2.3. Организационное обеспечение переговоров с преступниками

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 
РЕКЛАМА
<

 

В апреле 1989 года в Саратове преступник ворвался в общежитие Юридического института, проник в комнату к девушкам и объявил их заложницами, требуя встречи с корреспондентом «Известий». «И вот мы на месте, — пишет корреспондент, — бросается в глаза множество милицейских и легковых машин. У входа в общежитие руководители института, областной и городской прокуратуры, другие работники правоохранительных органов. Интересуюсь, есть ли у преступника, кроме ножа, огнестрельное оружие? Никто не знает. А сколько в комнате студенток? Тоже неизвестно... С чего начнем? Вижу, инструктировать меня, подсказать, как действовать, взять ответственость за меня никто не спешит. Говорю мужчинам, что готова пойти, но не окажусь ли еще одной заложницей? Заместитель районного прокурора советует: «Подождите, не ходите. Бандит вроде бы утихает. Может, забудет про свои желания... Авось обойдется само собой».

Свидетельство неутешительное.

Тревожное сообщение о ситуации, требующей переговоров с преступниками, может поступить в любое время суток, в любом городе, большом и малом, на селе, воздушных и водных путях, с железнодорожного транспорта и автомобильных трасс. Оно требует быстрых ответных действий на местном, областном (краевом) республиканском уровнях, а порой оперативного реагирования на уровне государства и межгосударственных отношений. Поэтому степень готовности должна обеспечиваться в центре и на местах стройной системой, обеспечивающей квалифицированное ведение переговоров. Такая система в стране создается, хотя оперативная обстановка, состояние преступности, выдвигают задачу скорейшей ее организации, в дополнение к существующим силам и средствам, обеспечивающим выезд на место происшествия следственно-оперативной группы, других подразделений оперативного реагирования, организация оцепления, принятие иных мер безопасности, эвакуация населения, на вооружении имеются спецсредства и другая техника. Разработаны планы реагирования на чрезвычайные происшествия в авиации, исправительно-трудовых учреждениях, следственных изоляторах и других объектах. Однако функция ведения переговоров с преступниками определена в них еще слабо, она остается недостаточно разработанной в плане организационном, управленческом, кадровом, не подкреплена соответствующими материально-техническими ресурсами.

Значительным в деле усиления функции переговоров с преступниками, которая все больше становится одним из направлений деятельности органов внутренних дел и других правоохранительных органов, явилось упоминавшееся ранее указание МВД России от 17 июня 1992 г. № 1/2511. В нем предложено министрам внутренних дел республик в составе России, начальникам ГУВД, УВД краев, областей, автономных округов, УВД (ОВД) на транспорте, УЛИТУ проанализировать имеющиеся случаи захвата и освобождения заложников, организацию и тактику действий органов внутренних дел. По результатам с учетом местных особенностей, разработать меры по повышению готовности органов внутренних дел к действиям в условиях освобождения заложников. Создать на уровне МЕД, ГУВД, УВД, УВДТ (ОВДТ), УЛИТУ из числа наиболее подготовленных работников внештатные группы для ведения переговоров с лицами, захватившими заложников. С использованием методических рекомендаций и привлечением специалистов в области психологии и психиатрии организовать обучение переговорщиков тактике ведения переговоров, в том числе с моделированием ситуаций, приближенных к реальным.

Для достижения высокой степени готовности ведения переговоров с преступниками в звене горрайлинорганов, подразделений ИТУ, СИЗО, ЛТП должны быть выделены сотрудники, которые по своим личным и деловым качествам могут выполнить эту задачу. Именно они первыми вступают в переговоры в необходимых случаях.

К исполнению требований этого указания приступили на местах. Проводятся мероприятия по подбору переговорщиков,, отработке их действий в ходе оперативно-тактических мероприятий, ведется обучение на основе ролевых игр и тренингов, в которых моделируется конкретная обстановка переговоров с преступниками, закрепляются навыки психологической борьбы, воздействие преступников с целью склонения их к отказу от продолжения преступных действий, достижения приемлемого соглашения. Много внимания уделяется, например, этому вопросу УВД Тульской области, ряде других МВД, УВД, в системе исправительно-трудовых учреждений, линейных подразделениях на авиационном транспорте, отрабатываются вопросы координации и взаимодействия с органами госбезопасности, прокуратуры, гражданской авиации и другими ведомствами. Эта работа ведется в условиях пересмотра доктрины деятельности правоохранительных органов, критического осмысления наследства, которое осталось в виде приказов, указаний, инструкций бывших МВД СССР, КГБ СССР, Прокуратуры СССР, стереотипов в профессиональном мышлении сотрудников. Работа по модернизации подходов правоохранительных ведомств к решению задач борьбы с преступностью только разворачивается. Сейчас следует осмотреться, оценить тот опыт, который накоплен в других странах, насколько он приемлем в отечественных условиях, как разумно его применить.

