3.2. Допрос и очная ставка : Особенности предварительного расследования преступлений - А.А. Леви, М.В. Игнатьева, Е.И. Капица : Книги по праву, правоведение

3.2. Допрос и очная ставка

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 
РЕКЛАМА
<

Допрос обвиняемого (далее везде имеется в виду и подозреваемый) является одним из наиболее информативных следственных действий. Участие в нем защитника предоставляет следователю дополнительные возможности по получению информации, расширяющей доказательственную базу.

46

На выбор оптимальной тактики проведения допроса оказывает влияние полнота изучения характеристики личности допрашиваемого. Практика показывает, что это делается далеко не всегда. Так, при проведении одного из исследований было установлено, что по каждому четвертому делу не анализировалась динамика развития личности обвиняемого, к делу приобщались малосодержательные, формальные характеристики, из материалов дела нельзя было сделать заключение о причинах и условиях, способствовавших нравственной деформации личности. Это, в конечном счете, отрицательно отражалось на результатах допроса1.

Исходя из этого следователю выгодно привлекать к участию в деле защитника, который может облегчить исследование характеристики личности обвиняемого и обстоятельств преступления, с этой характеристикой связанных. Но в тоже время присутствие при допросе защитника может вызвать и некоторые осложнения, о чем будет сказано ниже.

Изучение следственных ошибок дало основание для вывода о том, что нарушения законности, допускавшиеся при ведении следствия, могли быть своевременно предотвращены при участии в расследовании защитника. В присутствии последнего навряд ли могли быть осуществлены угрозы и насилие по отношению к обвиняемому.

Смысл участия защитника в допросах, очной ставке состоит в том, чтобы обеспечить их полноту и всесторонность с точки зрения защиты законных интересов обвиняемого, способствовать выявлению фактов, которые оправдывают обвиняемого или смягчают его ответственность. Такая помощь защитника, бесспорно, позитивна.

Защитник участвует в допросе как активный и самостоятельный субъект доказывания. Он реализует предоставленные ему законом права и оказывает непосредственное влияние на содержание деятельности следователя, способствует предотвращению обвинительного уклона.

Все это положительные моменты, которые должны объективно заинтересовать следователя в поиске путей своевременного при-

______________________

1 Казинян Г.С., Соловьев А.Б. Проблемы эффективности следственных действий. Ереван, 1987. С. 77-78.

47

влечения защитника к проведению допроса. Именно к такому поведению обязывают следователя и требования закона об обеспечении подозреваемому и обвиняемому возможности осуществлять свою защиту законными средствами и способами.

На следователе, как на лице, отвечающем за расследование и его результаты, лежит обязанность организации допроса. Поэтому он не должен терять инициативу, управляя его ходом. В ином случае следователь утратит возможность придерживаться избранной им тактики допроса, в том числе использования при допросе фактора внезапности когда перед допрашиваемым ставится вопрос, которого он не ожидал или предъявляются доказательства, о наличии которых он не предполагал.

Тактика допроса с участием защитника включает не только приемы, используемые следователем непосредственно в ходе допроса, но и меры, которые он предпринимает для подготовки допроса. При этом надо иметь в виду, что подготовка к допросу не является чисто технической работой, так как направленная на обеспечение взаимодействия нескольких участников допроса, эта работа имеет и большое психологическое содержание.

К числу мер, которые может принять следователь, с тем чтобы гарантировать защитнику полное осуществление своего права на участие в допросе, относится своевременное его информирование о времени и месте допроса, корректировка этого времени с учетом возможностей защитника. Способствовать этому, в допустимой, по мнению следователя, степени, может ознакомление защитника с графиком проведения следственных действий по уголовному делу, в котором он участвует. Результаты ознакомления с графиком целесообразно отразить в специальном протоколе, который подписывается следователем и защитником. В этом документе следует указать желает или нет защитник участвовать в следственных действиях, и в каких именно. Если защитника не устраивает дата и время проведения допроса, то в интересе следствия они могут быть скорректированы с учетом возможности того и другого. Это особенно важно в случаях, когда участие защитника в деле является обязательным.

