3.3. Иные следственные действия : Особенности предварительного расследования преступлений - А.А. Леви, М.В. Игнатьева, Е.И. Капица : Книги по праву, правоведение

3.3. Иные следственные действия

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 
РЕКЛАМА
<

Следственная практика показывает, что защитник чаще всего появляется впервые при предъявлении обвинения, хотя в настоящее время, в связи с допуском защитника на значительно более ранних стадиях расследования преступлений, он нередко вступает в дело и ранее.

К сожалению, постановление о привлечении в качестве обвиняемого не всегда достаточно мотивировано, обстоятельства совершения преступления в нем не приводятся, не указываются квалифицирующие признаки. Разумеется, обвиняемый и его защитник не могут эффективно защищаться от предъявленного обвинения, составленного в общих выражениях. Какие объяснения по существу предъявленного обвинения может дать обвиняемый, если он не знает оснований (доказательств) этого обвинения? Не может обвиняемый при этих условиях выдвинуть обоснованные объяснения в свою защиту, заявить необходимые для этого ходатайства. Именно поэтому большинство ходатайств заявляется при окончании расследования, после ознакомления со всеми материалами дела, а, как уже указывалось, удовлетворить их после окончания расследования часто трудно или просто невозможно.

Неполучение объяснений часто вредит и следователю, так как он не знает, как обвиняемый будет опровергать предъявленное ему обвинение, что он скажет по поводу собранных на данный момент доказательств. В результате следствие затягивается, возможность своевременного получения дополнительных доказательств утрачивается.

Защитник может обоснованно потребовать от следователя конкретизации предъявленного обвинения, в частности, указать в постановлении конкретные квалифицирующие признаки преступления, а в предъявлении обвинения с бланкетной диспозицией прямо указать какие конкретные правила нарушены обвиняемым.

Защитник будет также совершенно прав, указывая, что «завышенная» квалификация преступления при предъявлении обвинения также нарушает право обвиняемого на защиту и создает условия для нарушения других конституционных прав.

Если действительно собраны достаточные доказательства, дающие основание для предъявления обвинения, то не надо опасаться ссылки ни основные из этих доказательств в постановле-

60

нии о привлечении в качестве обвиняемого. Сообщение обвиняемому доказательств не может привести к их дискредитации, если эти доказательства достаточно прочны. Обвиняемый и его защитник получат при этом значительно более полное представление о сущности предъявленного обвинения и смогут более полноценно осуществлять защиту, указывая на имеющиеся, с их точки зрения, недоработки следствия.

Постановление о привлечении в качестве обвиняемого не может быть построено на догадках и предположениях, а должно базироваться на конкретных доказательствах, исследованных процессуальным путем.

Закон обязывает следователя разъяснять обвиняемому сущность предъявленного обвинения (ч. 5 ст. 172 УПК РФ), но это не исключает право защитника сделать то же самое, более детально остановившись не только на сущности обвинения, но и на его последствиях, и следователь ни в какой мере не должен препятствовать этому.

Защитник может потребовать предоставления ему свидания наедине до того, как обвиняемый подпишет постановление о предъявлении обвинения и последующего допроса. При этом ссылка следователя на непременное выполнение требования закона о немедленном производстве допроса после предъявления обвиняемому обвинения (ч. I ст. 173 УПК РФ) не может быть признана абсолютной, так как обвиняемый вправе отказаться давать показания до тех пор, пока не разберется в сущности обвинения, а для этого он может потребовать предоставления ему свидания наедине с защитником. Таким образом, чтобы получить показания от обвиняемого после предъявления ему обвинения следователь вынужден будет удовлетворить подобное ходатайство и сможет осуществить полноценный допрос лишь после того, как обвиняемый встретится наедине со своим защитником.

В соответствии со ст. 171 УПК РФ постановление о привлечении лица в качестве обвиняемого следователь выносит при наличии достаточных доказательств, дающих основания для обвинения лица в совершении преступления. С появлением в деле обвиняемого следствие приобретает более конкретный и целеустремленный характер. У обвиняемого и его защитника появляется

61

возможность значительно более полно использовать все возможные по закону средства защиты.

Как уже указывалось, практика, при которой лицо становится обвиняемым только к концу предварительного следствия или даже в последний его день и допрашивается почти до конца следствия в качестве свидетеля с предупреждением об ответственности за отказ с дачи показаний, является грубым нарушением права на защиту. Но в тоже время жалобы по данному поводу заявляются крайне редко, так как психологически лицу комфортнее числиться свидетелем, а не обвиняемым, да и избрание меры пресечения это оттягивает.

