Тема 3. Транснациональная организованная преступность.

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 

Лекции – 2 часа

Практические занятия – 2 часа

Понятие и признаки транснациональной организованной преступности. Виды транснациональных преступных организаций.

Литература:

Меркушин В.В. Борьба с транснациональной организованной преступностью. Минск, 2003.

Овчинский В.С. XXI век против мафии. Криминальная глобализация и Конвенция ООН против транснациональной организованной преступности. М., 2001.

Транснациональная организованная преступность: дефиниции и реальность. Владивосток, 2001.

Понятие и признаки транснациональной организованной преступности.

В последние десятилетия ХХ века организованная преступность приобрела высшую форму своего развития и стала носить транснациональный характер. Процесс транснационализации внутригосударственной организованной преступности начал расти с момента расширения международно-правового сотрудничества между государствами, установления экономических, социальных  и иных отношений между физическими и юридическими лицами зарубежных стран. Совокупность причин, влияющих на формирование и развитие транснациональной организованной преступности, была сформулирована во время работы Всемирной конференции по транснациональной организованной преступности на уровне министров (Неаполь, Италия, 21-23 ноября 1994 г.) и на IX Конгрессе ООН по предупреждению преступности и обращению с правонарушителями (Каир, Египет, 28 апреля – 8 мая 1995 г.).

Так, в справочном документе к п. 4 повестки дня Неапольской Всемирной конференции по организованной транснациональной преступности приведены следующие факторы развития мировой экономики и политики, обусловившие возникновение транснациональной организованной преступности:

увеличение взаимозависимости государств;

формирование мирового рынка, для которого характерны тесные экономические связи, взаимные инвестиции;

формирование международных финансовых сетей, систем международных расчетов, позволяющих быстро осуществлять сложные финансовые операции, с задействованием банковских учреждений нескольких государств;

развитие мировых систем коммуникаций;

широкое развитие технологии контейнерных перевозок;

увеличение масштабов миграции, образование многонациональных мегаполисов;

«прозрачность границ» между государствами, входящих в Европейский союз и СНГ.

Перечисленные факторы оказали и продолжают оказывать влияние на развитие как мирового, так и региональных криминальных рынков.

Применительно к современным реалиям понятие транснациональной организованной преступности на законодательном уровне не сформулировано. Следует обратить внимание на то, что в ноябре 2000 г. Организация Объединенных Наций приняла Конвенцию против транснациональной организованной преступности, цель которой заключается в объединении усилий различных государств в деле более эффективного предупреждения транснациональной организованной преступности и борьбы с ней.  В ст. 2 Конвенции закреплены лишь отдельные термины, содержание которых может способствовать теоретическому определению рассматриваемого явления. На наш взгляд, главная проблема как раз и заключается в том, что мировое сообщество в целом и Российская Федерация, в частности, осуществляют борьбу с такими негативными явлениями, которые ни в международно-правовых актах, ни в национальном законодательстве не определены, в связи с чем возникает вопрос о перспективах и эффективности такой борьбы.

Изучение теоретических работ российских криминологов позволяет сделать вывод о том, что сформулированные ими понятия транснациональной организованной преступности (ТОП) в целом сходны между собой и отличаются лишь по отдельным, не имеющим принципиального значения, признакам. Так, А.Л. Репецкая определяет транснациональную организованную преступность как осуществление преступными организациями незаконных операций, связанных с перемещением потоков информации, денег, физических объектов, людей, других материальных и нематериальных средств через государственные границы с целью использования благоприятной рыночной конъюнктуры в одном или нескольких иностранных государствах для получения существенной экономической выгоды, а также для эффективного уклонения от социального контроля с помощью коррупции, насилия и использования значительных различий в системах уголовного правосудия разных стран. В.В. Меркушин считает, что транснациональная организованная преступность – это общесоциальное явление, выражающееся в широкомасштабной деятельности преступных организаций по предоставлению запрещенных товаров и услуг или не запрещенных товаров и услуг запрещенным способом, а также их иной преступной деятельности, систематически осуществляемой на территории нескольких стран с сосредоточением под своим контролем значительных финансовых ресурсов, использованием криминальной конкуренции и проникновением в национальную и международную экономику и политику. Несколько специфичным является толкование исследуемого криминального явления С.П. Глинкиной. Она полагает, что ТОП - явление по своей природе экономическое. Это одна из отраслей экономики, производящая и поставляющая на мировые рынки незаконные товары и услуги либо законные продукты незаконными способами и инвестирующая полученный в итоге капитал, в том числе и в законные сферы экономики.

