УГОЛОВНЫЙ ЗАКОН

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 
РЕКЛАМА
<

Уголовное право Соединенных Штатов Америки, как и вся правовая система этой страны, — явление весьма своеобразное и сложное.

Провозглашение независимости в 1776 году и «полное расторжение всякой политической связи» Соединенных Штатов с Великобританией не повлекло за собой отказа от действовавшего права бывшей метрополии.

Более того, Конгресс распространял его действие на другие территории по мере их включения в состав государства.

Рецепция осуществлялась по-разному: путем включения отдельных частей английского общего права в определенные статуты, использования его норм в судебной практике, принятия общих статутов или конституционных положений. Так, в штате Виргиния континуитет действия старого права (английского общего права и актов парламента, принятых в дополнение к нему до 4-го года правления короля Джеймса I), имевшего общий, а не чисто английский характер, подтверждался ордонансом 1776 г.1. В ст. 35 первой конституции штата Нью-Йорк, принятой в 1777 году, провозглашалось: право этой колонии по состоянию на 19 апреля 1775 г., слагаемое из общего права и английских статутов, а также актов законодательного органа колонии (при условии его возможного изменения и дополнения), продолжает оставаться правом данного штата. Даже в Луизиане, где преобладала континентальная, в основном французская правовая система, законом 1805 года английское общее право было объявлено основным законодательным источником.

Вместе с тем дальнейшее развитие уголовного права США показывает, что там сложился свой, американский вариант.

1 Законодательство этого штата, в частности по данному вопросу, послужило образцом для других штатов, например Кентукки.

124

 

Под влиянием идей известного английского мыслителя И. Бентама1, других факторов, а также при непосредственном участии американцев Э. Ливингстона и Э. Филда уже в XIX веке многие штаты обзавелись уголовными. кодексами: Нью-Гемпшир (1801 г.), Луизиана (1820 г.), Делавэр (1852 г.), Орегон (1864 г.), Калифорния (1872г.), Небраска (1873г.), Юта (1876г.), Айова и Висконсин (1878 г.), Нью-Йорк (1881 г.). Этот процесс продолжался до середины XX века. Однако кодификацией его можно назвать весьма условно, о чем более подробно будет сказано ниже2.

В результате позиции общего права были потеснены, и в ряде штатов — существенно. Так, в ст. 2 УК штата Нью-Йорк отмечалось: никакое деяние не считается преступным или наказуемым, если оно не предусмотрено данным кодексом или каким-либо статутом данного штата3.

Другая особенность порождена американским федерализмом—наличие 52 правовых систем: федеральной, системы права каждого штата и округа Колумбия4.

Вопрос о разграничении компетенции в области уголовного правотворчества решен недостаточно четко. Первоначально предполагалось, что федерация принимает небольшое число законов, а основная их часть будет принята в штатах. Первым федеральным уголовным актом — Законом о преступлениях 1790 г. предусматривалась ответственность лишь за: измену, пиратство, фальшивомонетничество, лжесвидетельство и взяточничество в федеральных судах, тяжкое убийство и другие

1              И. Бентам, не сумевший убедить в целесообразности кодифи

кации правящие круги Великобритании, предложил американскому

правительству разработать проект УК для США. Более подробно об

уголовно-правовых взглядах и деятельности Бентама см.: Решетни

ков Ф. М. Уголовное право    буржуазных    стран:    «Классическая»

школа    и    антрополого-социологическое    направление.    М,     1985

С. 57—60.

2              Наряду с этим в южных штатах уже после окончания граж

данской войны действовали так называемые «черные кодексы», ко

торые под угрозой жесточайших репрессий позволяли плантаторам

держать негритянское население,  по существу,    в полурабском со

стоянии  (см.: Бельсон Я- М., Ливанцев К. Е. История государства

и права США. Л., 1982. С. 51, 67).

3              Все это, однако, не означает, что общее право как источник

перестало существовать, если не рассматривать его узко, т. е. в его

традиционном, классическом контексте.

4              Столичный  округ  Колумбии находится  в  особом  положении.

"н также имеет свое законодательство,    но оно принимается Кон

грессом США.