Следователь должен быть готов к тому, что защитник в ходе следствия может заявить ходатайство об изменении предъявленного обвинения, например, при получении данных в какой-то части опровергающих обвинение. Защитник может заявить ходатайство о прекращении уголовного дела полностью или в какой-то части, считая, что предъявленное обвинение материалами дела не подтверждается и приводит свои контрдоводы. Следователю не надо сразу же отметать такое ходатайство, а необходимо еще раз проверить всю обоснованность своих умозаключений, учитывая доводы защитника. Только после этого в ходатайстве может быть отказано или оно полностью либо в какой-то части будет удовлетворено.

При первоначальном осмотре места происшествия подозреваемый или обвиняемый присутствуют редко, так как в большинстве случаев они в процессуальном плане еще не существуют. В связи с этим редко при первоначальном осмотре присутствует и защитник, зато при повторных осмотрах места происшествия, осуществляемого с участием подозреваемого или обвиняемого, присутствие защитника очень полезно и в связи с этим желательно.

Участие в осмотре подозреваемого или обвиняемого нередко дает возможность выяснить ряд обстоятельств, которые без объяснений установить невозможно, а данные объяснения, разумеется, в определенной мере, контролируются присутствующим на этом следственном действии защитником.

Обвиняемый, подозреваемый и их защитники привлекаются к осмотру места происшествия с целью оказания помощи в более полной и точной фиксации его обстановки, обнаружения матери-

62

альных следов и иных вещественных доказательств, уяснения механизма происшествия. Обвиняемый, признающий факт совершения преступления, может точно указать место происшествия, рассказать как оно происходило, кто где находился и что делал, подсказать где могут быть следы происшествия и иные вещественные доказательства.

Участие в осмотре защитника способствует полному соблюдению всех процессуальных правил его проведения, устраняет нередко имеющие место процессуальные «упрощенчества».

Защитник может ходатайствовать о приглашении для участия в осмотре специалиста, причем может иногда назвать такового, может указать на целесообразность изъятия с места происшествия определенных предметов и следов и их фиксации с использованием современных, а не устаревших методов и технических средств, обратить внимание на необходимость тщательной упаковки и опечатывания изъятого. Следователю необходимо прислушиваться к таким советам и ходатайствам, особенно в настоящее время, когда в адвокатуру пришло много лиц, ранее работавших много лет следователями и имеющих хорошую криминалистическую подготовку.

Защитником могут быть сделаны существенные замечания, касающиеся содержания протокола осмотра и заявлена просьба о его дополнении, что также в интересах следствия.

Иногда защитник присутствует при освидетельствовании своего подзащитного, интересуясь прежде всего выявлением обстоятельств, говорящих о его невиновности или являющихся смягчающими обстоятельствами. Поэтому настойчивые вопросы защитника, касающиеся данных моментов, не должны вызывать противодействия и раздражения следователя. Разумеется, что присутствующий при освидетельствовании защитник должен быть того же пола, что и освидетельствуемый.

В соответствии с ч. 2 ст. 179 УПК РФ постановление о производстве освидетельствования обязательно для лица, в отношении которого оно вынесено, однако вопрос этот не так прост, мнение о возможности принудительного освидетельствования лица, отказывающегося от проведения в отношении него этого следственного действия, давно уже вызывает споры.

63

Для следователя, как и для участвующего в освидетельствовании защитника, большое значение имеет рассмотрение нравственного аспекта принудительного освидетельствования.

При осуществлении следственных действий недопустимо унижение достоинства их участников, а принуждение к освидетельствованию лицо, ему подвергающееся, иногда воспринимает именно как унижающее его достоинство, как посягательство на конституционное право человека - неприкосновенность его личности. Вот почему естественным представляется вопрос, правомерно ли, оправдано ли морально осуществление принудительного освидетельствования. Между тем в интересах следствия часто необходимо как можно скорее провести это действие, иначе следы на теле лица, подлежащего освидетельствованию, могут видоизмениться или вообще исчезнуть и потому без немедленного освидетельствования обойтись нельзя.

