Глава 5 ОШИБКА В УГОЛОВНОМ ПРАВЕ : Понятие преступления - Козлов А. П : Книги по праву, правоведение

Глава 5 ОШИБКА В УГОЛОВНОМ ПРАВЕ

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 
РЕКЛАМА
<

Вопрос об ошибках относится к одному из сложнейших в субъективной стороне преступления, что обусловлено трудностями в установлении их понимания, классификации и уголовно-правового значения Прежде всего нужно отметить, что речь идет об ошибках лица, совершающего преступление, по оценке тех или иных объективных обстоятельств Начало проблем ошибки заложено уже в отсутствии системности рассмотрения вопроса, на это обстоятельство со ссылкой на Кестлина и других криминалистов обращал внимание Н. С Таганцев и, похоже, поддерживал необходимость системного исследования ошибок, точнее, их анализа в одном месте системы Тем не менее он сам рассматривает ошибки в различных местах применительно к вине2, к совпадению различных видов виновности\ к умыслу не осуществившемуся и мнимым преступлениям . к покушению с негодными средствами и на негодный объект5, т е ни о каком рассмотрении в системе нет речи Отсюда — естественное отсутствие единого представления об ошибках и их уголовно-правовом значении. Указанная ситуация имеет место до сегодняш-

1                 Таганцев Н С Курс русского уголовного права СПб, 1878 Кн 1 Вып 2 С 13—14

2          Там же С 13-35

3          Там же С 100-107

4           Там же С 127-129

5           Там же С 214-235

 

I ripecmvnпение и его структура                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                 619

то Дня' Раз>местся> здесь речь не идет о специальных исследова-«ч ошибки, где авторы с необходимостью создают системное едСТавление о ней На наш взгляд, необходимо согласиться с те-и криминалистами, которые требовали системности рассмотрения шибок, и создать всеобъемлющее учение о них Не считая себя способным в рамках данной работы на всеобъемлющий анализ ошибок, попробую набросать контуры такового

В целом понятие ошибки довольно точно определено в теории «головного права И 3 Геллер под ошибочным понимал «с\ ждение, не соответствующее действительности» \ здесь мы имеем верное, но общее понимание ошибки безотносительно уголовного права Особенно ценным в данной позиции, на наш взгляд, является то. что автор определяет ошибку через формально-логическое понятие «суждение», в котором саккумулировано и отражение, и восприятие действительности, и отношение лица к ней Но это же является и недостатком, поскольку иногда у лица отсутствует вообще знание о предмете, соответственно, отсутствует и суждение о нем, тем не менее таковое должно быть признано ошибкой

Согласно точке зрения В А Якушина, «ошибка — это заблуждение лица относительно объективных свойств общественно опасного деяния, которые характеризу ют его как преступление»4 Можно признать и данное определение достаточно верным, тем более что автор ограничивает пределы ошибки рамками обстоятельств, значимых для уголовного права Однако несколько настораживает термин «заблуждение», поскольку указанное может возродить ненужные Дискуссии Ведь еще Н С Таганцев. похоже, не знал, что ему делать С терминами «заблуждение», «ошибка», «неведение» с одной сто-Р0ны, он их разделял («отчего бы ни происходили ошибка или неве-Двние», «но к каким бы элементам состава ни относилось неведение

 уголовного права М, 1999 Т 1 С 347-358, 373-374, 437-439, Российское е право Курс лекций Владивосток, 1999 Т 1 С 438-442 475-477,537-538

'*ллер И 3 Ошибка человека и ее значение при вменении деяния этого лица ему в *Ну Юрьев, 1910, Кириченко В Ф Значение ошибки по советскому уголовному пра-J-NI, 1952, Якушин В А Ошибка и ее уголовно-правовое значение Казань 1988, ***етков А А Фактическая ошибка и квалификация преступлений Автореф дис Pffl Юрид наук М , 1991 и др ,'вллери 3 Указ соч С 5

""УШинВ А Указ соч С 35

 