125

 

преступления в открытом море, а также нарушения международного права. Однако со временем взгляд на эту проблему сильно эволюционировал, и сейчас федерация располагает весьма объемистым законодательством. Широта и неопределенность соответствующих положений Конституции США (разд. 8, ст. 1), а главным образом сложившаяся судебная и законодательная практика дали основание некоторым американским юристам утверждать, что сейчас «никто не сомневается относительно права Конгресса предусматривать наказание за все посягательства против Соединенных Штатов, независимо от того, где они совершаются: в пределах какого-либо штата или на территории, в отношении которой Конгресс осуществляет полную и исключительную юрисдикцию»1.

Здесь следует отметить, что федеральное уголовное законодательство и законы штатов, по существу, не дополняют друг друга, а действуют параллельно. С одной стороны, на территории каждого штата действует его собственное, но при определенных условиях может применяться и федеральное право. С другой, федеральные власти и власти штатов нередко по-разному регулируют одни и те же вопросы. Такой дуализм значительно усложняет уголовно-правовую систему. Более того: он позволяет провести или сохранить в штате антидемократические законы, отвергнутые на уровне федерации. Примером может служить Калифорнийский закон о преступном синдикализме (§ 11401 УК этого штата).

Верхнюю ступень федерального законодательства занимает Конституция, затем следуют акты Конгресса, еще ниже — подзаконные акты.

Конституция США запрещает издавать акты, имеющие обратную силу, применять жестокие и необычные наказания, лишать жизни, свободы и собственности без законного судебного разбирательства. Статья 111 (разд. 3) даже определяет такое преступление, как измену. Однако в Конституции нет норм, позволяющих четко определить круг уголовно-правовых вопросов, входящих в компетенцию федерального законодателя. В ст. 1 (разд. 8) после перечня вопросов, которые «имеет право решать» Конгресс (в частности, устанавливать

1 Bassiuni M. С. The Sources and limits of criminal law in the United States — Revue international de droit penal. № 3 et 4. 1975. P. 309—310.

126

 

наказания за подделку государственных ценных бумаг, определять и карать морской разбой и пр.), отмечается, что он также может «издавать все законы, которые будут необходимы для осуществления как вышеуказанных, так и всех других прав, которыми настоящая Конституция наделяет Правительство Соединенных Штатов, его департаменты и должностных лиц». Вероятно, именно это послужило юридическим основанием для чрезвычайно интенсивного развития федерального уголовного законодательства.

Уголовного кодекса США, в его общепринятом понимании, нет. Актом Конгресса от 25 июня 1948 г. основная часть ранее действовавшего уголовного законодательства (УК 1909 г.) была полностью переработана и в виде закона включена в раздел 18 (часть 1) Свода законов США. Номер последней главы этой части— 121, но насчитывает она только 77 глав, потому что многие из них пропущены. Его первая глава — «Общие положения». Это, по существу, мини-Общая часть. Она невелика по объему— 18 статей, и большинство из них содержат определения используемых в указанном разделе терминов; кроме того, три статьи (§ 2, 3 и 4) посвящены институту соучастия, а одна (§ 17) —невменяемости. Остальные главы расположены в алфавитном порядке. Поэтому в начале оказались статьи об ответственности за посягательства на сохранность и безопасную эксплуатацию воздушного и наземного транспорта, на животных, об ответственности за поджог, а в конце — о государственных преступлениях (измена, призыв к мятежу, подрывная деятельность — гл. 115)1. Такое расположение материала объясняют удобством практического использования. Думается, однако, что отсутствие системы, предполагающей взаимосвязь уголовно-правовых норм, затрудняет их правильное уяснение и применение, что отмечают и некоторые американские авторы.

Но далеко не все уголовно-правовые нормы (даже общего характера) собраны в части I раздела 18 Свода законов. Есть они и в части II этого раздела (например,

1 Federal criminal code and rules, 1989 ed. St. Paul, Minn. West Publishing Co, 1989. P. 369—370. Здесь следует отметить, что ч. 1 разд. 18 Свода законов постоянно подвергается изменениям. Так, по состоянию на 1976 год она содержала 70 глав (см.: Уголовное право США/Отв. ред. И. Д. Козочкин. М., 1986. С. 22—24).

