§ 1. Обстоятельства, исключающие квалификацию вновь совершенных  деяний по признаку повторности

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 
РЕКЛАМА
<

     О повторности преступлений можно говорить лишь в том  случае,  когда  и

ранее и вновь совершенные деяния обладают признаками  состава  преступления,

т. е. являются самостоятельными  преступлениями.  Вместе  с  тем  совершение

лицом двух и более уголовно наказуемых деяний не всегда влечет  квалификацию

преступлений как повторных.

     Обстоятельства, исключающие квалификацию деяния по признаку повторности

преступления, можно дифференцировать на следующие группы: 1) освобождение от

уголовной ответственности лиц, совершивших преступления,  не  представляющие

большой  общественной  опасности,  с  привлечением  их  к   административной

ответственности или с применением мер общественного воздействия и воспитания

(освобождение от уголовной ответственности с передачей  материалов  дела  на

рассмотрение товарищеского суда, в  комиссию  по  делам  несовершеннолетних,

освобождение от уголовной ответственности с передачей  виновного  на  поруки

общественной организации или трудовому коллективу - чч. 3 и 4 ст.  43  Основ

уголовного законодательства Союза ССР и  союзных  республик);  2)  истечение

сроков давности привлечения к уголовной ответственности (ст. 41  Основ)  или

исполнения  обвинительного  приговора  (ст.  42  Основ);  3)  издание  актов

амнистии или помилования (ст. 46 Основ); 4) погашение или  снятие  судимости

(ст. 47 Основ); 5) наступление условий, предусмотренных ч. 2 ст. 1 Закона об

уголовной ответственности за государственные преступления, примечанием к ст.

174 УК РСФСР, ч. 3 ст. 171 УК Азербайджанской ССР; примечанием к ст. 218  УК

РСФСР, ч. 2 ст. 220 УК Азербайджанской ССР, исключающих привлечение  лица  к

уголовной ответственности. Все указанные обстоятельства могут относиться как

к первому, так и последующим деяниям.

     Кроме того, не образуют квалифицированной  повторности  два  или  более

однородных преступления, если об этом прямо не сказано в законе.

     Более пристального внимания  заслуживает  вопрос  о  том,  образует  ли

совершенное преступление повторность уголовно наказуемого деяния, если лицо,

его  совершившее,  в  соответствии  с  постановлениями  ст.  43  Основ  было

освобождено от уголовной ответственности с привлечением  к  административной

ответственности,  либо  материалы  дела  были   переданы   "а   рассмотрение

товарищеского суда или на рассмотрение комиссии по делам несовершеннолетних,

либо лицо было передано на поруки  общественной  организации  или  трудовому

коллективу. Освобождение лица от уголовной ответственности в соответствии  с

названной  статьей  закона  отнюдь  не  означает,  что  оно   не   совершало

преступления. Такой вывод основывается  на  том  бесспорном  положении,  что

уголовная ответственность может наступать за совершение  преступления;  если

бы деяние не обладало признаками преступления, то, естественно, не было бы и

речи об освобождении от уголовной ответственности. Сказанное непосредственно

вытекает  из  текста  ст.  43  Основ,  где  говорится  о  совершении   лицом

преступления  определенной   тяжести   (степени   общественной   опасности).

Применение к соответствующим лицам вместо мер уголовно-правового воздействия

мер административного  или  общественного  воздействия  не  меняет  сущности

самого деяния, совершенного  этими  лицами,  не  превращает  преступление  в

административный или аморальный проступок.  По  социальному  и  юридическому

содержанию интересующие нас деяния  представляют  собой  преступления,  хотя

совершившие  их  лица  освобождаются  от  уголовной  ответственности   и   в

соответствии с п. 1 ст. 57 УК РСФСР (п. 1 ст.  53  УК  Азербайджанской  ССР)

признаются не имеющими судимости.

