§ 2. Понятие уголовной ответственности

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
РЕКЛАМА
<

Понятие уголовной ответственности так же дискуссионно, как и общее понятие юридической ответственности. На протяжении долгого времени преступление и наказание традиционно высту­пали в качестве основных категорий уголовного права.  В  на-, стоящее время складывается теория уголовной ответственности,* которая значительно повышает общую разработанность проблем ^ уголовного права и открывает,    в частности, возможность по-/ новому, с более четких методологических позиций    рассматри­вать традиционные вопросы.

Несмотря на то, что проблема уголовной ответственности исследовалась в последнее время весьма интенсивно, что по­явился ряд работ, посвященных правовой ответственности, по-прежнему остаются дискуссионными не только частные вопро­сы теории уголовной ответственности, но и само ее понятие.

Одна группа авторов определяет уголовную ответственность как меру государственного принуждения, т. е. видит сущность уголовной ответственности в наказании. «Уголовная ответствен­ность,— пишет, например, А. И. Марцев, — есть совокупность уголовных, уголовно-процессуальных и исправительно-трудовых правоотношений, в которых одна сторона — государство в лице представительных органов, — осуществляя свое право, возлага­ет на лицо, совершившее преступление, тяготы и лишения, со­держащиеся в уголовном наказании, а другая сторона — пра-

Там же, с. 102—103.

Там же, с. 107—108.

124

 

вонарушитель, — выполняя обязанности, несет эти тяготы и ли­шения».73

Вторая группа ученых отождествляет уголовную ответст­венность и уголовное правоотношение, т. е. рассматривает уго­ловную ответственность как совокупность прав и обязанностей субъектов — участников правоотношения, где обязанности отве­чать корреспондирует право привлечь к ответственности, а пра­ву быть привлеченным к ответственности лишь в пределах и на основаниях, установленных уголовным законом, — обязанность не нарушать указанные пределы и основания. Такое понимание уголовной ответственности обосновывалось в работах Я- М. Брай' нина, Н. И. Загородникова, Н. С. Лейкиной, Н. А. Стручко-ва.74 Впоследствии подобная точка зрения нашла детальную разработку в трудах Л. В. Багрий-Шахматова и ряда других авторов.75 Так, Л. В. Багрий-Шахматов полагает, что по своей сущности уголовная ответственность является совокупностью определенных общественных отношений, что под воздействием норм права эти отношения становятся правовыми, что их со­держание— «взаимные права и обязанности сторон».76 «Под юридической ответственностью, — пишет А. Д. Горбуза, — следо­вало бы понимать как обязанности лица, совершившего преступ­ление, претерпеть отрицательные последствия своего поведения, так и тот комплекс прав, которые предоставлены ему законом в связи с привлечением к ответственности».77 Поэтому и для А. Д. Горбузы понятие уголовной ответственности и уголовно­го правоотношения тождественны.

Третья группа авторов рассматривает уголовную ответствен­ность как элемент (составную часть) уголовного правоотноше­ния, а именно как обязанность виновного отвечать за совершен-

73            М а р ц е в А. И.   Уголовная ответственность и общее предупреждение

преступлений. Омск, 1973, с. 23.

74            Б р а и н и н Я. М.   Уголовная ответственность и ее основание в совет­

ском уголовном праве. М.,  1963, с. 25; Загородников Н. И.   1)   О со­

держании  уголовно-правовых  отношений. — Советское  государство  и  право,

1963, № 11, с. 85; 2) О пределах уголовной ответственности. — Советское го­

сударство и право, 1967, № 7, с. 39 и ел.; Лейкина Н. С.   Личность пре­

ступника и уголовная ответственность. Л., 1968; Наташ ев А. Е., Струч­

ков Н. А.   Основы теории исправительно-трудового права. М.,  1967, с.  10.