С этой точки зрения представляет значительный интерес система организации переговоров с преступниками, сложившаяся в Соединенных Штатах Америки и Федеративной Республике Германии. В США накоплен немалый опыт решения национальных проблем, относящихся к различным сферам социально-политической жизни, включая вопросы безопасности. Вначале четко формулируется предмет общественно значимой проблемы как цели-задания, ее понятие, содержание, связи и опосредствования с тем, чтобы максимально точно определить направление путей «что делать», как решать составляющие ее задачи. Для разработки средств достижения цели привлекаются наиболее авторитетные ученые и практики, причем федеральное устройство государства предполагает, что каждый штат, если он нуждается в решении задачи, займется этими вопросами на своем уровне. Там не боятся параллелизма исследований, чем больше дельных предложений, тем лучше. К работе подключаются университеты, лаборатории, научно-исследовательские учреждения корпораций, частных фондов. Когда разработана методика решения проблемы, ее организационные управленческие формы, изыскиваются финансовые, материально-технические кадровые, подготовки и переподготовки людей, ресурсы, причем в размерах, соответствующих цели, которую предполагается достигнуть (скупой платит дважды). Система запускается в дело, на основе обратной связи проверяется ход задуманного, вносятся коррективы, уточнение реализации целевой программы, в которую обычно, в соответствии с наукой управления, выливается подготовительная работа. Так было и с проблемой переговоров с преступниками, возникшей в начале 70-х годов. Началось с потока научных публикаций на эту тему, появились энтузиасты, создавшие экспериментальные подразделения переговорщиков в Нью-Йорке, Чикаго, Сан-Франциско и других городах. Они развертывались в имеющейся системе полицейских действий быстрого реагирования, их возглавили опытные практические работники. В настоящее время во всех штатах США повсеместно действуют постоянные службы переговорщиков. Подобные подразделения созданы во многих странах (Великобритания, Франция, Япония, Арабские страны, приступили к созданию групп переговорщиков в Китае).

Расскажем о том, как эта система действует в США. Интервью, полученное автором.

Говорит начальник специального подразделения городского управления Чикаго, в функции которого входит обязанность ведения переговоров с преступниками в связи с захватом заложников— Джон Р. Кеннеди (тезка и однофамилец президента США, погибшего от рук убийц): «Полиция на уровне дистриктов (районов) города обеспечивает первоначальные меры безопасности и реагирования, производит оцепление, вступает в первоначальные контакты с лицами, захватившими заложников. Во многих случаях именно на этом уровне удается ликвидировать инцидент, убедить преступников от намерения продолжать преступные действия, нормализовать оперативную обстановку. Наше участие оказывается излишним. Но бывают и сложные случаи, групповые акции, не идущая на компромисс другая сторона. Тогда нам приходится подключаться и вступать в дело. У нас в подразделении работают весьма опытные сотрудники, специализация и уровень подготовки которых стоит весьма высоко. Выехав на место и получив информацию от полицейских дистрикта, мы оцениваем ситуацию. При необходимости подключаем дополнительные силы, обеспечивающие безопасность населения. Наши переговорщики вступают в контакт с преступниками, подключают психологов, врачей-психиа-торов, чтобы разобраться с кем имеют дело, определяют стратегию и тактику дальнейшей работы, оценивают приемлемость условий, выдвигаемых лицами, захватившими заложников, в частности допустимую сумму выкупа (имеется специальный фонд, из которого черпаются необходимые средства). Бывает, что на нас ложится и бремя принятия решения о применении оружия, сигнала к атаке. Двухзвенная система реагирования на захват заложников себя оправдывает. Можно привести много примеров, когда переговоры проходят успешно, а когда это неизбежно, — и «силовые» акции. Но последних немного. Мы убеждены в эффективности переговоров. Они оправдали себя на практике. У нас работают истинные мастера своего дела. , Они обеспечивают действенность профилактических мероприятий подобного рода. Но у нас, в США, переговорами с преступниками занимаются не только представители власти, полиции, министерства юстиции, ФБР, службы Маршала, нередко их ведут общественные организации, которые создают для этой цели свои комитеты (комиссии). Они привлекают полицейских к участию в их деятельности в качестве консультантов, сил обеспечения безопасности. Нередко, особенно в случаях похищения людей, переговоры ведут корпорации, а похищение детей — сами семьи, частные лица, разумеется консультируясь у нас, у других юристов.