     По  изложенным  соображениям  нельзя  согласиться  с  мнением  авторов,

согласно  которому  применительно  к  деяниям,   предусмотренным   уголовным

законом, подлежащим передаче на  рассмотрение  товарищеских  судов,  следует

говорить не  как  о  преступлении,  а  как  об  "особом  правонарушении",  о

своеобразном антиобщественном проступке62.

     Устанавливая основания освобождения лица от уголовной  ответственности,

согласно ст. 43 Основ, законодатель исходит из нецелесообразности применения

к  нему  уголовно-правового  воздействия,  поскольку  цель   исправления   и

перевоспитания   может   быть   осуществлена   путем   применения   мер   не

уголовно-правовых,  т.  е.  административно-правовых  или  общественных  мер

воздействия. Изложенное помогает уяснить вопрос о  том,  можно  ли  признать

преступление повторным при наличии такой  ситуации,  когда:  1)  лицо  после

освобождения от уголовной ответственности в соответствии  со  ст.  43  Основ

вновь совершило преступление либо 2) после осуждения за преступление  то  же

лицо совершило преступление, повлекшее на основании ст. 43 освобождение  его

от уголовной ответственности.

     Некоторые авторы считают, что в указанных случаях  новое  преступление,

совершенное  после  освобождения  от  уголовной  ответственности  за  первое

преступление, не может рассматриваться  как  повторное,  поскольку  решение,

следственных или судебных органов об освобождении означает досрочное  снятие

правовых  последствий  первого  преступления  до  того,  как  истекли  сроки

давности привлечения к  уголовной  ответственности63.  Полагаем,  что  такая

аргументация по  данному  вопросу  не  основана  на  законе.  В  действующем

законодательстве нет указаний на то, что определение суда или  постановление

следственных  органов  о  прекращении  дела  и  освобождении  виновного   от

уголовной ответственности прекращает  действие  любых  правовых  последствий

совершенного преступления.  Права  С.  Г.  Келина,  когда  пишет,  что  даже

вынесение обвинительного приговора и отбытие назначенного судом наказания на

устраняет в течение срока судимости юридического влияния факта  совершенного

преступления64. В то же время едва ли можно согласиться с  ее  утверждением,

что второе  преступление,  совершенное  лицом,  освобожденным  от  уголовной

ответственности по  указанным  выше  основаниям,  должно  расцениваться  как

квалифицирующая   повторность   преступлений.   Такой   вывод   противоречит

положениям нашего законодательства. По этим  же  соображениям  мы  не  можем

согласиться и с имением Н. Ф. Кузнецовой,  которая  считает,  что  поскольку

меры общественного воздействия, применяемые товарищеским судом, имеют силу в

течение года, совершение нового преступления в течение года после  осуждения

виновного товарищеским судом, за преступление образует повторность65.

     Для уяснения затронутых вопросов важно принять во внимание  разъяснения

постановления № 8 Пленума Верховного Суда СССР от  7  сентября  1978  г.  "О

практике  применения  судами  мер  административного  взыскания   к   лицам,

освобожденным от уголовной ответственности  в  соответствии  со  статьей  43

Основ  уголовного  законодательства  Союза   ССР   и   союзных   республик".

"Совершение  преступления,  за  которое  лицо   освобождено   от   уголовной

ответственности и привлечено к административной ответственности, - говорится

в этом постановлении, - не прерывает течения срока  погашения  судимости  за

предыдущие преступления и  не  может  служить  основанием  для  квалификации

нового преступления как повторного"66.

     Представляет  интерес  позиция  Верховного  Суда  СССР,  изложенная  по

вопросу о правовых последствиях совершения лицом нового преступления,  когда

ранее в связи с совершением аналогичного  деяния  оно  было  освобождено  от

уголовной  ответственности  с  передачей  материалов  в  комиссию  по  делам

несовершеннолетних.