75            Багрий-Шахматов Л. В.   Уголовная ответственность и наказа­

ние. Минск,  1976, с. 9 и ел.;    Ч у г а е в А. П.    1)   К вопросу о понятии и

признаках  уголовной  ответственности  в  советском  праве. — В  сб.:   Вопросы

уголовного и уголовно-процессуального законодательства. Казань, 1969, с. 153;

2)  Индивидуализация ответственности за преступления и ее особенности по

делам несовершеннолетних; К е л и н а С. Г.   Теоретические вопросы освобож­

дения от уголовной ответственности. М., 1974.

76            Багрий-Шахматов Л. В.   Уголовная   ответственность и наказа­

ние. Минск, 1976, с. 27, 23.

77            Горбуза А. Д. Философские категории «возможности» и «действи­

тельности» в учении об уголовной ответственности. — В кн.: Юридическая от­

ветственность в советском обществе.   Волгоград,  1974,   с. 58.  (Труды Высш.

следств. школы МВД СССР, вып. 9).

125

 

ное преступление.78 Уголовная ответственность, по мнению М. П. Карпушина и В. И. Курляндского, — это «обязанность ви­новного лица дать в установленном порядке отчет в совершен­ном им преступлении: подвергнуться определенным правоогра-ничениям (мерам пресечения и т. п.), вытекающим из установ­ленного порядка решения вопроса об ответственности, быть осужденным от имени государства и понести заслуженное нака­зание. Основанием возникновения уголовной ответственности в материальном смысле является совершение преступления. С это­го момента возникает уголовно-правовое отношение и его яд­ро — уголовная ответственность».79

Наконец, четвертая группа авторов исходит из того, что юридическая ответственность и уголовно-правовая, в частности, это основанная на требовании уголовного закона, производимая судом от имени государства оценка общественно опасного дея­ния и порицание лица, его совершившего,80 или только порица­ние лица.81

Итак, понятие уголовной ответственности интерпретируется в теории советского уголовного права самым различным обра­зом, что, естественно, порождает расхождение мнений о соотно­шении уголовной ответственности и уголовного правоотношения, уголовной ответственности и наказания, о содержании уголовной ответственности, о моментах ее возникновения и прекращения, об органах государства, реализующих уголовную ответствен­ность, и, наконец, об основании уголовной ответственности. Уго­ловная ответственность — реакция государства на совершенное преступление, защищающая общество от преступных посяга­тельств. В этом плане она — явление одного порядка с наказа­нием. Уголовная ответственность — результат нарушения уго­ловно-правовой нормы, характер нарушенного требования опре­деляет правовую природу ответственности, ее производность от уголовно-правовой нормы.

Однако уголовная ответственность не может быть сведена ни к наказанию, ни к иным мерам государственного принуждения. Действующее уголовное законодательство различает наказание и уголовную ответственность. С точки зрения закона — это не­совпадающие понятия. Уголовная ответственность, как правило,

78Пионтковский А. А.   Уголовная ответственность и наказание. — В кн.:  Курс советского уголовного права:  в 6-ти т.  М.,   1970, т. 3,  с. 7—18.

79            К а р п у ш и н М. П., Курляндский В. И.   Уголовная ответствен­

ность и состав преступления. М., 1974, с. 21.

80            Самощенко И. С., Фарукшин М. X. Указ, соч., с. 68; Испра­

вительно-трудовое право.   М.,   1971,   с. 67;   Санталов А.  И.   Об

уголовной ответственности    и ее  процессуальном    выражении. — Вести.  Ле-

нингр. ун-та,  1972, № 23, с.  125 и ел.; Демидов Ю. А.   Социальная цен­

ность и оценка в уголовном праве. М., 1975; Осипов П. П. Теоретические

основы построения и применения уголовно-правовых санкций, с. 51  и ел.

81            Т и х о н о в  К.  Ф.   О сущности   уголовной   ответственности. — В  кн.:

Вопросы предупреждения преступности. Томск,  1967, с. 4—5.

