Глава 16. ПРЕСТУПЛЕНИЯ ПРОТИВ ЖИЗНИ И ЗДОРОВЬЯ

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 
51 52 53 

Статья 105. Убийство

1. Убийство, то есть умышленное причинение смерти другому человеку, -

наказывается лишением свободы на срок от шести до пятнадцати лет.

2. Убийство:

а) двух или более лиц;

б) лица или его близких в связи с осуществлением данным лицом служебной деятельности или выполнением общественного долга;

в) лица, заведомо для виновного находящегося в беспомощном состоянии, а равно сопряженное с похищением человека либо захватом заложника;

г) женщины, заведомо для виновного находящейся в состоянии беременности;

д) совершенное с особой жестокостью;

е) совершенное общеопасным способом;

ж) совершенное группой лиц, группой лиц по предварительному сговору или организованной группой;

з) из корыстных побуждений или по найму, а равно сопряженное с разбоем, вымогательством или бандитизмом;

и) из хулиганских побуждений;

к) с целью скрыть другое преступление или облегчить его совершение, а равно сопряженное с изнасилованием или насильственными действиями сексуального характера;

л) по мотиву национальной, расовой, религиозной ненависти или вражды либо кровной мести;

м) в целях использования органов или тканей потерпевшего, -

(в ред. Федерального закона от 08.12.2003 N 162-ФЗ)

н) утратил силу. - Федеральный закон от 08.12.2003 N 162-ФЗ

наказывается лишением свободы на срок от восьми до двадцати лет, либо пожизненным лишением свободы, либо смертной казнью.

(в ред. Федерального закона от 21.07.2004 N 73-ФЗ)

Комментарий к статье 105

1. Объектом убийства (не только в составе комментируемой статьи, но и в преступлениях, предусмотренных ст. 106 - 109 УК) является жизнь человека. При этом наибольшее практическое значение имеет установление начала и конца жизни (именно это позволяет отграничить, с одной стороны, оконченное убийство в любых его умышленных разновидностях от покушения на него, а с другой - от уголовно-наказуемого аборта (ст. 123 УК РФ)).

2. Современная уголовно-правовая доктрина (включая учебники уголовного права, комментарии к Уголовному кодексу) началом жизни чаще всего признает начало физиологических родов. Следует, однако, иметь в виду, что подобное доктринальное толкование этого вопроса противоречит нормативно-правовому его решению, содержащемуся в совместном Приказе Минздрава РФ и Постановлении Государственного комитета РФ по статистике от 4 декабря 1992 г. и в Инструкции об определении критериев живорождения, мертворождения, перинатального периода, утвержденного указанным приказом. В последнем нормативном акте указывается: "Живорождением является полное изгнание или извлечение продукта зачатия из организма матери вне зависимости от продолжительности беременности, причем плод после такого отделения дышит или проявляет другие признаки жизни, такие, как сердцебиение, пульсация пуповины или произвольные движения мускулатуры, независимо от того, перерезана ли пуповина и отделилась ли плацента". Из этого вытекает, что отсутствие у плода после полного его отделения или извлечения из организма роженицы дыхания, других признаков жизни (сердцебиение, пульсация пуповины или произвольные движения мускулатуры) говорит о мертворождении. Таким образом, нормативными основаниями (условиями) признания начала жизни ребенка следует считать, во-первых, его полное, как в результате физиологических родов, так и искусственным путем, допустим кесарева сечения, отделение (кроме пуповины) от организма матери и, во-вторых, наличие (возможно, и в альтернативной форме) следующих признаков: дыхание, сердцебиение, пульсация пуповины либо произвольное движение мускулатуры.

3. Значительные трудности (прежде всего практического плана) связаны и с определением момента окончания жизни или наступления смерти. Особенно остро эта проблема стоит для отграничения убийства от правомерной трансплантации органов у трупа, и уголовно-правовая наука и судебная практика последовательно следуют в этом отношении за развитием медицины. Смерть человека определяется как необратимое прекращение деятельности сердца и нервной электрической активности мозга. Такое понимание смерти получило нормативно-правовое обоснование. Так, в соответствии с Законом Российской Федерации "О трансплантации органов и (или) тканей человека" 1992 г. заключение о смерти дается на основе констатации необратимой гибели всего головного мозга. Приказом Минздрава России N 460 от 20 декабря 2001 г. утверждена Инструкция по констатации смерти человека на основании диагноза смерти мозга (см.: РГ. 2002. 30 янв.), в которой установлены следующие критерии: 1) полное и устойчивое отсутствие сознания (кома); 2) атония всех мышц; 3) отсутствие реакции на сильные болевые раздражения в области трегиминальных точек и любых других рефлексов, замыкающиеся выше шейного отдела спинного мозга; 4) отсутствие реакции зрачков на прямой яркий свет; при этом должно быть известно, что никакие препараты, расширяющие зрачки, не применялись; глазные яблоки неподвижны; 5) отсутствие корнеальных, окулоцефалических, окуловестибулярных, фарингеальных и трахеальных рефлексов (прописанных в Инструкции); 6) отсутствие самостоятельного дыхания. Инструкция предусматривает также дополнительные (подтверждающие) типы к комплексу клинических критериев при установлении диагноза смерти мозга и продолжительность наблюдения. Продолжительность наблюдения для установления клинической смерти мозга определяется в зависимости от характера его поражения от 6 до 24 часов, а при подозрении на интоксикацию - до 72 часов. После установления смерти мозга реанимационные меры могут быть прекращены (указанная Инструкция не распространяется на установление смерти мозга у детей).

4. Объективная сторона любого состава убийства сконструирована по типу материального состава. В связи с этим обязательными признаками объективной стороны убийства являются: 1) деяние (действие или бездействие), 2) преступное последствие (причинение смерти) и 3) причинная связь между деянием (действием или бездействием) и наступлением смерти потерпевшего. Другие признаки объективной стороны (например, способ) являются принадлежностью лишь определенных составов убийства (например, убийства при отягчающих обстоятельствах).

5. Между деянием (действием или бездействием) и смертью потерпевшего должна быть установлена причинная связь. Это означает, что смерть с внутренней закономерностью должна вытекать из действий (бездействия) виновного, то есть быть необходимым, а не случайным их последствием.

Так, Верховный Суд Российской Федерации признал необоснованным осуждение А. и И. за причинение смерти З., который скончался от острого малокровия, вызванного длительным и значительным кровотечением. Последнее возникло в результате избиения потерпевшего А. и И. и причиненного ими З. перелома костей носа с разрывом хряща. Однако смерть З. в конечном счете обусловлена не тяжестью травмы, а тяжким заболеванием крови (гемофилией), которым страдал потерпевший.

6. В соответствии с ч. 2 ст. 20 УК РФ субъектом убийства без отягчающих обстоятельств (ч. 1 ст. 105) и при отягчающих обстоятельствах (ч. 2 ст. 105) является физическое вменяемое лицо, достигшее 14 лет.

7. Субъективная сторона убийства характеризуется как прямым, так и косвенным умыслом. Большинство убийств совершается с прямым умыслом. В этом случае лицо осознает общественную опасность своих действий (бездействия), предвидит возможность или неизбежность наступления смерти потерпевшего и желает их наступления. Допустим, виновный с целью убийства наносит потерпевшему удар ножом в область сердца. В другом случае в этих же целях наносится удар ножом в живот. В обоих случаях налицо прямой умысел. Различие (в рамках прямого умысла) заключается лишь в характере предвидения наступления смерти потерпевшего (в первом случае речь идет о неизбежности наступления преступного результата, во втором - о возможности его наступления).

При косвенном умысле лицо осознает общественную опасность своих действий (бездействия), предвидит возможность (только возможность!) наступления смерти другого человека, не желает ее, но сознательно допускает это последствие или относится к нему безразлично.

8. Состав убийства без отягчающих и без смягчающих обстоятельств (ч. 1 ст. 105) образует умышленное причинение смерти другому человеку при отсутствии как отягчающих обстоятельств, указанных в ч. 2 ст. 105, так и смягчающих обстоятельств, предусмотренных ст. 106 - 108 УК РФ. Наиболее распространенные виды такого убийства - убийство в ссоре или в драке на бытовой почве, убийство из мести или ревности.

9. Основные вопросы квалификации убийства разрешаются в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 27 января 1999 г. "О судебной практике по делам об убийствах (ст. 105 УК РФ)" (см. БВС РФ. 1999. N 3. С. 2 - 6), и последующие разъяснения по вопросу квалификации убийств, предусмотренных комментируемой статьей УК, даются в соответствии с этими рекомендациями.

10. По п. "а" ч. 2 ст. 105 следует квалифицировать убийство двух или более лиц, если действия виновного охватывались единым умыслом и были совершены, как правило, одновременно. Убийство же одного человека и покушение на убийство другого не могут рассматриваться как оконченное преступление - убийство двух лиц. В таких случаях независимо от последовательности преступных действий содеянное необходимо квалифицировать по ч. 1 или ч. 2 ст. 105 и по ч. 3 ст. 30 и п. "а" ч. 2 ст. 105.

"Действия осужденного переквалифицированы с покушения на убийство двух или более лиц на умышленное причинение тяжкого вреда здоровью двум лицам". Областным судом Ч. был осужден по ч. 3 ст. 30, п. "а" ч. 2 ст. 105 УК РФ. Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ приговор изменила и переквалифицировала его действия на п. "б" ч. 3 ст. 111 УК РФ. По мнению коллегии, суд неправильно квалифицировал действия Ч., учитывая не его отношение к содеянному и направленность его умысла, а наступившие последствия - причинение К. и П. тяжкого вреда здоровью, нанесение ранений потерпевшим ножом в течение незначительного промежутка времени. Как на предварительном следствии, так и в судебном заседании Ч. показал, что он никого не хотел убивать. Таких намерений Ч. не высказывал во время конфликта с потерпевшими. Согласно материалам дела, ни один потерпевший после полученных ранений не падал. Из показаний потерпевшего К. следует, что, получив два удара ножом, он смог оттолкнуть Ч. Таким образом, Ч. ничто не препятствовало (если бы он имел намерения убить потерпевших) довести свой умысел до конца. Однако он не только не предпринял никаких действий, но, напротив, убежал с места происшествия. Поскольку по делу установлено, что Ч. действовал не с прямым, а с косвенным умыслом, он должен нести ответственность не за те последствия, которые могли наступить, а за те, которые реально наступили, т.е. за умышленное причинение тяжкого вреда здоровью К. и П. (БВС РФ. 2004. N 3. С. 11 - 12).

11. Пункт "б" ч. 2 ст. 105 УК РФ квалифицирует убийство лица или его близких, совершенное с целью воспрепятствования правомерному осуществлению данным лицом своей служебной деятельности или выполнению общественного долга либо по мотивам мести за такую деятельность. При этом под осуществлением служебной деятельности понимаются действия лица, входящие в круг его обязанностей, вытекающих из трудового договора (контракта) с государственными, муниципальными, частными и иными зарегистрированными в установленном порядке предприятиями и организациями независимо от формы собственности, с предпринимателями, деятельность которых не противоречит действующему законодательству. Под выполнением общественного долга понимается осуществление гражданином как специально возложенных на него обязанностей в интересах общества или законных интересов отдельных лиц, так и совершение других общественно полезных действий (например, пресечение правонарушений, сообщение органам власти о совершенном или готовящемся преступлении либо о местонахождении лица, разыскиваемого в связи с совершением им правонарушений, дача свидетелем или потерпевшим показаний, изобличающих лицо в совершении преступления). К близким потерпевшему лицам, помимо близких родственников, могут быть отнесены и иные лица, состоящие с ним в родстве или свойстве (родственники супруга), а также лица, жизнь, здоровье и благополучие которых заведомо для виновного дороги потерпевшему в силу сложившихся обстоятельств.

12. Под убийством лица, заведомо для виновного находящегося в беспомощном состоянии, понимается умышленное причинение смерти потерпевшему, неспособному в силу физического или психического состояния защитить себя, оказать активное сопротивление, когда последний, совершая убийство, сознает это обстоятельство. К лицам, находящимся в беспомощном состоянии, могут быть отнесены, в частности, тяжелобольные и престарелые, малолетние дети, лица, страдающие психическими расстройствами, лишающими их способности правильно воспринимать происходящее.

Определенные трудности на практике вызывают случаи квалификации убийства потерпевших, находящихся в состоянии сильного алкогольного опьянения и сна. В уголовно-правовой литературе распространена точка зрения, выражающаяся в том, что такие случаи необходимо квалифицировать как убийство лица, заведомо для виновного находящегося в беспомощном состоянии. Судебная практика также чаще всего склонялась к такому варианту квалификации. Однако, на наш взгляд, правильное толкование понятия "беспомощное состояние" потерпевшего дано Верховным Судом Российской Федерации.

Б. был признан виновным в умышленном убийстве Т. и покушении на убийство Ю., заведомо для него находившихся в беспомощном состоянии, и осужден за преступления, предусмотренные п. "в" ч. 2 ст. 105 УК РФ и ч. 3 ст. 30, п.п. "а", "в" ч. 2 ст. 105 УК РФ. Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ приговор изменила, указав, что правовая оценка преступным действиям Б. дана неправильно. Квалифицируя его действия, связанные с умышленным убийством Т. и покушением на убийство Ю., как совершенные в отношении лиц, заведомо для него находящихся в беспомощном состоянии, суд сослался на то, что потерпевшие в момент нападения спали, будучи в опьянении сильной степени. Нахождение потерпевшего в состоянии алкогольного опьянения не может свидетельствовать о его беспомощном состоянии и служить основанием для квалификации действий виновного по п. "в" ч. 2 ст. 105 УК РФ (см. БВС РФ. 2001. N 5. С. 12).

По смыслу закона, к лицам, находящимся в беспомощном состоянии, могут быть отнесены, в частности, тяжелобольные, престарелые, малолетние дети, лица, страдающие психическими расстройствами, лишающими их способности правильно воспринимать происходящее. В данном случае потерпевшие Ю. и Т. к таким лицам не относились. Сам же факт сильного алкогольного опьянения и сна потерпевших не может рассматриваться в отношении Б. как заведомо беспомощное состояние. В связи с этим его действия в части квалификации по п. "в" ч. 2 ст. 105 УК РФ переквалифицированы на ч. 1 ст. 105 УК РФ (в части же осуждения Б. по ч. 3 ст. 30, п. "а" ч. 2 ст. 105 УК РФ приговор оставлен без изменения) (БВС РФ. 2000. N 8. С. 19).

13. При квалификации действий виновного по п. "в" ч. 2 ст. 105 по признаку "убийство, сопряженное с похищением человека либо захватом заложника", следует иметь в виду, что по смыслу закона ответственность по данному пункту ч. 2 ст. 105 наступает не только за умышленное причинение смерти самому похищенному или заложнику, но и за убийство других лиц, совершенное виновным в связи с похищением человека либо захватом заложников. Содеянное должно квалифицироваться по совокупности с преступлениями, предусмотренными ст. 126 или 206 УК РФ.

14. Повышенная опасность убийства женщины, заведомо для виновного находящейся в состоянии беременности (п. "г"), объясняется в этом случае тем, что при этом жизни лишается не только женщина, но и плод - будущий ребенок. "Заведомо" в этом смысле означает обязательную осведомленность виновного о беременности потерпевшей. Срок беременности не влияет на квалификацию содеянного. Определенные трудности в квалификации возникают на практике в случаях, когда виновный в убийстве ошибочно (например, вследствие обмана со стороны потерпевшей, считал, что женщина была беременна).

КонсультантПлюс: примечание.

"Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации" (под ред. Ю.И. Скуратова, В.М. Лебедева) включен в информационный банк согласно публикации - М.: Издательская группа ИНФРА-М-НОРМА, 2000 (издание третье, измененное и дополненное).

В уголовно-правовой литературе на этот счет высказываются различные мнения. Такие случаи предлагается, например, квалифицировать как оконченное убийство по п. "г" ч. 2 ст. 105 УК, поскольку потерпевшей причинена смерть (См.: Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации / Отв. ред. В.И. Радченко. М., 2000. С. 216); в судебной практике этот вопрос решается обычно таким же образом. Иная позиция заключается в том, что содеянное надлежит квалифицировать по совокупности двух преступлений - покушения на убийство женщины, заведомо для виновного находящейся в состоянии беременности, и оконченного простого или квалифицированного другим отягчающим обстоятельством убийства (ч. 3 ст. 30, п. "г" ч. 2 ст. 105 и ч. 1 ст. 105 либо ч. 2 ст. 105 с другим пунктом), т.е. в данном случае усматривается идеальная совокупность указанных преступлений (См.: Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации / Под общей ред. Ю.И. Скуратова и В.М. Лебедева. М., 1996. С. 228). Думается, однако, что правы те, кто считает, что в силу того, что фактически (объективно) убийство женщины, находящейся в состоянии беременности, не совершено, такие случаи необходимо квалифицировать как покушение на убийство при отягчающих обстоятельствах, т.е. по ч. 3 ст. 30 и п. "г" ч. 2 ст. 105 УК (См.: Российское уголовное право. Особенная часть. Учебник / Под ред. М.П. Журавлева и С.И. Никулина. М., 1998. С. 29). В этом случае речь идет об уголовно-правовой оценке фактической ошибки, состоящей в предположении наличия обстоятельств, квалифицирующих преступление.

Данный вид ошибки обычно есть частный случай разновидности фактической ошибки (в обстоятельствах, относящихся к объекту и предмету преступного посягательства и к личности потерпевшего, а также относительно общественно опасных последствий места, времени, обстановки, способа, орудий и средств совершения преступления, имеющих квалифицирующее значение). Квалифицировать содеянное в таких случаях нужно по общему правилу о фактической ошибке - по направленности умысла как покушение на преступление при отягчающих обстоятельствах. Такие случаи нельзя квалифицировать как оконченное убийство при отягчающих обстоятельствах ввиду того, что последствия данного его вида (п. "г" ч. 2 ст. 105 УК) предусматривают не просто смерть потерпевшей, а смерть потерпевшей, находящейся в состоянии беременности. И если в действительности такое последствие отсутствует, то содеянное не может квалифицироваться как оконченное преступление (нужно всегда иметь в виду, что это не просто убийство, а убийство при конкретном отягчающем обстоятельстве, в действительности, как это выясняется, отсутствующем). Содеянное нельзя квалифицировать и в совокупности с оконченным убийством без отягчающих обстоятельств - по причине несходства его с субъективной стороной содеянного. У виновного не было умысла на убийство женщины не беременной, а был определенный умысел на убийство женщины в состоянии беременности. По направленности умысла и с учетом ненаступления задуманного последствия такое убийство следует квалифицировать как покушение на убийство при отягчающих обстоятельствах.

