами правила взаимоотношений подчиненного с начальником и военнослужащих, не подчиненных друг другу, между собой. Порядок подчиненности отражает основополагающий принцип военного строительства — единоначалие, согласно которому командир (начальник) наделен всей полнотой распорядительной власти по отношению к подчиненным и несет персональную ответственность перед государством за все стороны жизни и деятельности воинской части, подразделения и каждого военнослужащего.

Принцип единоначалия в Вооруженных Силах РФ предполагает беспрекословное повиновение подчиненных начальникам, точное и своевременное выполнение подчиненными приказов своих командиров (начальников). Случаи неисполнения подчиненными Сданных по службе приказов командиров (начальников), сопротив1ения или принуждения их к нарушению служебных обязанностей, а также физического или психического насилия над ними нетерпимы в условиях армии и флота, они наносят непосредственный вуз, интересам обеспечения постоянной боевой готовности войск и сил флота, воинской дисциплины и требуют решительной борьбы с ними, в том числе мерами уголовно-правового воздействия.

Серьезную опасность для воинского правопорядка представляют также нарушения уставных правил взаимоотношений между военнослужащими при отсутствии между ними отношений подчиненности, которые препятствуют исполнению потерпевшими служебных обязанностей, нарушают нормальную жизнедеятельность войск.

Преступления против порядка подчиненности и воинских уставных взаимоотношений в большинстве случаев сопровождаются применением различных видов насилия, посягая тем самым не только на воинский правопорядок, но и на жизнь, здоровье, честь и достоинство военнослужащих. Поэтому борьба с этими преступлениями наряду с охраной установленного порядка несения военной службы имеет также целью защиту прав и свобод военнослужащего как человека и гражданина.

Уголовный кодекс РФ предусматривает следующие виды преступлений против порядка подчиненности и воинских уставных взаимоотношений: неисполнение приказа (ст. 332); сопротивление начальнику или принуждение его к нарушению обязанностей военной службы (ст. 333); насильственные действия в отношении начальника (ст. 334); нарушение уставных правил взаимоотношений между военнослужащими при отсутствии между ними отношений подчиненности (ст. 335); оскорбление военнослужащего (ст. 336).

1. Неисполнение приказа — одно из опасных воинских преступлений. Общественная опасность неисполнения приказа определяется тем, что оно нарушает закрепленный в воинских уставах порядок управления войсками, установленный в целях обеспечения их постоянной боевой готовности, затрудняет нормальное выполнение воинскими частями и подразделениями возложенных на них задач, наносит тем самым реальный ущерб интересам службы.

Преступление посягает на установленный в Вооруженных Силах, других войсках и воинских формированиях Российской Федерации порядок воинской подчиненности, т.е. регулируемые воинскими уставами военно-служебные отношения между командирами (начальниками) и подчиненными, в соответствии с которыми первые наделены правом отдавать подчиненным приказы и распоряжения по службе, а последние обязаны беспрекословно повиноваться им.

Взаимоотношения между начальниками и подчиненными определены Уставом внутренней службы Вооруженных Сил РФ (1993). По служебному положению и воинскому званию одни военнослужащие по отношению к другим могут быть начальниками или подчиненными. Начальники, которым военнослужащие подчинены по службе, хотя бы временно, являются прямыми начальниками, а ближайший к подчиненному прямой начальник называется непосредственным начальником. Круг начальников по воинскому званию применительно к определенным категориям военнослужащих перечислен в ст. 33 Устава. Так, генералы, адмиралы, полковники и капитаны I ранга являются начальниками по воинскому званию для младших офицеров, прапорщиков, мичманов, сержантов, старшин, солдат и матросов, младшие офицеры — для сержантов, старшин, солдат и матросов, а сержанты и старшины — для солдат и матросов одной с ними воинской части. Военнослужащие по воинскому званию могут быть также старшими или младшими. Старший по воинскому званию не является для младшего начальником. При совместном выполнении обязанностей военнослужащими, не подчиненными друг другу, когда их служебные взаимоотношения не определены командиром (начальником), старший из них по должности, а при равных должностях старший по воинскому званию является начальником (ст. 35 УВС).

Приказ, за неисполнение которого установлена уголовная ответственность в ст. 332 УК, представляет собой распоряжение командира (начальника), обращенное к подчиненному и требующее обязательного выполнения либо воздержания от определенных действий, соблюдения тех или иных правил или устанавливающее какой-нибудь порядок, положение (ст. 36 Устава внутренней службы Вооруженных Сил РФ). По форме приказ может отдаваться письменно, устно или по техническим средствам управления.

Приказ командира (начальника) должен соответствовать требованиям закона и воинских уставов, отдаваться в порядке и в интересах службы. Статья 36 Закона РФ «О воинской обязанности и военной службе» определяет, что военнослужащему «не могут! отдаваться приказы и распоряжения, ставиться задачи, не имеющие отношения к военной службе или направленные на нарушение закона». Командир несет ответственность за отданный приказ» его последствия, за соответствие приказа законодательству, а также за злоупотребление властью и превышение власти или служебных полномочий в отданном приказе. Эти требования закреплены также в ст. 38—40 Устава внутренней службы.

Преступлением признается неисполнение приказа командира (начальника), отданного в порядке службы и не противоречащего закону. Неисполнение приказа, противоречащего закону или отданного не в порядке службы, не образует рассматриваемого преступления.

Как устанавливает ст. 42 УК, причинение вреда охраняемым законом интересам лицом, действующим во исполнение обязательного для него приказа или распоряжения, является обстоятельством, исключающим преступность деяния. Однако за умышленное совершение преступления во исполнение заведомо незаконного приказа или распоряжения уголовная ответственность наступает на общих основаниях.

Приказ командира (начальника) представляет собой конкретное требование о совершении или несовершении определенных действий в данной ситуации, соблюдении тех или иных правил службы, он может быть обращен к одному лицу или группе лиц. Невыполнение общих предписаний, содержащихся в уставах, наставлениях и инструкциях, не может рассматриваться как невыполнение приказа. При определенных условиях невыполнение подобных требований уставов, инструкций может образовать состав должностного преступления или нарушения правил несения специальных служб (караульной, пограничной, внутренней и др.).

Возможны, однако, случаи, когда в связи с нарушением подчиненным общих требований военной службы начальник отдает ему приказ о прекращении правонарушения и выполнении им своих обязанностей (например, приказ военнослужащему, находящемуся в самовольной отлучке, о немедленном возвращении в воинскую часть). Невыполнение такого приказа подпадает под признаки ст. 332 УК.