126

 

сопровождается наказанием — особой мерой государственного принуждения, содержащей определенные правоограничения для осужденного, но может существовать и самостоятельно.

Уголовная ответственность — результат основанного на уго­ловном законе и выраженного в обвинительном приговоре суда порицания (отрицательной оценки) общественно опасного дея-лия и лица, его совершившего, со стороны государства. Суд возлагает на осужденного ответственность и освобождает от на­казания (ч. 2 ст. 50 УК РСФСР, ч. 2 ст. 309 УПК РСФСР), если будет признано, что в силу последующего безупречного поведения и честного отношения к труду это лицо ко времени рассмотрения дела в суде не может быть сочтено общественно опасным;82 суд, далее, возлагает ответственность (выносит об­винительный приговор) и освобождает от наказания, если будет признано в судебном заседании, что истекли сроки давности или наказание не может быть применено в силу амнистии (ч. 2 ст. 5 УПК РСФСР). В указанных случаях уголовная ответст­венность выступает как таковая и не сопровождается назначе­нием каких-либо мер государственного принуждения за совер­шенное преступление.

Уголовная ответственность может сопровождаться назначени­ем не наказания, а принудительных мер воспитательного ха­рактера, применяемых к несовершеннолетним (ч. 3 ст. 10, ст. 63 УК РСФСР), условно назначенным наказанием (ст. 44 УК РСФСР) и, наконец, назначенным, но отсроченным наказанием. Во всех случаях очевидно несовпадение понятий уголовной от­ветственности и наказания.

Поскольку уголовная ответственность — правовое последст­вие совершения преступления, т. е. нарушения уголовно-право­вой нормы, естественно сопоставить ее с санкцией нарушенной нормы, примененной к виновному. В теории права достаточно представительно мнение, что ответственность — это реализация правовых санкций.83 Если рассматривать санкцию узко, лишь как ту часть правовой нормы, в которой содержится прямое указание на негативные для виновного последствия совершения правонарушения в виде мер государственного принуждения, то это означает (в уголовном праве) отождествление санкции (и, следовательно, ответственности) с наказанием и иными мера­ми, применяемыми вместо него, что, как уже было сказано, не соответствует ни самой сути уголовной ответственности, ни

82            «Применяя ст. 43 Основ уголовного законодательства  Союза  ССР  и

союзных республик, необходимо иметь в  виду, что она состоит из двух ча­

стей, одна из которых предусматривает освобождение от уголовной ответст­

венности, а вторая — освобождение от наказания»  (Определение   Воен­

ной  коллегии  Верховного  Суда   СССР  по  делу  П. — Бюллетень   Верховного

Суда СССР, 1961, № 2, с. 30).

83            Лейст О. Э.  Санкции в  советском праве.    М.,   1962, с. 9, 47 и др.;

Беляев  Н. А.  Правонарушение   и  юридическая   ответственность. — В  кн.:

Общая теория государства и права, т. 2. Л., 1974, с. 396.

127

 

действующему законодательству. Если рассматривать санкцию изолированно от нормы, то результат ее реализации был бы сведен в каждом случае только к конкретному наказанию, а это означало бы отождествление не только наказания с ответствен­ностью, но и содержания ответственности с содержанием той или иной меры наказания. Между тем осуждение к одному и тому же наказанию за разные преступления не означает равной ответственности, во-первых, каждому преступлению соответству­ет своя оценка, так как каждое из них обладает своей предосу­дительностью, и, во-вторых, осуждение ставит нарушителей в разное правовое положение. Именно такое понимание санкции заставляет говорить об уголовной ответственности как резуль­тате применения не только санкции, но и диспозиции, т. е. нор­мы в целом,84 или о возможности применения диспозиции без применения санкции.85