В случае болезни обвиняемого следователь может принять решение о его допросе по месту жительства или лечения, но при этом необходимо выяснить, не препятствует ли проведению до-

48

проса состояние здоровья этого лица. Следователь может попросить присутствовать при допросе врача, желательно лечащего данного больного. Такая инициатива может исходить и от защитника. Врач в подобном случае будет действовать в качестве специалиста, разъясняющего сторонам вопросы, входящие в его профессиональную компетенцию (ч. 1 ст. 58 УПК РФ) и заносимые в протокол следственного действия (ч. 6 ст. 166 УПК РФ).

Важное значение для спокойного проведения допроса имеет создание надлежащих условий, деловой обстановки, устранения отвлекающих моментов, например, прекращение телефонных разговоров, удаление лиц, не участвующих в допросе. Присутствие таких лиц нередко лишает обвиняемого возможности использовать допрос как средство своей защиты, не способствует получению правдивых показаний, сковывает допрашиваемого, оказывает на него определенное психологическое давление.

Надо так организовать допрос, чтобы он начался в точно назначенное время и не длился слишком долго. В соответствии с ч. 2 ст. 187 и ч. 3 ст. 187 УПК РФ допрос не может длиться непрерывно более 4 часов, а его продолжение допускается после перерыва не менее, чем на один час для отдыха и принятия пищи, причем общая продолжительность допроса в течение дня не должна превышать 8 часов. При наличии медицинских показаний продолжительность допроса устанавливается на основании заключения врача (ч. 4 ст. 187 УПК РФ).

Тактика «выдерживания» лица, вызванного на допрос, с тем, чтобы оно вышло из уравновешенного состояния и затем допускало проговорки, теряло возможность логического мышления - недопустима.

Следователь должен учитывать, что у защитника есть свои планы и лишняя трата времени будет вызывать у него раздражение, неприязнь к следователю, а отсюда - конфликтные ситуации. Желательно выяснить у защитника перед допросом, каким временем он располагает, что, несомненно, будет первым шагом к налаживанию нормальных взаимоотношений.

Продумывая тактику самого допроса, следователю не надо забывать, что и защитник, в свою очередь, вырабатывает линию поведения, тактику защиты. Избранные следователем и защитником тактические линии поведения допроса объективно оказыва-

49

ют влияние друг на друга. Поэтому очень важно при подготовке к допросу примерно предполагать, какую тактику выберет защитник и какую следователь, а отсюда будет вытекать примерный перечень вопросов, которые предполагается выяснить, последовательность постановки этих вопросов.

Следователь и защитник, разумеется, не обязаны знакомить друг друга со своим планом допроса, они это делают лишь когда считают такую тактику целесообразной.

Защитник может просить следователя скорректировать план допроса с учетом состояния и свойств личности допрашиваемого, например, не задавать без острой нужды вопросы о его личной жизни, так как защитник знает, что допрашиваемый остро на них реагирует и будет тем самым нарушено его нормальное психическое состояние.

Несмотря на то что уголовно-процессуальный закон не регулирует эту часть взаимоотношений следователя с защитником, их следует расценить как правомерные, направленные на охрану прав и законных интересов обвиняемого, способствующие созданию благоприятной атмосферы расследования и формирования положительных отношений следователя и защитника.

Не будет нарушением закона и вполне допустимо обсуждение защитником и следователем плана проведения допроса. Речь может идти об информировании относительно замысла допроса, его отдельных частей. Эта рекомендация относится, конечно, к тем случаям, когда у защитника и следователя сложились нормальные взаимоотношения, а обвиняемый признает себя виновным и речь идет лишь об установлении объема этой вины и наличии смягчающих обстоятельств.

Разумеется, следователь вправе аргументирование отклонить предложения и доводы защитника, но если защитник в своих предложениях не выходит за рамки закона и не противодействует расследованию, следователю очень целесообразно прислушаться к его мнению.

Получая из различных источников информацию о действиях обвиняемого, его роли в совершении преступления, об особенностях его характера, темперамента, защитник может предложить следователю свою, основанную на этих сведениях версию. Не исключено, что защитник может рекомендовать и свой путь про-

50

верки выдвинутой им версии, выяснения отдельных обстоятельств дела.

Следователь, бесспорно, заинтересован в том, чтобы получить максимум информации от защитника. Эта информация может дать ему основание для формирования представления о возможной версии защитника по делу или хотя бы отдельных ее элементов.