127

 

в гл. 227)1, разбросаны по другим разделам: 7 — «Сельское хозяйство»; 10 — «Единый кодекс военной юстиции»; 21— «Продукты питания и наркотические вещества» (гл. 13 этого раздела — о контроле и предупреждении злоупотреблений наркотиками); 26 — «Кодекс законов о внутренних налогах»; 50 — «Война и национальная оборона» и др.

Присущи федеральному уголовному законодательству США и многие другие недостатки: значительная сложность формулировок, противоречивость предписаний, чрезвычайно большая казуистичность, отсутствие терминологического единообразия. Насчитывается, например, более десяти терминов, обозначающих конкретные формы вины, в то время как ее общее определение отсутствует. По Дж. Зиглеру, «государство никогда не имело хорошо разработанного, логически построенного уголовного кодекса», а действующий так называемый уголовный кодекс «фактически является непригодным для использования и несомненно несправедливым»2.

Эти обстоятельства, наряду с требованиями в большей степени приспособить его к современным социально-экономическим и политическим условиям США, привели к созданию в 1966 году Национальной комиссии по реформе уголовного права. В 1971 году эта комиссия, руководимая бывшим губернатором штата Калифорния Э. Брауном, подготовила проект, в целом испытавший значительное влияние Примерного уголовного кодекса, о котором будет сказано ниже.

Однако администрация Никсона, которой он, по-видимому, показался слишком либеральным, представила в 1973 году свой проект (биль «S-1»). Он вызвал шквал критики и был отклонен, так как содержал ряд явно антидемократических норм, направленных на подавление политического инакомыслия, существенно ограничивал гражданские права и свободы, расширял возможность применения смертной казни. В 1977 году сенаторы Кеннеди и Маклелан представили свой проект кодекса («S-1437»). Будучи известным компромиссом между проектом Брауна и проектом «S-1», он на порядок (в 10 раз) сокращал уголовное законодательство, декри-минализировал незначительные деяния, урегулировал

1              Часть   II   разд.   18   Свода   законов — «Criminal   Procedure»

(Уголовный процесс).

2              Sigler J. A.   Understanding    criminal    law.    Boston    (Mass.),

1981. P. 284—285.

128

 

некоторые институты и т. д. Но и этот проект УК был отвергнут, в том числе за возможность ущемления прав и свобод, предусмотренных первой поправкой к Конституции, за излишнюю репрессивность.

В начале 1980 года Э. Кеннеди внес в Конгресс новый законопроект («S-1722»), «павший жертвой» большого успеха Республиканской партии на выборах в том же году. В итоге Палата представителей Конгресса признала реформу федерального уголовного права «ненужной и нежелательной»1.

Большую, постоянно возрастающую роль играют подзаконные акты, издаваемые Президентом, министерствами и ведомствами федерального правительства. Как правило, эти акты детализируют нормы законов, делают их «пригодными» для применения. Но иногда и сами они устанавливают уголовную ответственность. Так, согласно исполнительному приказу президента Р. Рейгана, американцы, не покинувшие территорию Ливии до 1 фев|раля 1986 г., могут подвергнуться тюремному заключению сроком до 10 лет и штрафу в размере до 50 тыс. долларов2.

О роли подзаконных актов говорит и тот факт, что они приведены в Конституции наряду с федеральными законами.

Основными источниками уголовного права штатов также являются конституции, уголовные законы и подзаконные акты.

Конституции штатов содержат либо детальную регламентацию положений Федеральной конституции, либо нормы, которых в ней нет. Например, в штате Орегон запрет жестоких и необычных наказаний дополняется нормой о том, что тяжкое убийство карается смертной казнью, только если присяжные не выскажутся за пожизненное тюремное заключение (§ 37 ст. 1). Конституции некоторых штатов (Нью-Гемпшир, Монтана и др.) говорят о целях наказания (исправление правонарушителей, превенция), именуемых целями уголовного законодательства. Вопросы о мерах уголовной ответственности освещены на удивление широко: говорится о так называемых неопределенных приговорах, о замене одного наказания другим, об условно-досрочном освобож-

1              Решетников Ф. М. Буржуазное уголовное право — орудие за

щиты частной собственности. М., 1982. С. 87.

2              Труд. 1986. 2 февр.

129

 

дении и даже об исполнении приговора. Так, конституция штата Аризона обязывает исполиять смертную казнь в тюрьмах посредством удушающего газа.