Между тем нет, на наш взгляд, никаких препятствий для более широкого понимания санкции правовой нормы. Санкция уголовно-правовой нормы в указанном смысле — правовое по­следствие совершения преступления. Ее применение формирует уголовно-правовой статус лица, а именно статус преступника, несущего бремя ответственности за совершенное им преступле­ние. Санкция, таким образом, необходимо предполагает ответ­ственность (и факультативно — наказание), а поскольку она все­гда— санкция конкретной уголовно-правовой нормы, т. е. орга­нически связана с определенной диспозицией и без нее сущест­вовать не может, то в санкции находит свое отражение природа обрисованного в диспозиции преступления. Реализация таким образом понимаемой санкции и есть уголовная ответствен­ность.86

Уголовная ответственность и наказание — близкие, но не тождественные понятия. Как уголовная ответственность, так и наказание устанавливаются уголовным законом за совершение преступления. Только уголовный закон содержит критерии уго­ловно-правовой оценки деяния как общественно опасного, а со­вершившего его лица — как преступника, и только уголовный закон устанавливает наказание за преступление. И уголовная ответственность и наказание, далее, выполняют, хотя и по-раз-

8*3агородников Н.  И.   О  пределах  уголовной  ответственности. — Советское государство и право, 1967, № 7, с. 39.

85            Брайнин Я- М.   Уголовный закон и его применение. М, 1967, с. 158.

86            «Применение к нарушителю   санкции закона, — пишет Л.  С.   Явич, —

означает вступление в силу юридической ответственности» (Явич Л. С. Об­

щая теория права, с. 231). При этом автор, хотя и возражает против отож­

дествления юридической ответственности и наказания, однако видит различие

между ними лишь в том, что ответственность — «специфическая обязанность

правонарушителя претерпевать лишения личного и имущественного характера

за упречное с точки зрения закона поведения», а «наказание является ито­

гом применения права к правонарушителю и целью юридической ответствен­

ности» (там же).

128

 

ному, единую роль — роль принудительной санкции за соверше­ние преступления. Уголовная ответственность и наказание, на­конец, имеют единое назначение, общую задачу — предупреж­дать совершение преступлений, обеспечивать укрепление социа­листической законности и правопорядка, служить коммунисти­ческому воспитанию людей.

В отличие от уголовной ответственности, сущность которой заключена в государственном осуждении лица, совершившего преступление, в порицании его самого и совершенного им дея­ния, наказание — особая мера государственного принуждения, применяемая судом от имени государства к преступнику за со­вершенное им преступление и влекущая определенные пра'во-ограничения для исправления и перевоспитания преступника, а также предупреждения совершения новых преступлений как осужденным, так и иными лицами. По своей сущности, таким образом, наказание есть целенаправленная кара. Наказание, вопреки распространенному мнению,87 не имеет в себе уголовно-правовой оценки, хотя и необходимо предполагает ее.

Если рассматривать уголовную ответственность и наказание как близкие, но не тождественные последствия нарушения уго­ловно-правовой нормы, то освобождение от уголовной ответст­венности в случаях, предусмотренных законом, означает пол­ный отказ государства от применения санкции; возложение уго­ловной ответственности с одновременным освобождением от на­казания— лишь частичный отказ от последнего.

Соотнесение уголовной ответственности и санкции уголовно-правовой нормы — существенный, но вместе с тем лишь норма­тивный аспект раскрытия понятия ответственности. Не менее важно определить роль уголовной ответственности в обеспече­нии нормального функционирования социалистических общест­венных отношений. Использование широкого понятия ответствен­ности как осуществления надлежащего поведения, а правовой ответственности как деятельности, соответствующей правовым требованиям, не только не отрывает правонарушение от госу­дарственной реакции на него, а скорее сближает их, так как не только (и не столько) акцентирует внимание на внешнем про­явлении их связи, но и указывает на их общее социальное и правовое основание — ответственное положение личности в кон­кретной области общественных отношений, закрепленное в нормах права. Юридическая ответственность как санкция не­мыслима без правонарушения, правонарушение — без позитив­ной юридической ответственности, выраженной в нормах пра­ва. «Персональная ответственность (как вид позитивной ответ-

87 См., напр.: Куриное Б. А.  Понятие и цели уголовного наказания.—

8              кн.: Советское уголовное право. Часть Общая. М., 1974, с. 269; Ш а р г о-

родский М. Д. Наказание, его цели и эффективность. Л., 1973, с.  16.

