2.2.4. Сбыт поддельных векселей

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 
51 52 53 54 55 56 

Сбыт поддельных векселей является органической частью общего преступного замысла фальшивомонетчиков. Как правило, механизм сбыта разрабатывается преступниками одновременно с планами изготовления подделок. Он включает в себя подбор участников преступления, распределение преступных ролей, поиск возможных покупателей фальшивки, их психологическую обработку с целью создания впечатления о выгодности и надежности сделки, способы предъявления к оплате, получения и обналичивания денежных средств, способы маскировки участников преступных акций и уклонения от ответственности за ее совершение. В число участников сбыта могут вовлекаться лица из персонала банков и других организаций.

На этапе приготовления к сбыту подделок учреждается лжекоммерческая организация. Чаще всего она создается по поддельным документам либо на подставных лиц, не имеющих представления о ее подлинном предназначении. Участники сбыта обзаводятся поддельными паспортами (которые периодически меняют).

Классической иллюстрацией к механизму сбыта фальшивок может служить случай реализации поддельных векселей Сбербанка России в Хабаровске преступной группой, упоминавшейся выше.

В конце января 1998 г. к директору хабаровского филиала «ВостокБизнесБанка» С. с предложением приобрести десять векселей Сбербанка России обратился некто Б., выступавший под видом ответственного сотрудника совместного предприятия. Он действовал под чужой фамилией по поддельному паспорту. Б. объяснил, что предприятие получило векселя в Москве в оплату за выполненные услуги.

Психологическая обработка директора заключалась в обещании «щедро отблагодарить» его в случае покупки векселей самим

 

■^

В.А. Гамin, И.Б. Ткач

банком или уплатить «хорошие комиссионные» за посредничество в продаже этих ценных бумаг другому покупателю.

Для проверки подлинности векселей Б. представил в филиал «ВостокБизнесБанка» ксерокопию одного из документов, на обороте которой имелись номера предлагаемых к реализации всех десяти ценных бумаг. По результатам проверки реквизитов фальшивок в 439-м Центральном отделении Хабаровского банка СБ России был получен ответ о том, что 9 векселей являются доброкачественными ценными бумагами, а один — блокирован к оплате. Подлинность каждого из 9 «доброкачественных векселей», предъявленных затем на экспертизу, была проверена оператором 439-го отделения Сбербанка Хабаровска А. Щукиным. По результатам проверки каждая из «ценных бумаг» получила официальную справку о ее доброкачественности. После этого фальшивки общей номинальной стоимостью 7,16 млрд. (неденоминированных) руб. были переданы банку по агентскому договору для хранения и реализации. Дальнейшее участие банка в их сбыте создавало дополнительный эффект надежности «ценных бумаг».

Впоследствии «ВостокБизнесБанк» продал указанные выше подделки хабаровскому представительству коммерческого банка «Дземги» за 6,7 млрд. руб. Вырученные от продажи подделок деньги по указанию Б. были перечислены сначала в Москву на счет фирмы-однодневки, а затем на счета корпорации «Кроун» в республике Науру (Центральная Океания) и фирмы «Трент-Бизнес» в латвийском АКБ «Айзкрауклес».

Факт подделки векселей был обнаружен после передачи их на хранение в Хабаровский банк Сбербанка России от КБ «Дземги». На момент выявления подозрительных признаков они уже находились в банковском архиве. Подделки были исполнены на высоком профессиональном уровне, однако не обладали некоторыми тайными метками, присущими подлинным векселям.

Следует отметить, что причастность банков к продаже поддельных векселей — явление нередкое. При обнаружении подделки продавший ее банк, как правило, утверждает то, что его действия объясняются добросовестным  заблуждением.   Естественно,  что  в

75

 

В. А. Гамза, И.Б. Ткачу к

случае возникновения арбитражного спора обязанность доказывания умышленной продажи фальшивки лежит на ее приобретателе.

В августе 2002 г., например, АКБ «Диалог-Оптим» обвинил «Доверительный инвестиционный банк» (ДИБ) в том, что ДИБ, будучи осведомленным о недоброкачественности ценной бумаги, продал ему фальшивый вексель банка «Менатеп СПб». АКБ «Диалог-Оптим» потребовал от ДИБ возмещения ущерба, однако последний выполнить это требование отказался, заявив, что не видит своей вины и считает, что действовал добросовестно и в соответствии с условиями договора и обычаями делового оборота1.

Попытки взыскать ущерб от покупки подделки через арбитражный суд связаны с определенными трудностями. Во-первых, истцу предстоит доказать заведомую осведомленность ответчика о недействительности векселя. Во-вторых, в случае, если будет установлено, что поддельный вексель умышленно приобретался и сбывался с использованием возможностей банка его сотрудником по собственной инициативе, то ответственность за причиненный вред должен нести не банк, а указанное лицо. Вполне понятно, что реальное возмещение ущерба в полном объеме за счет имущества частного лица, учитывая размеры вексельных сумм, становится в этих случаях проблематичным.

Об особенностях рассмотрения исков о возмещении ущерба, возникшего в результате приобретения поддельного векселя, свидетельствует следующий пример.

В апреле 1998 г. Товарищество с ограниченной ответственностью «Бизнес-Консульт» обратилось в Арбитражный суд города Санкт-Петербурга и Ленинградской области с иском к Санкт-Петербургскому акционерному коммерческому банку «Таврический» (далее — банк «Таврический») о применении последствий ничтожной сделки купли-продажи поддельного векселя серии А № 027602 по договору от 3 апреля 1998 г. № 48/ВТ, о взыскании с банка 336 242 руб., из которых 238 500 руб. — денежные средства ТОО «Бизнес-Консульт» и ТОО «Аксон», указанного в исковом заявлении

' См.: Бюллетень финансовой информации. — 2002. — № 09 (88).

 

В. А. Гамза, И. Б. Ткачу к

в качестве соистца, 3920 руб. — договорная неустойка и 93 822 руб. — убытки, предъявленные ТОО «Аксон».

Решением от 19 июня 1998 г. в удовлетворении иска было отказано. Арбитражный суд исходил из того, что представленные истцом доказательства не позволяют установить вину банка в изготовлении и сбыте поддельных векселей. Президиум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации своим постановлением от 1 июня 1999 г. № 8595/98 направил дело на новое рассмотрение, указав, что для правильного разрешения спора необходимо выяснить, знали ли работники банка о том, что вексель поддельный1.

В число приемов маскировки, применяемых при сбыте поддельного векселя, входит его предварительное введение в оборот между «дружественными» структурами (банками, коммерческими организациями). Такой способ реализации позволяет придать векселю видимость надежной ценной бумаги, пользующейся спросом, а в случае выявления подделки дает дополнительную возможность противодействия в установлении истины следствием и судом. В указанном случае число субъектов, возможно причастных к подделке, значительно расширяется, возникают дополнительные трудности в установлении момента введения фальшивки в обращение.

Довольно распространенным способом сбыта подделок является приобретение на них товарных ценностей с их последующей продажей по сниженным ценам.

Как способ реализации поддельных векселей, следует рассматривать использование подделок в виде залога при получении кредита и при иных расчетах в случаях, предусмотренных гражданским правом. Пакеты поддельных векселей могут быть проданы мошенниками, выступающими под видом биржевых брокеров.