Преступление, предусмотренное ст. 332, может иметь форму неповиновения или иного умышленного неисполнения приказа (ч. 1 и 2) либо неисполнения приказа вследствие небрежного или недобросовестного отношения к службе (ч. 3).

Под неповиновением понимается открытый отказ от исполнения приказа. Это наиболее дерзкая форма неисполнения приказа, демонстративное противопоставление своей воли воле начальника. При неповиновении подчиненный, получив приказ начальника, в категорической форме заявляет или иным образом демонстрирует, что он выполнять приказ не будет. Отказ от исполнения приказа может быть публичным или заявлен начальнику наедине, выражен начальнику непосредственно или через лицо, передавшее приказ от его имени.

От неповиновения следует отличать случаи пререкания, когда подчиненный проявляет недовольство по поводу отданного ему приказа, вступает в его обсуждение, но действия, предписанные приказом, выполняет. Пререкание не образует преступления, в отдельных случаях оно может быть признано дисциплинарным проступком.

Иное умышленное неисполнение приказа заключается в том, что подчиненный приказ начальника внешне принимает к исполнению, но в действительности умышленно его не исполняет. При этом умысел на неисполнение приказа может возникнуть у виновного в момент получения приказа либо позднее. В отличие от неповиновения при ином умышленном неисполнении приказа подчиненный открыто не заявляет и не демонстрирует, что выполнять приказ не будет.

Неисполнение приказа по неосторожности имеет место тогда, когда подчиненный, получив приказ начальника, вследствие небрежности или недобросовестного отношения к службе требования приказа не выполняет или выполняет их ненадлежащим образом. Это может быть результатом забывчивости, нечеткого уяснения содержания приказа, проявленного легкомыслия в отношении времени, места и способа выполнения приказа.

Понятием неисполнения приказа во всех трех проявлениях охватываются: а) невыполнение действий, предписанных приказом;

б) совершение действий, запрещенных приказом; в) ненадлежащее исполнение приказа, т.е. отступление от его предписаний о времени, месте и характере совершаемых действий.

Состав рассматриваемого преступления является материальным. По ч. 1 ст. 332 подлежит квалификации умышленное неисполнение приказа, причинившее существенный вред интересам службы. Существенный вред может состоять в серьезном нарушении распорядка дня в подразделении, части, затруднении выполнения конкретных задач боевой подготовки, ущемлении прав и законных интересов отдельных военнослужащих, в отрыве от выполнения обязанностей военной службы, причинении материального ущерба и т.п. Неисполнение приказа, не повлекшее причинения существенного вреда интересам службы, может быть признано дисциплинарным проступком.

К тяжким последствиям (ч. 2 и 3 ст. 332) могут быть отнесены: срыв мероприятий по обеспечению боевой готовности подразделения, части, корабля, причинение смерти, тяжкого или средней тяжести вреда здоровью людей, вывод из строя боевой техники, причинение крупного материального ущерба и т.п.

Деяния, предусмотренные ч. 1 и 2 ст. 332, совершаются умышленно, с прямым или косвенным умыслом. При этом отношение виновного к последствиям неисполнения приказа может характеризоваться и неосторожностью.

Преступление, квалифицируемое по ч. 3 ст. 332, совершается по неосторожности, оно является результатом небрежного или недобросовестного отношения виновного к службе.

Субъектами неисполнения приказа могут быть военнослужащие, подчиненные лицу, отдавшему приказ, по службе или по воинскому званию. Кроме того, субъектами преступления могут быть младшие по званию военнослужащие, которые в случае нарушения ими воинской дисциплины или общественного порядка не выполнили требования старших по воинскому званию об устранении этих нарушений.

В качестве квалифицирующего обстоятельства неповиновения и иного умышленного неисполнения приказа кроме наступления тяжких последствий предусмотрено совершение преступления группой лиц, группой лиц по предварительному сговору или организованной группой (ч. 2 ст. 332).

Понятия группы лиц, группы лиц по предварительному сговору и организованной группы определены в ст. 35 УК. Преступление признается совершенным группой лиц, если в нем совместно участвовали два или более исполнителя без предварительного сговора. Совершение преступления группой лиц по предварительному сговору означает, что в нем участвовали лица, заранее договорившиеся о совместном совершении этого преступления. Преступление признается совершенным организованной группой, если в нем участвовала устойчивая группа лиц, заранее объединившихся для совершения одного или нескольких преступлений.

Для признания неисполнения приказа совершенным группой лиц и группой лиц по предварительному сговору необходимо, чтобы все участники группы выступали соисполнителями преступления, т.е. принимали участие в выполнении объективной стороны состава этого преступления. Совершение преступления группой лиц без предварительного сговора предполагает согласованность действий участников группы, когда каждый сознает, что он действует согласованно с другими, хотя предварительного сговора между ними не было. Предварительный сговор на неисполнение приказа может иметь место либо до получения приказа начальника, когда подчиненным стало известно, что приказ им будет отдан, во время отдачи начальником приказа, а также после получения подчиненными приказа начальника, когда подчиненные договариваются, что исполнять приказ не будут.

При совершении преступления организованной группой отдельные участники группы могут не принимать непосредственного участия в выполнении объективной стороны состава преступления. Однако все участники организованной группы признаются исполнителями совершенного преступления, их действия подлежат квалификации по ч. 2 ст. 332 без ссылки на ст. 33 УК.

2. Сопротивление начальнику, а также иному лицу, исполняющему обязанности военной службы, принуждение его к нарушению этих обязанностей представляют собой открытое противодействие служебной деятельности военнослужащих или попытку изменения содержания этой деятельности вопреки интересам военной службы.

Общественная опасность рассматриваемых преступлений определяется тем, что они затрудняют, а иногда делают невозможной нормальную служебную деятельность командиров (начальников) или других военнослужащих по выполнению возложенных на них обязанностей, подрывают их авторитет. При этом посягательство на установленный порядок воинских отношений носит открытый, дерзкий характер. Сопротивление и принуждение сопровождаются насилием над личностью начальника или иного лица, исполняющего обязанности военной службы, или угрозой такого насилия, что значительно повышает их общественную опасность.

В ст. 333 УК объединены два состава преступления: а) сопротивление начальнику или иному лицу, исполняющему обязанности военной службы, и б) принуждение этих лиц к нарушению Изложенных на них обязанностей военной службы.