     В  редакционной  статье  журнала  "Бюллетень  Верховного   Суда   СССР"

разъясняется, что суд не может признать  подсудимого  виновным  в  повторной

краже, если уголовное дело по обвинению  этого  лица  в  первой  краже  было

прекращено с передачей материалов в комиссию по делам несовершеннолетних,  а

постановление о прекращении дела не отменено и первая кража не  вменялась  в

вину  при  рассмотрении  второго  дела.  Такое   разъяснение   основано   на

конституционном положении, согласно которому никто  не  может  быть  признан

виновным в совершении преступления, а также подвергнут уголовному наказанию,

иначе как по приговору суда и в соответствии с законом (ст. 160  Конституции

СССР).  Никакой  другой,  кроме  суда,  орган  государства,  равно   как   и

государственная организация, действующая при участии общественности, никаким

своим решением  не  может  констатировать  наличие  преступления.  Поскольку

совершение первой кражи не вменялось виновному в вину при рассмотрении судом

второго дела и это обстоятельство не исследовалось в  судебном  заседании  с

соблюдением норм УПК, в том числе и права  подсудимого  на  защиту,  суд  не

вправе признавать совершенную виновным  кражу  повторной  и  квалифицировать

содеянное им по ч. 2 ст. 144 УК РСФСР и соответствующим  статьям  УК  других

союзных республик67.

     Едва ли может вызвать сомнение, что  и  переданные  на  рассмотрение  в

товарищеский  суд  материалы   в   отношении   деяния,   имеющего   признаки

преступления, могут быть основаниями для квалификации последующих деяний  по

признаку повторности лишь тогда, когда товарищеский суд не вынес  решения  и

возвратил материалы соответствующим органам для привлечения лица к уголовной

ответственности, а также когда постановление или определение  о  прекращении

дела отменено по основаниям п. "д" ст. 211, ст. ст. 371, 384, 390 УПК РСФСР.

При  этом  обвиняемому  вменяется  в  вину  как   первое,   так   и   второе

преступление68. Иными словами,  только  при  условии  признания  судом  лица

виновным в совершении  предыдущего  преступления  последующее  преступление,

если оно we повлекло освобождение лица от уголовной ответственности согласно

ст. 43 Основ, может быть квалифицировано как повторное преступление. Если же

лицо понесло административную ответственность или к нему были применены меры

общественного воздействия и воспитания, то совершенное им деяние не является

основанием для квалификации  позже  совершенного  преступления  по  признаку

повторности.

     Исключение возможно в том случае, если лицо, переданное  на  поруки,  в

течение года (см. ст. 52 УК РСФСР и аналогичные  статьи  УК  других  союзных

республик,  кроме  УК  Эстонской  ССР,  где  срок  два  года)  не  оправдало

оказанного ему доверия, общественной организацией или  трудовым  коллективом

принято решение об отказе от поручительства, а судом назначено наказание, то

первоначально совершенное деяние должно стать основанием для признания позже

совершенного  преступления   повторным.   В   последнем   случае   признание

повторности  деяния  вытекает  из  того,  что:   1)   передача   на   поруки

осуществляется с указанием  на  определенные  условия  его  поведения  после

освобождения от  уголовной  ответственности;  2)  деяние  явилось  предметом

обсуждения суда, признавшего  лицо,  совершившего  это  деяние,  виновным  в

преступлении.

     Исходя из социального содержания  института  повторности  преступлений,

отражающего уголовную политику

     Советского государства в отношении лиц, упорно  не  желающих  соблюдать

требования уголовного законодательства, обнаруживающих  в  повторности  свою

антиобщественную  ориентацию,  такой  подход  к  трактовке  рассматриваемого

вопроса, как мы полагаем, является правильным.