Исходя из всего изложенного, следователю и защитнику лица, которое нужно освидетельствовать, необходимо найти законные пути и средства, чтобы убедить его в необходимости освидетельствования. Поддерживая точку зрения своего подзащитного защитник должен искать пути, позволяющие обойтись без освидетельствования, выясняя действительно ли оно крайне необходимо и обойтись без него нельзя. Если такие пути не найдены, то он должен разъяснить своему подзащитному, что решение следователя может быть исполнено принудительно, но и это возможно принесет больший моральный вред, чем само освидетельствование, проведенное с согласия лица.

Решение следователя о проведении освидетельствования может быть обжаловано защитником надзирающему за следствием прокурору и по возможности, если это позволяет время, не должно исполняться до принятия решения по этой жалобе.

В практике нередки следственные действия с выходом подозреваемого ши обвиняемого на место происшествия с целью уточнения деталей события, проверки правильности ранее данных показаний, устранения противоречий в показаниях, особенно по групповым делам, когда показания нескольких подозреваемых или обвиняемых расходятся, не согласуются с показаниями свидетелей.

Проверка показаний на месте, осуществляемая на основании ст. 194 У ПК РФ, является комплексным следственным действи-

64

ем, в котором сочетаются отдельные элементы осмотра места происшествия, следственного эксперимента, предъявления для опознания, допроса. Поэтому все что было сказано об участии защитника в этих следственных действиях относится и к проверке показаний на месте.

Важным моментом в подготовке и проведении проверки показаний на месте является тщательный предварительный допрос лица, которое будет в нем участвовать, по поводу подробного описания места преступления, подходов к нему и указания где и какие действия оно совершало.

Поскольку проверка показаний на месте очень близка по своей процессуальной природе и допросу, и осмотру места происшествия, в ней, в принципе, применимы уже изложенные ранее рекомендации по тактике проведения этих следственных действий с участием защитника, но, разумеется, есть и некоторые особенности.

К вопросам тактики относится, прежде всего, само решение следователя проверить показания обвиняемого на месте. Например, если обвиняемый не признает себя виновным и полностью отрицает пребывание на месте происшествия, то о каком показе его действий может идти речь? ч

План проведения проверки показаний на месте, помимо организационных моментов, связанных с выбором времени ее проведения, определением состава участников, обеспечение транспортом и прочее, должен предусматривать точное расположение участников и порядок следования по маршруту движения к месту происшествия и на нем. Это имеет особое значение в тех случаях, когда проверка показаний проводится на большой территории (в парке, лесу, производственном помещении и т.д.).

Если есть опасения в утрате следов преступления или изменений в психологическом настрое обвиняемого, который вдруг может отказаться участвовать в данном следственном действии, то следователь должен его провести немедленно. В этом случае могут возникнуть сложности с приглашением защитника. Во всяком случае ему надо срочно сообщить о проведении проверки показаний на месте и, если он не явится, а присутствие его не обязательно, провести следственное действие без его участия.

Непосредственно перед проведением проверки показаний на месте следователь должен разъяснить процессуальные права их

65

участникам, предупредить о недопустимости каких-либо действий без разрешения следователя. Устанавливаемый следователем порядок проведения данного следственного действия полностью относится и к защитнику, который, разумеется, может делать свои замечания, но не вмешиваясь в ход следственного действия, а после его окончания. Замечания эти заносятся в протокол и следователь соответственно на них реагирует.

Тактическое правило начинать данное следственное действие со свободного рассказа лица, чьи показания проверяются, дополняется тем, что в процессе рассказа оно может свободно перемешаться и действовать. Принимаемые при этом меры безопасности, если лицо находится под стражей, не должны мешать обвиняемому показать то, что он считает нужным. Здесь очень важна задача защитника - следить именно за самостоятельностью действий своего подзащитного, чтобы ему ничего не подсказывали или не задавали наводящие вопросы.

Тактически правильно, когда обвиняемый будет идти впереди, за ним, в непосредственной близости, будут находиться понятые, следователь и защитник. Если в целях безопасности обвиняемого пристегнут наручником к оперативному сотруднику, то все равно он должен идти первым, так чтобы его не вели. За этим также должен следить защитник. Если проверка показаний ведется в шумном месте или действия обвиняемого неясны, то защитник вправе просить о повторении сказанного или показанного. При этом наводящие вопросы защитника следователь должен пресекать.

При проверке показаний с несколькими обвиняемыми, во-первых, с каждым из них она проводится отдельно и, во-вторых, необходимо менять понятых, так как участие одних и тех же в нескольких проверках может привести к смешению в их памяти обстоятельств показа и его деталей.