Преступления посягают на закрепленный в воинских уставах порядок подчиненности, обеспечивающий нормальную служебную деятельность командиров (начальников) и других лиц, исполняющих возложенные на них обязанности военной службы. Кроме того, вред причиняется также жизни, здоровью и личной неприкосновенности начальника и иного военнослужащего во время исполнения ими обязанностей военной службы.

2. Сопротивление и принуждение могут быть совершены в отношении командира (начальника) и иного любого военнослужащего, если они исполняют возложенные на них обязанности военной службы. Под исполнением обязанностей военной службы понижается не сам по себе факт состояния на военной службе, а исполнение конкретных обязанностей, возложенных на него законом, воинскими уставами или приказами командиров (начальников). Начальник признается исполняющим обязанности военной службы, когда он осуществляет свои служебные полномочия, например руководит действиями своих подчиненных, проводит учебные занятия, беседует с подчиненными, готовит их к заступлению в наряд и т.д. В отношении своих подчиненных начальник в любое время может вступить в исполнение обязанностей по военной службе. Если, например, начальник, встретив в городе своего подчиненного, нарушающего общественный порядок, потребует прекратить эти действия, то он вступает в военно-служебные отношения, исполняет обязанности военной службы. Сопротивление или принуждение в отношении иных лиц возможно в случаях, когда они выполняют какие-либо специально возложенные на них обязанности военной службы (например, обязанности часового, патрульного, дневального и т.п.).

Сопротивление состоит в воспрепятствовании исполнению начальником или иным лицом возложенных на них обязанностей военной службы. При сопротивлении виновный пытается не допустить исполнения начальником или иным лицом служебных обязанностей, не дать ему возможности действовать в данной конкретной обстановке в соответствии с законом, требованиями воинских уставов или приказа начальника. Это, например, случаи воспрепятствования патрульному наряду задержать военнослужащего, грубо нарушающего общественный порядок в городе, командиру — отправить на гауптвахту подчиненного, арестованного в дисциплинарном порядке, и т.п.

Оказанию сопротивления предшествует, как правило, то или иное нарушение со стороны военнослужащего воинской дисциплины или общественного порядка, а сопротивление является ответной реакцией на правомерные действия начальника или иного лица, направленные на пресечение этого нарушения.

Сопротивлению может предшествовать неповиновение начальнику. Преступление, начавшееся с неповиновения, перерастает в более тяжкое посягательство на порядок воинской подчиненности, поэтому действия виновного не образуют совокупности преступлений и подлежат квалификации по ст. 333 УК.

Под принуждением понимаются действия, направленные на то, чтобы заставить начальника или иное лицо нарушить возложенные на него обязанности военной службы, т.е. совершить незаконные действия в интересах принуждающего либо действовать вопреки интересам службы.

При сопротивлении виновный сам, своими действиями не дает возможности начальнику или иному лицу выполнить обязанности по службе, а при принуждении он пытается заставить их действовать вопреки интересам службы. Принуждением является, например, случай, когда военнослужащий, угрожая насилием или применяя насилие, требует от начальника предоставить ему незаконно кратковременный отпуск, перевести его в другую воинскую часть, досрочно уволить из Вооруженных Сил и т.п.

Как принуждение следует квалифицировать, в частности, случаи, когда солдаты и матросы более раннего призыва путем применения различных форм насилия пытаются заставить сержантов и старшин, позже их призванных на военную службу, создавать им облегченные условия службы, не назначать в наряды, не требовать строгого выполнения распорядка дня, освобождать от хозяйственных работ и др.

Принуждение предполагает предъявление начальнику (иному лицу) конкретного требования о совершении или несовершении им определенных действий вопреки интересам службы. Применение насилия в отношении начальника на почве недовольства его служебной деятельностью, но без предъявления конкретных требований, не может быть признано принуждением, даже если подчиненный этим добивается изменения служебной деятельности начальника. Подобные действия могут быть квалифицированы по ст. 334 УК.

Сопротивление и принуждение могут быть совершены лишь во время выполнения начальником или иным лицом тех или иных обязанностей военной службы. При этом возможно принуждение начальника или иного лица к нарушению будущих обязанностей военной службы, например принуждение начальника не включав» подчиненного в формирующуюся команду для перевода к новому месту службы.

Сопротивление и принуждение всегда совершаются с применением или угрозой применения насилия в отношении начальника или иного лица, исполняющего обязанности военной службы

Для оконченного состава преступления не требуется, чтобы в результате сопротивления начальник отказался или лишило» возможности исполнить возложенные на него обязанности военной службы, а при принуждении — нарушил эти обязанности. Само воспрепятствование выполнению служебных обязанностей или принуждение к их нарушению образует оконченное преступление.

Как сопротивление, так и принуждение совершаются с прямым умыслом. Виновный при сопротивлении имеет цель помешать, не дать возможности начальнику или иному лицу выполнить возложенные на него обязанности по военной службе, а при принуждении — заставить его нарушить эти обязанности путем совершения незаконных действий или действий, противоречащих интересам службы.

В ч. 2 ст. 333 УК в качестве квалифицирующих обстоятельств рассматриваемых преступлений предусмотрены причинение тяжкого или средней тяжести вреда здоровью начальника или иного лица, а также наступление иных тяжких последствий. В подобных случаях в соответствии со ст. 27 Уголовного кодекса психическое отношение виновного к указанным последствиям сопротивления или принуждения может быть в форме не только умысла, но и неосторожности.

Субъектами сопротивления или принуждения могут быть военнослужащие, проходящие военную службу как по призыву, так и по контракту. При сопротивлении начальнику, исполняющему обязанности военной службы, или принуждении его к нарушению этих обязанностей субъектом преступления выступает военнослужащий, по службе или по воинскому званию подчиненный данному начальнику. Сопротивление или принуждение в отношении иного лица, исполняющего обязанности военной службы, могут быть совершены любым военнослужащим, не состоящим с ним в отношениях подчиненности.

По ч. 1 ст. 333 следует квалифицировать сопротивление или принуждение к нарушению обязанностей военной службы, сопряженные с угрозой применения любого насилия к потерпевшему, а также сопряженные с физическим насилием в виде причинения легкого вреда здоровью, нанесения побоев либо с иными насильственными действиями, связанными с причинением физической боли или ограничением свободы начальника или иного лица, исполняющего обязанности военной службы. При этом психическое или физическое насилие не образуют самостоятельного преступления, они охватываются ст.333.