1

680       Часть вторая. Преступление, его понятие, структура, npuJIIa

и заблуждение, они ..», «что касается до последствий ошибки й ведения», «если неведение и заблуждение относительно факти1 ских .», «к области же юридической ошибки и неведения » и т   к" с другой — старается их объединить («к области фактическ0-ошибки нужно отнести и неведение», да и почти по всей работ применительно к анализируемому вопросу он говорит о заблужд ниях, неведении как ошибках") И причины такового вполне понят ны; автор уловил тончайший нюанс в различии заблуждения и неве дения, которое заключается в том, что заблуждение — это ложное мнение3 об отраженной и воспринятой действительности, тогда как неведение — незнание о действительности относительно конкретного случая — свидетельствует об отсутствии какого-либо мнения по его поводу. В то же время и заблуждение, и неведение представляют собой ошибку. Именно поэтому прав В. А. Якушин, признавший ошибку более широким понятием по отношению к заблуждению4 но тогда нельзя было ошибку как более широкое понятие определять через заблуждение как более узкое понятие, в противном случае возникает формально-логическая ошибка несоответствия объемов определяемого и определения. Отсюда более точным было бы говорить об ошибке как заблуждении или неведении.

А. А Кочетков считает, что «ошибка субъекта — это неадекватное объективной реальности психическое отношение лица к совершаемому им значимому для уголовного права действию (бездействию) и его последствиям»5. Очень похоже на то, что последнее определение более точное. Во-первых, в нем использован более широкий, чем «суждение», термин «психическое отношение», ведь психическое отношение охватывает собой и незнание о том или ином предмете, поскольку выражено в конкретном поведении в его направлении; во-вторых, данный термин более точен, поскольку имеет «хождение» в уголовном праве и соотнесен сразу с виной, которая также является психическим отношением. Тем не менее едва ли следует соглашаться с автором в том, что он соотнес ошибку только с деянием и последствием, ведь криминально значимым

1                Таганцев Н С Указ соч С 14-19

2          Там же.

3             Ожегов С И Словарь русского языка М.1989 С 161 А Якушин В А Указ соч С 35

5 Кочетков А А Указ соч С 11

 

w

 Преступление и его структура__________681

^^ов      и иные обстоятельства (способ, возраст потерпевшей при насиловании и т. д ) и игнорировать ошибочность представления о и   явно неоправданно. Такую же неточность дотекают и другие  этом плане более верно определяет ошибку И. М. Тяж-

которая пишет о неправильной оценке лицом своего поведе-*"« Фактических обстоятельств содеянного, последствий, условий

НИ"' ^                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                 1 т    г

шоправности и пр." 1ребует некоторого уточнения и начальная

t —■ «неадекватное объективной реальности». Дело в том, что ошибка носит двойственный характер. С одной стороны, она зависит от неадекватности отражения, восприятия ок-„^аюшего мира тем или иным лицом; по существу, ошибка такого «ода связана с актуализацией сознания, с его направленностью на нечто конкретное, чрезвычайно заинтересовавшее субъекта. При уюм остальная часть объективного мира остается непознанной или познанной частично только по причинам выпадения ее за пределы потребностно-мотивационной сферы. Деформации отраженного мира сказываются на ограниченности сознания лица, влекут за собой ошибку оценки объективного. С другой стороны, можно предположить, что даже при одинаковом отражении и восприятии объективного и его оценке различными лицами последующее предвидение развития события зависит от степени развитости сознания — от степени мышления, которая напрямую связана с генетической и социальной подготовленностью субъекта к разрешению ситуаций, с его Ценностными ориентациями и социальными установками, т. е имеется еще и «чисто» субъективный момент возникновения ошибки. В этом плане, представляется, прав В. А. Номоконов в том, что разделил оценку и прогнозирование («условно ошибки субъекта в оценке в прогнозировании своего поведения...»5). Таким образом, констатация того, что заблуждение лица неадекватно объективной реально-^ верна лишь отчасти, поскольку ошибка предвидения неполно вязана с оценкой объективного; только в слиянии последней с "Убьективным миром человека возникает ошибка предвидения, а