Различия в приведенных определениях следует усматривать, прежде всего, в установлении криминологической природы происхождения ТОП – как явления, как деятельности преступных  организаций и как отрасли экономики, причем все точки зрения имеют право на существование. Примечательно то, что, несмотря на разницу в подходах к определению сущности ТОП, общим ее признаком является извлечение максимальной финансовой прибыли, получаемой в результате преступной деятельности, а также путем участия представителей ТОП в политике и легальной экономике. Развитие транснациональных преступных организаций наряду с экономическими факторами (в части конъюнктуры рынка) обусловлено также необходимостью сокрытия их деятельности от правоохранительных органов и легализации доходов. Поэтому деятельность организованной преступности на международном уровне может проявляться в нескольких направлениях. В частности, это совершение непосредственно транснациональных преступлений и участие в легальной экономике с целью придания легального характера средствам и имуществу, нажитым преступным путем.

В этих целях часть преступных операций переносится в страны с более либеральным законодательством, где в «отмывании денег» задействуются «налоговые убежища» и международные финансовые центры (оффшоры). Оффшоры фактически представляют собой сокрытие от государственного контроля финансовой организацией своей деятельности в полном объеме с целью уменьшения (или освобождения) налогов путем перемещения такой деятельности на территорию того государства, где существуют более выгодные налоговые условия. Е. Воловик выделяет отдельные особенности регулирования оффшоров: а) отказ от сотрудничества с налоговыми ведомствами «материнских» стран; б) непрозрачность норм налогового регулирования, неполнота соответствующей законодательной базы; наличие «номинальных» владельцев и директоров; в) наличие жесткого законодательства в отношении неразглашения  банковской и коммерческой тайны лиц, получающих выгоду от установленного налогового режима; г) законодательная защита размещенных в налоговом убежище активов, исключающая возможность их конфискации кредиторами, что позволяет использовать данные страны для спасения денег от кредиторов; д) широкое рекламирование себя в качестве территории, которую можно использовать для ухода от налогов, подлежащих уплате в «материнской» стране.

В настоящее время наиболее известными оффшорными зонами являются:

в Европе – острова пролива Ла-Манш, Люксембург, Швейцария, Ирландия, Мальта и др.;

в Америке – Панама и территория на островах Карского моря (Багамские, Виргинские, Каймановы острова и др.);

в Азии – Гонконг, Сингапур;

в Африке – Либерия и др.

Возникновение оффшорных рынков является одним из главных факторов утечки капиталов из России. По оценкам специалистов, за годы реформ из страны ушло от 120 до 165 млрд. долларов, причем большая часть вывезена нелегально.

Суммируя все вышеперечисленные характеристики транснациональной организованной преступности, выделим ее обязательные признаки: 1) широкомасштабная преступная деятельность; 2) осуществление финансовых операций в государствах с благоприятной налоговой конъюнктурой; 3) контроль над огромными финансовыми средствами; 4) проникновение представителей ТОП в органы власти и управления государства; 5) наличие в организованной структуре специальной системы (коррумпированных связей, разведки, контрразведки) обеспечения безопасности всей группы и отдельных ее частей; 6) уклонение от социального контроля; 7) осуществление своей преступной деятельности на территории нескольких государств. Обратим внимание на то, что транснациональное преступление не обязательно сопровождается пересечением государственных границ. Товары, изъятые или ограниченные в гражданско-правовом обороте, могут производиться в одной стране, а их распространение осуществляться в другой. 8) совершение, конвенционных преступлений систематически; 9) осуществление преступной деятельности с помощью представителей государственной власти. Необходимо отметить, что перечисленные свойства служат одновременно разграничительными признаками при сопоставлении национальной и транснациональной организованной преступности.