15. При квалификации убийства, совершенного с особой жестокостью (п. "д") следует исходить из того, что понятие особой жестокости связывается как со способом убийства, так и с другими обстоятельствами, свидетельствующими о проявлении виновным особой жестокости. При этом необходимо устанавливать, что особая жестокость убийства охватывалась умыслом виновного. Признак особой жестокости налицо, в частности, в случаях, когда перед лишением жизни или в процессе совершения убийства к потерпевшему применялись пытки, истязание или совершалось глумление над жертвой либо когда убийство совершено способом, который заведомо для виновного связан с причинением потерпевшему особых страданий (нанесение большого количества телесных повреждений, использование мучительно действующего яда, сожжение заживо, длительное лишение пищи, воды и т.д.). Судебная практика последовательно придерживается правила, что особая жестокость может выражаться в совершении убийства в присутствии близких потерпевшему лиц, когда виновный сознавал, что своими действиями причиняет им особые страдания. При этом круг близких потерпевшему лиц не ограничивается перечнем близких родственников.

В связи с этим, например, кассационная инстанция справедливо не согласилась с доводами осужденного К., ссылавшегося в жалобе на то, что Б-а, на глазах которой он убил Д., не являлась супругой последнего. Как видно из приговора, квалифицируя действия К. как убийство, совершенное с особой жестокостью, суд исходил из того, что К. убил потерпевшего в присутствии близкого для него лица - Б-ой, с которой тот совместно проживал более двух лет и намеревался заключить брак, фактически создав с ней семью. При этом Б-ой были причинены особые душевные страдания, вызванные лишением жизни у нее на глазах близкого человека, что сознавал К., зная о характере взаимоотношений и совместном проживании Б-ой и Д., проявив тем самым особую жестокость (БВС РФ. 1999. N 10. С. 7).

Распространенной ошибкой в судебной практике является квалификация убийства как совершенного с особой жестокостью на основании лишь того, что потерпевшему при убийстве были причинены множественные ранения.

Так, судебная коллегия Верховного Суда Российской Федерации справедливо не согласилась с доводами жалобы потерпевшего о том, что убийство С. было совершено с особой жестокостью, поскольку само по себе нанесение множества телесных повреждений не является основанием для квалификации действий виновного по п. "д" ч. 2 ст. 105 УК РФ. Необходимо установить, что виновный, нанося множество телесных повреждений потерпевшему, сознавал, что причиняет ему особые мучения и страдания. Таких данных в отношении убитого суд не установил. Кроме того, как видно из заключения судебно-медицинской экспертизы, С. были причинены только два ножевых ранения в область шеи, которые привели к смерти потерпевшего. Остальные телесные повреждения (царапины на груди и кровоподтеки на руках и голове) экспертом отнесены к легким телесным повреждениям, не причинившим вред здоровью потерпевшего, и при отсутствии обстоятельств для вывода об истязании потерпевшего не свидетельствуют о наличии в действиях осужденного особой жестокости (БВС РФ. 1999. N 10. С. 7).

Встречаются случаи, когда, совершив убийство, преступник глумится над трупом потерпевшего: выкалывает глаза, отрезает уши, половые органы и т.п. В связи с этим в судебной практике возникает вопрос, можно ли действия осужденного, глумящегося над трупом, расценить как обстоятельство, свидетельствующее о проявлении виновным особой жестокости, и, соответственно, квалифицировать совершенное им преступление как убийство с особой жестокостью.

П. был признан виновным в убийстве И., совершенном с особой жестокостью при следующих обстоятельствах. П. и И. в квартире последнего распивали спиртные напитки. Между ними возникла ссора, в процессе которой П. имевшимся у него ножом убил И. После этого он позвал сожительницу И. и в ее присутствии отрубил убитому голову и стал пинать ее ногами. Однако Пленум Верховного Суда РФ в своем Постановлении от 27 января 1999 г. справедливо, на наш взгляд, посчитал, что глумление над трупом само по себе не может расцениваться в качестве обстоятельства, свидетельствующего о совершении убийства с особой жестокостью. Содеянное в таких случаях, если не имеется других данных о проявлении виновным особой жестокости перед лишением потерпевшего жизни в процессе совершения убийства, следует квалифицировать по соответствующей части ст. 105 и по ст. 244 УК РФ, предусматривающей ответственность за надругательство над телами умерших. Уничтожение или расчленение трупа с целью сокрытия преступления также не может быть основанием для квалификации убийства, как совершенного с особой жестокостью. (БВС РФ. 1999. N 6. С. 22).

16. Под общеопасным способом убийства следует понимать такой способ умышленного причинения смерти, который заведомо для виновного представляет опасность для жизни не только потерпевшего, но и хотя бы еще одного лица (например, путем взрыва, поджога, выстрелов в местах скопления людей, отравления воды и пищи, которыми помимо потерпевшего пользуются другие люди).

Так, суд первой инстанции квалифицировал действия П. как покушение на убийство из хулиганских побуждений и убийство, совершенное из хулиганских побуждений и способом, опасным для жизни многих людей. П., действуя из хулиганских побуждений, с целью убийства приставил к шее военнослужащего З., рядом с которым находились другие военнослужащие, заряженную винтовку и нажал на спусковой крючок. Потерпевший успел уклониться, но стоявший сзади него А. был убит. В своем протесте прокурор ставил вопрос о квалификации действий осужденного в части убийства А. как об убийстве без отягчающих обстоятельств. Верховный Суд Российской Федерации не нашел оснований к изменению приговора и указал, что, производя выстрел из винтовки в З., стоявшего в группе других военнослужащих, П. сознавал, что избранный им способ убийства опасен для жизни многих людей (БВС РФ. 1999. N 10. С. 7).

Если в результате применения виновным общеопасного способа убийства наступила смерть не только определенного лица, но и других лиц, содеянное надлежит квалифицировать помимо п. "е" ч. 2 ст. 105 по п. "а" ч. 2 этой статьи (как убийство двух или более лиц), а в случае причинения другим лицам вреда здоровью - по п. "е" ч. 2 и по статьям УК, предусматривающим ответственность за умышленное причинение вреда здоровью. В тех случаях, когда убийство путем взрыва, поджога или иным общеопасным способом сопряжено с уничтожением или повреждением имущества либо с уничтожением или повреждением лесов, а равно насаждений, не входящих в лесной фонд, содеянное наряду с п. "е" ч. 2 ст. 105 УК РФ следует квалифицировать также по ч. 2 ст. 167 или ч. 2 ст. 261 УК РФ.

17. При квалификации убийства, совершенного группой лиц, группой лиц по предварительному сговору или организованной группой (п. "ж" ст. 105), необходимо учитывать определение понятия преступления, совершенного группой лиц, группой лиц по предварительному сговору и организованной группой, содержащееся в ст. 35 УК РФ.

18. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 27 января 1999 г. признает совершенным группой лиц убийство, если два или более лица, действуя совместно, с умыслом, направленным на совершение убийства, непосредственно участвовали в процессе лишения жизни потерпевшего, применяя к нему насилие. При этом не обязательно, чтобы повреждения, повлекшие смерть, были причинены каждым из них (например, один подавлял сопротивление потерпевшего, лишал его возможности защищаться, а другой причинил ему смертельные повреждения).

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации квалифицировала по п. "ж" ч. 2 ст. 105 следующие действия В-на. Последний (по указанию В-ва) с целью лишения потерпевшего возможности к сопротивлению и облегчению ее убийства сел на нее и, заломив ей руки за спину, стал ее удерживать. В-ов в это время умышленно, с целью убийства, нанес потерпевшей по голове один удар топором и удар ножом в шею. В результате полученных телесных повреждений потерпевшая скончалась на месте. Таким образом, суд установил, что В-н, хотя и не наносил потерпевшей ранений, от которых наступила ее смерть, тем не менее пресекал ее сопротивление в тот момент, когда В-ов наносил ей удары топором и ножом. Убийство признается совершенным группой лиц, когда два или более лица, действуя совместно, с умыслом, направленным на совершение убийства, непосредственно участвовали в процессе лишения жизни потерпевшего, применяя к нему насилие, причем не обязательно, чтобы повреждения, повлекшие смерть, были причинены каждым из них (БВС РФ. 2003. N 1. С. 20).

Убийство признается совершенным группой лиц и в том случае, когда в процессе совершения одним лицом действий, направленных на умышленное причинение смерти, к нему с той же целью присоединилось другое лицо (другие лица).

19. Предварительный сговор на убийство предполагает выраженную в любой форме договоренность двух или более лиц, состоявшуюся до начала совершения действий, непосредственно направленных на лишение жизни потерпевшего. При этом наряду с соисполнителями преступления другие участники преступной группы могут выступать в роли организаторов, подстрекателей или пособников убийства, и их действия надлежит квалифицировать по соответствующей части ст. 33 и п. "ж" ч. 2 ст. 105.

20. Изучение судебной практики свидетельствует о том, что суды недостаточно четко проводят различие между убийством, совершенным группой лиц, и убийством группой лиц по предварительному сговору.

Так, областным судом Н. и К. были осуждены за убийство К-а, совершенное по предварительному сговору. Такая квалификация обосновывалась тем, что во время ссоры с потерпевшим виновные, действуя согласованно, совместно избивали его руками и ногами, нанося удары по голове. Их совместными действиями потерпевшему были причинены тяжкие телесные повреждения, от которых он на месте преступления скончался. Президиум Верховного Суда РФ не согласился с такой оценкой действий виновных и изменил в этой части приговор и кассационное определение, указав, что вывод о совершении убийства по предварительному сговору был сделан судом лишь исходя из факта совместных согласованных действий виновных при избиении потерпевших и причинении им смерти. Однако этого недостаточно для утверждения того, что между осужденными еще до убийства был предварительный сговор на совершение данного преступления, и, поскольку каких-либо доказательств, подтверждающих наличие у них такого сговора на убийство, в деле не имелось, такой квалифицирующий признак, как убийство по предварительному сговору, был исключен из решений предыдущих судебных инстанций (БВС РФ. 1999. N 6. С. 22 - 23).

В одном из обзоров судебной практики по делам об убийствах сформулированы следующие основания квалификации убийства как совершенного группой лиц по предварительному сговору. Для этого требуется, во-первых, чтобы до начала действий, непосредственно направленных на лишение жизни потерпевшего, между исполнителями состоялась договоренность (выраженная в любой форме) на совершение убийства. Во-вторых, чтобы два или более лица приняли непосредственное участие в лишении жизни потерпевшего. И если убийство совершало одно лицо, а другое выступало в роли организатора, подстрекателя или пособника, содеянное не может квалифицироваться как убийство, совершенное группой лиц по предварительному сговору. В-третьих, необходимо условие, чтобы все исполнители преступления применяли к потерпевшему насилие и совместно действовали с умыслом, направленным на совершение убийства. При этом не обязательно, чтобы повреждения, повлекшие смерть, были причинены каждым из них: например, один подавляет сопротивление потерпевшего, лишает его возможности защищаться, а другой причиняет ему смертельные повреждения (см. БВС РФ. 1999. N 6. С. 23). Приведем два примера из судебной практики.

Суд справедливо квалифицировал как убийство, совершенное группой лиц по предварительному сговору, действия братьев К. - Александра и Алексея. Они находились вместе с П. и З. на речном острове. Между П. и Александром К. возникла ссора, в ходе которой тот ударил П. крюком в лицо и выбил ей зубной протез. Та заявила, что о случившемся она сообщит в милицию. Услышав это, Александр сказал Алексею, что нужно убить обеих женщин, с чем тот согласился. Когда братья К. вместе с женщинами стали переправляться на лодке через реку, Александр К. с целью убийства нанес ножом несколько ударов П., а затем и З., которую в это время удерживал Алексей К., лишая ее возможности сопротивляться. Несмотря на то что смерть потерпевших непосредственно наступила в результате действий Александра К., суд обоснованно признал не только последнего, но и Алексея К. виновными в убийстве З. и правильно квалифицировал его действия по п. "ж" ч. 2 ст. 105 УК РФ как убийство, совершенное по предварительному сговору (БВС РФ. 1999. N 6. С. 23).

Окружным военным судом С. и П. признаны виновными в подстрекательстве к убийству по найму группой лиц по предварительному сговору, а первый из них - в пособничестве этому преступлению и осуждены: С. - по ч. 4, 5 ст. 33, п. "ж", "з" ч. 2 ст. 105 УК РФ, П. - по ч. 5 ст. 33, п. "ж", "з" ч. 2 ст. 105 УК РФ. Военная коллегия Верховного Суда РФ, рассмотрев дело в кассационном порядке, приговор в отношении С. и П. изменила: в части их осуждения исключила квалифицирующий признак подстрекательства и пособничества в убийстве группой лиц по предварительному сговору (п. "ж" ч. 2 ст. 105 УК РФ), указав следующее.

Как установил суд первой инстанции, предприниматель А., желая избавиться от своего компаньона Б., обратился к С. с просьбой найти лицо, которое за вознаграждение убило бы Б., и передал ему для этого 6 тыс. долл. США. С. путем уговоров склонил своего знакомого Г. непосредственно совершить убийство за вознаграждение в сумме 3 тыс. долл. США, передал ему фотографию потерпевшего и сообщил необходимые данные. Г. привлек к совершению преступления своего знакомого М., пообещав при этом простить тому долг в 1 тыс. долл. США, и они вместе убили Б.

Из обстоятельств дела видно, что каждый из осужденных (С. и П.) подстрекал к убийству только одного человека (П. - С., а С. - Г.), и в деле отсутствуют доказательства, что оба они подстрекали, а С., кроме того, способствовал убийству группой лиц по предварительному сговору (БВС РФ. 2004. N 11. С. 16).

21. В соответствии со ст. 35 УК РФ организованная группа - это группа из двух и более лиц, объединенных умыслом на совершение одного или нескольких преступлений (применительно к рассматриваемому составу - убийств). Обычно такая группа тщательно планирует преступление, заранее подготавливает орудия убийства, распределяет роли между участниками группы. В связи с этим при признании убийства совершенным организованной группой действия всех участников независимо от их роли в преступлении (убийстве) следует квалифицировать по п. "ж" ч. 2 ст. 105 УК как соисполнительство, без ссылки на ст. 33.

22. Судебная практика последовательно исходит из того, что как убийство из корыстных побуждений следует квалифицировать убийство, совершенное в целях получения материальной выгоды для виновного или других лиц (денег, имущества или прав на его получение, прав на жилплощадь и т.п.) или избавления от материальных затрат (возврата имущества, долга, оплаты услуг, выполнения имущественных обязательств, уплаты алиментов и т.п.). Так, суд правильно квалифицировал как покушение на убийство из корыстных побуждений действия Б-ой, которая с целью уклонения от уплаты Бал-ой крупного долга пыталась убить потерпевшую путем нанесения ей ударов по голове кухонным топориком, но по не зависящим от нее обстоятельствам не смогла довести преступление до конца.

Вместе с тем, как показывает изучение судебной практики, иногда суды ошибочно квалифицируют как совершенное из корыстных побуждений убийство, когда умысел на завладение имуществом потерпевшего возникает и реализуется после совершения убийства.

С. был осужден по п. "в" ч. 4 ст. 162 и п. "з" ч. 2 ст. 105 УК РФ за совершение разбойного нападения и убийство из корыстных побуждений, сопряженное с разбоем. С. пришел переночевать в дом к своей родственнице-тете. Она его не пустила, и между ними возникла ссора, в результате которой С. избил потерпевшую, причинив черепно-мозговую травму, от чего наступила ее смерть. Положив труп на кровать, он снял с убитой золотые изделия. Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации, рассмотрев дело в кассационном порядке, указала, что при таких обстоятельствах у суда не было оснований для квалификации действий С. как разбойного нападения, сопряженного с убийством из корыстных побуждений, и переквалифицировала его действия на п. "б" ч. 2 ст. 158 (совершение кражи неоднократно: было установлено, что С. совершил еще несколько краж) и ч. 1 ст. 105 УК РФ (БВС РФ. 1999. N 3. С. 18).

23. В соответствии с Постановлением Пленума Верховного Суда РФ от 27 января 1999 г. как убийство по найму надлежит квалифицировать убийство, обусловленное получением исполнителем преступления материального или иного вознаграждения. Лица, организовавшие убийство за вознаграждение, подстрекавшие к его совершению или оказавшие пособничество в совершении такого убийства, несут ответственность по соответствующей части ст. 33 и п. "з" ч. 2 ст. 105. Как сопряженное с разбоем, вымогательством или бандитизмом следует квалифицировать убийство в процессе совершения указанных преступлений. Содеянное в таких случаях квалифицируется по п. "з" ч. 2 ст. 105 в совокупности со статьями Кодекса, предусматривающими ответственность за разбой, вымогательство или бандитизм.

24. В соответствии с Постановлением Пленума Верховного Суда РФ от 27 января 1999 г. по п. "и" ч. 2 ст. 105, т.е. как убийство из хулиганских побуждений, следует квалифицировать убийство, совершенное на почве явного неуважения к обществу и общественным нормам морали, когда поведение виновного является открытым вызовом общественному порядку и обусловлено желанием противопоставить себя окружающим, продемонстрировать пренебрежительное к ним отношение (например, умышленное причинение смерти без видимого повода или с использованием незначительного повода как предлога для убийства).