     Законодательное решение о  сроках  давности  привлечения  к  уголовной,

ответственности, а также исполнения  обвинительного  приговора  и  погашения

судимости, исключающих правовые последствия совершенного деяния, основано на

учете криминогенных факторов, свидетельствующих о  том,  что  лицо  утратило

такое  свойство,  как  общественная  опасность,  обнаружившееся  ранее   при

совершении преступления.  Другими  словами,  истечение  указанных  в  законе

сроков (ст.ст. 41,  42,  47  Основ  уголовного  законодательства)  позволяет

презюмировать утрату лицом общественной опасности. Например,  при  погашении

судимости об утрате лицом общественной опасности свидетельствует  тот  факт,

что оно  не  совершало  в  установленный  законом  срок  иных  преступлений.

Аналогичные  соображения  положены  в  основу  решения  вопроса   о   снятии

судимости: основанием, снятия судимости является установление  в  результате

судебного  рассмотрения  того,  что  лицо  примерным  поведением  и  честным

отношением к труду доказало свое исправление.

     Заметим,  что  законодатель   допускает   освобождение   от   уголовной

ответственности в связи с  истечением  сроков  давности  не  только  при  не

совершении любого преступления,  но  и  при  совершении  в  этот  промежуток

времени нового преступления, наказуемого согласно закону лишением свободы на

срок до двух  лет  (ст.  41  Основ  уголовного  законодательства).  "В  этом

случае, - справедливо замечает С. Г. Колина, - виновный  не  перестает  быть

общественно опасным, хотя  можно  говорить  о  таком  снижении  степени  его

общественной  опасности,  при   котором   законодатель   находит   возможным

ограничиться привлечением лица к уголовной ответственности только  за  новое

преступление, освободив его от уголовной  ответственности  за  преступление,

совершенное прежде"69. Аналогичные соображения можно высказать и в отношении

указаний  ст.  42  Основ,  определяющей,  что  течение  давности  исполнения

приговора прерывается, если осужденный совершит до  истечения  установленных

законом сроков новое преступление, за которое судом  назначено  наказание  в

виде лишения свободы на срок не менее одного года,  ссылка  или  высылка  на

срок не менее трех лет.

     Говоря  об  обстоятельствах,  .исключающих  повторность   в   связи   с

истечением  сроков  давности  привлечения  к  уголовной  ответственности   и

исполнения  обвинительного  приговора,  погашения  и  снятия   судимости   в

установленном законом порядке, следует отметить, что  каждое  из  них  может

иметь   самостоятельное   значение   при   решении   вопроса   об   усилении

ответственности за квалифицированную повторность.  Поэтому  при  определении

наличия или отсутствия повторного преступления важно  выяснить,  сохранилось

ли хотя  бы  одно  из  названных  выше  обстоятельств,  погашающих  правовые

последствия преступлений.

     Принципиальное значение для решения вопроса об истечении срока давности

привлечения  к  уголовной  ответственности  или  исполнения   обвинительного

приговора, а также погашения и снятия судимости  имеет  разъяснение  Пленума

Верховного Суда СССР применительно к делам об изнасиловании. В постановлении

№ 2 Пленума Верховного Суда СССР от 25 марта 1964 г. "О судебной практике по

делам об изнасиловании" (в ч. 2 п. 7) разъяснено, что изнасилование не может

быть признано повторным, если судимость за ранее совершенное изнасилование с

виновного снята в порядке амнистии или помилования либо погашена или снята в

установленном законом порядке, а также если  к  моменту  совершения  второго

изнасилования истекли  сроки  давности  уголовного  преследования  за  ранее

совершенное преступление  или  сроки  исполнения  обвинительного  приговора,

указанные в ст. ст. 41 и 42 Основ уголовного законодательства  Союза  ССР  и

союзных республик70.