В ч. 2 ст. 333 предусмотрены квалифицирующие обстоятельства сопротивления или принуждения: а) совершение преступления группой лиц, группой лиц по предварительному сговору или организованной группой; б) причинение тяжкого или средней тяжести вреда здоровью либо иных тяжких последствий. Эти преступления наказываются лишением свободы на срок от трех до восьми лет.

О совершении преступления группой лиц, группой лиц по предварительному сговору или организованной группой применительно к неисполнению приказа см. комментарий к ст. 332. Если, например, двое военнослужащих в ответ на требование начальника патруля предъявить документы одновременно напали на него и нанесли побои, то их действия подлежат квалификации как оказание сопротивления, совершенное группой лиц. В этом же примере, если при задержании сопротивление патрульным оказывает один из военнослужащих, а другой задержанию не препятствует, но при следовании в комендатуру пытается убежать от патрульных и оказывает сопротивление, следует признать, что каждый из военнослужащих действует самостоятельно, действия их не содержат признаков группового сопротивления, и поэтому ответственность для каждого наступает по ч. 1 ст. 333. Или, к примеру, два и более военнослужащих, предварительно договорившись, с применением физического насилия требуют от старшины роты, чтобы он не назначал их в наряды, поручал выполнение тяжелых физических работ только молодым солдатам, разрешил старослужащим передвигаться по территории воинской части вне строя, предоставлял им другие послабления по службе. Налицо принуждение начальника к нарушению обязанностей военной службы, совершенное группой лиц по предварительному сговору.

Под оружием применительно к п. «б» ч. 2 ст. 333 следует понимать предметы, специально предназначенные для поражения цели. Это штатное армейское оружие (автомат, пистолет, винтовка, штык, кортик и т.п.), а также иное огнестрельное или холоднее оружие как заводского производства, так и самодельное (охотничье ружье, финский нож, кастет и др.). Использование при оказании сопротивления или принуждении всякого рода предметов хозяйственного или иного назначения (например, перочинный нож, топор, палка и т.д.) не дает основания для квалификации преступления по п. «б» ч. 2 ст. 333.

Применение оружия означает фактическое использование его для физического или психического воздействия на начальника или иное лицо, исполняющее обязанности военной службы. Угроза обнаженным оружием, размахивание им и т.п. должны признаваться применением оружия. Этими действиями виновный оказывает психическое воздействие на начальника, парализует его волю и таким образом облегчает достижение своих преступных целей нельзя, однако, считать применением оружия один лишь факт наличия его у виновного в момент оказания сопротивления или принуждения, когда виновный при этом не угрожает им и не использует его. Не может также считаться применением оружия одна лишь словесная угроза, не сопровождаемая конкретными действиями с оружием.

Как уже отмечалось, тяжкий или средней тяжести вред здоровью начальника или иного лица при оказании им сопротивления или принуждения (п. «в» ч. 2 ст. 333) может быть причинен как умышленно, так и по неосторожности. Умышленное или по неосторожности причинение вреда средней тяжести, а также причинение по неосторожности тяжкого вреда здоровью начальника или иного лица полностью охватываются п. «в» ч. 2 ст. 333 У К и дополнительной квалификации по статьям о преступлениях против здоровья личности не требуют.

В ч. 2 и 3 ст. 111 УК за умышленное причинение тяжкого вреда здоровью при отягчающих обстоятельствах применяется наказание в виде лишения свободы соответственно на срок до 10 и 12 лет. В связи с этим представляется обоснованной квалификация сопротивления или принуждения, сопряженного с умышленным причинением тяжкого вреда здоровью начальника или иного лица при указанных обстоятельствах, по совокупности п. «в» ч. 2 ст. 333 и ч. 2 или 3 ст. 111 У К. Умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, повлекшее по неосторожности причинение смерти потерпевшему, при сопротивлении или принуждении следует квалифицировать по совокупности п. «в» ч. 2 ст. 333 и ч. 4 ст. 111 УК.

Умышленное причинение смерти начальнику или иному лицу в процессе оказания ему сопротивления или принуждении его к нарушению обязанностей военной службы является одним из видов убийства лица в связи с осуществлением им служебной деятельности и подлежит квалификации по п. «б» ч. 2 ст. 105 УК.

К иным тяжким последствиям в п. «в» ч. 2 ст. 333 могут быть отнесены, например, срыв выполнения боевого задания или иной важной задачи, вывод из строя боевой техники, создание реальной опасности для жизни и здоровья для личного состава подразделения, части, корабля, причинение крупного материального ущерба. Как иное тяжкое последствие рассматриваемого преступления следует признать причинение по неосторожности смерти начальнику или иному лицу, исполняющему обязанности военной службы, в процессе оказания ему сопротивления или принуждении его к нарушению обязанностей военной службы.

3. Высокая воинская дисциплина как необходимое условие постоянной боевой готовности воинских частей и подразделений достигается повседневной требовательностью командиров (начальников) к подчиненным, уважением личного достоинства военнослужащих, умелым сочетанием и правильным применением мер убеждения и принуждения. В свою очередь подчиненные должны беспрекословно повиноваться командирам (начальникам), оказывать им уважение, содействовать в поддержании порядка и дисциплины.

Одним из необходимых условий успешного осуществления командирами и начальниками возложенных на них задач по обеспечению высокой воинской дисциплины, уставного порядка является всемерная охрана от преступных посягательств их жизни и здоровья. Насильственные действия в отношении командира (начальника), будучи направленными против основ воинской подчиненности, представляют большую общественную опасность, они затрудняют, а иногда делают невозможным выполнение командиром (начальником) своих уставных обязанностей. Кроме того, подобные действия непосредственно причиняют ущерб их жизни и здоровью.

Преступление направлено против установленного порядка подчиненности и личности начальника, его здоровья. Посягая на личность начальника, подчиненный грубо нарушает отношения подчиненности, закрепленные в воинских уставах.

Статья 334 УК устанавливает уголовную ответственность за насильственные действия в отношении начальника по служебному положению или по воинскому званию. Подобные действия в отношении старших, младших и равных по воинскому званию при отсутствии между ними отношений подчиненности могут быть кодифицированы по ст. 335 УК. Нет состава рассматриваемого преступления также в случаях, когда насилие на почве служебной деятельности совершено в отношении лица, бывшего начальником виновного в прошлом, но не являющегося таковым к моменту совершения насилия.

Преступление выражается в нанесении побоев или применении иного насилия в отношении начальника во время исполнение им обязанностей военной службы или в связи с исполнением этих обязанностей.