9              В. С, Прохоров    129

 

ственности. — В.   П.)   связана    с    ретроспективной, — отмечает' О. Э. Лейст,— поскольку без ясного определения обязанностей невозможно    привлечение к ответственности за их невыполне­ние».88

Проблема уголовной ответственности самым тесным образом связана с теорией уголовно-правовых отношений, являясь, по существу, важнейшей составной частью последней. Именно в связи с дальнейшим развитием теории уголовно-правовых отно­шений и в рамках этой теории происходит развитие проблемы уголовной ответственности.

В настоящее время наиболее распространенным и обстоя­тельно аргументированным является представление об уголов­ной ответственности как уголовно-правовом отношении или ком­плексе отношений, включающем кроме уголовно-правовых так­же уголовно-процессуальные и исправительно-трудовые отноше­ния, или как одном из элементов уголовного правоотношения, а именно — обязанности отвечать, возникающей на стороне лица, совершившего преступление. Такая позиция об уголовной ответ­ственности как обязанности лица, совершившего преступление, претерпеть наказание, защищаласьМ. Д. Шаргородским.89 Позже аналогичные взгляды развивались в работах А. А. Пионтковско-го, М. И. Ковалева, Г. И. Курбатовой, В. И. Курляндского и М. П. Карпушина, Л. В. Багрий-Шахматова, В. П. Божьева ^ и других авторов. Существенно при этом, что, как правило, речь идет уже не только об определении сущности таким образом понимаемой уголовной ответственности, т. е. лишь о самой пра­вовой обязанности, лежащей на виновном в совершении пре­ступления лице, но и о более глубоком и полном раскрытии со­держания концепции уголовной ответственности. Так, М. П. Карпушин и В. И. Курляндский пишут, что «невыгодные, не­приятные для преступника последствия совершения им преступ­ления»— это, во-первых, «обязанность понести наказание, обя­занность отбыть его... во-вторых, это осуждение от имени го­сударства при вынесении обвинительного приговора, хотя бы и с освобождением от наказания. . . в-третьих, обязанность под-

88 Лейст О. Э. Позитивная ответственность по советскому праву.— Вести. Моск. ун-та. Сер. Право. 1977, № 1, с. 9.

89Шаргородский М. Д. Основание уголовной -ответственности. —• В кн.: Курс советского уголовного права. Часть Общая, т. 1, с. 222.

90Пионтковский А. А. Уголовная ответственность и наказание, с. 7—18; Ковалев М. И. Советское уголовное право, вып. 1, с. 121; Кур­батова Г. И. О некоторых аспектах понятия «уголовная ответствен­ность».— В кн.: Проблемы советского уголовного права и криминологии, с. 26; Курляндский В. И. Уголовная ответственность и ее основа­ние.— В кн.: Советское уголовное право. Часть Общая. М., 1974, с. 26; Карпушин М. П., Курляндский В. И. Указ, соч., с. 27 и ел.; Баг-рий-Шахматов Л. В. Указ, соч., с. 27 и ел.; Божье в В. П. Уголовно-процессуальные правоотношения. М., 1975, с. 101.