Для определения хулиганских побуждений необходимо обратиться к ч. 1 ст. 213 УК РФ, предусматривающей ответственность за хулиганство. Однако диспозиция ч. 1 ст. 213 лишь в самых общих чертах определяет хулиганство как "грубое нарушение общественного порядка, выражающее явное неуважение к обществу, совершенное с применением оружия или предметов, используемых в качестве оружия". Как видно, ст. 213 специально не упоминает о мотивах этого преступления, а лишь обрисовывает объективную сторону. Тем не менее и формулировка объективной стороны хулиганства, содержащаяся в ст. 213, все же определенным образом раскрывает и содержание интеллектуального элемента субъективной стороны этого преступления, а именно сознание виновного, что его действия грубо нарушают общественный порядок и выражают явное неуважение к обществу. Термин "хулиганские побуждения" изначально и приобрел свое содержание применительно к субъективной стороне хулиганства. Поэтому, исходя из толкования диспозиции ст. 213, можно сделать вывод, что хулиганскими мотивами являются побуждения, в основе которых лежит стремление грубо нарушить общественный порядок, выразить свое неуважение к обществу. Разумеется, это слишком общее определение, которое может быть принято только за отправной момент. Существует необходимость конкретизации содержания хулиганских побуждений.

В качестве проявления хулиганских побуждений могут быть грубое озорство, носящее опасный характер, пьяная "удаль", стремление в самой грубой форме показать свое "могущество и силу", желание поиздеваться над окружающими, обратить на себя внимание циничным поведением. Виновный в убийстве из хулиганских побуждений посягает на жизнь другого лица не в связи с личными отношениями с потерпевшим, а в силу стремления проявить неуважение к общественному порядку и правилам поведения, общепринятым в отношениях между людьми.

На первый взгляд, вследствие отсутствия повода к убийству или его малозначительности, поражает очевидная бессмысленность действий виновного, направленных на лишение жизни другого лица из хулиганских побуждений, отчего последние кажутся даже безмотивными и беспричинными. Однако при более пристальном рассмотрении безмотивность подобного рода убийств предстает лишь кажущейся. Повод, являясь внешней причиной преступления, тесно связан с внутренними побуждениями преступника. Более того, определенному мотиву соответствует свой, только ему присущий повод. Так, для бытовых мотивов (ревность, месть) в качестве повода характерно поведение потерпевшего, затрагивающее, по мнению виновного (но не обязательно в действительности), его личные интересы (оскорбление виновного, супружеская неверность или подозрение в ней, насилие над личностью и т.д.). Для хулиганского же мотива с его ярко выраженной антисоциальной направленностью, неуважением к обществу и этическим нормам не требуется какого-то определенного повода, чтобы совершить убийство. Личные стремления и интересы лица, совершающего убийство из хулиганских побуждений, приобретают форму разнузданного эгоизма, крайнего индивидуализма и полного пренебрежения к другим. Убийца-хулиган открыто противопоставляет себя всему и всем. "Я вам покажу, вы узнаете, каков я!" - мысленно произносит он, решаясь на преступление.

Виновный в совершении убийства из хулиганских побуждений направляет свои действия не столько против отдельной личности, сколько против общественного порядка.

Так, А. напился пьяным, взял охотничье ружье и стал бродить по улицам села. Первый выстрел он сделал в воздух около своего дома. Вторым пристрелил собаку. Затем дважды выстрелил около дома своего односельчанина, перепугав членов его семьи. Пройдя еще немного, А. увидел идущую впереди К., с которой не был даже знаком, и выстрелил в нее, причинив ей смерть. Суд правильно квалифицировал действия А. как убийство из хулиганских побуждений. Виновному было безразлично, кто мог оказаться в положении потерпевшего. Ему нужен был лишь объект для внешнего выражения присущего ему стремления продемонстрировать свою пьяную "силу" и пренебрежение к обществу. Именно в этой безотносительности к определенному лицу и, наоборот, в яркой направленности против общественных норм поведения и взаимоотношений между людьми и заключается специфика хулиганского мотива убийства.

Это основное содержание хулиганских побуждений сохраняется и тогда, когда повод к совершению убийства имеется, но является крайне малозначительным. Приведем пример.

З. и А. целый день пьянствовали, а вечером, купив еще водки, подошли к реке. На берегу они встретили перевозчика - престарелого М. и пригласили его выпить с ними. Тот отказался, и З. и А. бросили его в воду. М. смог выйти из воды на берег, но они бросили его в воду вторично. При новой попытке потерпевшего встать и выйти из воды З. толкнул его. Старик, потеряв силы, утонул. З. был осужден за убийство из хулиганских побуждений, так как совершил убийство за отказ потерпевшего принять участие в организованной им и его собутыльником пьянке. З. (как и А.) выражал тем самым свой взгляд на взаимоотношения между людьми, грубое пренебрежение нормами морали и правилами общежития. Потерпевший и здесь выступает в качестве случайной жертвы, личность которой безразлична преступникам. (Архив Верховного суда ТАССР. 1961 г.)

Наличие хулиганского мотива не исключено и в убийствах, где потерпевшими выступают родственники, знакомые и другие близкие потерпевшему люди. В этих случаях убийство хотя и осложняется личными моментами, но обусловливается опять-таки не взаимоотношениями между виновным и потерпевшим, а исключительно стремлением виновного противопоставить себя обществу. Потерпевшими и здесь могут оказаться любые граждане, поскольку в данном случае семейные и другие личные отношения являются только предлогом для выражения виновным пренебрежения к обществу и нравственным нормам поведения. Характерным в этом отношении является дело Х., осужденного судом за покушение на убийство двух или более лиц из хулиганских побуждений.

Х. вместе со своей женой Х-ой принимал участие в выпивке, устроенной рабочими сейсмопартии. Во время пьянки Х. сказал жене, что ему понравился рабочий Р. и предложил ей вступить с ним в половое сношение. Получив отказ, Х. стал наносить жене удары, снял с нее одежду, начал душить, а затем с целью убийства нанес ей несколько ударов в жизненно важные органы. Видя, что Х-а не желает выполнять требования своего мужа, Р. предложил ему оставить жену в покое, а когда заметил, что Х. его не слушает, стал заступаться за потерпевшую, оттащив ее от мужа. В ответ на это Х. набросился на Р. и нанес ему пять ножевых ранений в грудь и руку, причинив тяжкий вред здоровью.

В данном случае суд правильно расценил покушение на убийство двух лиц как совершенное из хулиганских побуждений. Поводом к убийству Х-ой явился ее отказ выполнить циничное предложение мужа. В попытке убить жену Х. выразил свои на редкость безнравственные взгляды, вступающие в глубокое противоречие с этическими нормами, из тех же хулиганских побуждений было совершено им и покушение на жизнь Р. Последний моментально из "друга" превратился во врага только потому, что стал помехой в стремлении совершить безнравственный поступок. И здесь покушение на убийство не было вызвано личными отношениями виновного и потерпевшего, а явилось предлогом для выражения вовне хулиганских представлений виновного о нормах поведения в обществе и семье. (Архив Верховного Суда РСФСР. 1966 г.)

Из специфики содержания хулиганского мотива надо исходить и при решении одного из трудных вопросов квалификации убийств - отграничения убийства из хулиганских побуждений от убийства в ссоре либо драке, совершенного на почве личных неприязненных отношений. Пленум Верховного Суда РФ в своем Постановлении от 27 января 1999 г. указал, что в этих случаях необходимо выяснить, кто явился инициатором предшествовавшей убийству ссоры или драки, не был ли конфликт спровоцирован виновным для использования его в качестве повода к убийству. И если зачинщиком ссоры или драки явился потерпевший, а равно в случае, когда поводом к конфликту послужило его противоправное поведение или предшествовавшая преступлению обоюдная ссора, виновный не может нести ответственность за убийство из хулиганских побуждений.

Областным судом К. был осужден за особо злостное хулиганство и убийство М. из хулиганских побуждений. Из материалов же дела вытекает, что К. и М. в доме последнего длительное время распивали спиртные напитки. Затем между ними возникла ссора, перешедшая в драку, в результате которой К. и совершил убийство М. Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации указала, что при таких данных в действиях К. отсутствовали хулиганские побуждения и они (в этой части) должны квалифицироваться как убийство без отягчающих обстоятельств (БВС РФ. 1999. N 11. С. 19).

Если виновный помимо убийства из хулиганских побуждений совершил иные умышленные действия, грубо нарушившие общественный порядок, выражавшие явное неуважение к обществу и сопровождавшиеся применением насилия к гражданам либо угрозой его применения, а равно уничтожением или повреждением чужого имущества, содеянное им следует квалифицировать по п. "и" ч. 2 ст. 105 и соответствующей части ст. 213 УК РФ.

25. При квалификации убийства с целью скрыть другие преступления или облегчить его совершение, а равно как сопряженного с изнасилованием или насильственными действиями сексуального характера (п. "к" ст. 105) необходимо учитывать, что уголовный закон имеет в виду именно цель преступления, а не только его результат. В связи с этим для оконченного состава данного вида квалифицированного убийства вовсе не требуется, чтобы поставленная цель была достигнута.

26. Под изнасилованием понимается насильственное половое сношение, предусмотренное ст. 131 УК РФ, а под насильственными действиями сексуального действия - действия, предусмотренные ст. 132. При этом убийство совершается или в процессе совершения указанных половых преступлений (например, с целью преодоления сопротивления потерпевшей или по мотиву мести за оказание сопротивления), или с целью сокрытия совершенного преступления. В этих случаях в соответствии с Постановлением Пленума Верховного Суда РФ от 27 января 1999 г. совершенное убийство квалифицируется не только по п. "к" ч. 2 ст. 105, но и в зависимости от конкретных обстоятельств дела по совокупности по соответствующим частям ст. 131 или ст. 132.

27. При квалификации убийства по мотиву национальной, расовой, религиозной ненависти или вражды либо кровной мести (п. "л") необходимо иметь в виду, что основания для возникновения кровной мести определяются в разных регионах по-разному, в зависимости от исторических традиций тех или иных народов, преимущественно Кавказа и Средней Азии. Чаще всего кровная месть полагалась (и полагается сейчас) за убийство. Так, один из адатов (памятников обычного права) Западного Дагестана содержал следующее положение: "За убийство умышленное взимается с родственников убийцы пеня в пользу наследников убитого, а сам убийца подвергается кровному мщению со стороны последних" (см.: Памятники обычного права Дагестана. XVII - XIX вв. Архивные материалы / Составление, предисловие и примечание М. Хашаева. М., 1965. С. 7). У некоторых народов Северного Кавказа обычай кровной мести существовал не только за совершенное убийство, но и за другие действия - похищение женщины, прелюбодеяние, оскорбление.

Поскольку содержание побуждений кровной мести и мести ("обычной") за причиненное зло очень близки друг к другу, на практике иногда возникают трудности в разграничении убийства, совершенного на почве кровной мести, и убийства из мести в широком смысле этого слова. Основным критерием для разграничения данных составов убийства является именно мотив преступления. При убийстве на почве кровной мести таким мотивом выступают обычаи, являющиеся пережитками родового быта, согласно которым убийца считает, что он должен мстить кровью за то или иное зло, причиненное лично ему или близкому кругу людей.

Следует иметь в виду, что для квалификации убийства по п. "л" ч. 2 ст. 105 не имеет значения место (территория) совершения такого убийства (последнее может быть совершено и за пределами местности, где кровная месть признается населением).

28. Прогресс медицины сделал возможным пересадку ряда жизненно важных органов и тканей одного человека другому (сердце, почки, селезенка, роговица глаза, костный мозг и др.). Разумеется, это является огромным достижением медицинской науки и практики, позволяющей в ряде случаев спасти человека от смерти или, по крайней мере, излечить его от какого-либо тяжкого недуга (например, слепоты) и сделать здоровым. Вместе с тем успехи медицины могут быть использованы и в преступных целях, в том числе для совершения убийств, или с целью пересадки органов и тканей потерпевшего нуждающемуся лицу, или с целью последующей перепродажи их заинтересованным организациям и лицам. В связи с этим российский законодатель предусмотрел в Уголовном кодексе данный вид квалифицированного убийства.

В соответствии с Законом РФ "О трансплантации органов и (или) тканей человека" 1992 г. под органами или тканями человека следует понимать сердце, легкие, почки, печень, костный мозг и другие органы и ткани, перечень которых устанавливается Министерством здравоохранения РФ и Российской академией медицинских наук; органы, их части и ткани, имеющие отношение к воспроизводству человека, включающие в себя репродуктивные ткани (яйцеклетка, сперма, яичники, яички и эмбрионы); кровь и ее компоненты. Закон установил, что органы и ткани человека не могут быть предметом купли-продажи.

По п. "м" ч. 2 ст. 105 УК квалифицируется совершаемое с целью использования органов и тканей потерпевшего убийство как больного, находившегося на лечении в медицинском учреждении, так и лица, попавшего в катастрофу либо любого другого человека, находящегося в состоянии комы или клинической смерти. Субъектом такого убийства может быть не только медик, обладающий специальными познаниями, но и любое лицо, совершающее убийство с указанной целью. Мотивы убийства могут быть также различные: корысть (нажива), стремление спасти жизнь и здоровье близкого человека, карьеристские побуждения (стремление обеспечить медицинский эксперимент) и т.д. В тех случаях, когда при этом будут установлены корыстные побуждения, совершенное убийство квалифицируется еще и по совокупности с п. "з" ч. 2 ст. 105 УК.

Статья 106. Убийство матерью новорожденного ребенка

Убийство матерью новорожденного ребенка во время или сразу же после родов, а равно убийство матерью новорожденного ребенка в условиях психотравмирующей ситуации или в состоянии психического расстройства, не исключающего вменяемости, -

наказывается лишением свободы на срок до пяти лет.

Комментарий к статье 106

1. Как вытекает из содержания ст. 106, она охватывает три разновидности рассматриваемого преступления. Во-первых, убийство матерью новорожденного ребенка во время или сразу же после родов. Во-вторых, такое же убийство в условиях психотравмирующей ситуации. И в-третьих, убийство, совершенное тем же субъектом преступления в состоянии психического расстройства, не исключающего вменяемость.

2. Первая разновидность относится к характеристике субъективной стороны данного преступления, а конкретно к такому ее признаку, как время совершения преступления. В судебной медицине этот признак определяется протяженностью в одни сутки с момента появления ребенка на свет. Это связано с тем, что именно в такой промежуток времени беременность (особенно нежелательная) и физические роды оказывают наиболее неблагоприятное воздействие на психику рожающей женщины (это и болезненные психофизические страдания, и ипохондрические и навязчивые идеи, и импульсивность). Таким образом, в основе данного признака объективной стороны рассматриваемого преступления (время совершения преступления) лежит характеристика специфического психического состояния убийцы.

3. Вторая разновидность рассматриваемого вида убийства относится также к характеристике объективной стороны преступления - обстановке совершения преступления. Оно должно быть совершено в условиях психотравмирующей ситуации. Последняя вызывается разнообразными фактами негативного воздействия на психику матери, решившейся на убийство своего ребенка. Это и отказ отца признать ребенка своим, и его же отказ зарегистрировать брачные отношения, и отказ от оказания помощи в связи с рождением ребенка, и другие обстоятельства такого рода. При оценке мотивов убийства матерью новорожденного ребенка нельзя не учитывать и влияние отрицательного подчас отношения окружающих к женщине, забеременевшей в результате внебрачной связи. В судебной практике период, который связывается с признанием психотравмирующей ситуации как смягчающего обстоятельства, определяется протяженностью в один месяц.

4. Третьей разновидностью рассматриваемого вида детоубийства является убийство матерью новорожденного ребенка в состоянии психического расстройства, не исключающего вменяемости. Обычно это различного рода послеродовые психозы (например, возбуждение, бред, депрессия). Как и в предыдущем случае, временной период таких психических состояний определяется на практике сроком в один месяц. Чаще всего они представляют собой ограниченную вменяемость, когда вменяемое лицо, которое во время совершения преступления в силу психического расстройства не могло в полной мере осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) либо руководить ими (см. комментарий к ст. 22). Такое состояние не освобождает от уголовной ответственности, но, по общему правилу, учитывается судом при назначении наказания и может служить основанием для назначения виновному принудительных мер медицинского характера. В данном же случае состояние психического расстройства, не исключающего вменяемости, явилось для законодателя мотивом выделения рассматриваемого преступления в состав убийства при смягчающих обстоятельствах. Такое состояние (как и иное проявление ограниченной вменяемости) устанавливается органом расследования и судом на основании заключения судебно-психиатрической экспертизы (как и иное доказательство, такое заключение подлежит оценке судом, который может и не согласиться с этим заключением и отвергнуть его).

5. Субъектом данного преступления может быть только мать новорожденного ребенка, достигшая 16-летнего возраста.

6. Субъективная сторона преступления, предусмотренного ст. 106 УК, характеризуется умышленной виной в виде прямого или косвенного умысла.

Статья 107. Убийство, совершенное в состоянии аффекта

1. Убийство, совершенное в состоянии внезапно возникшего сильного душевного волнения (аффекта), вызванного насилием, издевательством или тяжким оскорблением со стороны потерпевшего либо иными противоправными или аморальными действиями (бездействием) потерпевшего, а равно длительной психотравмирующей ситуацией, возникшей в связи с систематическим противоправным или аморальным поведением потерпевшего, -

наказывается ограничением свободы на срок до трех лет или лишением свободы на тот же срок.

2. Убийство двух или более лиц, совершенное в состоянии аффекта, -

наказывается лишением свободы на срок до пяти лет.

Комментарий к статье 107

1. Основанием снижения размера наказания за такое убийство является то, что, во-первых, преступление в этом случае спровоцировано самим потерпевшим, его противоправным или аморальным поведением и, во-вторых, что вызванное поведением потерпевшего сильное душевное волнение (аффект) существенно снижает возможность виновного осознавать свои действия и в особенности руководить ими.

2. Аффектами в психологии называют сильные, быстро возникающие и бурно протекающие кратковременные эмоциональные состояния - аффекты отчаяния, ярости, ужаса и т.д. В состоянии аффекта происходит некоторое снижение способности лица осознавать содеянное им и руководить своими поступками. Однако при этом способность лица контролировать свои действия не утрачивается полностью (оно является вменяемым), а лишь ослабляется, что и служит основанием уголовной ответственности.