На наш взгляд, принципиально важным является вопрос о разграничении международного и транснационального преступления. При изучении транснациональной организованной преступности в криминологической литературе нередко можно встретить синонимическое употребление терминов «международные» и «транснациональные» преступления. Подробный анализ международно-правовых актов и специальной литературы по международному уголовному праву позволяет прийти к выводу, что международные преступления и преступления международного характера являются различными по своему содержанию, но в целом образуют международную преступность.

В юридической литературе международные преступления понимаются как наиболее тяжкие преступления, посягающие на мир и безопасность человечества. Прежде всего, это преступления государств против мирового сообщества. Международные преступления – это особо опасные преступления, посягающие на международный мир и безопасность, и субъектами которых являются как соответствующие государства, так и физические лица, выступающие, как правило, от имени государства. В проекте Кодекса против мира и безопасности человечества международное преступление определено как «международно-правовое деяние, возникающее в результате нарушения государством международного обязательства, столь основополагающего для обеспечения жизненно важных интересов международного сообщества, что его нарушение рассматривается международным сообществом в целом, составляет международное преступление». Согласно действующему уголовному законодательству Российской Федерации разновидностями таких преступлений являются деяния, закрепленные в главе 34 раздела XII УК РФ «Преступления против мира и безопасности человечества».

Преступления международного характера определяются как деяния, предусмотренные международными соглашениями (конвенциями), не относящиеся к преступлениям против человечества, но посягающие на нормальные отношения между государствами, наносящие ущерб мирному сотрудничеству в различных областях отношений (экономических, социально-культурных, имущественных и т.п.), а также организациям и гражданам, наказуемые либо согласно нормам, установленным в международных соглашениях (конвенциях), ратифицированных в установленном порядке, либо согласно нормам национального уголовного законодательства в соответствии с этими соглашениями.

В Конвенции ООН, посвященной борьбе с транснациональной организованной преступностью 2000 г., названы следующие признаки транснационального преступления:

оно совершено более чем в одном государстве;

оно совершено в одном государстве, но существенная часть его подготовки, планирования, руководства и контроля имеет место в другом государстве;

оно совершено в одном государстве, но при участии организованной преступной группы, которая осуществляет преступную деятельность в более чем одном государстве;

оно совершено в одном государстве, но его существенные последствия имеют место в другом государстве.

Специфичным представляется суждение В.А. Номоконова, который, помимо выше перечисленных преступлений, относит к международной преступности преступления с «иностранным элементом». По его мнению, это обычные общеуголовные преступления, имеющие существенную особенность – иностранный элемент. Подобные преступления либо совершают иностранцы, либо посягательства направлены на них самих или связаны с перемещением товаров, предметов, людей через государственные границы и т.п. На наш взгляд, с приведенной позицией можно согласиться лишь в той части, когда речь идет о совершении преступлений иностранными гражданами. В остальном определение этих преступлений дублирует ранее приведенные понятие и признаки транснационального преступления.

Общим системообразующим признаком преступлений, относящихся к международной преступности, является то, что они признаны преступными не только на национальном, но и на международном уровне и являются опасными как для отдельного государства, так и для всего мирового сообщества. Отличительные признаки международных преступлений и преступлений международного характера можно классифицировать по объекту посягательства, степени их общественной опасности. Преступления международного характера, как и международные преступления, наносят значительный ущерб международному правопорядку и, в конечном счете, касаются интересов всех или многих стран. Однако их опасность для всего международного сообщества значительно меньше, чем угроза международному миру и безопасности, являющаяся характерным элементом международных преступлений.