яо она и является основной при установлении вины. На наш

^                                                                                                                                                     Российское уголовное право Курс лекций Владивосток, 1999 Т 1 С

• ^Рс Уголовного права М , 1999 Т 1 С 347

ВДюконов В А Преступное поведение детерминизм и ответственность Владиво-*Ч1989 С 41

 

682      Часть вторая Преступление, его понятие, структура, примпКи

взгляд, ошибкой можно признать заблуждение или неведение уе? века, связанные с неадекватной оценкой им объективного и субЪе тивными способностями его мышпения. Понятие ошибки в уголов ном праве будет носит несколько усеченный xapaicrep только в связи с тем. что и оценка, и прогнозирование соотнесены с социально вредным поведением человека.

Ошибка в уголовном праве всегда носит субъективный характер. Но что это означает? Н. С Таганцев начинал анализ ошибки с исследования прямого умысла, т. с напрямую связывал ее с виной но затем выводил ее на мнимые преступления, неоконченное преступление и т. д.1, определенным образом объективируя ее. по крайней мере, вроде бы вывел ее за пределы субъективной стороны Так же поступали и другие специалисты. Например, С. В. Познышев относил ошибку к обстоятельствам, устраняющим или видоизменяющим виновность2, в то же время анализировал ее в разделе о неоконченном преступлении3. А. А. Пионтковский исследовал ошибку в подразделе «Влияние ошибки на форму вины» , тем не менее писал о негодном покушении и приготовлении применительно к неоконченному преступлению5. Естествен вопрос: ошибка в средствах все-таки относится к субъективной стороне или является объективным фактором? Вроде бы ответ столь же естествен: в такой ситуации речь идет о влиянии субъективного на развитие и оценку объективного. Однако такой ответ едва ли будет точным с позиций А. А. Пионтковского, который определяет покушение с негодными средствами как «покушение, в котором субъект употребляет для достижения преступного результата средства, не способные по своим объективным свойствам вызвать наступление желаемого результата»0, что мало похоже на субъективную категорию. При таком понимании исчезает представление о сути негодных средств как субъективной ошибки в их выборе.

Именно поэтому необходимо однозначно отнести ошибк\ как явление психики к субъективной стороне преступления. Но стр\кту-

1                 Таганцев Н С Курс русского уголовного права Кн 1 Вып 2 С 13

2            Познышев С В Основные начала науки уголовного права М.1912 С 298-299

3            Там же С 369

4           Пионтковский А А Учение о преступлении М, 1961 С 401

5            Там же С 529 8 Там же С 530

 

Рл

ел 1- Преступление и его структура                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                  683

субъективной стороны нам известна — она состоит из вины, мо-ва и цели. Влияет ли ошибка на все три указанных элемента или льКо на некоторые из них? Очень похоже на то, что ошибка воз-оэкна и в отношении вины, и в отношении цели, и в отношении мотива. Применительно к вине ошибка действует в трех направлени-

._либо исключает вин\ (при ошибках абсолютной деформации

сознания); либо видоизменяет ее (одна ошибка существует при косвенном умысле, совсем др\гая — при легкомыслии и совершенно иная — при небрежности); либо несколько деформирует одну и ту лее вину (определенная и неопределенная вина, вина различной степени эмоциональной напряженности).

Относительно цели вопрос с ошибками решается в двух направлениях. Мы должны помнить, что существуют доминирующая и дополнительная (вспомогательная, собственно преступная) цели. Ошибка возможна применительно и к той, и к другой. Например, ошибка в доминирующей цели имеет место тогда, когда лицо стремится получить бриллиантовую брошь, а реально в броши стразы. Ошибка в дополнительной цели будет в том случае, если лицо думает, что совершает преступление, на самом деле преступление отсутствует. Ошибки в доминирующей и вспомогательной целях сказываются на квалификации и ответственности.