Состояние современного уголовного права штатов трудно понять без хотя бы небольшого экскурса в историю.

Лет 25—30 тому назад оно с юридической точки зрения представляло собой картину весьма неприглядную. Считалось, что каждый или почти каждый штат имеет свой кодекс. Однако в большинстве случаев он был таковым лишь по названию, ибо состоял из принятых в разное время актов или норм, нередко расположенных в алфавитном порядке. По содержанию уголовное законодательство штатов, видимо, имело еще больше недостатков, чем федеральное (например, большой разнобой в регулировании одних и тех же вопросов Общей, не говоря уже об Особенной части, в разных штатах, наличие многочисленных архаичных и даже аномальных норм).

Толчком к реформе стала деятельность комиссии Института американского права по созданию проекта Примерного уголовного кодекса1, а в еще большей степени— опубликование окончательного варианта проекта в 1962 году2.

В 60—70-х годах многие штаты приняли новые или в значительной степени переработали старые кодексы. В ряде из них этот процесс продолжается. Таким образом, реформой охвачено более 40 штатов.

В системе права штата уголовный кодекс чаще всего представлен в виде главы или раздела его Свода законов. Так, УК штата Нью-Йорк — это глава 40, УК штата Иллинойс — 38, а УК штата Огайо — раздел 29, штата Гавайи — 37.

Среди новых кодексов наибольшего внимания заслуживает УК штата Нью-Йорк 1967 г. Испытав большое влияние Примерного кодекса, он в свою очередь воздействовал на реформу в других штатах. Юридическая

1              Комиссия начала публиковать свои материалы по отдельным

институтам уголовного права уже начиная с 1953 года, таким об

разом побуждая штаты привести свое законодательство в соответ

ствие с этими материалами.

2              За   10-летний  период работы комиссии,  в  которой  ведущую

роль играли профессора Г. Векслер и Л. Шварц, было разработано

13 вариантов проекта кодекса. Текст и анализ последнего вариан

та, сделанный Б. С. Никифоровым, см.: Примерный уголовный ко

декс (США). М., 1969.

130

 

комиссия Сената в одном из своих отчетов писала: после создания и опубликования Примерного УК, принятия кодексов в штатах Висконсин, Иллинойс, Миннесота и Нью-Мексико, где его положения были закреплены и развиты, «создание уголовного кодекса штата Нью-Йорк в 1965 году явилось следующим этапом в щюцессе разработки современного уголовного права Соединенных Штатов»1.

Действующий УК штата Нью-Йорк, заменивший собой УК 1881 г., имеет довольно четкую и простую структуру. Он состоит из четырех частей: 1. Общие положения; 2. Наказания; 3. Конкретные посягательства; 4. Административные положения. Собственно уголовный кодекс— это три первые части. Формально он не делится на Общую и Особенную части, что вообще характерно для американского уголовного права. Но по существу, и это видно даже из названий, такое деление есть: Общая часть — это Общие положения и Наказания (она состоит из 75 параграфов), а Особенная — Конкретные посягательства.

Части Кодекса разбиты на разделы, а последние — на так называемые статьи (которые правильнее было бы назвать подразделами). Их 62, хотя последняя «статья» имеет порядковый номер 500 (остальные пропущены). «Статьи» делятся на параграфы — их немногим более 400, включая 11 параграфов четвертой части. Причем со времени его принятия произошло некоторое увеличение объема —• примерно на 40 параграфов.

В Кодексе более или менее полно регулируются общие вопросы (цели УК, понятие и классификация преступлений, вина и ее формы, соучастие, предварительная преступная деятельность, виды наказания и др.). Нормы Особенной части [расположены в предметно-логическом порядке. Однако, в отличие от старого УК, действующий кодекс не содержит норм об ответственности за посягательства на конституционные права граждан, за посягательства в области трудовых отношений, подобные нормы либо переместились в другие главы Свода законов, либо вообще исключены.

Одним из новейших кодексов является УК штата Нью-Джерси 1979 г. Наличие в нем ряда позитивных моментов (наказуемость действий, предусмотренных толь-

1 См.:   Criminal justice. Revision   and reform act of 1974. Vol 1. Title 18 —Federal Code, W,, 1975. P. 9.

131

 

ко законом, ограничение судебного усмотрения, оптимизация некоторых институтов Общей и Особенной частей и др.) выдвигает его на передовые позиции реформы.