Потом мы проводим разбор. Каждый случай неповторим, пищу для размышления дает большую. «Хостач ситуэйшен» — ситуация с заложниками — дело ответственное. Мы к нему готовы... В Чикаго имеется учебный центр полиции. Здесь мы проводим и ролевые игры по «хостач ситуэйшен», смотрим учебные фильмы, записываем свои занятия на пленку, анализируем...». Так выглядит организация дела переговоров с преступниками в Чикаго. Она мало отличается от того, что предпринимается по этой линии в других городах и штатах США.

Говорят, что если вы задумали решить какую-либо сложную практическую задачу — посмотрите как ее решили в Германии. Немцы отличаются удивительной способностью поставить любое дело на четкую организационную основу, наладить эффективное управление, предусмотреть все, включая мелкие вопросы, наметить перспективу развития, подвести прочную материальную, кадровую и иную базу, выразить все это в лаконичных, но исчерпывающих инструкциях и предписаниях, обеспечивающих бесперебойное функционирование системы во всех режимах, в том числе экстремальных. В нашем распоряжении имеется нормативный документ, определяющий организационную структуру работы германской полиции по переговорам с преступниками: «Правила организации переговоров, задачи и цели групп переговоров». (Земля Северный Рейн — Вестфалия).

В Германии переговоры с преступниками в целях освобождения заложников, предупреждение террористических актов, взрывов, поджогов, массовых отравлений и других тяжких преступлений стали самостоятельным направлением оперативно-профилактической деятельности правоохранительных органов, в первую очередь полиции. В связи с этим решены вопросы оргштатного, методического, технического и иного их обеспечения. Практически во всех подразделениях полиции выделены сотрудники, владеющие навыками психолого-педагогического воздействия на правонарушителей, умением вести диалог в экстремальной ситуации, наделенные «силой личного убеждения». С ними проводятся занятия в системе служебной подготовки. Их деятельность регламентируется инструктивными указаниями и методическими пособиями, выпущены учебные кинофильмы, разработаны сценарии ролевых игр на основе конкретных фактов ведения переговоров, смоделированы криминальные ситуации, при которых их возможности могут быть использованы полицией. Определен круг ведомств и лиц, которые привлекаются к переговорам в качестве участников либо консультантов (советников). На уровне полиции земель (соответствующем нашим МВД, УВД) созданы специализированные группы переговорщиков, подчиненные непосредственно начальнику полиции, действующие под его руководством и контролем. В их создании кроме начальника этого подразделения, предусмотрено необходимое число переговорщиков; техник, обеспечивающий видео- и аудиофиксацию переговоров, использование средств связи и др., секретарь, отвечающий за ведение делопроизводства и решение других вопросов, а также специалист-психолог. Группа обеспечена транспортом, дающим возможность вести переговоры на месте происшествия, на маршруте передвижения группы в зависимости от складывающейся оперативной обстановки. На нее возложены обязанности установления контактов с преступниками, психологического воздействия на них в целях склонения к отказу от противоправного поведения, сохранения жизни и здоровья жертв преступления, их освобождение, получение необходимой оперативной и криминалистически значимой информации, позволяющей наметить стратегию и тактику ведения переговоров, обеспечить подготовку других акций, в том числе пресечение преступных действий силой. В документе подробно перечислены ведомства и лица, на поддержку которых опирается полиция в своей работе по переговорам с преступниками, взаимодействует с ними. Опыт немецкой полиции, несомненно, заслуживает внимания при разработке организации ведения переговоров с преступниками в нашей стране.

Переговоры с преступниками — это не изолированное от других действий правоохранительных органов, они — часть из них. Экстремальные ситуации, о которых идет здесь речь, предполагают возможность и необходимость ведения разведывательных предупредительных, режимных следственных, оперативно-боевых и иных действий, объединенных общим, единством руководства и управления, системностью подхода к решению возникшей задачи. Один из основоположников теории функциональных систем П. А. Анохин определил понятие системы, как комплекс «избирательно выявленных компонентов, у которых взаимодействие и взаимоотношение приобретает характер взаимодействия компонентов на получение фокусированного полезного результата»21. Достижение «фокусированного результата» — возможно за счет тесной связи переговорного процесса с другими возможностями правоохранительных органов по предупреждению и пресечению преступлений, задержанию преступников.