130          "

 

вергнуться уголовно-процессуальной процедуре, т. е. выступать в качестве обвиняемого, осужденного».81

Уголовная ответственность, понимаемая как обязанность понести невыгодные последствия преступления, естественно, воз­никает в момент его совершения, порождается фактом его со­вершения. Поэтому она нуждается в реализации.92 Реализация уголовной ответственности, по мнению М. П. Карпушина и В. И. Курляндского, начинается «с момента привлечения действи­тельно виновного лица к уголовной ответственности, т. е. с мо­мента привлечения в качестве обвиняемого для него возникают уже реально невыгодные последствия совершенного преступле­ния. Он начинает отвечать за содеянное в качестве обвиняемого со всеми вытекающими отсюда последствиями».93 Уголовный процесс, таким образом, рассматривается в качестве особого правового порядка, призванного наряду с решением иных стоя­щих перед ним задач обеспечить реальность «расплаты» за пре­ступление, точнее — начать ее процесс.94

Л. В. Багрий-Шахматов, также полагающий, что следует строго различать понятия «уголовная ответственность» и «ре­ализация уголовной ответственности»,95 дал наиболее детально разработанную систему ее реализации. По его мнению, «уголов­ная ответственность по протяженности во времени имеет пять стадий: реальную угрозу уголовным преследованием и установ­ление преступника; привлечение к уголовной ответственности; судебное производство по уголовному делу; исполнение наказа­ния или других мер уголовно-правового воздействия (уголовно­го принуждения), установленных обвинительным приговором су­да либо иным судебным решением; наконец, весь период тече­ния срока судимости».96 При этом «деятельность определенных органов государства по реализации уголовной ответственности в связи с совершенным преступлением имеет место значительно ранее привлечения конкретного лица к ответственности в каче­стве обвиняемого».97

Совершение общественно опасного деяния, предусмотренного уголовно-правовой нормой, — это юридический факт, порождаю-

91 Карпушин М. П., Курляндский В. И.   Указ, соч., с. 25—26. 82 Элькинд П. С. Указ, "соч., с. 20 и ел.; Лейкина Н. С.   Личность преступника и уголовная ответственность, с. 31 и ел.

93            Карпушин М. П., Курляндский В. И.   Указ, соч., с. 30.

94            Иначе решает вопрос М. И. Ковалев. По его мнению, уголовно-про­

цессуальные    отношения — форма     реализации     уголовной    ответственности

(обязанности отвечать), но именно форма,   а не средство реализации. «Уго­

ловно-процессуальные  отношения, — пишет  М.   И.   Ковалев, — заканчиваются

приведением приговора в исполнение.    Для уголовно-правового отношения с

этого момента начинается реализация уголовной   ответственности»    (К о в а-

л е в М. И.  Советское уголовное право, вып. 1, с. 122—123).

эз Багрий-Шахматов Л. В.  Указ, соч., с. 73.

96            Там же, с. 86.

97            Там же, с. 76.

9*            131

 

щий правовое отношение между лицом, совершившим преступ­ление, и государством. Для возникновения правоотношения не требуется никаких других обстоятельств или действий потому, что государство заранее, в предвидении возможности соверше­ния именно таких действий, определило содержание и объем этого отношения. Обязанность преступника отвечать за совер­шенное преступление определена уголовно-правовой нормой и возникает тогда, когда норма нарушена. Но обязанность отве­чать— это еще не ответственность. До тех пор, пока обязан­ность отвечать не станет реальностью, это лишь возможная, а не действительная ответственность. Теоретически несостоятель­но, а практически вредно подменять ответственность ее иллю­зией.

Правильно пишет А. И. Санталов: «Между ответственностью и безответственностью нет промежуточного соединяющего их звена (понятия, состояния). Уголовная ответственность не реа­лизованная не есть наличная ответственность, это безответст­венность лица, совершившего преступления, безответственность при наличии основания ответственности».98 О. Э. Лейст также прав: «От того, что фактическую безответственность мы станем именовать теоретической ответственностью, не продвинется ни разработка проблем правовой науки, ни борьба с правонаруше­ниями».99 Уголовная ответственность не может быть разделена на части и осуществлена лишь в какой-либо из них: она либо есть, либо ее нет. Поэтому нет и оснований полагать, что лицо, совершившее преступление и скрывшееся от следствия и суда (или даже не знающее, что им совершено преступление), буду­чи обязанным отвечать, несет какую-то часть ответственности, которая была бы полной, если бы оно было изобличено, осуж­дено и отбыло назначенное ему наказание.