Под побоями понимаются множественные (более одного) удары, сопряженные с причинением потерпевшему физической боли, но не повлекшие причинения вреда здоровью. Нанесение начальнику одного удара, не повлекшего причинения вреда его здоровью, может быть квалифицировано по ст. 336 УК как оскорбление. Однако, если виновный намеревался нанести начальнику побои, но по независящим от него обстоятельствам свое намерение не сумел довести до конца, его действия должны быть квалифицированы как покушение на совершение преступления, предусмотренного ст. 334.

Понятием иного насилия охватываются причинение легкого, средней тяжести или тяжкого вреда здоровью начальника, а также совершение иных насильственных действий, связанных с причинением физической боли или ограничением его свободы.

Необходимым признаком рассматриваемого преступления является совершение насильственных действий в отношении начальника во время исполнения им обязанностей военной службы или в связи с исполнением этих обязанностей. Развернутое понятие исполнения военнослужащим обязанностей военной службы дано в ст. 37 Закона РФ «О воинской обязанности и военной службе» и в ст. 7 Устава внутренней службы Вооруженных Сил РФ. Под исполнением обязанностей военной службы понимается, в частности, исполнение должностных обязанностей, установленных воинскими уставами, несение боевого дежурства и других специальных служб, выполнение приказа, распоряжения или задачи, отданных или поставленных командиром (начальником), нахождение на территории воинской части в течение установленного распорядком дня служебного времени. Насильственные действия в отношении .начальника в указанных ситуациях подлежат квалификации по ст. 334.

Преступление, квалифицируемое по ст. 334, может быть совершено также, когда начальник непосредственно не исполняет обязанности военной службы, но насилие применяется к нему в связи с исполнением этих обязанностей. В подобных случаях во время применения насилия начальник может не находиться при исполнении обязанностей военной службы, пребывать вне пределов воинской части или места службы.

Насильственные действия подлежат квалификации по ст. 334, когда они не связаны с сопротивлением начальнику или принуждением его к нарушению обязанностей военной службы. В реальной действительности это может быть насилие над начальником в связи с его действиями по службе, имевшими место в прошлом (например, нанесение подчиненным после освобождения с гауптвахты побоев начальнику из мести за наложенное взыскание), либо непосредственно в ответ на замечание, сделанное подчиненному в данный момент. По ст. 334 подлежат квалификации также случаи насилия над начальником не в связи с его конкретными действиями по службе, а на почве его общей требовательности (например, насильственные действия солдат над сержантами за то, что последние не создают им облегченные условия службы по сравнению с сослуживцами, позже призванными на военную службу). Если же насильственные действия служат средством воспрепятствовать выполнению начальником возложенных на него обязанностей военной службы или заставить его нарушить эти обязанности, то они должны быть квалифицированы по ст. 333.

В ст. 334 установлена ответственность подчиненного в отношении начальника в связи с его правомерными действиями, совершенными по службе и соответствующими требованиям воинских уставов. Если же насильственные действия явились защитой от противоправного насилия со стороны самого начальника, то ответственность подчиненного по данной статье исключается. Подобные действия в зависимости от конкретных обстоятельств могут быть признаны необходимой обороной либо превышением ее пределов. В отдельных случаях насильственные действия в отношении начальника могут совершаться не в связи с исполнением им обязанностей военной службы и не во время исполнения этих обязанностей, а на почве личных неприязненных отношений (например, из ревности) во внеслужебной обстановке. Такие действия также не содержат признаков преступлений против военной службы и поэтому подлежат квалификации по соответствующим статьям УК о преступлениях против личности.

Насильственные действия в отношении начальника совершаются умышленно, с прямым умыслом. При совершении преступления в связи с исполнением начальником обязанностей военной службы мотивом преступления выступает месть, недовольство служебной деятельностью начальника, насилие во время исполнения начальником обязанностей военной службы может совершаться и по иным личным мотивам. Путем совершения насильственных действий виновный может преследовать цель изменения служебной деятельности начальника, снижения его требовательности по службе. Однако при этом виновный не предъявляет конкретных требований по поводу его действий по службе, поэтому совершенное насилие не содержит признаков принуждения начальника к нарушению обязанностей военной службы.

В тех случаях, когда насильственные действия повлекли последствия, предусмотренные п. «в» ч. 2 ст. 334, отношение виновного к этим последствиям может быть как в форме умысла, так и неосторожности.

Субъектами преступления могут быть военнослужащие, постоянно или временно, по службе или по воинскому званию подчиненные данному начальнику.

Насильственные действия в отношении начальника могут быть совершены подчиненными в соучастии с другими военнослужащими, не являющимися подчиненными данного начальника, а также гражданскими лицами. Действия соучастников преступления в подобных случаях следует квалифицировать по ст. 334 со ссылкой на ст. 33 УК.

В связи с тем, что по УК РФ 1996 г. преступления по службе воинских должностных лиц не признаются преступлениями против военной службы и подлежат квалификации по соответствующим статьям гл. 33 УК, случаи противоправного применения командирами (начальниками) насильственных действий в отношении своих подчиненных с использованием служебного положения должны квалифицироваться по ст. 286 как превышение должностных полномочий.

По ч. 1 ст. 334 подлежат квалификации нанесение побоев начальнику, причинение легкого вреда его здоровью, а также иные насильственные действия, связанные с причинением физической боли либо ограничением его свободы.

О совершении преступления группой лиц, группой лиц по предварительному сговору или организованной группой, а также с применением оружия см. комментарии к ст. 332 и 333.

Насильственные действия, сопряженные с причинением тяжкого или средней тяжести вреда здоровью начальника, предусмотрены п. «в» ч. 2 ст. 334. Однако учитывая, что умышленное причинение тяжкого вреда здоровью при обстоятельствах, указанных в ч. 2 и 3 ст. 111, признается более тяжким преступлением по сравнению с преступлением, предусмотренным п. «в» ч. 2 ст. 334, насильственные действия в отношении начальника, сопряженные с умышленным причинением тяжкого вреда его здоровью, при таких обстоятельствах следует квалифицировать по совокупности ст. 334 и ч. 2 или 3 ст. 111 У К. Также по совокупности следует квалифицировать насильственные действия, сопряженные с умышленным причинением тяжкого вреда здоровью начальника, повлекшим по неосторожности смерть потерпевшего (ч. 4 ст. 111). Умышленное убийство командира (начальника) в связи с исполнением им обязанностей военной службы подлежит квалификации по п. «б» ч. 2 ст. 105 УК.