Еще одним отличительным моментом рассматриваемых видов преступности является их субъектный состав. Субъектами международного преступления являются любые группы и организации, а также преступники-одиночки. Транснациональные организованные преступления имеют более узкий субъектный состав, имеющий ряд свойственных только ему признаков. Это преступные организации и сообщества, опирающиеся на сети своих филиалов в разных странах. Часть субъектов ТОП представляет собой симбиоз преступных организаций и государства, где последнее через свои органы использует преступные связи, способы и виды деятельности для достижения собственных целей или полностью зависит от таких организаций, которые в свою очередь, используют государственную атрибутику как прикрытие истинной сущности своей деятельности.

Виды транснациональных преступных организаций

Транснациональные преступные организации – это структурно оформленные преступные группы, объектом деятельности которых является совершение конвенционных преступлений и которые осуществляют свою криминальную деятельность на территории одного или нескольких зарубежных государств.

По мнению специалистов американского Института национальных стратегических исследований, транснациональные преступные организации по сравнению с «домашними» имеют ряд ключевых особенностей. К ним относятся: создание заграничных филиалов и представительств, коррумпирование иностранных лидеров, образование транснациональных стратегических союзов и осуществление законных инвестиций в зарубежных странах.

Исследователи отмечают также следующие специфические черты транснациональных преступных организаций: гибкость входящих в сеть организаций, благодаря которой последние легко уходят от пристального взора полиций, пирамидальную организационную структуру, позволяющую отдалить лидеров от процесса непосредственного совершения преступлений, проникновение в легальную предпринимательскую деятельность и коррупция.

Общепризнанным фактом является то, что единой модели транснациональной преступной организации не существует. Каждая группировка отличается от других своей структурой, построением коммуникативных связей, сферой преступной деятельности, территорией базирования, а также особенностями регионального распространения преступной деятельности. Общим для них является следующее: 1) национальный признак образования организации; 2) общность криминальных интересов, которые могут выражаться в совместности проведения отдельных преступных операций; 3) одинаковость сфер криминальной деятельности.

Однако, несмотря на специфические черты транснациональных преступных организаций, особенности ведения ими деловых операций, основные их характеристики могут соответствовать нескольким классическим организационным моделям. А.Л. Репецкая выделяет следующие виды организационных моделей: корпоративная и сетевая, модели партнерства, патримониальная модель, модел,ь основанная на теории этнического наследования, а также модели, базирующиеся на структурных характеристиках предпринимательских синдикатов и синдикатов, применяющих насилие для контроля над производством товара и услуг и рынками их сбыта.

Специалисты и эксперты ООН называют в числе наиболее известных транснациональных преступных организаций колумбийские наркокартели, китайские триады, итальянскую мафию, нигерийские преступные организации, российскую организованную преступность, японскую якудзу и др.

Итальянская мафия. Состоит из союза высокоорганизованных преступных организаций, которые действуют независимо друг от друга. К их числу относятся Сакра корона униту, Ндрангетта, Сицилийская мафия и Каморра. Особняком среди них стоит «Коза Ностра», особенностью которой является то, что местом ее базирования выступает США. По данным Интерпола, сфера деятельности итальянской мафии направлена на торговлю наркотиками, внедрение «грязных денег» в легальные сферы бизнеса, ростовщичество, осуществление незаконных операций в кредитно-финансовой сфере, контрабанда оружия, алкоголя и др..