Нельзя забывать и о делении мотива на доминирующий и дополнительный. Непосредственная связь доминирующего мотива с доминирующей целью с необходимостью деформирует мотив ошибками цели; кроме того, доминирующий мотив обладает своими ошибками. Дополнительный мотив связан с ошибками дополнительной цели и кроме них несет в себе ошибки асоциальных установок и антисоциальных ценностных ориентации. При этом сами асоциальные установки и ценностные ориентации нельзя признавать <Ипибками субъекта, по крайней мере, применительно к умыслу, по-°кольку лицо сознательно их реализует.

При этом возникает одна небольшая проблема — надо ли отра-**гь ошибку в уголовном законе. В Уложении о наказаниях уголов-"Чх и исправительных ошибка была закреплена: в ст. 121 Уложения '"45 г. (ст. 115 в ред. 1864 г.) было указано на влияние негодных ; в ст. 1927 (1845 г) и ст. 1456 (1864 г.) было внесено убий- по ошибке другого лица. В Уголовном уложении 1903 г. оставь только ч. 4 ст. 49, аналогичная ст. 121 (ст. 115) Уложения о на-

 

684       Часть вторая Преступление, его понятие, структура,

казаниях После этого в законодательство России такая норм вносилась. Правда, в Проекте УК РФ 1995 г была предпринята Нб пытка ввести в закон ошибку в уголовно-правовом запрете (ст тп°' но она не была закреплена в законе. В теории уголовного права этому поводу сложилось два основных мнения. Согласно первом законе целесообразно отразить ошибку. «Наличие в УК статьи ламентирующей условия освобождения от ответственности смягчения ответственности при наличии ошибки, безусловно, явт ется во всех случаях положительным моментом»1. Другие автопь относятся к этому индифферентно. Разумеется, первый путь более плодотворный, поскольку любое законодательное положение сужает круг судебного усмотрения Однако при этом закон должен регламентировать ошибки достаточно полно, пока же законодательный опыт ограничен регламентацией только некоторых сторон ошибки (например, негодными средствами), все остальные стороны от законодателя «ускользают».

Высказанные В. А. Якушиным и В. В Назаровым предложения о регламентации в законе ошибки" представляются слишком широкими и направленными в основном на разделение юридических и фактических ошибок, т. с. касаются их классификации.

Проблемы классификации и соответствующие проблемы квалификации поведения являются наиболее сложными при исследовании ошибки. В теории уголовного права классификация ошибок осуществляется в зависимости от различных оснований. Главной классификацией и на сегодняшний день остается деление ошибок по их принадлежности к праву вообще и к фактическим обстоятельствам дела — на юридические и фактические. Приводя указанное разделение заблуждений, Н С. Таганцсв пишет. «В этом отношении прежде всего нужно заметить, что различие между фактическим и юридическим заблуждением вовсе не представляется резко очерченным, напротив того, при разборе практических примеров этого рода мы найдем, что оба эти вида тесно соприкасаются друг с другом, так что многие из случаев, на первый взгляд представляющиеся примерами юридического заблуждения, в действительности должны быть

1                 Курс уголовного права М.1999 Т 1 С 349, Российское уголовное право ВлаДиВ сток, 1999 Т 1 С 442

2              Цит по Курс российского уголовного права М.1999 Т 1 С 349

 

j преступление и его структура                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                   685

к фактическом}»1. Однако и в последующем теория уголовно-°С права традиционно поддерживает данн\ю классификацию2. Тем

менее, похоже, не всех ученых устраивает данная классификация !Г   В А. Номоконов. не высказывая своего мнения по поводу юри-