3. Особенность объективной стороны данного вида убийства характеризуется тем, что состояние сильного душевного волнения (аффекта) вызвано следующими причинами:

а) насилие со стороны потерпевшего (под насилием понимается как физическое насилие, например побои, причинение вреда здоровью, так и психическое насилие, т.е. исходящая от потерпевшего угроза причинения вреда жизни и здоровью);

б) издевательство или тяжкое оскорбление со стороны потерпевшего. Оскорбление - это в соответствии со ст. 130 УК РФ унижение чести и достоинства другого лица, выраженное в неприличной форме. Степень тяжести такого оскорбления зависит от конкретных обстоятельств дела. Издевательство как повод возникновения аффекта отличается от тяжкого оскорбления тем, что оно лишено неприличной формы и осуществляется в "пристойном виде" (например, насмешки над физическими или психическими недостатками человека), хотя по существу может быть столь же оскорбительным;

в) иные противоправные или аморальные действия (бездействие) потерпевшего (например, противоправные, хотя и уголовно ненаказуемые самоуправство, клевета и т.д.);

г) длительная психотравмирующая ситуация, возникшая в связи с систематическим противоправным или аморальным поведением потерпевшего.

Первые три повода возникновения сильного душевного волнения нередко переплетаются, усиливая провоцирующее для формирования умысла на лишение жизни потерпевшего значение каждого из них.

К. была осуждена за умышленное убийство с особой жестокостью (смерть потерпевшего наступила в результате причинения ему кухонным ножом и вилкой множественных колото-резаных ран лица, шеи, живота, рук и ног). Президиум Верховного Суда РФ переквалифицировал ее действия на ч. 1 ст. 107 УК. К., не имея средств к существованию и возможности найти работу, приехала из провинции в Москву. Вместе со своей подругой с целью занятия проституцией сняла квартиру у Г., который забрал у нее паспорт, в обращении с нею был груб и жесток, подвергал частым побоям, против ее воли принуждал к действиям сексуального характера, постоянно угрожал убить ее, а также ее мать и сестру. Верховный Суд, основываясь на заключении стационарной экспертизы, указал, что в результате агрессивного насилия, побоев, унижений и грубых оскорблений К. оказалась в состоянии эмоционального напряжения, которое в сочетании со свойственными ей личностными особенностями характеризовалось возникновением субъективных переживаний, чувства страха, тревоги, обиды, несправедливости, оскорбленного достоинства, а также физической боли. Острое ощущение страха и безысходности с большим нарастанием напряженности привело К. к нехарактерным для нее агрессивным действиям, понижению способности целостного осмысливания возможных последствий своих действий. Такая оценка поведения потерпевшего, эмоционального состояния виновной, мотивов ее действий и позволила Верховному Суду квалифицировать совершенное преступление как убийство в состоянии аффекта (БВС РФ. 1999. N 5. С. 11).

4. Определенные трудности возникают при квалификации убийства супруга, совершенного другим супругом по причине того, что виновный оказался свидетелем супружеской измены. Дело здесь заключается не только в обстоятельствах супружеской неверности, но и в характере взаимоотношений супругов, главным образом в вытекающем из этих отношений субъективном восприятии факта измены (для одного это тяжкое оскорбление, для другого оскорбление, но не тяжкое, для третьего, например настолько "продвинутого" в современной сексуальной морали, что тот признает групповой половой акт, в том числе и с участием супруга-супруги, это не является ни изменой, ни оскорблением). Именно по данному пути идет современная судебная практика, дифференцируя оценку убийства, вызванного супружеской неверностью, в зависимости от конкретного отношения виновного к этому обстоятельству, в том числе признавая такое убийство совершенным в состоянии аффекта.

Так, Е. был осужден по ч. 1 ст. 105 и ч. 3 ст. 30, п. "а" ч. 2 ст. 105 УК РФ за убийство своей жены и покушение на убийство Г., совершенные при следующих обстоятельствах. Е., придя домой, увидел жену и Г., совершавших половой акт, и решил убить обоих. Он сходил на кухню, взял там нож и, вернувшись в комнату, ударил им в грудь жену, причинив ей смерть, а затем нанес несколько ударов ножом Г., причинив тяжкий вред здоровью. Отвергая доводы Е. о том, что поведение потерпевших сильно взволновало его, что "у него помутился разум и он не помнит своих действий", суд указал, что его действия носили осмысленный и последовательный характер, что исключает состояние аффекта. Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации не согласилась с такой квалификацией действий Е. По ее мнению, в данном случае налицо внезапно возникшее сильное душевное волнение виновного, вызванное аморальным поведением потерпевших (очевидный факт супружеской измены) и вызвавшее убийство и покушение на убийство. Коллегия признала действия Е. совершенными в состоянии аффекта и квалифицировала их по ч. 1 ст. 107, ст. 30. ч. 2 ст. 107 УК РФ (БВС РФ. 2000. N 9. С. 23).

5. Если первые указанные в п. 3 три ситуации (насилие, издевательство или тяжкое оскорбление со стороны потерпевшего, иные его противоправные или аморальные действия или бездействие) чаще всего предполагают совершение определенного (конкретного) действия потерпевшего, явившиеся поводом к убийству последнего, то четвертая зафиксированная в УК ситуация (длительная психотравмирующая) предполагает систематическое противоправное или аморальное поведение потерпевшего. В такой ситуации психическое напряжение у виновного накапливается постоянно, и, когда чаша терпения переполняется, возникает сильное душевное волнение, которое и приводит к совершению убийства. Чаще всего это характерно для убийств, совершаемых на почве систематического противоправного или аморального поведения пьяницы-супруга в семье.

С-а была осуждена судом по п. "в" ч. 2 ст. 105 УК РФ за убийство своего мужа С. В кассационной жалобе осужденная утверждала, что совершила преступление в состоянии аффекта. Она ссылалась на то, что у нее с мужем за время совместной жизни по вине последнего сложились крайне неприязненные отношения. Он систематически пьянствовал и тратил заработную плату на приобретение спиртного, постоянно устраивал в доме скандалы и драки, плохо относился к детям, оскорблял и избивал их, довел до самоубийства сына. Несмотря на это, С-а пыталась сохранить семью, поскольку у нее было семеро детей. Но однажды, узнав от старшей дочери о том, что 10 лет назад муж пытался ее изнасиловать, а пять лет назад изнасиловал младшую дочь, она в состоянии потрясения схватила топор и нанесла мужу, лежавшему на кровати лицом к стене, несколько ударов по шее, причинив ему смерть, после чего попросила детей вызвать милицию.

Суд первой инстанции в обосновании квалификации действий С-ой по п. "в" ч. 2 ст. 105 УК РФ сослался на то, что она знала о неправомерном поведении мужа в отношении детей, поэтому сообщение об изнасиловании младшей дочери, совершенное мужем пять лет назад, с учетом характера их взаимоотношений не могло послужить причиной внезапного возникновения у нее сильного душевного волнения. Однако Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации не согласилась с такой оценкой действий С-ой, указав, что обстоятельства дела дают основание для вывода о том, что систематические противоправные и аморальные поступки потерпевшего обусловили длительную психотравмирующую ситуацию в семье, где постоянно накапливалась психическая напряженность во взаимоотношениях в результате поведения потерпевшего. Последнее известие о совершенном им изнасиловании младшей дочери переполнило чашу терпения С-ой и внезапно вызвало у нее сильное душевное волнение. Коллегия переквалифицировала действия С-ой на ч. 1 ст. 107 УК РФ (БВС РФ. 1999. N 6. С. 14 - 15).

6. Для того чтобы признать убийство совершенным в состоянии аффекта, необходимо установить, что душевное волнение было внезапным и сильным. Внезапность аффекта свидетельствует о том, что указанные в уголовном законе поводы к убийству (различные варианты противоправного или аморального поведения потерпевшего) явились причиной формирования умысла виновного на совершение убийства. Умысел этот является не заранее обдуманным, так как он возникает внезапно и сразу же реализуется. Напротив, определенный промежуток между указанными поводами к убийству и формированием и реализацией умысла свидетельствует о том, что за этот период времени виновный мог взвесить и оценить свою будущую реакцию на поведение потерпевшего и что в данном случае нет основания считать, что способность его сознания и воли была снижена. Характерен следующий случай из судебной практики.

М. был осужден за убийство при отягчающих обстоятельствах. После того как К. и К-ов во время ссоры нанесли ему побои, М. пошел к дому Д., находившемуся в 140 метрах он места ссоры, взял кол, догнал К. и К-ова и этим колом нанес потерпевшим удары в жизненно важные части тела, от которых К. на месте скончался. Адвокат, не отрицая вины М., указал, что убийство было совершено в состоянии сильного душевного волнения, и просил переквалифицировать действия М. Вышестоящая судебная инстанция не согласилась с этим. В своем определении по данному делу она сослалась на показания М., что после ссоры он "пошел к дому Д., взял кол и стал догонять К. и К-ова. Кол нес под мышкой, так как кисти рук замерзли". С учетом этого следует сделать вывод, что убийство было совершено не немедленно в ответ на насилие и оскорбления, а после истечения определенного времени, когда состояние аффекта уже прошло, и нет оснований для применения статьи Уголовного кодекса об ответственности за убийство в состоянии аффекта (см.: Загородников Н.И. Преступления против жизни по советскому уголовному праву. М., 1961. С. 188).

7. Субъектом является лицо, достигшее 16-летнего возраста.

8. Субъективная сторона характеризуется прямым или косвенным умыслом и, как отмечалось, особым эмоциональным состоянием субъекта - состоянием внезапно возникшего сильного душевного волнения (аффект).

Статья 108. Убийство, совершенное при превышении пределов необходимой обороны либо при превышении мер, необходимых для задержания лица, совершившего преступление

1. Убийство, совершенное при превышении пределов необходимой обороны, -

наказывается ограничением свободы на срок до двух лет или лишением свободы на тот же срок.

2. Убийство, совершенное при превышении мер, необходимых для задержания лица, совершившего преступление, -

наказывается ограничением свободы на срок до трех лет или лишением свободы на тот же срок.

Комментарий к статье 108

1. Для определения состава преступления, предусмотренного ч. 1 комментируемой статьи, следует обращаться к ст. 37 УК РФ о необходимой обороне как обстоятельстве, исключающем преступность деяния, и в особенности к ч. 2 этой статьи, раскрывающей понятие превышения необходимой обороны (см. комментарий к ст. 37).

2. В ч. 2 ст. 37 УК превышением пределов необходимой обороны признаются умышленные действия, явно не соответствующие характеру и степени общественной опасности посягательства. Исходя из этого, в теории уголовного права и судебной практике под явным указанным несоответствием понимается чрезмерное несоответствие средств защиты характеру и опасности посягательства. Не явное, т.е. не чрезмерное, несоответствие не образует превышения необходимой обороны, так как, делая оговорку насчет явности несоответствия, уголовный закон тем самым разрешает при необходимой обороне причинять вред и больший, чем тот, который угрожает защищаемому правоохраняемому интересу.

Существует три основных разновидности явного (чрезмерного) несоответствия действий, совершенных в состоянии необходимой обороны, характеру и степени общественной опасности посягательства. Во-первых, это явное несоответствие важности защищаемого интереса (объекта) и того, чему причиняется вред. Во-вторых, явное несоответствие характеру и степени общественной опасности посягательства избранных лицом средств защиты. И в-третьих, несоответствие, выражающееся в запоздалой необходимой обороне.

В первом случае для признания наличия превышения необходимой обороны требуется установление не просто неравноценности защищаемого объекта (интереса) и объекта (интереса), которому причиняется вред при необходимой обороне, а опять-таки неравноценности явной, т.е. чрезмерной. Так, при защите от разбойного нападения или от изнасилования обороняющийся вправе причинить не только тяжкий вред здоровью посягающего, но даже смерть. Очевидно, что объекты указанных преступлений являются менее важными, чем жизнь, т.е. между защищаемым интересом и тем, которому причиняется вред, в этих случаях имеется определенное несоответствие. Однако между ними нет явного (чрезмерного) несоответствия, в связи с чем в таких случаях не может идти речь о превышении пределов необходимой обороны. Напротив, причинение, допустим, тяжкого вреда здоровью или смерти карманному вору хотя бы и в момент кражи будет означать явное (чрезмерное) несоответствие защищаемого объекта (собственность) и объекта, которому причиняется вред при защите (жизнь или здоровье). Поэтому причинение смерти вору при защите от карманной кражи образует состав преступления, предусмотренный ч. 1 ст. 108 УК.

При установлении второй разновидности превышения пределов необходимой обороны (явное несоответствие избранных защищающимся лицом средств защиты характеру и общественной опасности посягательства) также нельзя исходить лишь из установления между ними обычного (простого) несоответствия. Решая этот вопрос, суды должны учитывать не только соответствие или несоответствие средств защиты и нападения, но и характер опасности, угрожавшей обороняющемуся, его силы и возможности по отражению посягательства, а также все иные обстоятельства, которые могли повлиять на реальное соотношение сил посягавшего и защищавшегося (число посягавших и оборонявшихся, их возраст, физическое развитие, наличие оружия, место и время посягательства и т.д.). При этом при совершении посягательства группой лиц обороняющийся вправе применять к любому из нападавших такие меры защиты, которые определяются опасностью и характером действий всей группы. Следует, однако, иметь в виду, что в состоянии душевного волнения, вызванного посягательством, обороняющийся не всегда может точно взвесить характер опасности и избрать соразмерные средства защиты.

Вопрос о третьем варианте превышения пределов необходимой обороны (несвоевременная оборона) в теории уголовного права является дискуссионным. Спор возникает по поводу того, возможно ли превышение при любой несвоевременной обороне, т.е. как преждевременной, так и запоздалой, или только при последней. По нашему мнению, в этом случае правильной является точка зрения, признающая лишь второй вариант превышения при несвоевременной обороне. "В тех случаях, когда опасность посягательства не была еще наличной, нельзя говорить о возникновении права на необходимую оборону. Поэтому причинение вреда лицу, которое может лишь в будущем совершить нападение, нельзя рассматривать как превышение пределов необходимой обороны..." Превышение пределов необходимой обороны при ее несвоевременности имеет место лишь тогда, когда "преступное посягательство существовало в действительности, а потому и было право на необходимую оборону у потерпевшего или у других лиц, но преступник уже прекратил нападение: опасность нападения миновала или преступный результат уже полностью осуществлен. В этих случаях при определенных условиях можно говорить о превышении пределов необходимой обороны" (см.: Курс советского уголовного права. М., 1970. Т. 2. С. 374). Такой же позиции в этом вопросе придерживается в своей практике Верховный Суд Российской Федерации.

Так, Г. был признан виновным и осужден за убийство при превышении пределов необходимой обороны Т. и убийство без отягчающих обстоятельств Ч. Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ квалифицировала оба убийства как совершенные при превышении пределов необходимой обороны, указав следующее.

Как установлено по делу, после произведенного выстрела в нападавшего Т. второй выстрел в Ч., действовавшего совместно с Т., Г. произвел спустя всего несколько секунд после первого, и такой временной период препятствовал ему правильно определить момент прекращения нападения со стороны потерпевших. При этом суд не принял во внимание, что инициатором конфликта явился Ч., который позвал с собой Т., и они вдвоем преследовали Г. После произведенного выстрела в Т. в руках находившегося здесь же Ч. обороняющийся Г. увидел предмет и воспринял его как средство нападения. Поэтому Г. не смог дать оценку сложившейся ситуации и понять, прекратил Ч. свои действия или нет (БВС РФ. 1999. N 1. С. 23).

Таким образом, приведенное определение Верховного Суда о квалификации действий виновного как убийства при превышении пределов необходимой обороны связано с признанием несвоевременной (запоздалой) обороны как разновидности ее превышения.

Кроме рассматриваемых трех вариантов превышения пределов необходимой обороны возможна еще одна ситуация, при которой действия лица, совершившего убийство, могут квалифицироваться по ч. 1 ст. 108 УК РФ, хотя в реальной действительности будет отсутствовать как само состояние необходимой обороны, так и ее превышение. Это касается квалификации причинения вреда в случаях так называемой мнимой обороны, когда отсутствует реальное общественно опасное посягательство и лицо лишь ошибочно предполагает наличие такого посягательства. Пленум Верховного Суда СССР в упоминавшемся выше Постановлении от 16 августа 1984 г. "О применении судами законодательства, обеспечивающего право на необходимую оборону от общественных посягательств", действующем в Российской Федерации, счел возможным в одних случаях такой ошибки мнимо обороняющегося оценить его действия как совершенные в состоянии необходимой обороны, а в других - как ее превышение (подчеркнем, что имеются в виду не необходимая оборона или ее превышение как таковые, а всего лишь "как бы" необходимая оборона или ее превышение). "В тех случаях, когда обстановка происшествия давала основания полагать, что совершается реальное посягательство и лицо, применившее средства защиты, не сознавало и не могло сознавать ошибочность своего предположения, его действия следует рассматривать как совершенные в состоянии необходимой обороны. Если при этом лицо превысило пределы защиты, допускаемой в условиях соответствующего реального посягательства, оно подлежит ответственности как за превышение пределов необходимой обороны". Если в последнем случае мнимо обороняющийся причинит смерть другому лицу, содеянное и следует квалифицировать по ч. 1 ст. 108.

3. С субъективной стороны убийство при превышении пределов необходимой обороны предполагает вину только в форме умысла (прямого или косвенного), что вытекает из сопоставления ч. 2 ст. 37 и ч. 2 ст. 24. В качестве мотива такого преступления выступают побуждения защитить подвергаемые общественно опасному посягательству правоохраняемые интересы (личность, общество и государство).

4. Состав преступления, предусмотренного ч. 2 комментируемой статьи, связан с таким обстоятельством, исключающим преступность деяния, как причинение вреда при задержании лица, совершившего преступление. В соответствии с ч. 1 ст. 38 не является преступлением причинение вреда лицу, совершившему преступление, при его задержании для доставления органам власти и пресечения возможности совершения им новых преступлений, если иными средствами задержать такое лицо не представляется возможным и при этом не было допущено превышение необходимых для этого мер. Согласно же ч. 2 той же статьи УК превышением мер, необходимых для задержания лица, совершившего преступление, признается их явное несоответствие характеру и степени общественной опасности совершенного задерживаемым лицом преступления и обстоятельствам задержания, когда лицу без необходимости причиняется явно чрезмерный, не вызываемый обстановкой вред. Такое превышение влечет за собой уголовную ответственность только в случаях умышленного причинения вреда.