В настоящее время, по данным Интерпола, состояние организованной преступности в Италии в целом характеризуется следующими чертами:

происходит интенсивная внутренняя реконструкция преступных организаций вследствие того, что ряд крупнейших сообществ был нейтрализован действиями итальянской полиции. В некоторых регионах Италии наблюдается появление новых преступных групп, занимающихся торговлей наркотиками, вымогательством, разбоем;

деятельность организованных преступных формирований Италии повсеместно выходит за рамки национальных границ, заключаются союзы с прочими преступными организациями, в том числе и не итальянского происхождения;

широко практикуется совершение преступлений в кредитно-финансовой сфере;

продолжается проникновение в центральные государственные структуры;

внутри преступных организаций неизменно существуют жесткие правила подчинения, круговая порука, соблюдение закона молчания – «омерта».

Китайские триады. История их развития насчитывает тысячи лет. В переводе «триада» означает треугольник и содержит три основных элемента, составляющих одно целое: небо, земля, человек. Предшественниками триад принято считать возникновение в XIV в. тайных обществ монахов, репрессированных императором. Их деятельность в первую очередь была направлена на борьбу с татаро-монгольским игом. Со временем в этих обществах выработалась высокая конспиративность поведения как основная форма защиты от внешних влияний, а основной целью стало дестабилизирование власти. По структуре триады характеризуются иерархически авторитарным способом организации.

По данным экспертов, сейчас в мире действует около 50 триад общей численностью почти 300000 человек. Между тем, аналитики до сих пор не могут прийти к единому мнению относительно степени организованности триад. Происходит это потому, что при наличии строго формализованной структуры руководящего уровня, исполнительные звенья, осуществляющие непосредственную преступную деятельность, действуют в рамках гибкой сетевой системы, которая может меняться в зависимости от той или иной проводимой операции. Основные сферы деятельности разноплановы. Это незаконный оборот наркотиков и оружия, торговля людьми, нелегальные азартные игры, вымогательство денег за охрану, операции с недвижимостью, «отмывание» денег, контрабанда спирта, валюты, нелегальная миграция, продажа в рабство. В России триады активно осуществляют свою деятельность в Дальневосточном регионе.

Вьетнамская мафия (прозвище «змея»). Напоминает структуру змеи, поскольку принцип транснациональной деятельности таков – сначала появляется «голова», устанавливающая контакты с властными национальными структурами, а затем медленно подтягиваются основные силы – бесконечное «тело» змеи. Внутри группировки установлена жесткая иерархия, железная дисциплина и тотальный контроль над каждым членом общества. Эти организации имеют в основном транснациональный характер деятельности, они тесно связаны с этническими диаспорами эмигрантов в европейских, американских и азиатских странах.

Японская якудза. Исследованием преступности в Японии в последнее время активно занимаются ученые Дальнего Востока. По всей видимости, это обусловлено тем, что Дальний Восток выступает основным регионом России, где якудза осуществляет свою криминальную деятельность.

Аналогично итальянской мафии японскую якудзу составляют несколько преступных обособленных друг от друга организаций, среди которых лидирует Ямагучи-гуми, насчитывающая свыше 26000 членов. Вторая по численности организация – Инагава-кай (8600 членов), за ней следует Сумиеши-кай (свыше 7000 членов).

Структура построения преступных групп основана по вертикальному способу. Борекудан имеет свою территорию и кодекс поведения, члены этих объединений связаны между собой псевдородственными отношениями преданности.

Основные сферы преступной деятельности – незаконный оборот наркотиков и оружия, киноиндустрия, индустрия развлечений, профессиональный спорт, лотереи, финансовая сфера и сфера недвижимости.

Сейчас распространенность якудзы в мире сильно расширилась. Для совершения преступлений ею используются территории Юго-Восточной Азии, в которой якудза активно занимается секс-бизнесом, незаконным оборотом наркотиков и оружия, Южная Корея, Гавайские острова, США, Россия. Основная сфера криминальных взаимоотношений с Россией – контрабанда морепродуктов, торговля крадеными автомобилями и проституция. По некоторым оценкам, если российская организованная преступность, японская якудза и китайская триада смогут договориться, то Дальний Восток начнет превращаться в колыбель объединенной криминальной сверхдержавы.