«Версии защиты, если они не прогнозируются, не включаются в план расследования и не проверяются заранее, то есть на первоначальном этапе расследования или же сразу после него, нередко «встают» перед следователем неожиданно, как невиданный ранее барьер. Иной раз они возникают слишком поздно и проверить их всесторонне следователь уже не в состоянии»1.

Проверка версии до того момента, когда она будет выдвинута официально обвиняемым или его защитником, дает следователю тактическое преимущество, позволяет немедленно парировать противоречащие материалам дела утверждения обвиняемого или принять решение о проведении дополнительной проверки.

Начиная допрос, следователь обязан разъяснить обвиняемому его права и обратить внимание на то, что он вправе вообще отказаться давать показания. Предотвращая такой отказ обвиняемого, целесообразно ему разъяснить, что его показания могут быть не только источником доказательств его вины, но и средством защиты от обвинения. Из тактических соображений, учитывая традиционное недоверие обвиняемого к следователю, разъяснение этих моментов лучше предоставить защитнику, особенно в тех случаях, когда у последнего установилось взаимопонимание с обвиняемым.

Если в допросе участвует защитник, то следователь может ознакомить обвиняемого и с правами защитника, используя которые последний будет отстаивать законные интересы своего подзащитного. Это можно расценить как один из возможных психологических приемов, который будет способствовать формированию у обвиняемого положительной установки в отношении следователя.

____________________-

1 Бурданова B.C. Выдвижение и проверка версии защиты при расследовании преступлений. Л., 1983. С. 4-5.

51

Проявление со стороны следователя уважительного отношения к защитнику на глазах у обвиняемого не только важно в этическом плане, но и позитивно скажется на взаимоотношениях участников допроса.

Важность установления психологического контакта между следователем и допрашиваемым, следователем и защитником, защитником и обвиняемым - очевидна, так как от этого во многом зависит объем информации, которую рассчитывает получить следователь в результате допроса.

Установление отношений, характеризующихся точным, добросовестным выполнением всеми участниками допроса своих процессуальных и нравственных обязанностей, правильным использованием своих процессуальных прав, создают благоприятную атмосферу следственного действия, в первую очередь такого важного, как допрос.

Представляется также очень важным подчеркнуть, что следователь и защитник при проведении допроса должны действовать на основе соблюдения общих нравственных правил, но вместе с тем как следователь, так и защитник должны учитывать возможность нарушения этих правил и немедленно реагировать на это.

В УПК РСФСР, в ч. 5 ст. 150, излагался порядок производства допроса, заключавшийся в том, что следователь в начале допроса должен был спросить обвиняемого признает ли он себя виновным в предъявленном обвинении, после чего выслушать показания по существу обвинения, а затем, в случае необходимости, задавать вопросы. В новом УПК РФ подобного рода тактика допроса не излагается, а лишь записано, что запрещается задавать наводящие вопросы, а в остальном следователь свободен при выборе тактики допроса (ч. 2 ст. 189 УПК РФ). Однако исключение из текста УПК правил, касающихся порядка проведения допроса, разумеется, не лишает следователя возможности их применения.

Тактически правильно не прерывать свободный рассказ допрашиваемого, а все уточняющие и детализирующие вопросы задавать после него, так как заданный во время свободного рассказа вопрос может сбить допрашиваемого и он не изложит все, что собирался сказать, а иногда просто поймет, что ему не следует говорить.

52

Действующее законодательство не связывает право защитника задавать вопросы с предварительным получением на это разрешения следователя, не определен и момент, когда защитник может задавать имеющиеся у него вопросы, но, разумеется, он не должен прерывать допрашиваемого, так как несвоевременно поставленные вопросы могут нарушить логическую последовательность допроса или направить показания допрашиваемого в другое русло, переключить его внимание, остановив показания, которые защитник считает ненужными.

Следователь, являющийся руководителем следственного действия, может снять вопрос, поставленный защитником несвоевременно или являющийся наводящим, хотя в новом УПК РФ это прямо не указывается, но в ч. 2 ст. 190, посвященной протоколу допроса, записано, что «В протокол записываются все вопросы, в том числе и те, которые были отведены следователем или на которые отказалось отвечать допрашиваемое лицо, с указанием мотива отвода или отказа».