5. Можно выделить три условия, при которых правомерное причинение вреда при задержании лица, совершившего преступление, совпадает с уголовно наказуемым превышением мер задержания. Во-первых, вред может причиняться только лицу, совершившему преступление. Во-вторых, вред может причиняться только для доставления лица органам власти и пресечения возможности совершения им новых преступлений. В-третьих, причинение вреда должно быть вынужденной мерой, когда иными средствами задержать его не представляется возможным. Только при наличии этих условий можно считать причинение вреда при задержании лица, совершившего преступление, обстоятельством, исключающим преступность деяния. Но наличие этих же трех условий необходимо и для признания превышения мер, необходимых для задержания и квалификации содеянного (в случаях умышленного причинения смерти задерживаемому) по ч. 2 ст. 108. Такое уголовно наказуемое превышение мер задержания отличается от правомерного задержания единственным признаком. В отличие от правомерного задержания вред, причиняемый лицу, явно не соответствует характеру и степени общественной опасности совершенного задерживаемым преступления и обстоятельствам задержания, и лицу без необходимости причиняется явно чрезмерный, не вызываемый обстановкой вред. Указанное соответствие или явное несоответствие определяется в первую очередь путем сопоставления опасности преступления, совершенного преступником, и размера вреда, причиняемого задерживаемому.

Вторым условием для определения соответствия или явного несоответствия избранных мер задержания является их соответствие (несоответствие) обстоятельствам задержания (его обстановкой).

6. Субъектом данного преступления являются не только лица, которые по своей профессиональной деятельности осуществляют задержание преступников (например, сотрудники милиции, Федеральной службы безопасности), но и любые другие лица, задерживающие лицо, совершившее преступление.

7. Субъективная сторона характеризуется только умышленной виной (в виде как прямого, так и косвенного умысла).

Статья 109. Причинение смерти по неосторожности

1. Причинение смерти по неосторожности -

наказывается ограничением свободы на срок до двух лет или лишением свободы на тот же срок.

(в ред. Федерального закона от 08.12.2003 N 162-ФЗ)

2. Причинение смерти по неосторожности вследствие ненадлежащего исполнения лицом своих профессиональных обязанностей -

наказывается ограничением свободы на срок до трех лет либо лишением свободы на тот же срок с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет или без такового.

(часть вторая в ред. Федерального закона от 08.12.2003 N 162-ФЗ)

3. Причинение смерти по неосторожности двум или более лицам -

наказывается ограничением свободы на срок до пяти лет либо лишением свободы на тот же срок с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет или без такового.

(часть третья введена Федеральным законом от 08.12.2003 N 162-ФЗ)

Комментарий к статье 109

1. В отличие от прежних российских уголовных кодексов УК РФ 1996 г. не относит причинение смерти по неосторожности к убийствам, а выделяет его в самостоятельное преступление против жизни.

2. Данное преступление отличается от убийства лишь по его субъективной стороне (признаки объекта и объективной стороны совпадают). Субъективная же сторона причинения смерти (как это вытекает из названия ст. 109) характеризуется неосторожной виной в виде легкомыслия либо небрежности, определяемых законодателем в ст. 26 УК РФ. Причинение смерти, совершенное по легкомыслию, будет иметь место в том случае, если лицо предвидело возможность наступления общественно опасных последствий своих действий (бездействия), но без достаточных к тому оснований самонадеянно рассчитывало на предотвращение этих последствий.

Например, К. уговорил не умеющего плавать подростка Т. переплыть с его помощью небольшую речку. Т. обхватил правой рукой К. за плечи, и они стали переправляться. Однако на середине реки Т. от волнения и испуга захлебнулся водой, стал откашливаться, оторвался от К. и стал тонуть. К. пытался спасти последнего, но не сумел.

При причинении смерти по небрежности лицо не предвидело возможности наступления общественно опасных последствий своих действий (бездействия), хотя при необходимой внимательности и предусмотрительности должно было и могло предвидеть эти последствия (см. БВС РФ. 1995. N 5. С. 14).

3. Частью 2 ст. 109 предусматривает повышенную ответственность за причинение смерти по неосторожности вследствие ненадлежащего исполнения лицом своих профессиональных обязанностей, а равно причинение смерти по неосторожности двум или более лицам.

В первом случае квалифицированный состав данного преступления наличествует, если содеянное не образует состав преступления, предусмотренного иными статьями УК, устанавливающими ответственность за нарушение специальных правил предосторожности. Это и ст. 143 о нарушении правил охраны труда, и ст. 215 о нарушении правил безопасности на объектах атомной энергетики, и ст. 215.1 об ответственности за прекращение или ограничение подачи электрической энергии либо отключении от других источников жизнеобеспечения, и ст. 216 о нарушении правил безопасности при ведении горных, строительных или иных работ, и ст. 217 о нарушении правил безопасности на взрывоопасных объектах, и другие статьи УК об ответственности за нарушение правил предосторожности при осуществлении определенной профессиональной деятельности, повлекших по неосторожности смерть потерпевшего. Во всех этих случаях норма, предусмотренная ч. 2 ст. 109, является общей нормой, а перечисленные и другие подобные им нормы - специальными нормами. Конкуренция между ними в соответствии с ч. 3 ст. 17 УК РФ предопределяется в пользу специальной нормы. В случае же, когда, например, медицинская сестра, перепутав лекарство, дает его двум больным, от чего те погибают, содеянное необходимо квалифицировать по ч. 2 ст. 109.

4. Субъектом преступления, предусмотренного ст. 109, является лицо, достигшее 16 лет. Кроме того, в случае причинения смерти по неосторожности вследствие ненадлежащего исполнения лицом своих профессиональных обязанностей субъектом преступления может быть только лицо определенной профессии.

Статья 110. Доведение до самоубийства

Доведение лица до самоубийства или до покушения на самоубийство путем угроз, жестокого обращения или систематического унижения человеческого достоинства потерпевшего -

наказывается ограничением свободы на срок до трех лет или лишением свободы на срок до пяти лет.

Комментарий к статье 110

1. Объективная сторона характеризуется совершением определенных действий (реже бездействия), наступлением общественно опасного последствия (самоубийство или попытка самоубийства потерпевшего) и причинной связью между действиями (бездействием) и указанными преступными последствиями, а также определенными способами доведения до самоубийства. В ст. 110 называется три таких способа: а) угрозы, б) жестокое обращение с потерпевшим и в) систематическое унижение его человеческого достоинства.

2. Угрозы могут быть самого разнообразного характера (например, разгласить нежелательные для потерпевшего сведения о его личной жизни, лишить потерпевшего жизни и т.д.).

3. Жестокое обращение с потерпевшим - это причинение последнему физических страданий (например, истязание голодом, нанесение побоев и т.д.).

4. Систематическое унижение человеческого достоинства - это постоянное оскорбление потерпевшего, глумление над ним, распространение о нем ложных, порочащих его слухов.

5. Потерпевшим от указанных действий (бездействия) может выступать любое лицо (по УК РСФСР 1960 г. таковым могло быть лишь лицо, находившееся от виновного в какой-то зависимости, материальной или иной). Таким образом, УК РФ 1996 г. в интересах охраны жизни граждан расширил сферу применения уголовно-правовой нормы о доведении до самоубийства.

6. Субъектом преступления может быть лицо, достигшее 16 лет.

КонсультантПлюс: примечание.

"Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации" (под ред. Ю.И. Скуратова, В.М. Лебедева) включен в информационный банк согласно публикации - М.: Издательская группа ИНФРА-М-НОРМА, 2000 (издание третье, измененное и дополненное).

Вопрос о содержании субъективной стороны доведения до самоубийства в уголовно-правовой литературе является дискуссионным. Одни авторы исходят из того, что такое преступление может быть совершено только с косвенным умыслом, когда лицо осознавало общественную опасность своих действий (бездействия), предвидело возможность наступления общественно опасных последствий (т.е. самоубийства или попытки самоубийства потерпевшего), не желало, но изначально допускало эти последствия либо относилось к ним безразлично (см.: Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации / Под ред. В.Н. Радченко и А.С. Михлина. М., 2000. С. 232). Другие считают возможным совершение этого преступления не только с косвенным, но и с прямым умыслом (см.: Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации / Под ред. Ю.И. Скуратова и В.М. Лебедева. М., 1996. С. 250 - 251). Наконец, высказывается точка зрения, связывающая субъективную сторону доведения до самоубийства не только с умышленной виной, но и неосторожной (см.: Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации. М., 1996. С. 177).

Представляется, что правильной следует признать первую точку зрения. При прямом умысле действия доводящего до самоубийства превращаются в умышленное лишение жизни потерпевшего, т.е. в убийство (ст. 105 УК РФ). Ответственность же за доведение до самоубийства по неосторожности исключается в силу ч. 2 ст. 24 ("Деяние, совершенное только по неосторожности, признается преступлением лишь в случае, когда это специально предусмотрено соответствующей статьей Особенной части настоящего Кодекса").

Статья 111. Умышленное причинение тяжкого вреда здоровью

1. Умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, опасного для жизни человека, или повлекшего за собой потерю зрения, речи, слуха либо какого-либо органа или утрату органом его функций, прерывание беременности, психическое расстройство, заболевание наркоманией либо токсикоманией, или выразившегося в неизгладимом обезображивании лица, или вызвавшего значительную стойкую утрату общей трудоспособности не менее чем на одну треть или заведомо для виновного полную утрату профессиональной трудоспособности, -

наказывается лишением свободы на срок от двух до восьми лет.

(часть первая в ред. Федерального закона от 25.06.1998 N 92-ФЗ)

2. Те же деяния, совершенные:

а) в отношении лица или его близких в связи с осуществлением данным лицом служебной деятельности или выполнением общественного долга;

б) с особой жестокостью, издевательством или мучениями для потерпевшего, а равно в отношении лица, заведомо для виновного находящегося в беспомощном состоянии;

в) общеопасным способом;

г) по найму;

д) из хулиганских побуждений;

е) по мотиву национальной, расовой, религиозной ненависти или вражды;

ж) в целях использования органов или тканей потерпевшего, -

наказываются лишением свободы на срок от трех до десяти лет.

3. Деяния, предусмотренные частями первой или второй настоящей статьи, если они совершены:

а) группой лиц, группой лиц по предварительному сговору или организованной группой;

б) в отношении двух или более лиц, -

(в ред. Федерального закона от 08.12.2003 N 162-ФЗ)

в) утратил силу. - Федеральный закон от 08.12.2003 N 162-ФЗ

наказываются лишением свободы на срок от пяти до двенадцати лет.

4. Деяния, предусмотренные частями первой, второй или третьей настоящей статьи, повлекшие по неосторожности смерть потерпевшего, -

наказываются лишением свободы на срок от пяти до пятнадцати лет.

Комментарий к статье 111

1. Степень тяжести причинения вреда здоровью устанавливается путем проведения судебно-медицинской экспертизы, а также судебно-медицинского освидетельствования. Судебно-медицинская экспертиза тяжести вреда здоровью проводится только на основании постановления лица, производящего дознание, следователя, прокурора или по определению суда, а судебно-медицинское освидетельствование - при наличии письменного поручения органов прокуратуры, МВД и суда.

КонсультантПлюс: примечание.

Приказ Минздрава РФ от 10.12.1996 N 407 "О введении в практику Правил производства судебно-медицинских экспертиз" утратил силу в связи с изданием Приказа Минздрава РФ от 14.09.2001 N 361 "Об отмене Приказа Минздрава России от 10.12.96 N 407".

2. Большинство признаков причинения тяжкого вреда здоровью, указанных в ч. 1 ст. 111, конкретизируется в Правилах судебно-медицинской экспертизы тяжести вреда здоровью (приложение N 2 к Приказу Минздрава РФ от 10 декабря 1996 г. N 407; Правила согласованы с Генеральной прокуратурой РФ, Верховным Судом РФ и Министерством внутренних дел РФ). В соответствии с ними под вредом здоровью понимаются либо телесные повреждения, т.е. нарушение анатомической целости органов и тканей или их физиологических функций, либо заболевания или патологические состояния, возникшие в результате воздействия различных факторов внешней среды (механических, физических, химических, биологических, психических).

3. Опасным для жизни является вред здоровью, вызывающий состояние, угрожающее жизни, которое может закончиться смертью. При этом следует иметь в виду, что предотвращение смертельного исхода в результате оказания медицинской помощи не изменяет оценку вреда здоровью как опасного для жизни. Согласно Правилам опасные для жизни повреждения бывают двух видов: а) повреждения, которые по своему характеру создают угрозу для жизни потерпевшего и могут привести к его смерти, и б) повреждения, вызвавшие развитие угрожающего жизни состояния, возникновение которого не имеет случайного характера. К первой группе опасных для жизни повреждений относятся, например, следующие: проникающее ранение черепа, в том числе без повреждения головного мозга; ушиб головного мозга тяжелой и средней степени; проникающие ранения позвоночника; проникающие ранения грудной клетки, живота, мочевого пузыря; открытые переломы длинных трубчатых костей, тазобедренного и коленного суставов; повреждение крупного кровеносного сосуда и др. К угрожающим жизни состояниям относятся, например: шок тяжелой степени, кома, массивная кровопотеря, острая сердечная или сосудистая недостаточность и др.

4. Под потерей зрения понимается как полная стойкая слепота на оба глаза, так и состояние, при котором зрение понижается до остроты 0,04 и ниже (счет пальцев на расстоянии 2 м и до светоощущения). Потеря зрения на один глаз представляет собой утрату органом его функций и также относится к тяжкому вреду здоровью. Потеря одного глазного яблока представляет собой потерю органа.

5. Вред здоровью, приводящий к потере речи, означает потерю способности выражать свои мысли членораздельными звуками, понятными окружающим, либо потерю голоса.

6. Под потерей слуха понимается полная глухота или такое необратимое состояние, когда потерпевший не слышит разговорную речь на расстоянии 3 - 5 см от ушной раковины. Потеря слуха на одно ухо, как утрата органом его функций, также относится к тяжкому вреду здоровью. При определении тяжести вреда здоровью по признаку потери зрения или слуха не учитывается возможность улучшения зрения или слуха с помощью медико-технических средств (коррелирующие очки, слуховые аппараты и т.д.).

7. Под потерей какого-либо органа либо утратой органом его функций понимаются, например, потеря руки, ноги (т.е. отделение их от туловища) или утрата ими функций (паралич или иное состояние, исключающее их деятельность), потеря наиболее важной в функциональном отношении части конечности (кисти, стопы), повреждения половых органов, сопровождающиеся потерей способности к совокуплению либо к оплодотворению, зачатию, вынашиванию и деторождению.

8. Прерывание беременности, независимо от ее срока, является тяжким вредом здоровью, если оно находится в прямой причинной связи с внешним воздействием, а не обусловлено индивидуальными особенностями организма или заболеваниями освидетельствуемой.

9. Оценку тяжести вреда здоровью, повлекшего за собой психическое расстройство, наркоманию, токсикологию, производит после проведения судебно-медицинской, судебно-наркологической и судебно-токсикологической экспертизы судебно-медицинский эксперт с участием психиатра, нарколога, токсиколога. Тяжесть психического заболевания, являющегося самостоятельным проявлением вреда здоровью, определяет судебно-психиатрическая экспертиза.

10. Судебно-медицинский эксперт не оценивает повреждение лица на предмет его обезображивания, так как это понятие не медицинское, а эстетическое, а лишь определяет, является ли оно неизгладимым. Под изгладимостью повреждения следует понимать возможность исчезновения видимых последствий повреждения или значительное уменьшение их выраженности (т.е. выраженности рубцов, деформаций, нарушение мимики и пр.) с течением времени или под влиянием нехирургических средств. Если для устранения этих последствий требуется косметическая операция, повреждение считается неизгладимым.

КонсультантПлюс: примечание.

Постановление Правительства РФ от 23.04.1994 N 392 "Об утверждении Положения о порядке установления врачебно-трудовыми экспертными комиссиями степени утраты профессиональной трудоспособности в процентах работникам, получившим увечье, профессиональное заболевание либо иное повреждение здоровья, связанные с исполнением ими трудовых обязанностей" утратило силу в связи с изданием Постановления Правительства РФ от 16.10.2000 N 789 "Об утверждении Правил установления степени утраты профессиональной трудоспособности в результате несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний".

11. Длительность расстройства здоровья определяют по продолжительности временной утраты трудоспособности (временная нетрудоспособность). При экспертизе тяжести вреда здоровью учитывают как временную, так и стойкую утрату трудоспособности. С судебно-медицинской точки зрения стойкой считают утрату общей трудоспособности не менее чем на одну треть (более чем на 30%) либо при длительности расстройства здоровья свыше 120 дней. При определении степени утраты профессиональной трудоспособности эксперт руководствуется специальным Положением (Положение о порядке установления врачебно-трудовыми экспертными комиссиями степени утраты профессиональной трудоспособности в процентах работником, получившим увечье, профессиональное заболевание либо иное повреждение здоровья, связанное с исполнением им трудовых обязанностей". Утверждено Постановлением Правительства Российской Федерации от 23 апреля 1994 г. // СЗ РФ. 1994. N 2. Ст. 127 - 133).

12. Квалифицирующие признаки, предусмотренные ч. 2 комментируемой статьи, понимаются так же, как и в составе убийства при отягчающих обстоятельствах (п. "б", "в", "д", "е", "з", "л", "м" ч. 2 ст. 105 УК РФ).

13. Часть 3 ст. 111 повышает ответственность за деяние, предусмотренное ч. 1 или 2 этой статьи, если оно совершено: а) группой лиц, группой лиц по предварительному сговору или организованной группой; б) в отношении двух или более лиц. Эти признаки понимаются так же, как и в составе убийства при отягчающих обстоятельствах (п. "ж" и "а" ч. 2 ст. 105).