Отмечая положительные сдвиги в развитии уголовного законодательства штатов, нельзя не упомянуть, что в некоторые новые УК включены явно антидемократические нормы. Так, УК штата Джорджии 1972 г. (§ 2204) содержит положения Закона Смита.

Наконец, отметим, что в штатах Калифорния, Айдахо, Мэриленд, Оклахома, Теннеси и Вермонт попытки реформы оказались безуспешными, а в Неваде ее проведение даже не планируется.

Многие уголовно-правовые отношения регулируются подзаконными актами. Причем издаются они и высшими, и местными органами исполнительной власти. В графствах и городах принимаются акты, которые не только уточняют, адаптируют нормы законов, но и устанавливают уголовную ответственность, подчас в довольно высоких пределах. Так, в соответствии с п. 1 § 10.00 УК штата Нью-Йорк уголовно наказуемое деяние — это поведение, запрещенное под страхом наказания «любой нормой права данного штата, ...местным правом, ...любым приказом, правилом или инструкцией, которые были приняты каким-либо правительственным учреждением...»

Формально в США нет федерального «общего права»; оно не предусмотрено Конституцией и создание его запрещено Верховным судом страны. В одном из его решений еще начала XX века подчеркивалось: «Прежде чем какое-либо деяние может быть наказуемо как преступление против Соединенных Штатов, Конгресс должен его определить, установить наказание и указать суд, юрисдикции которого оно подлежит»1. То же касается большинства штатов. Однако некоторые из них, причем уже после издания Примерного УК 1962 г.2, решили этот вопрос иначе. Так, в УК Флориды (§ 775.01) сказано, что общее право «действует в данном штате

1              United States v. Hudson and   Goodvin,   11   US   (7 Cranch)  32

(1812).

2              Согласно ст.  1.05   (п.  1)   указанного документа, общее право

не является  источником уголовного права: «Никакое поведение не

составляет посягательства,    если    оно не является    преступлением

или нарушением по настоящему кодексу или иному статуту данно

го штата».

132

 

без каких-либо ограничений». Есть штаты, где оно применяется с оговорками1.

Вместе с тем можно констатировать, что и в этих штатах сложилась довольно устойчивая тенденция постепенного вытеснения общего права законодательством. В числе прочих причин она объясняется необходимостью более последовательно соблюдать принцип разделения властей, в силу которого суд должен применять право, а не создавать его.

Но «классическим правотворчеством» роль общего права в США не исчерпывается. Весьма распространено «судебное правотворчество». Неполнота, нечеткость и даже отсутствие регулирования отдельных вопросов или целых институтов (например, института вины — по федеральному законодательству) по-прежнему сохраняет весьма широкий простор для такой деятельности2. Более того: вынужденные толковать неполноценный закон, суды нередко создают новые правовые нормы.

Применяя законодательство, нижестоящие суды обязаны руководствоваться правилами, выработанными вышестоящими. Однако суды высших инстанций своими ранее вынесенными решениями не связаны. Это нередко приводит к тому, что Верховный суд страны прямо противоположно толкует одни и те же положения Федеральной конституции. Так, в 1972 году, рассмотрев апелляции по трем конкретным делам, Верховный суд постановил, что применение смертной казни «является жестоким и необычным наказанием, противоречащим восьмой и четырнадцатой поправкам к Конституции». А в 1976 году, рассмотрев дело Грегга, он пришел к выводу, что «смертная казнь сама по себе не составляет нарушения Конституции»3.

В США существовали различные взгляды на пределы судебного толкования. Раньше всех появилась доктрина

1              В § 53а-4 УК Коннектикута содержится оговорка о том, что

суд   может  признать   принципы   уголовной   ответственности   несов

местимым с положениями данного кодекса.

2              Американские юристы  отмечают,   что  однажды    сформулиро

ванный принцип общего права является правилом до тех пор, пока

он не изменен или не отменен   статутом,    а также что привержен

ность к прецеденту при применении    законодательной нормы обес

печивает континуитет   характера    правового    регулирования     (см.:

Bassiounl M. С. Op. cit. P. 360—361).