К иным тяжким последствиям преступления, предусмотренного ст. 334 (п. «в» ч. 2), могут быть отнесены срыв выполнения боевого задания или иной военной задачи, создание реальной опасности для жизни и здоровья личного состава подразделения, части, корабля, причинение начальнику смерти по неосторожности.

4. Сплоченность воинских коллективов, создание в них атмосферы войскового товарищества, поддержание твердых уставных взаимоотношений — необходимое условие обеспечения постоянной боевой готовности и боеспособности личного состава, залог успешного выполнения повседневных задач обучения и воспитания военнослужащих. Воинские уставы детально регулируют порядок взаимоотношений военнослужащих как на службе, так и вне службы. Основные требования этого порядка закреплены в Уставе внутренней службы и Дисциплинарном уставе Вооруженных Сил РФ.

Нарушения уставных правил взаимоотношений между военнослужащими наносят ущерб воинскому правопорядку, здоровью, чести и достоинству военнослужащих, интересам обеспечения постоянной готовности войск и сил флота. По своему характеру они являются воинскими правонарушениями. Наиболее опасные из этих правонарушений, сопряженные с насилием, унижением чести и достоинства военнослужащих, признаются преступлениями против военной службы и предусмотрены в ст. 335 УК РФ.

Это преступление направлено против закрепленного в воинских уставах порядка взаимоотношений военнослужащих, не состоящих в отношениях подчиненности, а также против личности военнослужащих, их здоровья, чести и личного достоинства.

Под нарушением уставных правил взаимоотношений понижаются различные виды насилия одних военнослужащих над другими, унижение их чести и достоинства, издевательство над ними, совершаемые в целях обеспечения себе облегченных условий службы, привилегированного положения в коллективе, подчинения своей воле сослуживцев, а равно из других, в том числе хулиганских, побуждений. Нарушения уставных взаимоотношений конкретно могут проявляться в принуждении потерпевших совершать, действия, унижающие их личное достоинство, делать личные услуги старослужащим, выполнять за них те или иные обязанности во? иной службы, в сексуальных извращениях и иных формах издевательств. Они могут быть связаны с изъятием у молодых воинов предметов обмундирования, продуктов питания, иных материальных ценностей. Все эти действия, как правило, сопровождаются применением насилия или угрозой его применения. Насилие может состоять в нанесении побоев, причинении вреда здоровью различной тяжести, иных насильственных действиях, связанных с причинением физической боли потерпевшему либо ограничением его свободы. Понятием насилия охватывается также угроза применения различных видов физического насилия.

Рассматриваемое преступление, как и любое воинское преступление, направлено против установленного порядка прохождения военной службы, воинских отношений. По ст. 335 УК подлежат квалификации, во-первых, указанные насильственные и другие действия, когда они совершены в связи с исполнением потерпевшие обязанностей военной службы, например на почве недовольства его добросовестным отношением к службе. Во-вторых, основанием для квалификации указанных действий по ст. 335 является их совершение не только в связи с исполнением потерпевшим обязанностей военной службы, но из иных, в том числе хулиганских, побуждений, если при этом хотя бы один из военнослужащих (потерпевший или виновный) исполнял обязанности военной службы, находился при исполнении этих обязанностей (о понятии «при исполнении» см. комментарий к ст. 334).

В-третьих, преступление, квалифицируемое по ст. 335, может быть совершено не в связи и не при исполнении обязанностей военной службы, но сопровождалось проявлением явного неуважения к воинскому коллективу, грубым нарушением внутреннего распорядка в подразделении, нормального отдыха или досуга личного состава, стремлением отдельных военнослужащих более раннего призыва утвердить свое «превосходство» над молодыми воинами.

Действия виновных могут быть совершены в расположении воинской части или вне ее пределов, в служебное время или во время отдыха, проведения культурно-массовых мероприятий, при нахождении в командировке, лечебном учреждении и т.п.

Нарушения уставных правил взаимоотношений между военнослужащими иногда совершаются по мотивам национальной или расовой вражды или розни, сопровождаются унижением национальных чувств военнослужащих.

Не всякое насилие одного военнослужащего над другим образует воинское преступление. В период прохождения военной службы военнослужащие вступают не только в военно-служебные отношения, регулируемые и охраняемые нормами военного законодательства. В процессе взаимного общения, на почве осуществления имущественных, брачно-семейных и других личных прав и свобод между ними могут возникать сугубо личные отношения. В конкретных случаях они могут сопровождаться общественно опасным нарушением общегражданских прав и свобод участвующих в них военнослужащих, в том числе и с применением насилия. Поскольку подобные правонарушения не посягают на воинский правопорядок, они должны квалифицироваться по соответствующим нормам общеуголовного законодательства о преступлениях против личности, против собственности, о хулиганстве и др.

Так, не образует воинского преступления насилие одного военнослужащего над другим, совершенное, например, по личным мотивам, когда военнослужащие находились в увольнении, на семейном торжестве, в кругу знакомых вне пределов воинской части и т.п. В зависимости от конкретных обстоятельств такое насилие может быть признано преступлением против здоровья или хулиганством.

В большинстве случаев насилие одного военнослужащего над другим, совершенное в расположении воинской части, будет признаваться нарушением уставных правил взаимоотношений между военнослужащими. Однако в отдельных конкретных случаях такое насилие может не содержать признаков воинского преступления.

Если, к примеру, два солдата, уединившись в помещении для хранения личных вещей, выясняют отношения и при этом один другому наносит побои или причиняет вред здоровью из ревности, если и т.п., то содеянное не может квалифицироваться по ст. 335 УК.

В соответствии со ст. 37 Закона РФ «О воинской обязанности и военной службе» военнослужащий не все время нахождения на территории воинской части считается исполняющим обязанности военной службы (или находящимся при исполнении этих обязанностей), а только в течение установленного распорядком дня служебного времени. В ст. 11 Закона РФ «О статусе военнослужащих» определено, что военнослужащим, проходящим военную службу по призыву, ежедневно предоставляется не менее восьми часов для сна и двух часов личного времени. Поэтому не всякое насилие одного военнослужащего над другим в расположении воинской 'Части может быть признано совершенным во время исполнения обязанностей военной службы и на этом основании признаваться нарушением уставных правил взаимоотношений между военнослужащими.