Группы переговоров включаются в организационные структуры оперативных планов комплексного развертывания сил и средств правоохранительных органов в чрезвычайных ситуациях, в том числе для освобождения заложников, предупреждения угроз взрывов и т. п. Они взаимодействуют с сотрудниками служб, задействованных в этих мероприятиях, а также с представителями прокуратуры, органов безопасности и иных ведомств, с консультантами различных профилей. Группа обеспечивается всей информацией о конкретной ситуации, требующей переговоров с преступниками. Полученные в ходе переговоров данные используются при проведении следственных действий и оперативно-розыскных мероприятий по предупреждению, раскрытию и расследованию преступлений. Группа переговоров находится в распоряжении руководства МВД, УВД, а в ходе проведения комплексных операций по освобождению заложников — действует по указанию старшего оперативного работника.

В связи с этим необходимо подчеркнуть один организационный принцип, утвердившийся в зарубежной практике, который нередко у нас нарушается. — «Переговорщики не командуют, командиры не ведут переговоры». Прибывая на место происшествия руководители органов внутренних дел, госбезопасности, прокуратуры считают обязательным сразу подключаться к переговорам, без должной на то необходимости. Между тем это следует делать при нежелательном развитии событий, когда возможности других должностных лиц, принимавших участие в переговорах, окажутся недостаточными.

Организация переговоров включает в себя вопросы материально-технического, финансового обеспечения, подготовки кадров переговорщиков. В настоящее время свыше 80 процентов переговоров ведется через технические линии связи, средства усиления звука. Нередко они развертываются в полевых условиях, при действии других факторов, затрудняющих их применение. Технические средства связи находятся зачастую в неудовлетворительном состоянии. Участники диалога, через шум помех и отключений больше догадываются, что говорит другая сторона. Поэтому модернизация этой стороны переговоров имеет принципиальное значение с точки зрения обеспечения эффективности.

Юридическая значимость записи диалога видео, аудио и иными средствами очевидна. Документальные свидетельства позволяют подтвердить, что правоохранительные органы сделали все от них зависящее, чтобы предотвратить преступление. Разумеется, как и любая отрасль человеческой деятельности, переговоры с преступниками не обходятся без ошибок, неиспользованных возможностей, упущений. Их последующий анализ в целях выработки положительных рекомендаций необходим. Задача повышения эффективности переговоров неразрывно связана с возможностью научного обобщения стратегии и тактики, а это немыслимо без наличия документальных материалов, в которых нашли бы отражение особенности конкретных случаев, соответствующих фактических данных. Организационный и технический уровень документирования диалогов с преступниками пока у нас также недопустимо низок. В ходе исследования были выявлены лишь единичные факты, когда остались материальные следы проделанной работы22.

Остановимся на создании нормальных условий для переговорщиков. Ведение переговоров — тяжелый, напряженный труд, связанный с большими нервными перегрузками. В случаях длительных переговоров необходимо проводить периодическую смену переговорщиков (иметь дублеров), создать им условия для отдыха, питания, оказания медицинской помощи. В помещении штаба переговоров должны находиться только те, кто задействован в этом мероприятии, а также руководители операции по освобождению заложников. К сожалению, практика свидетельствует о другом. В помещении, где работают переговорщики, нередко бывает многолюдно, шумно, что мешает спокойному ведению диалога.

В современных условиях все большее значение приобретает роль средств массовой информации в освещении случаев переговоров с преступниками. В распоряжение представителей газет, радио, телевидение должны систематически представляться необходимые данные, которые целесообразно предать гласности в зависимости от ситуации, складывающейся в ходе операции, чтобы они помогали, а не затрудняли разрешение конфликта, не вызывали панических и иных негативных настроений. В то же время они должны быть тщательно взвешены, чтобы не создавалось искаженное представление о целях и намерениях правоохранительных органах.

Но главное в организации ведения переговоров с преступниками — это подбор и подготовка переговорщиков. Подбор переговорщиков должен строиться на добровольной основе, с учетом индивидуальных особенностей кандидатов, их способности дебатировать в стрессовых ситуациях, наблюдательности, быстроты реакции, самообладания, эмоциональной устойчивости, необходимых интеллектуальных, коммуникативных, характерологических задатков, гуманных побуждений. Они должны обладать необходимыми знаниями в области психологии и педагогики, пройти специальную подготовку. Основной метод обучения — ролевая игра, в которой моделируется конкретная обстановка переговоров с преступниками, закрепляются навыки психологической борьбы, воздействия на преступников с целью склонения их к отказу от противоправного поведения, достижения приемлемого соглашения. С учетом имеющегося опыта психологического тренинга предлагается следующий вариант ролевой игры.