Защитник не обязан заранее сообщать, какие вопросы он собирается задать. Часть из них может быть продумана заранее, часть может возникнуть в ходе допроса, но они не должны содержать информацию, неизвестную допрашиваемому, касаться характеристики предмета допроса.

Заслуживает внимания требование указывать в протоколе основания, по которым следователем отводится вопрос, что является определенной гарантией законности его действий. Кроме того, в дальнейшем прокурор при утверждении обвинительного заключения и суд при рассмотрении дела могут проверить правильность принятого следователем решения. Но из изложенного ясно, что снятый вопрос, тем более повторенный в протоколе при мотивировании его устранения, может сориентировать допрашиваемого в желательном для защитника направлении. В связи с этим следователю целесообразно в отдельных случаях не заострять внимание на снимаемом вопросе, а как бы его проигнорировать.

Применительно к допросу подсудимого в законе предусмотрено, что первым его допрашивает защитник, а затем уже государственный обвинитель (ч. 1 ст. 275 УПК РФ), однако распространять это правило и на допрос подозреваемого или обвиняемого навряд ли целесообразно, так как защитник может и не

53

знать о чем будет допрашиваться его подзащитный, так что решать вопрос об очередности постановки вопросов должен следователь, являющийся руководителем следственного действия. В любом случае следователь не вправе отклонить вопросы защитника, направленные на обнаружение новых обстоятельств дела, на дополнение и уточнение показаний.

Нередко возникает ситуация, когда допрашиваемый при выяснении одного и того же факта дает различные ответы на близкие по формулировке вопросы, поставленные следователем и защитником. Некоторые следователи считают, что вопросы защитника в этом случае заносить в протокол не обязательно. С подобной точкой зрения согласиться нельзя. Несмотря на то что по закону следователь в обязательном порядке должен занести в протокол только отведенные вопросы защитника, в данном случае выбор следователем предпочтительного для него ответа без отражения того, что он последовал фактически на один и тот же вопрос, нарушает принцип уголовно-процессуального закона, требующего заносить в протокол показания по возможности дословно и в той последовательности, которая имела место в ходе допроса (ч. 2 ст. 190 УПК РФ). Иной подход к решению этого вопроса может привести к обвинительному уклону, искажению доказательственной информации.

Следователь должен учитывать, что защитник в случае, если его вопросы будут неправомерно сниматься, может в соответствии с законом настаивать на внесении их в протокол, а затем обжаловать действия следователя, либо даже заявить ему отвод, обвиняя в необъективности, что, конечно, успеху расследования никак не содействует.

Выбор следователем тактической линии проведения допроса с участием защитника во многом зависит от конкретной ситуации, в которой допрос производится. Если защитник, участвующий в допросе, имел до этого свидание со своим подзащитным, то закономерно предположить, что они уточнили позицию, которой следует придерживаться. Поэтому защитник будет задавать такие вопросы, ответы на которые он знает и которые будут «вписываться» в выработанную линию поведения обвиняемого.

Если защитник видит обвиняемого на допросе впервые, что, разумеется, не делает ему чести, то он вынужден будет тщатель-

54

но продумывать вопросы, а также различные возможные варианты ответов на них. Для следователя в такой ситуации важно использовать закономерности рефлексивного мышления, т.е. в каждом вопросе, поставленном защитником, пытаться уловить какого рода ответ тот ждет от допрашиваемого, что может последний думать в связи с поставленным вопросом. Следователь должен стараться отгадать мысли как защитника, так и его подзащитного, строя тактику допроса исходя из недомолвок или умолчаний защитника, казалось бы, там, где должен был бы быть поставлен конкретный вопрос.

Данные рекомендации применимы в основном при относительно бесконфликтной ситуации, когда обвиняемый признает себя виновным и дает хотя бы в основном правдивые показания. Однако так происходит далеко не всегда. Нередко допрашиваемый дает ложные показания, либо вообще отказывается отвечать на вопросы.

Применительно к последней ситуации, когда обвиняемый замолкает, следователю необходимо еще раз проанализировать собранные доказательства, тщательно изучить имеющиеся в них противоречия, аргументы обвиняемого и его защитника, посоветоваться с другими опытными следователями.

При отказе обвиняемого от дачи показаний рекомендуется сосредоточить внимание на анализе причин такого отказа. В частности, помощь в этом может оказать защитник, которому в большей мере, чем следователю, могут быть известны детали личной жизни обвиняемого, его воспитания, черты характера, психологические особенности.