Это преступление совершается умышленно, с прямым умыслом. Виновный сознает, что своими действиями, связанными с унижением чести и достоинства, издевательством или сопряженными с насилием в отношении военнослужащего, равного с ним по службе и воинскому званию либо старшего или младшего по воинскому званию, нарушает закрепленный в воинских уставах порядок взаимоотношений между военнослужащими и желает этого. Отношение виновного к последствиям деяния, указанным в п. «д» ч. 2 и ч. 3 ст. 335, возможно не только в виде умысла, но и неосторожности.

Мотивы совершения преступления могут быть разными: недовольство отношением потерпевшего к выполнению обязанностей военной службы; личная неприязнь к потерпевшему; желание подчеркнуть свое мнимое превосходство над солдатами более позднего призыва на военную службу; другие низменные, в том числе хулиганские, побуждения. В отдельных случаях преступление может быть совершено военнослужащим более раннего срока призыва в отношении своего сослуживца на почве недовольства тем, что последний не участвует в притеснениях солдат более поздних сроков призыва.

Ответственность по ст. 335 могут нести военнослужащие, проходящие военную службу по призыву и по контракту. Это солдаты и матросы, сержанты и старшины, прапорщики и мичманы, а также лица офицерского состава Вооруженных Сил, других войск и воинских формирований Российской Федерации, которые не состоят в отношениях подчиненности с потерпевшими, т.е. не являются их начальниками или подчиненными по службе и по воинскому званию. Они могут быть равными с потерпевшими по служебному положению и воинскому званию, старшими или младшими по воинскому званию.

На общих основаниях субъектами данного преступления могут быть граждане, пребывающие в запасе, во время прохождения ими военных сборов. Действие ст. 335 УК распространяется также на военных строителей военно-строительных отрядов (частей) Министерства обороны, других министерств и ведомств Российской Федерации.

По ч. 1 ст. 335 подлежат квалификации нарушения уставных правил взаимоотношений, связанные с унижением чести и достоинства или издевательством над потерпевшим, с угрозой применения любого насилия к нему, а также сопряженные с физическим насилием в виде причинения легкого вреда здоровью, нанесения побоев либо иными насильственными действиями, связанными с причинением физической боли потерпевшему или ограничением его свободы.

В качестве квалифицирующих обстоятельств в ч. 2 ст. 335 пред- усмотрено совершение деяния: а) неоднократно; б) в отношении двух или более лиц; в) группой лиц, группой лиц по предварительному сговору или организованной группой; г) с применением оружия; д) с причинением вреда здоровью средней тяжести. Преступление, квалифицируемое по ч. 2 ст. 335, наказывается лишением свободы на срок до пяти лет.

В соответствии со ст. 16 УК неоднократным считается нарушение уставных правил взаимоотношений между военнослужащими, не состоящими в отношениях подчиненности, два или более раза, если за ранее совершенное преступление лицо не было освобождено от уголовной ответственности либо судимость за ранее совершенное преступление не была снята или погашена.

Преступление в отношении двух или более лиц может быть совершено одновременно или в разное время. Нарушение уставных правил взаимоотношений, совершенное в отношении одного и того же лица в разное время, не дает основания для квалификации преступления по п. «б» ст. 335.

О совершении преступления группой лиц, группой лиц по Предварительному сговору или организованной группой см. комментарий к ст. 332; о понятиях оружия и его применения — комментарий к ст.333.

Следует при этом учесть, что рассматриваемое преступление относится к числу воинских преступлений со специальным субъектом, его исполнителями могут быть лишь военнослужащие, не состоящие с потерпевшим в отношениях подчиненности. Поэтому в тех случаях, когда в совершении преступления вместе с военнослужащим, не состоящим с потерпевшим в отношениях подчиненности, участвует начальник или подчиненный последнего, действии исполнителя подлежат квалификации по ст. 335, действия начальника или подчиненного потерпевшего — по ст. 33 и ст. 335 УК. 3 подобных случаях преступление не может считаться совершенным группой лиц или группой лиц по предварительному сговору, так как начальник и подчиненный не могут быть ни его исполнителями, ни соисполнителями, они могут выступать лишь в качестве подстрекателей и пособников. Вместе с тем при определенных условиях действия начальника, не принявшего мер к прекращению насилия над его подчиненным и тем самым грубо нарушившего свои должностные обязанности, наряду с соучастием в преступлении, предусмотренном ст. 335, могут содержать признаки должностного преступления (ст. 285, 286, 293 УК). А когда подчиненный, выступая соучастником преступления, предусмотренного ст. 335, совершенного в отношении его начальника, одновременно применяет насилие к начальнику из мести за его конкретные действия по службе, содеянное следует дополнительно квалифицировать по ст. 334 УК.

Вред здоровью средней тяжести при нарушении уставных правил взаимоотношений может быть причинен как умышленно, так и по неосторожности, причинение такого вреда не требует дополнительной квалификации содеянного по статьям УК о преступлениях против здоровья.

Тяжкими последствиями нарушения уставных правил взаимоотношений военнослужащих (ч. 3 ст. 335) признаются: причинение тяжкого вреда здоровью потерпевшего, убийство и причинение смерти по неосторожности, а также самоубийство потерпевшего либо покушение на него. Нарушение уставных правил взаимоотношений между военнослужащими в некоторых случаях (например, . в карауле на боевом дежурстве) может привести не только к человеческим жертвам, но и к срыву выполнения боевой задачи, выводу из строя боевой техники и другим тяжким последствиям. Эти последствия также могут служить основанием для квалификации преступления по ч. 3 ст. 335 УК.

Тяжкие последствия в виде причинения тяжкого вреда здоровью либо смерти по неосторожности, а также самоубийство потерпевшего или покушение на него охватываются ч. 3 ст. 335, и дополнительной квалификации по статьям УК о преступлениях против жизни и здоровья не требуют. Если нарушения уставных правил взаимоотношений между военнослужащими были сопряжены с убийством или умышленным причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшего при отягчающих обстоятельствах, указанных в ч. 3 и 4 ст. 111 УК, то они должны быть квалифицированы кроме ч. 3 ст. 335 по соответствующим статьям гл. 16 Уголовного кодекса.

Нарушения уставных правил взаимоотношений между военнослужащими могут сопровождаться изъятием у потерпевших продуктов питания, предметов обмундирования и других материальных ценностей. Если при этом у потерпевшего изымаются предметы, являющиеся его личной собственностью, то действия виновного наряду со ст. 335 подлежат квалификации по соответствующим статьям УК, предусматривающим ответственность за преступления против собственности (например, грабеж, вымогательство — ст. 161, 163 УК РФ). Применение насилия или угроза его применения при изъятии отдельных предметов продовольственного пайка или предметов обмундирования, выдаваемых военнослужащему, как один из способов нарушения уставных правил взаимоотношений между военнослужащими охватывается ст. 335 УК.