£СКОй и фактической ошибок, предлагает выделять тактические ^1блуяЗДение в оцснке конкретных обстоятельств престзпления) и —«зтегические (заблуждения по поводу основных социальных и яоа&ственных ценностей общества, связанные с асоциальными уста-■*вками) ошибки3, что приравнивает тактические к фактическим ошибкам, но искажает представление об ошибке вообще применительно к стратегической, поскольку в таком случае отсутствует ашибка. по крайней мере, применительно к прямому \ мысл\, да и к иосвенному тоже: нельзя признавать ошибкой нежелание лица согласовывать свое поведение с социальным обустройством общества. В. А. Якушин вслед за Н. С Таганцевым говорит об отсутствии в данной классификации «исключительности основания» деления и ооогветствующей возможности смешения юридической и фактической ошибок4 На наш взгляд, с изложенной позицией следует со-тласиться. Если бы речь шла об ошибках вообще без учета их социальных свойств, то в таком случае выделение юридической (связанной с осознанием асоциальное™ своего поведения) и фактической (вне связи с таковым) было бы значимым. В действительности же мы в любом варианте из выделенных говорим об осознании иди долженствовании и возможности осознания не только фактиче-всого характера обстоятельства, но и его социальных свойств (предвидит общественную опасность деяния и общественную опасность последствия, соответственно, противоправность того и другого); от-*0да ошибка в любой составляющей преступления — это юридиче-•ая ошибка. Именно поэтому, представляется, нет особого смысла •выделении юридической и фактической ошибки.

»Л**внЧев Н С Курс русского уголовного права Кн 1 Вып 2 С 18-19 Мюзиышев С. В Основные начала науки уголовного права М, 1912 С 299-305, J^HnioecHuu А А Учение о преступлении С 402 — 409, Курс советского уголовного  , 1968 С 449-458, Кочетков А А Фактическая ошибка и квалификация пре-й-Автореф дис    канд юрид наук М,1991 С 12, и др

JHoe В А Преступное поведение детерминизм и ответственность Владиво-«JJ*. 1989 С 41 "«УШцнВ А Указ соч С 49

 

686       Часть вторая Прест\п lenue его понятие структура

Сторонники разделения ошибок на юридические и фактическ вын\ждены аншшзировать те и другие, выделять их разковидност 6 дискутировать по поводу квалификации той или иной фактическ -или юридической ошибки При этом выводы каждого ученого отл чаются от выводов других, мало того, они отличаются по различнь ошибкам, словно в них нет ничего, чтобы их связывало, неоднп значно оценивает одни и те же ошибки и судебная практика

На наш взгляд, н\жно пойти иным путем, который уже отражен в теории уголовного права, но заглушён традиционными дискуссия, ми о юридических и фактических ошибках и их разновидностях Так, В А Якушин выделят классификацию в зависимости от количества нарушаемых норм', А А Кочетков предлагает главною, ра-бочую, унифицированную классификацию, соответственно делит ошибки в зависимости от наличия или отсутствия обстоятельств, по структуре заблу ждения (простые и составные), по отношению к составу преступления (образующих и не образующих этементы состава)2 Мы полностью согласны с необходимостью создания унифицированной классификации, но считаем, что оба автора лишь частично достигли поставленной цели, мало того, А А Кочетков, выделив унифицированную, по его мнению, классификацию, вновь возвращается к анализу ошибки в объекте, предмете ит д , что перечеркивает его поиски унифицированной классификации

Думается, нужно создать такую унифицированную классификацию, которая бы, с одной стороны, в одинаковой мере распространялась на все обстоятельства, с другой — уравняла бы значение ошибки применительно к каждому из них Именно основы такой классификации заложены в предложениях указанных двух авторов Но в более точном виде они были предложены еще И 3 Геллером, который выделят ошибки в качестве явления и ошибки в количестве признаков явления4 Итак, все ошибки могут быть разделены по нескольким основаниям 1 Ошибки в наличии или отсутствии обстоятельства, они соответственно разделяются на две группы а) ошибки, при которых чицо считает, что обстоятельство имеется тогда как оно отсутствует, б) ошибки, при которых лицо считает,

1            Там же С 56

2           Кочетков А А Указ соч С 12-13

3           Там же С 13

4          Геллер И 3 Указ соч С 6-7

 

I Flpecinvrnenue и его cmpvhinvpa                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                    687

____----------------------------------------

" обстоятельства нет, тогда как в действительности оно прис\тст-^ 2 Ошибки в качестве обстоитетьства которые также разде-«тгся на две группы а) ошибки в социальных свойствах обстоя-^ьства  (просоциальный  или  антисоциальный  характер  его),