Ролевая игра Конфликт «нападающего» и «защищающегося»

Цель. Развитие навыков активного воздействия на личность, накопление опыта психологической борьбы, психологической устойчивости в остроконфликтной ситуации.

Необходимое время: два занятия по 45 минут.

Подготовка: Руководитель объясняет существо задания, полезность упражнения с точки зрения самопознания и самооценки личности, воспитания волевых качеств, умения дебатирования по формуле: «нападение» — «защита», «встречный бой».

Процедура. Двое из учебной группы стоя (или сидя) напротив друг друга попеременно играют роли «нападающего», «защищающегося». Тема диалога (первый сюжет) выбирается по желанию участников (бытовой, служебный и иной конфликт).

«Нападающий». С позиции явного превосходства, уверенности в себе остро критикует действия «защищающегося», приводит неожиданные «доказательства» неправоты последнего,

упрекает его в ошибках и упущениях, «недостойном» поведении. Резко отвечает на реплики руководителя, других участников игры, добиваясь «подавления» сопротивления собеседника. «Защищающийся». Противопоставляет словам «нападающего» свои соображения и доводы, логические и эмоциональные возражения. При этом отрабатываются две линии поведения:

пассивная защита, когда «защищающийся» лишь отвечает на «нападение», стремится доказать необоснованность выдвигаемых против него обвинений по существу и по форме;

«встречный бой», когда «защищающийся» активно противопоставляет «нападению» свою позицию, переходя в наступление, используя «промашки» и слабые места в аргументации другой стороны.

После 5—7 минутного дебатирования участники игры меняют свои роли на основе того же сюжета.

После этого они сравнивают свое личное восприятие, выделяя обстоятельства, поставившие их в затруднительное положение, когда они не чувствовали себя уверенно, анализируют их, находят более убедительные методы ролевого поведения.

Второй сюжет. (Ситуация берется из практики переговоров с преступниками). Роли «правонарушитель», «представитель правоохранительных органов».

«Правонарушитель» — в заданной ситуации стремится подавить волю собеседника, запугать его, вызвать синдром паники.

«Представитель» — демонстрирует два варианта ролевого поведения:

перевода диалога в спокойное русло, выдвижение основанных на законе аргументов рекомендаций, перехват инициативы в дебатирование;

«встречного боя», жестоко требуя немедленного прекращения противоправного поведения и неуважительного отношения к должностному лицу, предупреждая о возможности использования всей силы закона в рамках игровой ситуации.

После 5—7 минутного дебатирования также идет смена ролей с последующим их разбором участниками игры.

Опыт показывает, что чем эмоциональнее, раскованнее проводится дебатирование, тем полезнее оно для участников тренинга. Руководитель подводит итоги проведенного упражнения 23.

Подобные тренинги способствуют развитию навыков непосредственного общения, умения говорить, отработке «милицейской риторики». «Немая полиция» — говорят, например, в Германии —- неспособная объяснить и обосновать свои меры, проинформировать общественность об общей картине конкретных полицейских действий, должна уйти в прошлое». Переговорам нельзя учить только изданием методических рекомендаций, инструкциями, научными трудами и иными публикациями. Переговоры — это живое слово, умение вести диалог, находить аргументы и контраргументы.

В настоящее время значительная часть сотрудников милиции не готова выполнять коммуникативные функции, без которых невозможно эффективное выполнение правоприменительной деятельности. Поэтому поиск путей развития их речевой активности составляет одну из важнейших задач профессиональной подготовки кадров.

Но организация переговоров по поводу освобождения заложников в современных условиях не ограничивается рамками деятельности правоохранительных органов. Очевидно, что одни эти органы не могут решить проблему. Временная администрация и другие органы государственной власти должны опираться на силы общественности конфликтующих сторон. Отечественный и зарубежный опыт свидетельствует, что наиболее действенный путь — создание согласительных комиссий сторон, к работе которых привлекаются наиболее уважаемые и  гуманистически настроенные люди, в том числе деятели культуры, врачи, юристы, старейшины священнослужители.

 


21 Анохин П. А. Принципиальные вопросы общей теории функциональных систем (Принципы системной организации функций). -М., 1973, с. 28.

22 Например, видео- и аудиофиксация захвата автобуса с заложниками в Ставропольском крае, которые несмотря на техническое несовершенство, позволяет судить о всех перепитиях переговоров, закончившихся успешно.

23 Рудестам Н. "Групповая психотерапия", Прогресс. - М., 1980. с. 140, 144-145, 157-160, 334-335.