Нарушения уставных правил взаимоотношений между военнослужащими могут сопровождаться также совершением насильственного мужеложества или иных действий сексуального характера. В подобных случаях действия виновных образуют совокупность преступлений, предусмотренных ст. 335 и 132 УК.

По совокупности ст. 335 и ст. 333 или 334 УК следует квалифицировать нарушения уставных правил взаимоотношений между военнослужащими, если они сопряжены с сопротивлением (принуждением) начальнику или иному лицу, исполняющему обязанности военной службы, либо совершением насильственных действий в отношении начальника в связи с исполнением им обязанностей военной службы. Такая совокупность возможна в случаях, когда, например, командир (начальник), обнаружив в казарме нарушение уставных правил взаимоотношений между военнослужащими, принимает меры к его прекращению, и в связи с этим подчиненные оказывают ему сопротивление либо учиняют в отношении его насильственные действия.

5. Уставы Вооруженных Сил РФ содержат четкие требова1Ня об уважении личности военнослужащих, недопустимости унижения их личного достоинства, о соблюдении правил воинской вежливости и отдания чести. Военнослужащие должны с достоинством чести высокое звание защитника Отечества, дорожить честью своего воинского звания. Уважение личности, национального достоинства, забота о социальной и правовой защищенности военнослужащих составляют одну из важнейших обязанностей командиров (на1аль-ников). За действия, унижающие человеческое достоинство починенного, они подлежат ответственности.

Преступлением против чести и достоинства является оскорбление одним военнослужащим другого, предусмотренное ст. 336 УК.

Это преступление посягает на закрепленный в уставах порядок взаимоотношений между военнослужащими, составной частью которого является порядок соблюдения их воинской чести и уважения личного достоинства.

Статья 130 УК определяет оскорбление как унижение чести и достоинства другого лица, выраженное в неприличной форме. В постановлении Пленума Верховного Суда РФ в редакции от 21 декабря 1993 г. подчеркивается, что оскорбление представляет собой выраженную в неприличной форме отрицательную оценку личности потерпевшего, имеющую обобщенный характер и унижающую его честь и достоинство*.

Преступление выражается в оскорблении личности потерпевшего как военнослужащего и гражданина, унижении его репутации в глазах окружающих, дискредитации его человеческого достоинства и воинского звания. Унижение чести и достоинства по способу совершения может быть устным, письменным либо в виде различных действий (плевок, пощечина, срывание погон, других знаков различия и т.п.). Оскорбление может быть нанесено публично и наедине.

Неприличная форма оскорбления состоит в унижении чести и достоинства в циничных выражениях или действиях, противоречащих общепринятым нормам нравственности, элементарным требованиям морали, этики. Действия (высказывания и др.), унижающие честь и достоинство личности, могут быть основаны на реальных фактах и обстоятельствах, относящихся к потерпевшему, но, выраженные в неприличной форме, они образуют состав рассматриваемого преступления.

Статья 336 устанавливает ответственность за оскорбление одним военнослужащим другого независимо от наличия или отсутствия между ними отношений подчиненности. Наличие или отсутствие таких отношений влияет лишь на дифференциацию ответственности за это преступление (ч. 1 или 2 ст. 336).

Оскорбление, квалифицируемое по ст. 336 УК, может быть со- вершено не только в расположении воинской части и в служебное время, но и вне расположения воинской части, во время нахождения в увольнении, командировке и т.п. Однако независимо от места и времени совершения воинским преступлением признается оскорбление, нанесенное одним военнослужащим другому в связи с исполнением потерпевшим обязанностей военной службы либо при исполнении потерпевшим или виновным этих обязанностей. О понятиях «в связи с исполнением обязанностей военной службы» и «во время исполнения обязанностей военной службы» см. комментарий к ст. 334 и 335 УК.

Если оскорбление нанесено на почве сугубо личных взаимоотношений между военнослужащими, не связано с исполнением потерпевшим обязанностей военной службы, и в момент нанесения оскорбления ни потерпевший, ни виновный не находились при исполнении этих обязанностей (например, оскорбление, нанесенное на почве ревности, когда военнослужащие находились на семейном вечере), то оно не может быть признано воинским преступлением. Такое оскорбление может быть квалифицировано по ст. 130 УК.

В соответствии со ст. 335 унижение чести и достоинства личности военнослужащих может быть признано одной из форм нарушения уставных правил взаимоотношений между военнослужащими при отсутствии между ними отношений подчиненности. Оскорбление, предусмотренное ст. 336, выражается в отрицательном отношении виновного к личности потерпевшего, унижении его чести и человеческого достоинства, но не связано с предъявлением ему тех или иных требований, принуждением к нарушению обязанностей военной службы, стремлением виновного добиться для себя привилегированного положения в воинском коллективе. При нарушении уставных правил взаимоотношений между военнослужащими, не состоящими в отношениях подчиненности, унижение чести и достоинства потерпевших наряду с другими формами противоправных действий совершается в целях обеспечения в воинском коллективе такой обстановки, когда отдельные военнослужащие более раннего призыва заставляют молодых воинов выполнять за них наиболее трудные обязанности военной службы, делать им личные услуги, создавать для них облегченные условия службы. Для достижения этих целей старослужащие применяют к молодым солдата различные формы оскорблений и издевательств, насилия, сексуальных извращений и т.п. Подобные действия — проявление так называемой дедовщины в отдельных воинских коллективах.

С субъективной стороны воинское оскорбление характеризуется умыслом.

По ч. 1 ст. 336 подлежит квалификации оскорбление одним военнослужащим другого, когда они не состоят в отношениях подчиненности, т.е. равным равного, старшим по воинскому званию младшего или младшим по воинскому званию старшего при отсутствии между ними отношений подчиненности. Субъектами преступления могут быть также граждане, пребывающие в запасе, во время прохождения ими военных сборов, а также военные строители военно-строительных отрядов (частей) Министерства обороны, других министерств и ведомств Российской Федерации.

Часть 2 ст. 336 предусматривает оскорбление подчиненным начальника или начальником подчиненного. Уголовный закон одинаково защищает честь и достоинство как начальников от посягательств подчиненных, так и подчиненных от посягательств начальников, что соответствует требованиям воинских уставов.