14. Часть 4 ст. 111 предусматривает ответственность за наиболее опасную разновидность данного преступления против здоровья - умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, повлекшее по неосторожности смерть потерпевшего. Правоприменительные органы (суд, прокурор, следователь, орган дознания) при квалификации этого преступления испытывают особую трудность. Она вызвана специфической конструкцией рассматриваемого состава. Это так называемое преступление с двумя формами вины. В соответствии со ст. 27 УК, если в результате совершения умышленного преступления причиняются тяжкие последствия, которые по закону влекут более строгое наказание и которые не охватывались умыслом лица, уголовная ответственность за такие последствия наступает только в случае, если лицо предвидело возможность их наступления, но без достаточных к тому оснований самонадеянно рассчитывало на их предотвращение, или в случае, если лицо не предвидело, но должно было и могло предвидеть наступление этих последствий (в целом такое преступление признается совершенным умышленно).

Объективная сторона данного вида квалифицированного состава характеризуется причинением тяжкого вреда здоровью (обычно - опасного для жизни телесного повреждения) и наступившего в результате этого дополнительного тяжкого последствия - смерти потерпевшего (последнее должно находиться в причинной зависимости от первого). "Действия виновных, умышленно причинивших средней тяжести и тяжкий вред здоровью потерпевшего, квалифицируются по ст. 11 УК РФ и не требуют дополнительной квалификации по ст. 111 УК РФ" (БВС РФ. 2003. N 11. С. 21 - 22).

Субъективная сторона характеризуется двумя формами вины: умыслом (прямым или косвенным) относительно причинения тяжкого вреда здоровью и неосторожностью (легкомыслие или небрежность) по отношению к причинению смерти потерпевшему. Сложный характер субъективной стороны такого преступления требует отграничивать его, с одной стороны, от убийства (ст. 105 - 108), а с другой - от причинения смерти по неосторожности (ст. 109).

Иллюстрацией первого варианта может служить дело Н. Он в нетрезвом состоянии влез в сад М., где сорвал несколько яблок, но вышедший из дома М. схватил его за руку. Боясь быть задержанным, Н. ударил М. перочинным ножом в плечо, повредив ему артерию. В результате этого у потерпевшего наступила острая кровопотеря, от которой он умер. Приговором областного суда Н. был осужден по п. "е" ст. 102 УК РСФСР (умышленное убийство с целью скрыть другое преступление или облегчить его совершение, а равно сопряженное с изнасилованием). Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РСФСР переквалифицировала действия Н. на ч. 2 ст. 108 УК РСФСР (умышленное тяжкое телесное повреждение, повлекшее смерть потерпевшего), приняв во внимание следующие доводы. Во-первых, Н. утверждал в судебном заседании, что умысла на убийство М. не имел и нанес ему удар с целью освободиться от него. Во-вторых, из заключения судебно-медицинского эксперта видно, что удар М. был нанесен в правую руку, повреждение является тяжким, опасным для жизни в момент нанесения, однако данное повреждение не является смертельным, так как при своевременной медицинской помощи потерпевший мог бы остаться в живых.

Таким образом, у Н. на самом деле отсутствовал умысел на убийство М. (в пользу этого можно привести еще дополнительный довод: место нанесения ножевого удара (плечо), вряд ли может свидетельствовать об умысле виновного на причинение смерти потерпевшему). В то же время у Н. был умысел на причинение тяжкого телесного повреждения. Субъективную сторону его действий в отношении к наступлению смерти следует характеризовать как проявление небрежности (не предвидел, но должен был и мог предвидеть наступление смерти потерпевшего). (Сборник постановлений Пленума, Президиума и определений Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РСФСР. 1961 - 1963 гг. М., 1964. С. 249 - 250.)

15. Иногда в сходных случаях судебная практика оценивает содеянное и как неосторожное лишение жизни, сводя квалификацию к оценке только окончательного последствия преступного деяния (смерть потерпевшего) и не принимая во внимание особенности субъективной стороны по отношению к действиям виновного (нанесение тяжкого вреда здоровью).

Так, президиум областного суда квалифицировал (в надзорном порядке) действия Г. по ст. 106 УК РСФСР (убийство, совершенное по неосторожности). Г., придя домой в нетрезвом состоянии и поссорившись на этой почве со своей женой Г-ой, нанес ей умышленно удар ножом в область бедра, причинив тем самым тяжкое телесное повреждение, вызвавшее у потерпевшей острую кровопотерю, от чего наступила смерть. Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РСФСР отменила постановление президиума областного суда и признала правильной квалификацию, данную в приговоре районного народного суда (и кассационном определении), - по ч. 2 ст. 108 УК РСФСР (причинение умышленного тяжкого телесного повреждения, повлекшего за собой смерть потерпевшего). При этом судебная коллегия указала следующее.

Президиум областного суда квалифицировал действия Г. по ст. 106 УК РСФСР, указав в своем постановлении, что Г. предвидел смерть потерпевшей, и оставив без оценки субъективную сторону причинения потерпевшей тяжких телесных повреждений. Фактические же данные свидетельствуют, что Г. предвидел причинение тяжких телесных повреждений Г-ой и, нанося ей удар ножом в бедро, действовал с умыслом на их причинение. Как видно из показаний Г. на предварительном следствии и в суде, он, поссорившись с женой, бегал за ней с ножом и, догнав, ударил им. Его вина подтверждается также показаниями свидетелей и заключением судебно-медицинской экспертизы, установившей, что смерть потерпевшей наступила от колото-резаного ранения передней поверхности левого бедра с повреждением глубокой бедренной артерии. Таким образом, доказательства свидетельствуют об умышленном причинении Г. потерпевшей тяжких телесных повреждений и его неосторожной вине (в виде небрежности) по отношению к смерти потерпевшей (БВС РСФСР. 1986. N 4. С. 5 - 6).

Статья 112. Умышленное причинение средней тяжести вреда здоровью

1. Умышленное причинение средней тяжести вреда здоровью, не опасного для жизни человека и не повлекшего последствий, указанных в статье 111 настоящего Кодекса, но вызвавшего длительное расстройство здоровья или значительную стойкую утрату общей трудоспособности менее чем на одну треть, -

наказывается арестом на срок от трех до шести месяцев или лишением свободы на срок до трех лет.

2. То же деяние, совершенное:

а) в отношении двух или более лиц;

б) в отношении лица или его близких в связи с осуществлением данным лицом служебной деятельности или выполнением общественного долга;

в) с особой жестокостью, издевательством или мучениями для потерпевшего, а равно в отношении лица, заведомо для виновного находящегося в беспомощном состоянии;

г) группой лиц, группой лиц по предварительному сговору или организованной группой;

д) из хулиганских побуждений;

е) по мотиву национальной, расовой, религиозной ненависти или вражды, -

(в ред. Федерального закона от 08.12.2003 N 162-ФЗ)

ж) утратил силу. - Федеральный закон от 08.12.2003 N 162-ФЗ

наказывается лишением свободы на срок до пяти лет.

Комментарий к статье 112

 

КонсультантПлюс: примечание.

Приказ Минздрава РФ от 10.12.1996 N 407 "О введении в практику Правил производства судебно-медицинских экспертиз" утратил силу в связи с изданием Приказа Минздрава РФ от 14.09.2001 N 361 "Об отмене Приказа Минздрава России от 10.12.96 N 407".

1. В соответствии с Правилами судебно-медицинской экспертизы тяжести вреда здоровью под длительным расстройством здоровья следует понимать временную утрату трудоспособности продолжительностью свыше 3 недель (более 21 дня), а под значительной стойкой утратой трудоспособности менее чем на одну треть - стойкую утрату трудоспособности от 10% до 30% включительно.

2. Часть 2 ст. 112 конструирует квалифицированный состав данного преступления. Повышенную ответственность влечет то же деяние, совершенное: а) в отношении двух или более лиц; б) в отношении лица или его близких в связи с осуществлением данным лицом служебной деятельности или выполнением общественного долга; в) с особой жестокостью, издевательством или мучениями для потерпевшего, а равно в отношении лица, заведомо для виновного находящегося в беспомощном состоянии; г) группой лиц, группой лиц по предварительному сговору или организованной группой; д) из хулиганских побуждений; е) по мотиву национальной, расовой, религиозной ненависти или вражды. Содержание этих квалифицирующих признаков аналогично таковым в составах убийства при отягчающих обстоятельствах (ч. 2 ст. 105 УК РФ) и умышленного причинения тяжкого вреда здоровью при отягчающих обстоятельствах (ч. 2 и 3 ст. 111) и рассмотрено при характеристике убийства при отягчающих обстоятельствах (ч. 2 ст. 105).

Статья 113. Причинение тяжкого или средней тяжести вреда здоровью в состоянии аффекта

Умышленное причинение тяжкого или средней тяжести вреда здоровью, совершенное в состоянии внезапно возникшего сильного душевного волнения (аффекта), вызванного насилием, издевательством или тяжким оскорблением со стороны потерпевшего либо иными противоправными или аморальными действиями (бездействием) потерпевшего, а равно длительной психотравмирующей ситуацией, возникшей в связи с систематическим противоправным или аморальным поведением потерпевшего, -

наказывается ограничением свободы на срок до двух лет или лишением свободы на тот же срок.

Комментарий к статье 113

1. Данный состав относится к преступлениям против здоровья, совершенным при смягчающих обстоятельствах, что обусловлено особым психическим состоянием виновного, снижающим возможность руководить своими действиями, а также тем, что преступление вызвано поведением самого потерпевшего.

2. Условия признания сильного душевного волнения (аффект) совпадают с таковыми в составе убийства, совершенного в состоянии аффекта, и были рассмотрены при характеристике этого преступления (см. комментарий к ст. 107). В данном случае также необходимо установить, что сильное душевное волнение было, во-первых, внезапным, во-вторых, наступило в результате аморального или противоправного поведения самого потерпевшего (издевательство или тяжкое оскорбление со стороны потерпевшего или иные его противоправные или аморальные действия - бездействие либо длительная психотравмирующая ситуация, также возникшая в связи с систематическим противоправным или аморальным поведением потерпевшего).

3. Умышленная вина характеризуется как прямым, так и косвенным умыслом.

Статья 114. Причинение тяжкого или средней тяжести вреда здоровью при превышении пределов необходимой обороны либо при превышении мер, необходимых для задержания лица, совершившего преступление

1. Умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, совершенное при превышении пределов необходимой обороны, -

наказывается ограничением свободы на срок до двух лет или лишением свободы на срок до одного года.

2. Умышленное причинение тяжкого или средней тяжести вреда здоровью, совершенное при превышении мер, необходимых для задержания лица, совершившего преступление, -

наказывается ограничением свободы на срок до двух лет или лишением свободы на тот же срок.

Комментарий к статье 114

1. Оба состава (предусмотренные как ч. 1, так и ч. 2 комментируемой статьи) относятся к преступлениям против здоровья при смягчающих обстоятельствах.

2. Признаки превышения пределов необходимой обороны и превышения мер, необходимых для задержания лица, совершившего преступление, конкретизируются на основе содержания ст. 37 и 38 УК РФ и в основном совпадают с теми, которые рассмотрены при анализе убийства, предусмотренного ст. 108.

Статья 115. Умышленное причинение легкого вреда здоровью

1. Умышленное причинение легкого вреда здоровью, вызвавшего кратковременное расстройство здоровья или незначительную стойкую утрату общей трудоспособности, -

(в ред. Федерального закона от 08.12.2003 N 162-ФЗ)

наказывается штрафом в размере до сорока тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до трех месяцев, либо обязательными работами на срок от ста восьмидесяти до двухсот сорока часов, либо исправительными работами на срок до одного года, либо арестом на срок от двух до четырех месяцев.

(в ред. Федерального закона от 08.12.2003 N 162-ФЗ)

2. То же деяние, совершенное из хулиганских побуждений, -

наказывается обязательными работами на срок от ста двадцати до ста восьмидесяти часов, либо исправительными работами на срок от шести месяцев до одного года, либо арестом на срок от четырех до шести месяцев, либо лишением свободы на срок до двух лет.

(часть вторая введена Федеральным законом от 08.12.2003 N 162-ФЗ)

Комментарий к статье 115

 

КонсультантПлюс: примечание.

Приказ Минздрава РФ от 10.12.1996 N 407 "О введении в практику Правил производства судебно-медицинских экспертиз" утратил силу в связи с изданием Приказа Минздрава РФ от 14.09.2001 N 361 "Об отмене Приказа Минздрава России от 10.12.96 N 407".

1. Согласно Правилам судебно-медицинской экспертизы тяжести вреда здоровью, под кратковременным расстройством здоровья следует понимать временную утрату трудоспособности продолжительностью не свыше 3 недель (21 день), а под незначительной стойкой утратой трудоспособности - стойкую утрату общей трудоспособности, равную 5%.

2. Ссадины, кровоподтеки, небольшие поверхностные раны и другие такого рода повреждения, которые не повлекли за собой кратковременное расстройство здоровья или незначительную стойкую утрату общей трудоспособности, не расцениваются как вред здоровью (в уголовно-правовом смысле) и не образуют состав данного преступления (хотя при определенных обстоятельствам и могут квалифицироваться как побои или истязания, предусмотренные ст. 116 и 117 УК РФ).

3. Субъект преступления - лицо, достигшее 16 лет.

4. Субъективная сторона характеризуется виной в виде прямого или косвенного умысла.

5. О понятии хулиганских побуждений (ч. 2 ст. 115 УК) см. комментарий к п. "и" ч. 2 ст. 105 УК.

Статья 116. Побои

1. Нанесение побоев или совершение иных насильственных действий, причинивших физическую боль, но не повлекших последствий, указанных в статье 115 настоящего Кодекса, -

(в ред. Федерального закона от 08.12.2003 N 162-ФЗ)

наказываются штрафом в размере до сорока тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до трех месяцев, либо обязательными работами на срок от ста двадцати до ста восьмидесяти часов, либо исправительными работами на срок до шести месяцев, либо арестом на срок до трех месяцев.

(в ред. Федерального закона от 08.12.2003 N 162-ФЗ)

2. Те же деяния, совершенные из хулиганских побуждений, -

наказываются обязательными работами на срок от ста двадцати до ста восьмидесяти часов, либо исправительными работами на срок от шести месяцев до одного года, либо арестом на срок от четырех до шести месяцев, либо лишением свободы на срок до двух лет.

(часть вторая введена Федеральным законом от 08.12.2003 N 162-ФЗ)

Комментарий к статье 116

1. Объективная сторона данного преступления характеризуется побоями или иными насильственными действиями, причинившими физическую боль.

2. В соответствии с Правилами судебно-медицинской экспертизы тяжести вреда здоровью побои не составляют особо вида повреждений, а являются действиями, характеризующимися многократным нанесением ударов. В результате побоев могут возникать телесные повреждения, но побои могут и не оставлять после себя никаких объективно выявляемых повреждений. Если в результате многократного нанесения ударов возникает вред здоровью (тяжкий, средней тяжести или легкий), то такие действия не рассматриваются как побои, а оцениваются как причинение вреда здоровью соответствующей тяжести. Если после нанесения ударов у потерпевшего обнаруживаются повреждения в виде ссадин, кровоподтеков, побочных ран, не повлекших за собой временную утрату трудоспособности, такие повреждения не признаются причинившими вред здоровью и тяжесть их не определяется.

3. Иногда побои не оставляют после себя объективных следов. В этих случаях указанные Правила рекомендуют судебно-медицинскому эксперту отмечать в заключении жалобы освидетельствуемого, в том числе на болезненность при пальпации тех или иных областей тела, отсутствие объективных признаков повреждений и не определять тяжесть вреда здоровью. В подобных случаях установление факта побоев органы дознания, предварительного следствия, прокуратуры или суд осуществляют на основании немедицинских данных.

4. Субъект преступления - лицо, достигшее 16 лет.

5. Субъективная сторона преступления характеризуется умышленной виной (в форме как прямого, так и косвенного умысла).

Статья 117. Истязание

1. Причинение физических или психических страданий путем систематического нанесения побоев либо иными насильственными действиями, если это не повлекло последствий, указанных в статьях 111 и 112 настоящего Кодекса, -

наказывается лишением свободы на срок до трех лет.

2. То же деяние, совершенное:

а) в отношении двух или более лиц;

б) в отношении лица или его близких в связи с осуществлением данным лицом служебной деятельности или выполнением общественного долга;

в) в отношении женщины, заведомо для виновного находящейся в состоянии беременности;

г) в отношении заведомо несовершеннолетнего или лица, заведомо для виновного находящегося в беспомощном состоянии либо в материальной или иной зависимости от виновного, а равно лица, похищенного либо захваченного в качестве заложника;

д) с применением пытки;

е) группой лиц, группой лиц по предварительному сговору или организованной группой;

ж) по найму;

з) по мотиву национальной, расовой, религиозной ненависти или вражды, -

наказывается лишением свободы на срок от трех до семи лет.

Примечание. Под пыткой в настоящей статье и других статьях настоящего Кодекса понимается причинение физических или нравственных страданий в целях понуждения к даче показаний или иным действиям, противоречащим воле человека, а также в целях наказания либо в иных целях.

(примечание введено Федеральным законом от 08.12.2003 N 162-ФЗ)

Комментарий к статье 117

1. Правила судебно-медицинской экспертизы тяжести вреда здоровью конкретизируют иные насильственные действия как длительное причинение боли щипанием, сечением, причинением множественных, в том числе небольших, повреждений тупыми или острыми предметами, воздействием термических факторов, и другие аналогичные действия.

2. Объективная сторона преступления характеризуется специфическими действиями и способом их совершения, указанными в диспозиции ч. 1 ст. 117 УК. При этом здоровью потерпевшего не должно причиняться тяжкого или средней тяжести вреда. Иначе содеянное (разумеется, при наличии умысла) будет охватываться составами преступлений, предусмотренных ст. 111 и 112 УК РФ. Умышленное причинение в процессе истязания легкого вреда здоровью охватывается ст. 117 и не требует дополнительной квалификации по ст. 112.