Обосновывая свою позицию, М. П. Карпушин и В. И. Кур-ляндский пишут, что «всякая юридическая обязанность есть юри­дически реальное явление, поскольку за ней стоят: обязанно­сти, управомоченное лицо, принудительная сила государст­ва».100 Не отрицая реальность обязанности, следует все же ска­зать, что этим не доказывается реальность ответственности в случаях, когда носитель обязанности не несет ее реального бре­мени, управомоченное лицо не использует свои полномочия, а принудительная сила государства не действует.

Наиболее уязвимым положением сторонников рассматривае­мой позиции, на наш взгляд, является утверждение, что реали­зация уголовной ответственности начинается «значительно ра-

98            Санталов А. И.   Об уголовной ответственности и ее процессуаль­

ном выражении, с. 127.

99            Лейст О. Э.  1)  Юридическая ответственность и правоотношения.—

Вести. Моск. ун-та. Сер. Право. 1977, № 4, с. 6; 2) Теоретические проблемы

санкций и ответственности по советскому праву: Автореф. докт. дис. М., 1978.

100          Карпушин М. П., Курляндский В. И.   Указ, соч., с. 34.

132

 

нее привлечения конкретного лица к ответственности» (Л. В. Багрий-Шахматов) или «с момента привлечения в качестве об­виняемого» (М. П. Карпушин, В. И. Курляндский), словом, что в уголовном процессе находит свое выражение «карательная сторона деятельности различных государственных органов».101 Никакие теоретические конструкции не могут поколебать консти­туционного принципа: «Никто не может быть признан винов­ным в совершении преступления, а также подвергнут уголовно­му наказанию иначе как по приговору суда и в соответствии с законом» (ст. 160 Конституции СССР). В процессе приведения уголовного законодательства Союза ССР и союзных республик в соответствие с Конституцией СССР еще раз подчеркнуто, что только обвинительный приговор суда, вступивший в законную силу, возлагает уголовную ответственность на лицо, действи­тельно совершившее преступление. Возбуждение уголовного де­ла, привлечение в качестве обвиняемого, избрание мер пресече­ния (в том числе и такой острой, как содержание под стражей) и т. д. — все эти и другие процессуальные действия есть сред­ство полного и всестороннего расследования дела, установления истины, охраны прав обвиняемого. В уголовно-процессуальной теории и практике «прочно укрепился имеющий принципиальное значение взгляд о том, что ни следователь, ни прокурор не наделены правом признать обвиняемого виновным от имени государства»,102 что «следователь не становится обвинителем после вынесения постановления о привлечении лица в качест­ве обвиняемого и не осуществляет функции обвинения, а про­должает вести всестороннее, полное и объективное расследова­ние уголовного дела, что является его единственной процессу­альной функцией, стремясь установить все обстоятельства, под­лежащие доказыванию, в полном соответствии с объективной истиной».103

Есть только одна уголовная ответственность — уголовно-пра­вовая. «Уголовная ответственность в процессуальном смысле» не имеет права на теоретическое существование, ее нет в жизни. «Государственное принуждение, на наш взгляд, — пишет В. Н.

Ю1 Багрий-Шахматов Л. В. Указ, соч., с. 87.—М. П. Карпушин я В. И. Курляндский полагают, что уголовная ответственность не сводится к обязанности понести уголовное наказание и осуждение. «Уголовная ответ­ственность означает непременно и обязанность лица, совершившего преступ­ление, пройти установленную законом процедуру решения вопроса, связан­ную с его уголовной ответственностью» (Карпушин М. П., Курлянд­ский В. И. Указ, соч., с. 24).