Если проверка показаний включает в себя показ обвиняемым маршрута движения находясь в автомашине, то не следует при новой проверке, с другим обвиняемым, использовать того же водителя, который мог запомнить путь следования и выбрать его не вслушиваясь в объяснения показывающего дорогу. Все это имеет особое значение, если в показаниях обвиняемых имеются противоречия и их показания на допросах не совпадают. Невнимательность следователя даже к мельчайшим деталям проверки показа-

66

ний на месте снизит ее доказательственное значение и дает повод для обжалования полученных результатов защитником.

Хотя следственный эксперимент иногда может быть проведен без участия обвиняемого, требование обеспечения всесторонности, полноты и объективности расследования предопределяет важность участия в этом следственном действии обвиняемого и его защитника.

Следователю рекомендуется внимательно относиться к ходатайствам и замечаниям обвиняемого и его защитника касающимся реконструкции обстановки места происшествия или отдельных его частей, предшествующей проведению следственного эксперимента. Это важно, потому что ходатайства данных лиц могут быть основаны на фактическом материале, о котором следователь не знал. Принимая решение по таким ходатайствам и замечаниям, следователю полезно сопоставить их критически с имеющимися в его распоряжении материалами дела, так как нельзя полностью исключить попытки обвиняемого ввести следствие в заблуждение. Полезно провести следственный эксперимент в условиях, о которых говорит обвиняемый и его защитник, и в условиях, которые считает правильным следователь, а затем, тщательно зафиксировав результаты, сопоставить их между собой и с материалами дела.

Когда следственный эксперимент проводится в присутствии нескольких обвиняемых, показания которых касаются одних и тех же фактов или обстоятельств де,ла и в эксперименте участвует защитник одного из обвиняемых, желательно присутствие и защитников других обвиняемых. Если обвиняемый отказался участвовать в следственном эксперименте это не исключает участия в нем его защитника, о чем последний может ходатайствовать перед следователем. Такое участие защитника в данном следственном действии основано на том, что защитник, как уже неоднократно указывалось, обязан использовать все возможности для доказывания невиновности своего подзащитного или наличия обстоятельств, смягчающих его вину.

При следственном эксперименте со сложным составом действий и одновременном участии в нем двух или более групп, находящихся в разных местах, например, для замера времени, необходимого для преодоления какого-либо расстояния, или возможно:

67

сти видеть и слышать, следователь должен исходить из того, что защитник сам может выбирать место своего нахождения, которое может и не совпадать с местом нахождения его подзащитного.

Защитник, участвующий в опознании, разумеется, следит за точным выполнением всех правил производства этого, нередко решающего следственного действия. Следователь должен четко определить объекты опознания, допросить опознающего об их признаках, создать надлежащие условия предъявления для опознания, а в дальнейшем точно зафиксировать ответы опознающего, особенно когда они не категоричны.

Несоблюдение этих правил вызовет у добросовестно выполняющего свои обязанности защитника резкие возражения и он будет добиваться признания результатов такого следственного действия не имеющими доказательственного значения.

Как уже указывалось, опознание очень ответственное следственное действие, так как нередко кроме его положительного результата, особенно на начало расследования, других доказательств совершенных преступных действий нет.

Объектами опознания могут быть живые люди, трупы, различные предметы, животные, предъявляемые как в натуре, так и запечатленные на фотоснимках и в материалах видеозаписи.

Чаще всего опознание осуществляется посредством зрительных ощущений, однако встречаются факты опознания по признакам устной речи (по слуху), запаху, вкусу и даже на основании осязания.

Закон указывает, что опознающим может быть свидетель, потерпевший, подозреваемый и обвиняемый (ч. 1 ст. 193 УПК РФ), однако на практике встречаются случаи, когда процессуальное положение опознающего не определено, что, разумеется, неверно. Закон не определяет каково процессуальное положение опознаваемого лица или предмета, что, с нашей точки зрения, является упущением, так как опознаваемый должен обладать определенными правами, ему же, согласно ч. 4 ст. 193 УПК РФ, предоставляется лишь право занять любое место среди предъявляемых вместе с ним лиц. С нашей точки зрения, ему должно быть предоставлено и право высказать свое отношение к результату проведенного опознания и в этом ему может помочь защитник, они тоже должны иметь право требовать занесение их замечаний в

68

протокол. Целесообразно сразу же допросить опознанное лицо, причем в присутствии адвоката.