Что касается ложных показания по уголовным делам, то диапазон их весьма значителен. Из всего многообразия ситуаций, вызванных позицией недобросовестного допрашиваемого, А.Б. Соловьев, много занимавшийся проблемами допроса, выделяет две, наиболее типичные: полное отрицание - установка на дачу ложных показаний и частичное отрицание когда на фоне признания ряда эпизодов или отдельных обстоятельств преступления допрашиваемый дает все-таки ложные показания1.

_____________________

1 Соловьев А.Б. Использование доказательств при допросе. М., 1981. С. 18.

55

Будучи убежден в том, что допрашиваемый дает ложные показания и защитник их разделяет следователь не должен тут же уличать их во лжи. Целесообразно, как бы не замечая ложность показаний давать допрашиваемому их продолжить, а он, думая, что ему верят, будет и далее нагромождать ложь, что в дальнейшем поможет следователю в ее разоблачении.

Но оценивая случаи отрицания обвиняемым своей вины, следователь должен иметь в виду, что обвиняемый действительно мог не совершать инкриминируемые ему действия или эти действия не содержат состава преступления. Пожалуй, самое большое препятствие для принятия правильного решения следователем -преодоление собственного убеждения в виновности допрашиваемого. Существенную помощь здесь могут оказать представленные защитником доказательства и аргументы правдивости объяснений его подзащитного.

Когда обвиняемый отрицает свою вину, а доказательства говорят об обратном, следователю полезно выявить отношение защитника к этой позиции и через него убедить обвиняемого занять более реалистическую линию поведения.

Не исключено, что в случае поставленного следователем сложного, неожиданного вопроса, защитник может обратиться к следователю с ходатайством приостановить допрос и предоставить ему свидание с обвиняемым наедине. Решение этого вопроса законодательством не урегулировано, так как время предоставления подобного свидания в ходе допроса нигде не оговорено. Предоставление такого свидания не будет противоречить закону, однако оно может разрушить тактические планы следователя, сведет на нет использование фактора внезапности при допросе. Но с другой стороны, оно позволит снять создавшееся напряжение и не углублять наметившийся конфликт. В противном случае обвиняемый может вообще отказаться давать показания, в результате чего следователь все равно будет вынужден прервать допрос. До этого следователь может выяснить у допрашиваемого будет ли он настаивать на предоставлении свидания если вопрос, в связи с которым такая необходимость возникла, будет пока снят, допрос продолжен после чего предоставлено свидание.

Если следователь располагает данными о том, что защитник воздействует на обвиняемого, недобросовестно используя свои

56

возможности иметь неограниченное число свидании наедине со своим подзащитным, а такие случаи, к сожалению, имеют место1, он должен предупредить защитника, а иногда сообщить об имеющих место фактах в региональную адвокатскую палату.

В практике имеют место случаи когда защитник, считающий, что допрос велся с нарушением прав допрашиваемого, а также при возникшей конфликтной ситуации, отказывается подписать протокол допроса. Если разъяснения следователя, что все свои замечания защитник может внести в протокол, и подписать его, как участник следственного действия, он обязан (ст. 166 ч. 7 УПК РФ) не действует, следователь заверяет протокол своей подписью, оговаривая причину отсутствия подписи защитника и предоставляя ему возможность дать объяснения причин отказа, которые заносятся в протокол.

В соответствии с ч. 4 ст. 189 УПК РФ в ходе допроса может применяться аудио- и видеозапись. Однако ни в ст. 164 УПК РФ, говорящей об общих правилах производства следственных действий, ни в ст. 190 УПК РФ, посвященной протоколу допроса, ничего не сказано о воспроизведении результатов применения данных технических средств. В ч. 8 ст. 166 УПК РФ сказано о приложении к протоколу «фонограмм допроса и кассет видеозаписи», однако опять же не упоминается, что до этого они должны быть воспроизведены участникам следственного действия. Между тем совершенно очевидно, что при применении во время допроса звукозаписи или видеозаписи следователь обязан предоставить защитнику и допрашиваемому для прослушивания всю запись допроса с тем, чтобы они могли убедиться, что зафиксированы все показания, а не только их отдельные фрагменты, подтверждающие, например, версию обвинения. По результатам прослушивания защитнику и допрошенному должна быть предоставлена возможность записать свои замечания в протокол.