. _щибки в содержании качества (осознавалось одно качество в йствительности существовало иное) 3 Ошибки в количестве об-

тОягпелъств, также двух видов а) лицо предвидело наличие одного дбетоятельства, на самом дете их бы то несколько (два или более), ллиДО предвидело наличие нескольких обстоятельств тогда как в яействительности было только одно Именно данные направления выделяют специалисты при анализе ошибок в отношении конкрет-яих обстоятельств (объекта, предмета) Наибольшие сомнения мо-ляг вызвать третье основание, поскольку и здесь речь может идти об осознании наличия или отсутствия всех иных обстоятельств за пределами одного из них, т е в опреде тонной части здесь присутствует и первое основание Однако мы третье основание оставляем лишь потому, что возможно совокупное представление о множестве обстоятельств, которое может изменить сит\ ацию Эти три основания классификации (шесть гр>пп) взаимосвязаны и создают единую систему ошибок, охватывая все ошибки На их базе мы можем создать и единую цепочку влияния обстоятельств вне зависимости от того, является ли оно объектом, либо предметом, либо последствием, либо деянием и т д При такой системе ошибок для нас должно быть безразличным, о каких конкретных обстоятельствах идет речь, развеется, в рамках их криминальной значимости ошибка в криминально не значимых обстоятельствах в уголовном праве ничтожна

< Мало того, мы должны понимать, что и криминальная значи-ЩОсть обстоятельств может быть различной одни из них несут глав-■Ую нагрузк\ при квалификации и свидетельствуют о наличии прс-**упления вообще (деяние и вред), оконченного или неоконченного преступления (вред) др\ гие — дополнительную наличие соучастия •Нескольких лиц), множественности преступлении (нсскотьких пре-"Уплений), иных факторов (например, несовершеннолетие виновного или потерпевшего и т д) Необходимо помнить и еще об од-НОм — вспомогательные обстоятельства могут быть отражены ичи "е отражены в Особенной части \ головного закона в любом из ука-зайНых случаев квалификация деяния в связи с ошибкой б\дет различной

 

688       Часть вторая Преступление, его понятие, структура, признаки

Кроме того, следует помнить и о наращивании в одном прест\гг. лении ошибок относительно различных обстоятельств (вреда и соучастия, деяния, множественности преступлений и несовершеннолетия потерпевших и т д.). Все это усложняет квалификации содеянного при наличии ошибок.

Тем не менее попытаемся предложить несколько общих правил оценки ошибки. Во-первых, при ошибке наличия обстоятельства лицу данное обстоятельство не вменяется (нельзя вменять только мысли). Однако мы должны помнить о делении всех обстоятельств на основные и квалифицирующие, когда ошибка в наличии основных (лицо ошибочно считает, что оно социально вредно будет действовать и создает возможность причинения вреда) приводит к исключению преступности поведения. Если же нет ошибки наличия применительно к основным обстоятельствам, но присутствует ошибка в отношении квалифицирующих обстоятельств, то возникшее преступление квалифицируется по соответствующим правилам оконченного или неоконченного преступления, тогда как квалифицирующее обстоятельство вменено быть не может. Мы не готовы в этом плане согласиться с Т. А. Костаревой. считающей, что здесь возможно квалифицированное преступление1, поскольку не готовы вменять мысли. В таких ситуациях мы отчетливо видим ошибку целеполага-ния и мотивации (лицо считает, что двигается к определенной цели. на самом деле этой цели нет, она ложна, не реальна).