Особенное внимание при опознании должно быть обращено на достоверность показаний опознающего - потерпевшего, так как он часто наблюдал нападавшего на него или похитившего у него что-либо очень короткое время и нередко в затрудненных условиях (при плохом освещении, на значительном расстоянии, будучи напуган, уже получившим какую-либо травму, находящимся в стрессовом состоянии).

Важно также иметь представление о способности опознающего по своим физическим и психическим данным правильно воспринимать происходящее и объяснять его. На проверке всех этих обстоятельств справедливо может настаивать защитник.

Если состояние здоровья опознающего вызывает сомнение, то для проведения опознания необходимо получить заключение врача о способности данного лица достаточно правильно воспринимать происходящее, запоминать и воспроизводить то, что оно видело, слышало и т.п.

В сложных случаях, применительно к потерпевшему, для этой цели должна быть назначена судебная экспертиза, что прямо предусмотрено ст. 196 УПК РФ.

При возникновении сомнения в возможности опознающего при имевших место условиях четко видеть и слышать происходившее, может быть проведен соответствующий следственный эксперимент.

При допросе лица, которому предстоит быть опознающим, обязательно должно быть выяснено не видел ли он опознаваемого после совершения преступления или не указывали ему на него, как на совершившего преступление, а также не был ли он ранее с ним знаком. Проведение опознания при таких условиях, разумеется, бессмысленно.

На практике бывают случаи когда опознающий первоначально затрудняется назвать какие-либо конкретные признаки лица или предметов в отношении которых предполагается проведение опознания, однако думает, что при предъявлении сможет их узнать. Подобная ситуация не исключает возможность предъявления для опознания и возражения защитника по этому поводу не могут быть приняты, но при положительном результате опознания не-

69

обходимо выяснить у опознавшего, по каким же признакам он этот вывод сделал.

Приглашенный для опознания потерпевший или свидетель должны быть предупреждены об уголовной ответственности за отказ или уклонение от показаний и за заведомо ложное показание. Помимо того, им надо подробно объяснить как много зависит от точности и правдивости их объяснений, и, что если у них имеются какие-либо сомнения по поводу правильности опознания, то они должны их высказать. Если эти разъяснения не сделал следователь, то это задача защитника.

Важно обратить внимание на порядок предъявления для опознания лица на основании признаков различного вида (по признакам внешности, голосу или иным функциональным признакам). Порядок предъявления должен быть таков, чтобы предшествовавшее предъявление не ставило под сомнение последующее, например, первоначально по голосу, затем по признакам внешности, а после этого по походке и т.п.

Наибольшее число ошибок при предъявлении для опознания является результатом неправильного подбора лиц или предметов, предъявляемых вместе с предназначенным для опознания. Очень часто их различие с опознаваемым столь значительно, что результаты опознания в меньшей мере вызывают сомнение или являются вообще ничтожными. В тоже время не должны предъявляться люди и предметы очень схожие друг с другом, так как это может затруднить опознание. На подобные обстоятельства несомненно обратит внимание участвующий в опознании защитник и следователь должен к этому прислушаться.

Если подобрать нужные объекты для проведения опознания в натуре очень сложно, то можно провести опознание по фотографиям, так как найти подходящие фотоснимки значительно легче, но это надо делать только в крайнем случае (ч. 5 ст. 183 УПК РФ).

Результаты предъявления для опознания могут оказаться неверными как ввиду добросовестного заблуждения опознающего, так и из-за его умышленно ложных показаний. Поэтому данные результаты должны подвергаться тщательной проверке и оценке. С этой целью должно быть проведено сопоставление результатов опознания с другими материалами дела, осуществлен тщательный допрос опознавшего или не опознавшего лица, выяснено на-

70

сколько он уверен в правильности своего вывода, не заинтересован ли в исходе дела, не боится ли мести оставшихся на свободе соучастников опознаваемого, не проявляет ли жалось и т.п. Опытный защитник на проверке всех этих обстоятельств несомненно будет настаивать и следователь не должен отвергать подобные требования.