102 Л и ф а н о в Е. Н. О соотношении понятий «привлечение в качестве обвиняемого» и «привлечение к уголовной ответственности». — В кн.: Про­блемы повышения эффективности правового регулирования на современном этапе, вып. 1. Томск, 1976, с. 197.

'03 л у к а ш е в и ч В. 3. Осуществляет ли следователь функцию обви­нения в стадии предварительного расследования? — В кн.: Вопросы органи­зации суда и осуществления правосудия в СССР. Т. 2. Калининград, 1973, с. 59.

133

 

Кудрявцев, — не может рассматриваться как юридическое по­следствие поведения и при реализации так называемого процес­суального принуждения. Например, меры пресечения, назначае­мые в отношении обвиняемого по уголовному делу, нельзя рас­сматривать как последствие преступления, а потому и призна­вать элементом уголовной ответственности, ибо до вынесения судебного приговора еще не известно, было ли преступление данным лицом совершено».104

Ни один участник процессуальной деятельности, кроме су­да, не может возлагать ответственность, а обвиняемый — еще не осужденный. Самая суровая мера пресечения отличается от са­мого мягкого наказания тем,'что последнее назначается только за преступление, а первая — лишь в связи с его предполагае­мым совершением. Прав С. С. Алексеев: «Уголовные право­отношения возникают в момент совершения преступления. Уго­ловная же ответственность — лишь после того, как данное охра­нительное правоотношение (в результате расследования пре­ступления, разбирательства уголовного дела и вынесения по де­лу обвинительного приговора) полностью „развернулось", кон­кретизировалось».105 Именно в обвинительном приговоре суда лицо, совершившее преступление, порицается от имени государ­ства, дается оценка его деянию и возлагается уголовное наказа­ние. Уголовная ответственность воплощается в обвинительном приговоре суда, однако не оканчивается вместе с вынесением приговора.

Не являясь обязательным элементом ответственности, уго­ловное наказание, как правило, сопутствует применению уго­ловной ответственности. Наказание, как и ответственность, есть реализация санкции уголовно-правовой нормы, т. е. реализа­ция требования государства.

Уголовная ответственность, заключающаяся в осуждении лица за совершение общественно опасного деяния, запрещенного уголовным законом, порицающая преступника и совершенное им деяние, порочит осужденного в глазах общества. Состояние опороченности существует до тех пор, пока не будет снята или погашена судимость. Карающее воздействие уголовной ответст­венности очевидно: сам факт признания виновным в совершении преступления подчас влечет для осужденного даже большие страдания и социальные потери, чем применяемое к нему на­казание. Поэтому уголовная ответственность способна служить достижению тех же целей, которые стоят перед наказанием: ис­правлять и перевоспитывать осужденных, оказывать предупреж­дающее воздействие как на них, так и на других неустойчивых членов общества. Можно полагать, что успехи борьбы с преступ­ностью, дальнейшее развитие социалистического общества и

104 Кудрявцев В. Н.  Право и поведение, с. 137.

1°5 Алексеев С. С. Общая теория социалистического права, вып. 2. Свердловск, 1964, с. 190.

134

 

рост коммунистической сознательности граждан дадут возмож­ность все в большей мере ограничиваться возложением уголов­ной ответственности, не применяя мер уголовного наказания. Уголовная ответственность воздействует не только на осуж­денного. «Клеймя» преступника, она всякий раз утверждает незыблемость социалистического образа жизни и правопорядка, выражающего волю советских людей. Преступление без ответ­ственности — это торжествующее зло, изобличенное и осужден­ное— это зло побежденное. Таким образом, ретроспективная уголовная ответственность есть правовое средство предупреж­дения и разрешения конфликтов между обществом и челове­ком— его членом, средство обеспечения порядка в обществен­ной жизни.