Во-вторых, при ошибке отсутствия обстоятельства необходимо вменять действительно существующее обстоятельство, но с дифференциацией вины. В данной ситуации нет предвидения обстоятельства, нет целеполагания. нет мотивированного поведения. именно поэтому возникает несколько уровней решения1 а) если лицо не должно было и не могло предвидеть данное обстоятельство, то действует общее правило: при отсутствии предвидения и долженствования и возможности предвидения возникает невиновное отношение к данному обстоятельству, б) если все-таки существуют долженствование и возможность предвидения у лица, то ему вменяется неосторожное отношение к обстоятельству (при исключенном пред"

1 Kocmapeea T А Уголовно-правовая ошибка и ее роль в оценке преступлений с квалифицированными составами // Реализация принципа справедливости в правоприм6' нительной деятельности органов уголовной юстиции Ярославль, 1992 С 53

 

г

1£Л /. Преступление и его структура                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                    689

дии — легкомыслие, при отсутствующем с самого начала предании — небрежность); в) если ошибка отсутствия существует цменительно к основным обстоятельствам, то мы имеем неосто-поясное преступление, г) если ошибка отсутствия характериз> ет и основные, и квалифицирующие обстоятельства, то возникает неосторожное преступление с неосторожным отношением к иному обстоятельству; д) если ошибка отсутствия относится только к квалифицирующему обстоятельству, то возникает смешанная вина (умышленное преептшение и неосторожное отношение к квалифицирующему обстоятельству), е) если ошибка отсутствия характеризует один из основных признаков (вред) и квалифицирующий признак, то возникает смешанная вина с двойным характером (умысел к деянию, неосторожность к последствию и неосторожность к дополнительному обстоятельству). В этом плане мы согласны с Т. А. Костаревой, признающей квалифицированный состав1 Ошибки наличия обстоятельства не может быть при полном предвидении (умысел).

В-третьих, ошибки в социальных свойствах того или иного обстоятельства можно разделить на два уровня: 1) ошибки наличия антисоциального свойства, 2) ошибки отсутствия антисоциального свойства. В целом проблемы разрешаются так же. как и в первых двух вариантах, т е по правилам рассмотрения наличия или отсутствия. Особенность заключается в том. что сами обстоятельства остаются осознаваемыми, ошибка существует лишь применительно к качеству обстоятельства И здесь возможны несколько вариантов квалификации, а) если имеется ошибка наличия антисоциальных свойств (лицо считает обстоятельство социально опасным, тогда как оно таковым не является), то обстоятельство вменять нельзя (за мысли не наказывают), б) если возникла ошибка отсутствия антисоциального свойства (лицо считает обстоятельство не антисоциальным, а реально оно является таковым), то при долженствовании и возможности предвидения антисоциального свойства возникает неосторожная вина по отношению к нем\. если нет долженствования и возможности — возникает невиновное отношение к обстоятельству; в) если анализируемые ошибки слществуют применительно к основным обстоятельствам, то мы б\дем говорить об отсутствии или наличии преступного поведения, г) если же речь будет идти об

Там же

 

690       Часть вторая Преступчение, его понятие, структура, признак

ошибке относительно квалифициру ющих обстоятельств, то

ет умышленное преступление при неосторожном отношении к кк

лифициру ющему обстоятельству.

В-четвертых, при ошибке в содержании качества (в любом вд рианте имеется криминально значимое обстоятельство, но качеств его различно и субъект предвидит иное качество по сравнению с ре ально возникающим) И здесь вариантов решения вопроса несколь, ко: а) если ошибка предвидения распространяется на качество ос-новных обстоятельств, то возникает квалификация по идеальной совокупности в отношении предвиденного и непредвиденного обстоятельства по правилам о неоконченном или оконченном преступлении: б) если такая ошибка существует в отношении квалифицирующего обстоятельства, то правила оконченного или неоконченного преступления здесь неприменимы; в такой ситуации квалификация зависит от широты оформления квалифицирующего обстоятельства в законе: при включении предвиденного обстоятельства в объем непредвиденного проблем с квалификацией не возникает, при их частичном несовпадении вменяется предвиденная часть в пределах совпадения; при полном несовпадении нет ошибки качества

В-пятых, при ошибках наличия или отсутствия множественности обстоятельств вопрос решается, как в первых двух вариантах (по правилам наличия или отсутствия). Мало того, мы должны понимать, что ошибка наличия или отсутствия множественности в целом дублирует первые два варианта, ошибка наличия означает, что лицо считает реальным возникновение нескольких обстоятельств, тогда как реально только одно из них; в таком случае у него нет ошибки в отношении единственного реального и имеется ошибка в наличии второго (других) обстоятельства (обстоятельств), именно это и было предусмотрено в первом варианте («во-первых») и т. д Особенностью здесь выступает лишь то, что в рамках предвиденного множ£' ства лицо не знает, какое обстоятельство из входящих в множество наступит. Здесь вопрос решается в зависимости от того, обстоятельства целеполагаемые или побочные: если целеполагаемые, то вменяется максимум желаемого, если побочное, то вменяется фактически возникшее (по правилам неопределенной вины).