В отдельных исключительных случаях в целях проверки может быть проведено повторное опознание. Это допустимо: а) если выясняется, что предыдущее опознание было проведено когда опознающий, по-видимому, находился в состоянии временного расстройства психики, зрения, слуха, отвлекающего воздействия боли, в связи с чем не мог правильно воспринимать происходившее; б) когда предыдущее опознание проводилось в условиях, затрудняющих восприятие из-за недостатка света, с большого расстояния до наблюдавшегося объекта, изменения внешности опознаваемого (появление усов, бороды, отросших волос, поврежденных и загрязненных предметов и т.п.); в) если опознание проводилось по фотоснимкам, а затем появилась возможность непосредственного опознания, что позволяет уточнить некоторые признаки опознаваемого объекта, рассмотреть функциональные признаки, а также признаки, не отразившиеся на фотографии (цвет, характер поверхности, обратная сторона предмета, иной ракурс рассмотрения объекта и т.д.)1.

При повторном опознании опознаваемый должен, по возможности, предъявляться среди тех же лиц и так же одетых, что и при первоначальном опознании, разумеется, если тогда они были правильно подобраны. Это относится и к повторному предъявлению для опознания предметов.

Следователь должен внимательно прислушиваться к замечаниям высказываемым защитником, так как при их игнорировании они наверняка будут повторены в суде, который результат опознания может поставить под сомнение.

В выемке и обыске защитник участвует редко, так как они часто проводятся когда защитника в деле еще нет, либо подозреваемый или обвиняемый в нем не участвуют. Однако с разрешения

___________________________

1 Леви А.А., Пичкалева Г.И., Селиванов Н.А. Получение и проверка показаний следователем. М, 1987. С. 62.

71

следователя защитник может присутствовать и при обыске, проводимом без участия его подзащитного (ч. 11 ст. 182 УПК РФ).

Изредка защитник принимает участие в выемке документов, осуществляемой по его ходатайству. Так как обыск является следственным действием, особенно остро затрагивающим права личности, следователь должен очень строго придерживаться процессуальным правилам и криминатистическим рекомендациям его проведения, быть предельно корректным. Все поступающие при этом замечания и заявления защитника должны приниматься во внимание и при его требовании заноситься в протокол. Особое внимание при этом должно быть обращено на достаточно четкое и полное описание всех изымаемых предметов и документов, хотя это иногда и может отнять очень много времени.

Особенно важным и полезным как для подзащитного, так и для объективности следствия в целом является участие защитника при назначении, а иногда и проведении экспертизы.

Защитник может ходатайствовать о проведении экспертизы для определения психического состояния обвиняемого и потерпевшего, может требовать производства экспертизы в целях установления причин смерти и характера телесных повреждений, а также возраста своего подзащитного, если по данным вопросам возникают сомнения. Могут быть высказаны пожелания о проведении экспертизы для выяснения самых различных иных обстоятельств, имеющих значение для правильного разрешения дела.

В соответствии с ч. 3 п. 4 ст. 49 нового УПК РФ объявление лицу, подозреваемому в совершении преступления, постановления о назначении судебно-психиатрической экспертизы, является основанием для допуска в дело защитника.

Защитник может советоваться со специалистом с целью уточнения, какие вопросы целесообразно задать эксперту, какой специальностью должен обладать эксперт, куда лучше направить материалы для производства экспертизы и какие это должны быть материалы, а затем заявить соответствующее ходатайство. Для получения подобных консультаций защитнику может понадобиться время и следователь должен его предоставить.

Следователь должен своевременно проинформировать защитника о назначении экспертизы и дать ему возможность составить вопросы, согласовав их со своим подзащитным. Данные вопросы

72

должны быть тщательно проанализированы следователем, который должен определить не выходят ли они за рамки процессуальных требований и специальных знаний конкретного эксперта. Отказ от постановки перед экспертом вопросов, предложенных обвиняемым и его защитником, должен быть следователем хорошо мотивирован, причем с учетом, что данные вопросы могут быть повторены в ходе судебного следствия или даже при принятии дела судом к рассмотрению. Анализ вопросов, поставленных защитником, может в определенной степени раскрыть перед следователем версию защиты.

Если экспертиза была проведена до появления в деле обвиняемого, то вслед за предъявлением обвинения ему должны быть предъявлены результаты экспертизы и предоставлена возможность задать дополнительные вопросы. К сожалению, это не всегда делается и обвиняемый иногда узнает о проводившейся экспертизе спустя значительное время после получения следователем ее заключения или даже тогда, когда все материалы дела предъявляются обвиняемому и его защитнику для ознакомления в связи с окончанием предварительного следствия. Подобное положение является недопустимым и может привести к тому, что результаты проведенной экспертизы будут исключены судом, особенно судом присяжных, из числа рассматриваемых доказательств.