     Как  уже  отмечалось,  освобождение  от  уголовной  ответственности   и

наказания  может   иметь   место   в   силу   акта   амнистии,   являющегося

государственно-правовым актом. Он издается, как правило, в связи с  каким-то

исторически  значимым  в  жизни  страны   событием   и   свидетельствует   о

великодушии,  гуманности  государства,  которое,  освобождая  от   уголовной

ответственности или  дальнейшего  отбывания  наказания  или  от  последствий

отбытого наказания, прощает прошлое антиобщественное поведение  определенной

категории преступников. Государство дает этим понять,  что  оно  верит  этим

людям, надеется, что они поймут акт великодушия  со  стороны  государства  и

ответят на него своим добросовестным отношением к труду, закону, не позволят

себе приносить впредь вред обществу и его членам. В силу приведенных доводов

к обстоятельствам, исключающим повторность преступлений, следует  отнести  и

освобождение  от  уголовной  ответственности  по  амнистии,  независимо   от

истечения   установленных   законом   сроков   привлечения    к    уголовной

ответственности,   исполнения   обвинительного   приговора   или   погашения

судимости.

     По аналогичным  соображениям  исключает  повторность  преступления  акт

помилования.

     К  числу  обстоятельств,  исключающих  ответственность   за   повторное

преступление, относятся условия,  предусмотренные  ч.  2  ст.  1  Закона  об

уголовной ответственности на государственные преступления (п. "б" ст. 64  УК

РСФСР, ч. 2 ст. 57 УК Азербайджанской ССР), примечанием к ст. 174  УК  РСФСР

(ч. 3 ст. 171 УК Азербайджанской ССР) и примечанием к ст. 218 УК РСФСР (ч. 2

ст. 220 УК Азербайджанской ССР).

     Во всех этих  предусмотренных  законом  случаях  лицо  должно  активным

поведением доказать, что совершенное преступление не было  злостным,  носило

скорее случайный характер, было результатом каких-то внешних  обстоятельств,

не подвергнутых критической оценке. Например, в случае незаконного- хранения

огнестрельного оружия, боевых припасов или взрывчатых  веществ  лицо  должно

добровольно Сдать названные предметы и  тем  самым  показать,  что  осознало

общественно опасный характер своих действий и раскаивается в этом.

     Более активным следует быть  позитивному  поведению  виновного  лица  в

случаях, когда последнее было завербовано  иностранной  разведкой  или  дало

взятку. Завербованному или взяткодателю  надо  не  только  осознать  тяжесть

содеянного,  но  и  проявить  реальное  стремление   пресечь   преступление,

воспрепятствовать наступлению вредных последствий. В указанных случаях лица,

совершившие преступления, активными действиями  должны  доказать  отсутствие

общественной  опасности  своей  личности,  исключающей  привлечение   их   к

уголовной ответственности.

     Совершение  двух  и  более  аналогичных  преступлений  при   отсутствии

обстоятельств,  указанных  выше,  всегда  образует  специальную  повторность

преступлений,  однако  она  не  всегда  относится  законодателем   к   числу

квалифицирующих  обстоятельств.  Еще  реже  закон  признает  квалифицирующей

повторностью  однородные  преступления.  При  этом  .законодатель  учитывает

степень общественной  опасности,  характер  и  степень  близости  однородных

преступлений;  в  рамках  однородности  отдельные  преступления  по  степени

общественной опасности и "родственности" могут заметно различаться, например

кража  личного  имущества  граждан  и  бандитизм,   связанный   с   хищением

социалистического имущества. В этой связи законодатель в некоторых случаях в

тексте самой уголовно-правовой нормы исключает  повторность  при  совершении

ряда однородных преступлений, которые, согласно другим статьям УК,  образуют

повторность. Так, закон исключает  возможность  квалификации  содеянного  по

признаку   повторности    предшествующее    совершение    мелкого    хищения

государственного или общественного имущества,  а  затем  хищение  такого  же

имущества в значительном размере или  похищение  личного  имущества  граждан

(примечания к ст. 89 и к ст. 144 УК РСФСР; ч. 4 ст. 83 и ч.  4  ст.  143  УК

Азербайджанской ССР).