Отсюда видно, что на общем уровне вариантов оценки не так и много. Количество вариантов увеличивается с добавлений иных факторов (неоконченного преступления, соучастия и т Д )■

 

г

zgj! у. Преступление и его структура____________________691

обязательным влиянием общих правил. Так, ошибки наличия или Отсутствия вреда с необходимостью влекут за собой применение или применение нормы о неоконченном преступлении (покушении); б   наличия или отсутствия деяния-исполнения влекут за собой

я                                                                                                                                                                         или не применение норм о неоконченном преступлении

/дряготовлении или покушении); ошибки наличия или отсутствия соучастия влекут применение или неприменение норм о соучастии /рредположим, односторонняя субъективная связь) и т. д. Но все э^ повторяю, на базе общих правил оценки ошибок.

Из сказанного сразу видно еще одно основание деления оши-goK —• по степени их криминальной значимости они могут быть извинительными и неизвинительными. Данное деление предлагалось давно. Так, Н. С. Таганцев относит его еще к римскому гражданскому праву1 и, похоже, соглашается с ним, поскольку понимает, что при некоторых ошибках лицо не может быть наказано2. Согласны с иким основанием классификации многие авторы. Однако в теории уголовного права высказана и иная позиция, согласно которой анализируемая классификация смысла не имеет, «поскольку извинительная ошибка представляет собой искусственно созданную категорию, имеющую своим содержанием невиновное причинение»3, с чем в целом согласиться можно. Да, невиновность базируется на ошибке, но мы и рассматриваем ошибки относительно субъективной стороны преступления лишь для того, чтобы уточнить деформацию ее элементов в связи с наличием ошибки в ее различной степени. Если бы не было ошибки в уголовном праве, то не было бы и дифференциации различных видов вины, не было бы виновного и невиновного причинения вреда В последнем варианте мы и сталкиваемся с делением ошибки на неизвинительную (сохраняющую виновность) и извинительную (исключающую виновность). Только такой подход помогает нам более тесно увязать ошибку с субъективной к с виной и невиновностью. Именно поэтому, на наш , необходимо согласиться с классификацией ошибки и по данному основанию. При этом извинительная ошибка носит абсолют-^й характер исключения вины, и потому ее дифференциация по

> аганцев Н С Курс русского уголовного права Кн 1 Вып 2 С 27

^М     с

 В , Кригер Г А Указ соч С 75

 

692       Часть вторая. Преступление, его понятие, структура, npu3h

степеням уголовно-правового значения не имеет, тогда как нительная ошибка различным образом деформирует вину, mhr цель в преступном поведении, образуя различные виды вины (\ ^hx и неосторожность, прямой и косвенный умыслы, легкомыслие и н брежность, сложную вит', определенную и неопределенную вин\\ целеполагаемое и нецелеполагаемое поведение и т. д., что требуй определенной дифференциации неизвинительных ошибок по степей их влияния. Данная дифференциация и заложена в предложенных выше общих правилах классификации и квалификации ошибок На этом фоне, на наш взгляд, является излишней дифференциация ощц. бок на существенные и несущественные, поскольку в рамках выделе-ния виновного и невиновного нам достаточно деления ошибок на неизвинительные и извинительные, а в пределах изменения качества вины дифференциация ошибок на существенные и несущественные является не совсем точной и помочь не может.

Итак, мы рассмотрели преступление с позиций его структуры; далее нам предстоит установить социальную сущность преступления, исследовать понятие преступления по его признакам.

 

^^