В соответствии со ст. 152 УПК РСФСР допрошенному предоставлялась возможность, в случае его просьбы об этом, напи-

_______________________

1 Глущенков С.А. Организованное противодействие расследованию уголовных дел: теория и практика. Сб. Организованное противодействие раскрытию и расследованию преступлений и меры его предупреждения и нейтрализации. М, 1996. С. 53-55.

57

сать свои показания собственноручно. В новом УПК РФ указание на такое право отсутствует, что, с нашей точки зрения, является определенным нарушением права на защиту.

Очная ставка, по существу, представляет собой разновидность допроса и потому в тактике проведения этих следственных действий много общего. Однако проведение очной ставки, конечно, имеет свои особенности, которые прежде всего вызываются противоречивым характером материалов дела, послужившим основанием для проведения данного следственного действия, и участием в нем большего числа лиц, фактически двух допрашиваемых одновременно. В ст. 192 УПК РФ четко определено, что очная ставка проводится между двумя ранее допрошенными лицами, в показаниях которых имеются существенные противоречия.

При всем многообразии конкретных поводов для очной ставки противоречия в основном могут быть сведены к даче заведомо ложных показаний или добросовестному заблуждению.

При даче ложных показаний, касающихся уличения обвиняемого, участие в очной ставке его защитника может быть очень полезным. Это тот случай, когда интересы следствия и защиты в разоблачении ложных показаний совпадают и следователю полезно привлечь защитника к выработке тактики проведения очной ставки, формулированию вопросов, определению их объема и очередности.

Возникает лишь один важный вопрос. Статья 49 УПК РСФСР требовала обязательного участия защитника в судебном разбирательстве по делам лиц, между интересами которых имелись противоречия и если хотя бы один из них имел защитника. В новом УПК РФ такое правило по совершенно непонятной причине исключено. Несмотря на это, с нашей точки зрения, если у одного участника очной ставки имеется защитник, то он должен быть и у другого, причем не только в суде, но и при предварительном расследовании, причем это должно относиться не только к обвиняемым, но и к участнику очной ставки - свидетелю, который, как известно, в настоящее время при допросе может пользоваться помощью адвоката. Максимально полно используя участие защитников в ходе очной ставки следователь значительно облегчит себе анализ доказательств по делу и выяснение, кто из допрашиваемых говорит правду.

58

Обычно, целесообразно проводить очную ставку начиная с показаний лица, которое, по мнению следователя, дает правдивые объяснения. При этом надо пресекать попытки сбить его с толку, запутать, а тем более запугать путем высказывания угроз в его адрес. Представляется также, что защитнику следует позволить задавать вопросы лишь после того, как участники очной ставки дадут показания и ответят на вопросы друг друга.

Ни следователю, ни защитнику нельзя вступать в спор или пререкание с участниками очной ставки, так как в этом случае, они возводят себя на уровень допрашиваемых, что дает лишь отрицательные результаты. В тоже время не стоит мешать обмену репликами между участниками очной ставки, где защитник, как правило, занимает весьма активную позицию, так как в ряде случаев он бывает осведомлен о некоторых деталях события лучше, чем следователь.

Проведение очной ставки иногда связано с нежелательными последствиями, так как возникает угроза склонения правдивого участника к даче ложных показаний, оправдывающих другого участника. Участие защитника на стороне последнего иногда усиливает его влияние на своего визави. Поэтому рекомендуется проводить очную ставку между «авторитетным» обвиняемым и более слабым, например между взрослым и несовершеннолетним, лишь в тех случаях когда без этого нельзя обойтись и когда воздействие одного участника на другого можно нейтрализовать, в том числе с помощью защитника.

Анализ следственной практики дает основания утверждать, что иногда очная ставка проводится при отсутствии существенных противоречий в показаниях, а лишь с целью «закрепить» ранее данные показания. Защитник может протестовать против таких действий следователя при необходимости обращаясь с жалобой к надзирающему за следствием прокурору.

Что касается участника очной ставки, дающего неверные показания лишь в силу заблуждения, то ему оказывается помощь в устранении этого заблуждения, как это делается при обычном допросе.

59


<