3. Под систематическим способом нанесения побоев понимается многократное, не менее трех раз, их совершение.

Так, приговором областного суда Л. был осужден по ст. 113 УК РСФСР (истязание) за то, что в течение двух лет дважды наносил своей жене Л-ой побои. Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РСФСР пришла к выводу, что, учитывая обстоятельства дела, нанесение Л. побоев нельзя признать систематическим, т.е. постоянно повторяющимся нанесением, связанным в силу их систематичности со значительными физическими и психическими страданиями. В связи с этим действия Л. необходимо квалифицировать не как истязание, а по ч. 2 ст. 112 УК РСФСР как умышленные легкие телесные повреждения, не повлекшие расстройства здоровья (БВС РФ. 1965. N 1. С. 11; УК РФ 1996 г. не предусматривает уголовной ответственности за их совершение).

4. Большинство из квалифицирующих признаков ч. 2 ст. 117 совпадает с аналогичными признаками тяжкого или средней тяжести вреда здоровью (см. комментарий к ст. 111 и 112). В п. "г" ч. 2 ст. 117 предусмотрено новое квалифицирующее обстоятельство - совершение преступления в отношении заведомо несовершеннолетнего или лица, заведомо для виновного находящегося в беспомощном состоянии либо в материальной или иной зависимости от виновного, а равно лица, похищенного либо захваченного в качестве заложника.

5. Под заведомо несовершеннолетним понимается лицо, о котором виновный знал, что ему не исполнилось 18 лет. Понятие беспомощного состояния потерпевшего имеет такое же содержание, как и в составе убийства при отягчающих обстоятельствах (см. комментарий п. "в" ч. 2 ст. 105).

6. Под материальной зависимостью потерпевшего от виновного понимаются такие отношения между ними, когда потерпевший находится на полном или частичном иждивении виновного, от последнего зависит улучшение или ухудшение материального положения потерпевшего (зависимость, например, должника от кредитора). Иная зависимость может вытекать из семейно-брачных отношений, из служебных отношений (например, начальника и подчиненного) и т.д.

7. Под истязанием с применением пытки понимается причинение потерпевшему физических или психических страданий путем воздействия на организм человека особо изощренных способов воздействия, в результате чего причиняется сильная боль или страдание (например, пытки раскаленным железом, электрическим током и т.д.). Понятие пытки толкуется с учетом ряда международно-правовых актов. Его конкретизация содержится, например, в Конвенции против пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения и наказания от 10 декабря 1984 г. В Венской декларации и программе действий, принятой Всемирной конференцией по правам человека 25 июня 1993 г., подчеркивается, что пытки являются одним из самых отвратительных способов попрания человеческого достоинства, которые лишают жертв достоинства и подрывают их способность продолжать свою жизнь и деятельность.

8. Субъект преступления - лицо, достигшее 16 лет.

9. Субъективная сторона истязания характеризуется умышленной виной. Умысел при этом может быть только прямым. Виновный осознает, что путем систематического нанесения побоев или иными насильственными действиями причиняет потерпевшему физические или психические страдания, и желает их причинить.

Статья 118. Причинение тяжкого вреда здоровью по неосторожности

(в ред. Федерального закона от 08.12.2003 N 162-ФЗ)

1. Причинение тяжкого вреда здоровью по неосторожности -

наказывается штрафом в размере до восьмидесяти тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до шести месяцев, либо обязательными работами на срок от ста восьмидесяти до двухсот сорока часов, либо исправительными работами на срок до двух лет, либо ограничением свободы на срок до трех лет, либо арестом на срок от трех до шести месяцев.

(в ред. Федерального закона от 08.12.2003 N 162-ФЗ)

2. То же деяние, совершенное вследствие ненадлежащего исполнения лицом своих профессиональных обязанностей, -

наказывается ограничением свободы на срок до четырех лет либо лишением свободы на срок до одного года с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет или без такового.

(в ред. Федерального закона от 08.12.2003 N 162-ФЗ)

3. Утратила силу. - Федеральный закон от 08.12.2003 N 162-ФЗ.

4. Утратила силу. - Федеральный закон от 08.12.2003 N 162-ФЗ.

Комментарий к статье 118

1. О понятии тяжкого вреда здоровью см. комментарий к ст. 111 УК. Специфика состава, предусмотренного ч. 1 ст. 118, заключается только в содержании субъективной стороны, которая характеризуется неосторожной виной (как в виде легкомыслия, так и небрежности). Чаще всего это связано с грубым нарушением правил бытовой предосторожности.

2. В ч. 2 сконструирован квалифицированный состав данного преступления: причинение тяжкого вреда здоровью, совершенное вследствие ненадлежащего исполнения лицом своих профессиональных обязанностей. Следует иметь в виду, что действия, образующие квалифицированные составы причинения тяжкого вреда здоровью по неосторожности (вследствие ненадлежащего исполнения лицом своих профессиональных обязанностей), могут образовывать и составы преступлений, предусмотренных другими статьями УК. Например, ч. 1 ст. 143 (нарушение правил безопасности при ведении горных, строительных или иных работ), ч. 1 ст. 219 (нарушение правил пожарной безопасности). В этих случаях налицо конкуренция рассматриваемых норм о неосторожном причинении вреда здоровью как преступлений против личности и указанных норм о преступлениях против конституционных прав и свобод человека и гражданина и против общественной безопасности. Первые выступают в виде общих норм, а вторые - в виде норм специальных. В связи с этим такая конкуренция в соответствии с ч. 3 ст. 17 УК РФ разрешается в пользу вторых, т.е. специальных норм. Однако подобная квалификация будет правильной лишь в том случае, когда неисполнение или ненадлежащее исполнение соответствующих профессиональных обязанностей виновного, причинившего по неосторожности тяжкий вред здоровью потерпевшего, сформулированы нормативно, т.е. прямо предусмотрены определенным правовым актом. Если же в ходе выполнения какой-либо профессиональной деятельности (каких-либо работ) нарушаются общие правила предосторожности и при этом по неосторожности причиняется тяжкий вред здоровью, содеянное квалифицируется по ч. 2 ст. 118.

Приговором районного народного суда С. осужден по ст. 213 УК РСФСР (нарушение действующих на транспорте правил). С. признан виновным в том, что он, работая механиком ремонтной мастерской, по указанию своего начальника выехал на тракторе, чтобы вытащить из ямы старую турбину. Прибыв на место, С. оставил трактор с работающим двигателем и пошел к яме. В это время трактор стал двигаться и наехал на работавших в яме по закреплению троса А. и В., причинив первому тяжкие телесные повреждения, а второму легкие. Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РСФСР, рассмотрев дело в надзорном порядке, признала, что квалификация преступления по ст. 213 УК РСФСР является необоснованной, так как указанная статья применяется лишь при нарушении действующих на транспорте правил. Действия С. не могут квалифицироваться и по ст. 211 УК РСФСР (нарушение правил безопасности движения и эксплуатации транспортных средств лицами, управляющими транспортными средствами), так как трактор в данном случае использовался не как транспортное средство, а в качестве тягача для выполнения работ на производственном участке. По изложенным основаниям Судебная коллегия переквалифицировала действия С. на ч. 1 ст. 114 УК РСФСР (неосторожное тяжкое или менее тяжкое телесное повреждение) (БВС РСФСР. 1963. N 8. С. 8).

Статья 119. Угроза убийством или причинение тяжкого вреда здоровью

Угроза убийством или причинением тяжкого вреда здоровью, если имелись основания опасаться осуществления этой угрозы, -

наказывается ограничением свободы на срок до двух лет, либо арестом на срок от четырех до шести месяцев, либо лишением свободы на срок до двух лет.

Комментарий к статье 119

1. Объектом данного преступления являются жизнь и здоровье личности, которые ставятся под угрозу причинения вреда.

2. Объективная сторона характеризуется действием - угрозой убийством или причинением тяжкого вреда здоровью (понятие убийства и причинения тяжкого вреда здоровью было дано при характеристике преступлений, предусмотренных ст. 105 и ст. 111 УК РФ).

3. Угроза - это разновидность психического насилия, выражение вовне намерения лишить потерпевшего жизни или причинить тяжкий вред его здоровью. Она может быть выражена в любой форме - устно, письменно, демонстрацией оружия и т.д. Ответственность за угрозу наступает, если имелись основания ее осуществления. При этом необходимо учитывать такие обстоятельства конкретного дела, как обстановка совершения преступления (особенно место и время), взаимоотношения виновного и потерпевшего, характеристика личности виновного (например, прежние судимости за преступления против личности, о чем было известно потерпевшему), демонстрация при угрозе оружия или другого предмета, который мог быть использован в качестве оружия, и т.д. Угроза рассчитана на запугивание потерпевшего. Рассматриваемое преступление относится к так называемым преступлениям с формальным составом, в связи с чем считается оконченным с момента выражения угрозы.

4. Субъект преступления - лицо, достигшее 16-летнего возраста.

5. Субъективная сторона рассматриваемого преступления характеризуется прямым умыслом. Виновный осознает, что высказывает угрозу, и желает, чтобы эта угроза была воспринята потерпевшим как реальная.

6. Психическое насилие в виде угрозы убийством или причинением тяжкого вреда здоровью может являться способом совершения другого преступления (например, изнасилования, разбоя, вымогательства). В таких случаях содеянное квалифицируется по соответствующей статье УК, предусматривающей другое преступление, а ст. 119 не применяется.

Статья 120. Принуждение к изъятию органов или тканей человека для трансплантации

1. Принуждение к изъятию органов или тканей человека для трансплантации, совершенное с применением насилия либо с угрозой его применения, -

наказывается лишением свободы на срок до четырех лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет или без такового.

2. То же деяние, совершенное в отношении лица, заведомо для виновного находящегося в беспомощном состоянии либо в материальной или иной зависимости от виновного, -

наказывается лишением свободы на срок от двух до пяти лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет или без такового.

Комментарий к статье 120

1. В Законе Российской Федерации "О трансплантации органов и (или) тканей человека" 1992 г. устанавливается, что трансплантация органов или тканей от живого донора или от трупа может быть применена только в случае, если медицинские средства не могут гарантировать сохранения жизни больного (реципиента) либо восстановления его здоровья. У живого донора изъятие органов или тканей допустимо только в случае, если его здоровью по заключению консилиума врачей-специалистов не будет причинен значительный вред. Трансплантация органов или тканей допускается исключительно с согласия живого донора.

2. Объективная сторона рассматриваемого преступления характеризуется действием (принуждение к изъятию органов или тканей человека для трансплантации) и способом (применение насилия или угроза его применения). Принуждение - это неправомерное воздействие на личность с целью добиться от нее согласия на донорство под угрозой неблагоприятных последствий в случае отказа. Насилие при этом возможно как физическое, так и психическое. Физическое насилие выражается в нанесении потерпевшему ударов, побоев, причинении вреда здоровью различной тяжести. Причинение при этом умышленного тяжкого вреда здоровью не охватывается составом ч. 1 ст. 120, а влечет дополнительную квалификацию еще и по ст. 111 УК РФ. Психическое насилие предполагает угрозу применения физического насилия (вплоть до угрозы убийством). Состав данного преступления - формальный. Преступление считается оконченным с момента принуждения к трансплантации, независимо от того, была она осуществлена или нет.

3. Субъектом преступления является лицо, достигшее 16-летнего возраста.

4. Субъективную сторону рассматриваемого преступления образуют умышленная вина в форме прямого умысла и цель принудительных действий - последующая трансплантация органов или тканей человека.

5. В ч. 2 ст. 120 сконструирован квалифицированный состав данного преступления. Повышенная ответственность устанавливается в случае, если преступление совершается в отношении лица, заведомо для виновного находящегося в беспомощном состоянии либо в материальной или иной от него зависимости. Первый квалифицирующий признак понимается так же, как в составе убийства (п. "в" ч. 2 ст. 105) и умышленном причинении тяжкого (п. "б" ч. 2 ст. 111) и средней тяжести (п. "в" ч. 2 ст. 112) вреда здоровью. Применительно к рассматриваемому составу его специфика заключается в том, что беспомощное состояние означает неспособность потерпевшего (в силу болезни или иных причин) противостоять требованиям виновного (виновных) об изъятии у него органов или тканей для последующей трансплантации (например, требование на согласие трансплантации почки).

6. Второй квалифицирующий признак (нахождение потерпевшего в материальной или иной зависимости от виновного) понимается так же, как в составе истязания (п. "г" ч. 2 ст. 117).

Статья 121. Заражение венерической болезнью

1. Заражение другого лица венерической болезнью лицом, знавшим о наличии у него этой болезни, -

наказывается штрафом в размере до двухсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до восемнадцати месяцев, либо исправительными работами на срок от одного года до двух лет, либо арестом на срок от трех до шести месяцев.

(в ред. Федерального закона от 08.12.2003 N 162-ФЗ)

2. То же деяние, совершенное в отношении двух или более лиц либо в отношении заведомо несовершеннолетнего, -

наказывается штрафом в размере до трехсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до двух лет либо лишением свободы на срок до двух лет.

(в ред. Федерального закона от 08.12.2003 N 162-ФЗ)

Комментарий к статье 121

1. Объективная сторона преступления выражается в действиях или бездействии, результатом которых явилось заражение венерической болезнью другого лица. К венерическим болезням относятся сифилис, гонорея, мягкий шанкр, паховый лимфогранулематоз и др. Способ заражения не влияет на квалификацию преступления. Оно может произойти как посредством полового сношения, так и в результате нарушения страдающим венерической болезнью гигиенических правил поведения в семье, быту, на работе (например, пользование общей посудой, полотенцем), которое заведомо для больного ставит другое лицо в опасность заражения венерической болезнью и в итоге приводит к такому результату (рассматриваемый состав является материальным).

2. Субъект преступления - лицо, достигшее 16-летнего возраста, страдающее венерической болезнью.

3. Субъективная сторона характеризуется умышленной виной (умысел может быть как прямым, так и косвенным). Лицо осознает, что, являясь венерическим больным и нарушая установленные правила, половым или другим путем может заразить другое лицо этой болезнью и желает (прямой умысел) либо сознательно допускает наступление этих последствий или относится к ним безразлично (косвенный умысел). При рассмотрении дел о преступлениях, предусмотренных ст. 121 УК, суд должен установить наличие доказательств, подтверждающих, что подсудимый знал о своей болезни (например, предостережение лечебного учреждения, иные данные, свидетельствующие об осведомленности подсудимого о заболевании и его заразности).

4. Уголовная ответственность лица, больного венерической болезнью, за заражение ею другого лица может иметь место не только в период болезни и ее лечения, но и в период контрольного наблюдения лечебным учреждением за больным до снятия его с учета.

5. Согласие потерпевшего на поставление его в опасность заражения венерической болезнью и последующее за этим фактическое заражение не являются основанием для освобождения от уголовной ответственности лица, знавшего о наличии у него венерического заболевания и заразившего потерпевшего венерической болезнью.

Статья 122. Заражение ВИЧ-инфекцией

1. Заведомое поставление другого лица в опасность заражения ВИЧ-инфекцией -

наказывается ограничением свободы на срок до трех лет, либо арестом на срок от трех до шести месяцев, либо лишением свободы на срок до одного года.

2. Заражение другого лица ВИЧ-инфекцией лицом, знавшим о наличии у него этой болезни, -

наказывается лишением свободы на срок до пяти лет.

3. Деяние, предусмотренное частью второй настоящей статьи, совершенное в отношении двух или более лиц либо в отношении заведомо несовершеннолетнего, -

наказывается лишением свободы на срок до восьми лет.

4. Заражение другого лица ВИЧ-инфекцией вследствие ненадлежащего исполнения лицом своих профессиональных обязанностей -

наказывается лишением свободы на срок до пяти лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет.

Примечание. Лицо, совершившее деяния, предусмотренные частями первой или второй настоящей статьи, освобождается от уголовной ответственности в случае, если другое лицо, поставленное в опасность заражения либо зараженное ВИЧ-инфекцией, было своевременно предупреждено о наличии у первого этой болезни и добровольно согласилось совершить действия, создавшие опасность заражения.

(примечание введено Федеральным законом от 08.12.2003 N 162-ФЗ)

Комментарий к статье 122

1. Вирус иммунодефицита человека (ВИЧ) является возбудителем опаснейшего заболевания (СПИД), при котором разрушается иммунная (защитная) система организма человека. Его обоснованно называли чумой XX века (таковым он остался и в XXI веке) - ввиду скорости распространения, отсутствия эффективных лекарственных средств, а также летального исхода заболевания.

2. Объективная сторона преступления выражается в действиях, заключающихся в заведомом поставлении носителем ВИЧ-инфекции или ВИЧ-больным другого лица в опасность заражения ВИЧ-инфекцией (состав формальный). Обычно ВИЧ передается в результате полового сношения или полового контакта в другой форме (например, при мужеложстве), при использовании для инъекций нестерильных шприцев (например, наркоманами), путем переливания донорской крови, содержащей вирус.

3. Субъект преступления - лицо, достигшее 16 лет, которое является носителем ВИЧ-инфекции или болеет этим заболеванием.

4. Субъективная сторона заведомого поставления другого лица в опасность заражения ВИЧ-инфекцией характеризуется виной в виде прямого или косвенного умысла.

5. Часть 2 ст. 122 УК предусматривает повышенную ответственность за заражение другого лица ВИЧ-инфекцией лицом, знавшим о наличии у него этой болезни. В отличие от ч. 1 ст. 122 данный квалифицированный состав является материальным и с объективной стороны предполагает наступление определенного последствия - фактического заражения другого лица ВИЧ-инфекцией. При этом следует иметь в виду, что оконченным это преступление считается независимо от того, разовьется у потерпевшего болезнь или он станет просто ВИЧ-инфицированным.

6. Требования, предъявляемые к субъекту и субъективной стороне, те же, что и в составе преступления, предусмотренном ч. 1 ст. 122 УК.