3              The Journal of Criminal    law and    Criminology.    Dec.,    1976.

Vol. 67. N 4. P. 437—438. Надо сказать, что подобным толковани

ем  правовые    нормы   адаптируются    к «изменяющимся    условиям

жизни».

133

 

точного толкования (strict construction). На смену ей (в начале XX в.) приходит доктрина расширительного толкования, позволявшая усилить уголовную репрессию или даже распространить ее на новые области. Отмечается, например, что Закон Смита, принятый в 1940 году в целях борьбы с гитлеровской агентурой, был распространен (кстати, вопреки конституционным положениям) на участников коммунистического движения1.

Под воздействием сильной критики судебного произвола, который, по существу, творился под прикрытием этой доктрины, появляется (и законодательно закрепляется) концепция беспристрастного или нормального толкования.

Так, в § 4 УК штата Калифорния, а также в § 5.00 УК штата Нью-Йорк сказано: «Общее правило о том, что уголовный закон подлежит строгому толкованию, не применяется в отношении настоящей главы (представляющей собой УК. — И. К-), но положения, содержащиеся в ней, должны толковаться в соответствии с ясным смыслом их терминов, имея в виду упрочение правосудия и достижение целей права».

Еще одним источником уголовного права США являются заключенные ими договоры (раздел 2 ст. 111 Конституции и ст. VI). Так, например, только при наличии соглашения об экстрадикции (между США и соответствующим государством) возможна выдача лица, совершившего предусмотренное федеральным законодательством международное преступление (пиратство, угон самолета, незаконная торговля наркотиками и др.).

В заключение рассмотрим вопрос о том, каким образом соотносится федеральное право с правом каждого штата.

В этом смысле федеральные нормы подразделяются на две группы: действующие при соответствующих условиях на всей территории США и действующие в определенных местах.

Нормы первой группы устанавливают ответственность за посягательства с «федеральным элементом», т. е. в отношении федеральных должностных лиц (например, убийство, причинение телесных повреждений, воспрепятствование исполнению служебных обязанностей и др.), или совершенные федеральными должностными лицами в связи с исполнением ими своих служеб-

1 См.: Гуценко К. Ф. Уголовная юстиция США. М., 1979. С. 85.

134

 

ных обязанностей (например, взяточничество, хищение и др.); за посягательства, затрагивающие интересы нескольких штатов (например, крушение поезда на железной дороге, пролегающей по территории нескольких штатов, похищение автомобилей и перегон их из одного штата в другой и пр.), федеральных учреждений и служб (например, почты) либо Соединенных Штатов в целом (саботаж, измена, шпионаж и др.).

Нормы второй группы устанавливают ответственность за все посягательства на территориях, принадлежащих федеральным властям (национальные парки, заповедники и др.) или зарезервированные ими; на объектах (кораблях, базах, складах и др.), находящихся под "контролем военного ведомства; на судах, плавающих под американским флагом в открытом море, а также находящихся в полете в воздушном пространстве над открытым морем и др. В случае, когда на подобных территориях совершается посягательство, которое в федеральном законодательстве не описано, применяется § 13 раздела 18 Свода законов1.

Как отмечалось выше, в особом положении находится столичный округ Колумбия: там действует законодательство, принимаемое Конгрессом США.

V поправка Конституции США гласит: «Никто не должен дважды отвечать жизнью или телесной неприкосновенностью за одно и то же преступление». Однако судебная практика2 показывает, что угроза быть неоднократно привлеченным и наказанным за одно и то же деяние (double jeopardy), например по закону федерации и какого-либо штата, по-прежнему сохраняется.

В особом положении находятся индейские резервации. На них, хотя и с некоторыми ограничениями, распространяется действие федерального уголовного законодательства (§ 1152 и 1153 18 раздела Свода законов). Однако эти ограничения позволяют говорить о том, что в какой-то степени источником уголовного права США является и право индейских племен.

1              В ч.  1 указанного параграфа речь    идет о применении феде

ральными судами по аналогии    соответствующих    норм уголовного

законодательства штатов   (см.: Уголовное право США. С. 25).

2              Так, в  1959 году Верховный    суд, основываясь    на доктрине

«двух суверенов», дважды постановлял о том, что повторное пре

следование за одно и то же преступление   возможно  (см.: Bartkus

v. Illinois 359 US 121, 79. S. Ct. 676 (1959).