Защитник должен следить за своевременностью сообщения обвиняемому о назначении экспертизы и за сообщением ему о ее результатах. Следователь не вправе скрывать факт назначения и проведения экспертизы какими бы «тактическим соображениями» это не было вызвано.

Следователь должен быть убежден в компетентности эксперта, так как опытный защитник всегда разберется в этом вопросе и заявит отвод эксперту.

Если обвиняемый присутствует при производстве экспертизы, то и его защитнику должно быть предоставлено такое же право.

Следователь должен понимать, что защитник не может слепо идти за положениями заключения эксперта, которое является лишь одним из предусмотренных законом доказательств по делу и подлежит оценке. Так что попытка защитника оспорить заключение эксперта никак не должна пресекаться следователем, более

73

того, замечания защитника могут помочь следователю еще раз вернуться к оценке заключения экспертизы.

Защитник может обратить внимание следователя на необоснованное изменение экспертом поставленных перед ним вопросов, на выход эксперта за пределы своей компетенции, что, конечно, не исключает расширения экспертом, по своей инициативе и в пределах своей компетенции, перечня поставленных вопросов, если при проведении экспертизы он обнаружит факты, которые считает важными для установления истины по делу.

Если защитник вместе с обвиняемым присутствует при допросе эксперта следователем, а это может быть при соответствующем ходатайстве обвиняемого или его защитника, или же по инициативе следователя, то защитник может задавать уточняющие и дополнительные вопросы, выяснять обоснование выводов эксперта, которые вызывают у него сомнение.

Обвиняемый и его защитник должны иметь полную возможность активно содействовать объективному проведению экспертизы и использовать ее в своих интересах. Если следователь чинит им препятствия в реализации их прав при проведении экспертизы, его действия могут быть обжалованы надзирающему за следствием прокурору или в суд (ст. 125 У ПК РФ).

Ознакомление защитника с материалами дела после завершения предварительного следствия является наиболее часто встречаемым случаем участия защитника в расследовании (наряду с присутствием по предъявлении обвинения). Так же как обвиняемому, защитнику должны быть предъявлены все без исключения материалы дела (в подшитом и пронумерованном виде, с соответствующей описью). Предъявляются также все вещественные доказательства, материалы звуко- и видеозаписи и другие приложения к делу. Если после ознакомления с делом проводились какие-либо дополнительные следственные действия, все материалы дела вновь предъявляются для ознакомления.

Как уже указывалось выше, следователь не может препятствовать защитнику в использовании при ознакомлении с делом аудио- и видеозаписи, а также в изготовлении копий материалов и фотоснимков вещественных доказательств (ч. 2 ст. 217 УПК РФ). Копии документов и выписки из уголовного дела, в котором содержатся сведения, составляющие государственную или иную

74

охраняемую федеральным законом тайну, хранятся при уголовном деле и предоставляются обвиняемому и его защитнику во время судебного разбирательства. Применение средств оргтехники при ознакомлении с делом значительно экономит время и позволяет точнее передать содержание и внешний вид изучавшихся материалов.

Как уже указывалось, обвиняемый и его защитник не могут ограничиваться во времени, необходимом им для ознакомления с материалами дела (ч. 3 ст. 217 УПК РФ). Однако практика показывает, что заинтересованность обвиняемого и его защитника в затягивании ознакомления с материалами дела, например, ввиду ожидания возможной амнистии, встречается редко. Торопить обвиняемого и его защитника при ознакомлении с делом не следует, так как, будучи ограничен во времени, защитник часто решает основную работу по ознакомлению с делом перенести на время подготовки к судебному разбирательству, а результатом является иногда заявление в суде важных ходатайств, которые суд решить не в состоянии.

Выше, в разделе о процессуальных правах защитника, участвующего в дознании и предварительном следствии, было уже подробно рассказано о праве защитника после ознакомления со всеми материалами дела заявлять ходатайства о производстве дополнительных следственных действий, истребовании и приобщении документов, имеющих значение для правильного разрешения дела (ст. 217 УПК РФ), но необходимо еще раз подчеркнуть, что именно при решении этих вопросов чаще всего нарушаются права обвиняемого и его защитника, в связи с чем на строгое соблюдение этих правил при завершении дознания предварительного следствия должно обращаться особое внимание.

75


<