7. В ч. 4 ст. 122 сконструирован самостоятельный состав заражения другого лица ВИЧ-инфекцией вследствие ненадлежащего исполнения лицом своих профессиональных обязанностей. Субъектами данного преступления являются медицинские работники, не соблюдающие установленные меры предосторожности при взаимодействии с ВИЧ-инфицированными и больными (например, при переливании крови, инъекции). В этих случаях субъективная сторона таких действий характеризуется неосторожной виной (в виде как легкомыслия, так и небрежности), что предопределяет указание диспозиции ч. 4 ст. 122 на ненадлежащее исполнение субъектом своих профессиональных обязанностей.

Статья 123. Незаконное производство аборта

1. Производство аборта лицом, не имеющим высшего медицинского образования соответствующего профиля, -

наказывается штрафом в размере до восьмидесяти тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до шести месяцев, либо обязательными работами на срок от ста до двухсот сорока часов, либо исправительными работами на срок от одного года до двух лет.

(в ред. Федерального закона от 08.12.2003 N 162-ФЗ)

2. Утратила силу. - Федеральный закон от 08.12.2003 N 162-ФЗ.

3. То же деяние, если оно повлекло по неосторожности смерть потерпевшей либо причинение тяжкого вреда ее здоровью, -

(в ред. Федерального закона от 08.12.2003 N 162-ФЗ)

наказывается лишением свободы на срок до пяти лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет или без такового.

(в ред. Федерального закона от 08.12.2003 N 162-ФЗ)

Комментарий к статье 123

1. Объектом данного преступления является здоровье беременной женщины.

2. Объективная сторона заключается в производстве незаконного аборта. В соответствии со ст. 36 Основ законодательства Российской Федерации об охране здоровья граждан 1993 г. искусственное прерывание беременности (аборт) проводится по желанию женщины при сроке беременности до 12 недель, по социальным показаниям - при сроке беременности до 22 недель, а при наличии медицинских показаний и согласия женщины - независимо от срока беременности. Искусственное прерывание беременности производится в учреждениях, получивших лицензию на указанный вид деятельности, врачами, имеющими специальную (т.е. гинекологическую) подготовку.

Способ совершения преступления не влияет на его квалификацию. Прерывание беременности может осуществляться не только оперативным путем, но и другим способом (например, токсическим).

Состав преступления - формальный. Преступление признается оконченным после производства операции по изгнанию плода независимо от того, причинен ли при этом какой-либо вред здоровью женщины.

3. Субъектом преступления является только лицо, не имеющее высшего медицинского образования соответствующего (гинекологического) профиля.

4. Субъективная сторона характеризуется виной в форме прямого умысла. Лицо осознает, что, не имея необходимого образования и специальности, производит искусственное прерывание беременности потерпевшей, и желает совершить эти действия.

В ч. 3 ст. 123 предусмотрена ответственность за наиболее опасный вид незаконного аборта, если действия виновного повлекли по неосторожности смерть потерпевшей либо причинение тяжкого вреда ее здоровью.

5. В отличие от состава преступления, предусмотренного ч. 1, квалифицированный состав данного преступления, предусмотренный ч. 3 комментируемой статьи, по своей объективной стороне является материальным. Помимо самих действий по искусственному прерыванию беременности объективная сторона характеризуется определенным последствием (смерть потерпевшей или причинение тяжкого вреда ее здоровью), находящимся в причинной связи с производством незаконного аборта. Понятие тяжкого вреда здоровью может включать в себя некоторые его разновидности, характерные для состава преступления, предусмотренного ст. 111 УК РФ, и конкретизированные в Правилах судебно-медицинской экспертизы тяжести вреда здоровью (оно включает, например, утрату способности к оплодотворению и деторождению).

Районным народным судом Ч. была осуждена по ч. 3 ст. 116 УК РСФСР (незаконное производство аборта, повлекшее за собой смерть потерпевшей или иные тяжкие последствия). Она была признана виновной в том, что, не имея высшего медицинского образования, за вознаграждение произвела аборт Д. в рентгенкабинете областного онкологического диспансера. На шестой день после произведенного ей вливания у Д. произошел выкидыш. В связи с ухудшением состояния здоровья Д. через две недели после этого была доставлена в больницу с диагнозом "неполный лихорадящий выкидыш 15 - 16 недель беременности, осложненный постгеморрагической анемией, сопровождающейся тяжелым состоянием, опасным для жизни". Для выведения Д. из такого состояния ей шесть раз проводилось переливание крови, осуществлялось медикаментозное лечение. Всего она находилась в больнице около месяца. Президиум областного суда, рассмотрев дело по протесту заместителя Председателя Верховного Суда РСФСР, переквалифицировал действия Ч. на ч. 2 ст. 116 УК РСФСР (производство аборта лицом, не имеющим высшего медицинского образования) по тем основаниям, что у потерпевшей тяжких последствий от криминального аборта не наступило. Президиум областного суда указал, что под тяжкими последствиями следует понимать фактические последствия после лечения как результата незаконного аборта, а не проходящее состояние здоровья женщины в момент лечения. Из заключения судебно-медицинского эксперта видно, что при поступлении в больницу после криминального аборта состояние здоровья потерпевшей было тяжелым, опасным для жизни. После же проведения лечения Д. была выписана из больницы в удовлетворительном состоянии, и никаких тяжких последствий как результата криминального аборта у нее не наступило (БВС РСФСР. 1974. N 4. С. 16).

6. Субъективная сторона незаконного аборта при отягчающих обстоятельствах характеризуется двойной формой вины. Психическое отношение к искусственному прерыванию беременности выражается в форме прямого умысла, а к наступлению смерти или причинению тяжкого вреда здоровью потерпевшей - в форме неосторожности (легкомыслие или небрежность).

8. Уголовная ответственность за производство аборта исключается при наличии крайней необходимости (ст. 39 УК РФ).

Статья 124. Неоказание помощи больному

1. Неоказание помощи больному без уважительных причин лицом, обязанным ее оказывать в соответствии с законом или со специальным правилом, если это повлекло по неосторожности причинение средней тяжести вреда здоровью больного, -

наказывается штрафом в размере до сорока тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до трех месяцев, либо исправительными работами на срок до одного года, либо арестом на срок от двух до четырех месяцев.

(в ред. Федерального закона от 08.12.2003 N 162-ФЗ)

2. То же деяние, если оно повлекло по неосторожности смерть больного либо причинение тяжкого вреда его здоровью, -

наказывается лишением свободы на срок до трех лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет или без такового.

Комментарий к статье 124

1. В соответствии со ст. 38 и 39 Основ законодательства Российской Федерации о здравоохранении 1993 г. медицинская помощь подразделяется на первичную медико-санитарную и скорую медицинскую. Первая включает в себя разнообразные медицинские мероприятия, в том числе лечение наиболее распространенных болезней, а также травм, отравлений и других неотложных состояний. Скорая медицинская помощь оказывается гражданам при состояниях, требующих срочного медицинского вмешательства (при несчастных случаях, травмах, отравлениях и др.), и осуществляется безотлагательно лечебно-профилактическими учреждениями независимо от территориальной, ведомственной подчиненности и формы собственности, медицинскими работниками, а также лицами, обязанными ее оказывать в виде первой помощи по закону или по специальному правилу.

2. Объективная сторона преступления, предусмотренного ст. 124 УК РФ, характеризуется бездействием (неоказание помощи больному без уважительных причин), последствием (причинение средней тяжести вреда здоровью больного) и причинной связью между указанными бездействием и последствием. Бездействие выражается в том, что виновный без уважительных причин не совершает необходимые в сложившейся обстановке действия по оказанию помощи больному (например, предоставление лекарств, проведение искусственного дыхания, наложение шины при переломах, госпитализация и т.д.). Уважительными считаются причины, которые лицо не в состоянии было преодолеть (например, отсутствие необходимых лекарств или медицинского инструментария).

3. Субъектом преступления является лицо, достигшее 16-летнего возраста, обязанное оказывать помощь больному в соответствии с законом или специальным правилом. Это прежде всего медицинские работники: врачи, фельдшеры, медицинские сестры, акушеры, фармацевтические работники. В соответствии с Законом РФ "О милиции" 1991 г. обязанность принимать неотложные меры по спасению людей и оказанию им первой медицинской помощи возложена также на работников милиции.

4. Субъективная сторона преступления характеризуется неосторожной виной в форме легкомыслия или небрежности. Виновный предвидит, что в результате неоказания помощи больному может быть причинен средней тяжести вред здоровью, но без достаточных к тому оснований самонадеянно рассчитывает на предотвращение этих последствий (легкомыслие) либо не предвидит наступление общественно опасных последствий своих действий, хотя при необходимой внимательности и предусмотрительности должно было и могло предвидеть эти последствия (небрежность).

5. В ч. 2 ст. 124 предусмотрена повышенная ответственность за неоказание помощи больному, если это деяние повлекло по неосторожности смерть больного либо причинение тяжкого вреда его здоровью.

6. В судебной практике трудности в квалификации данного преступления связаны обычно с определением бездействия (оказал или не оказал виновный помощь больному) и со спецификой субъекта этого преступления. Приведем пример.

Приговором областного суда Ш. была осуждена по ч. 2 ст. 128 УК РСФСР (неоказание помощи больному, повлекшее смерть потерпевшего). Она признана виновной в том, что, работая заведующей фельдшерским участком, не оказала надлежащую медицинскую помощь роженице Н., вследствие чего та скончалась от маточного кровотечения. Согласно приговору, Ш., установив, что у Н. родовая деятельность сопровождается кровотечением, не сообщила об этом районному акушеру-гинекологу, не обследовала больную, а увидев, что в доме Н. находится занимающаяся незаконным врачеванием Ш-а, оставила больную в беспомощном состоянии. Зная, что Н. ввиду осложнившихся родов нетранспортабельна, Ш. тем не менее дала согласие на перевозку ее в кабине грузовой автомашины на расстояние 18 км, а после доставления в больницу, не проинформировав медицинский персонал о состоянии больной, уехала в другое село. В судебном заседании Ш. виновной себя не признала и пояснила, что со своей стороны она оказала больной необходимую помощь (при этом ссылалась на свою недостаточную опытность в области гинекологии).

В жалобе адвоката ставился вопрос о том, что Ш. не может быть субъектом преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 128 УК РСФСР, так как осужденная не имеет диплома врача и относится к среднему медицинскому персоналу. Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РСФСР, проверив материалы дела, отвергла доводы, изложенные в кассационных жалобах, и нашла приговор в отношении Ш. правильным. Как усматривается из показаний свидетелей, Ш., придя к роженице по вызову ее родных, не обследовала больную, а увидев в доме Н. гражданку Ш-у, вообще отказалась оказывать Н. какую-либо помощь и о нетранспортабельности больной им ничего не сказала. Работники больницы Б. и Г. показали, что, доставив Н. в больницу, Ш. не сообщила им о состоянии больной и уехала в другое село. Оснований для удовлетворения жалобы адвоката коллегия также не нашла, указав, что субъектом этого преступления могут быть не только врачи по образованию, но и другой медицинский персонал, на обязанности которого лежало оказание помощи больному (БВС РСФСР. 1961. N 4. С. 10 - 11).

Статья 125. Оставление в опасности

Заведомое оставление без помощи лица, находящегося в опасном для жизни или здоровья состоянии и лишенного возможности принять меры к самосохранению по малолетству, старости, болезни или вследствие своей беспомощности, в случаях, если виновный имел возможность оказать помощь этому лицу и был обязан иметь о нем заботу либо сам поставил его в опасное для жизни или здоровья состояние, -

наказывается штрафом в размере до восьмидесяти тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до шести месяцев, либо обязательными работами на срок от ста двадцати до ста восьмидесяти часов, либо исправительными работами на срок до одного года, либо арестом на срок до трех месяцев, либо лишением свободы на срок до одного года.

(в ред. Федерального закона от 08.12.2003 N 162-ФЗ)

Комментарий к статье 125

1. Объектом преступления является жизнь и здоровье лица, оказавшегося в беспомощном состоянии и не способного принять меры к самосохранению.

2. Объективная сторона характеризуется бездействием, т.е. невыполнением необходимых действий по оказанию помощи лицу, оказавшемуся в опасном для жизни или здоровья состоянии. Причинами, обусловливающими неспособность лица принять меры к самосохранению, являются малолетство, старость, болезнь и иная беспомощность, вызванная, например, стихийным бедствием (землетрясение, наводнение и т.д.), определенными физиологическими и патологическими процессами, происходящими в организме человека, различными, в том числе преступными, действиями людей. Под малолетними следует понимать несовершеннолетних, не достигших 14-летнего возраста. Старость связывается с достижением лицом 60 лет. Болезнь - любое болезненное состояние, лишающее лицо возможности принять меры к самосохранению.

3. Субъект преступления - лицо, достигшее 16-летнего возраста, обладающее следующими специфическими признаками. Во-первых, оно должно иметь возможность без серьезной опасности для себя или других лиц оказать помощь потерпевшему. Во-вторых, оно было обязано проявить о нем заботу, однако не проявило, в результате чего потерпевший оказался в опасном для жизни и здоровья состоянии. Обязанность заботиться о лице может вытекать из родственных (забота родителей о малолетних детях и взрослых детей о престарелых либо больных родителях), опекунских или попечительских отношений, служебных обязанностей (воспитатель в детском саду, инструктор туристической группы), из договорных отношений (частный охранник, телохранитель, сиделка у тяжелобольного) и т.д.

Г. был признан судом виновным в оставлении человека в опасности и осужден по ст. 125 УК РФ. Декабрьским днем односельчане А., Г-ев, Г. и Т. на автомашине ГАЗ-53 выехали из села для перевозки дров. Машина забуксовала в глубоком снегу. Не сумев ее вытащить, они решили идти домой пешком. По дороге все, кроме А., распили две бутылки водки. А. быстрым шагом пошел впереди остальных и дошел до села. Т. не смог идти дальше без помощи Г. и Г-ева. Они несли его на плечах, а затем Г. пошел в село за машиной. Г-ев и Т. должны были разжечь костер и ждать помощи. Г., дойдя до села, не смог найти машину, отправился домой и лег спать. Г-ев не смог разжечь костер, и они с Т. вышли на дорогу. Услышав шум двигателя автомашины, Г-ев пошел вперед, надеясь ее встретить. Не увидев автомашины, дошел до села и лег спать дома, оставив беспомощного Т. на 30-градусном морозе. От переохлаждения тот умер. Заместитель Председателя Верховного Суда РФ в протесте поставил вопрос о прекращении дела в отношении Г. Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ удовлетворил протест, указав, в том числе, следующее.

Согласно закону уголовная ответственность по ст. 125 УК РФ наступает только при наличии прямого умысла и двух обязательных условий: когда виновный имел возможность оказать помощь лицу, находящемуся в опасном для жизни состоянии, и был обязан иметь о нем заботу либо сам поставил его в опасное для жизни или здоровья состоянии не по его вине. Г. не оставлял потерпевшего одного. Осужденный имел все основания полагать, что Г-ев разожжет костер и останется с пострадавшим, т.е. добросовестно заблуждался в отсутствии опасности для жизни Т. Данное обстоятельство исключает ответственность по ст. 125 УК РФ. С учетом изложенного приговор и последующие судебные решения отменены и дело прекращено за отсутствием в действиях Г. состава преступления (БВС РФ. 2003. N 4. С. 10 - 11).

4. При оставлении потерпевшего в опасном для его жизни или здоровья состоянии виновный, не желая этого, создает ситуацию, при которой наступление такого состояния становится реальным. Например, лицо уговорило потерпевшего сделать восхождение на труднодоступную вершину, а тот оступился в пропасть; лицо уговорило потерпевшего переплыть с ним реку, и потерпевший утонул и т.д.

5. Субъективная сторона характеризуется виной в форме прямого умысла. Виновный сознает, что, имея возможность оказать помощь другому человеку, находящемуся в опасном для жизни состоянии и, будучи обязанным ее оказать, желает уклониться от этого. Мотивы преступления не влияют на квалификацию и могут быть самыми разнообразными (месть, неприязнь, боязнь быть привлеченным к уголовной ответственности за случившееся и т.д.).

6. В судебной практике иногда возникает вопрос о возможности квалификации действий виновного как оставления в опасности в результате совершения им умышленного преступления.

Так, Н. был осужден по ч. 2 ст. 108 УК РСФСР (причинение умышленного тяжкого телесного повреждения без отягчающих обстоятельств). Преступление было совершено при следующих обстоятельствах. В автобусе между Н. и К. завязалась драка. После того как К. оскорбил и ударил Н., последний, пригрозив обидчику, что отомстит, на следующей остановке вышел. Встретив после этого К., Н. избил его. При этом виновным были причинены тяжкие телесные повреждения, сам же он ушел. Смерть К. наступила от общего переохлаждения тела. Президиум областного суда приговор и кассационное определение отменил и переквалифицировал действия Н. на ч. 2 ст. 108 УК РСФСР (умышленное тяжкое телесное повреждение, повлекшее смерть) и ч. 2 ст. 127 УК РСФСР (оставление в опасности). Таким образом, с учетом внесенных в приговор изменений Н. был признан виновным в умышленном причинении К. тяжких телесных повреждений, повлекших смерть потерпевшего, и в оставлении его в опасном для жизни состоянии. Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РСФСР, рассмотрев дело по протесту заместителя Председателя Верховного Суда РСФСР, согласилась с квалификацией действий Н. по ч. 2 ст. 108 УК РСФСР (умышленное тяжкое телесное повреждение, повлекшее смерть потерпевшего).

Одновременно коллегия исключила обвинение Н. в оставлении в опасности. Коллегия указала, что по смыслу закона ответственность за оставление в опасности наступает в случае неоказания помощи лицу, находившемуся в беспомощном состоянии вследствие указанных в диспозиции ст. 127 УК РСФСР об оставлении в опасности причин. Среди них не указывается совершение умышленного преступления. По данному же делу установлено, что в беспомощное состояние К. привел Н. своими умышленными преступными действиями, за что обоснованно осужден по ч. 2 ст. 108 УК РСФСР. В связи с этим лицо, причинившее потерпевшему умышленное тяжкое телесное повреждение, не может нести ответственность за оставление потерпевшего в опасности (см.: Постановления и определения по уголовным делам Верховного Суда РСФСР. 1981 - 1988. М., 1989. С. 11).