Колумбийские картели. Наиболее высокоорганизованные корпорации для занятия преступным бизнесом. Традиционно представляют собой известные торговые династии, большинство из которых имело патриархальную авторитарную структуру, требовавшую абсолютной дисциплины и преданности.

В настоящее время колумбийские картели являются основными производителями и поставщиками кокаина на мировой рынок наркотиков. До 80 % произведенного в мире кокаина, сырье для которого произрастает только в трех Южноамериканских странах: Боливии, Перу (70 %) и Колумбии (30 %), распространяется двумя известными наркокартелями, расположенными в колумбийских городах Медельине и Кали. Медельинский (основанный семьями Пабло Эскабаром (уничтожил около 200 судей, пытавшихся преследовать его) и семейством Очао) и калийский (семья Сантакруз и Родригес Орихуэлла). Картели главенствуют на мировом рынке наркотиков, производя по 715 тонн кокаина в год.

Основные руководящие уровни структурированы с использованием вертикальных корпоративных принципов, присущих легальной и нелегальной бюрократической организации. Между тем, абсолютно по иной схеме построены нижние уровни этих преступных корпораций. Здесь используется  узкоспециализированная ячеистая структура с тщательным разделением функций и сбором лишь той информации, которая действительно необходима картели.

Такой модульный подход позволяет ограничить ущерб, который может быть нанесен правоохранительными органами. Трудности выявления таких ячеек и влияния на их деятельность государства обусловлены тем, что членство в этих ячейках резко ограничено только теми людьми, которых лично знает «коленос».

Таким образом, нижние звенья представляют собой обширную сеть изолированных друг от друга ячеек, находящихся под жестким контролем и руководством сверху. Безопасность корпораций и четкое выполнение предписанных функций обеспечено внутренним взаимным контролем, основанном на страхе за свою жизнь и жизнь своей семьи, а также жестком ограничении информации как о деятельности организации, так и об ее членах.

Основным рынком сбыта наркотиков долгое время являлись США, а затем и Западная Европа. В 1990-е г. появилась тенденция к расширению рынков сбыта за счет Восточной Европы и стран СНГ.

По имеющимся экспертным оценкам, колумбийские картели контролирует около 70% импорта кокаина в США и 90% импорта в Западную Европу. Так, по данным Интерпола, 62,8% кокаина, конфискованного в Европе в 1990-х г., имело колумбийское происхождение. Только Боливия, Перу и Колумбия получают, по самым приблизительным подсчетам, от продажи наркотиков примерно 2 млрд. долларов.

Особенностями данного вида преступности являются: 1) высокая прибыль и постоянное увеличение дохода; Все цели и мотивации, включая политические, имеют второстепенный характер. ТОП отличает то, что прибыли, которые она получает, систематически осуществляя свою деятельность на территории других государств, имеют колоссальные размеры; 2) широкомасштабная преступная деятельность. Так, оценка уровня торговли наркотиками в розничной продаже равна 50 млрд. долларов. Доходы, получаемые колумбийскими картелями, оцениваются в 20 млрд. долларов, тогда как объединенные годовые бюджеты правительств таких стран, как Колумбия, Боливия, Перу, не превышают 9 млрд. долларов; 3) такая деятельность мало чем отличается по своему строению и организации от крупнейших легальных корпораций, располагающих постоянными специализированными структурами для осуществления различных экономических операций: экспортно-импортных, кредитно-финансовых, что позволяет отграничивать ТОП от деятельности преступных организованных групп, имеющих возможность лишь эпизодически осуществлять отдельные международные операции; 4) контроль над огромными финансовыми средствами; 5) масштабное проникновение представителей ТОП в органы власти и управления государства; 6) применение насилия и коррупции для достижения своих основных целей и защиты собственных интересов. Насилие и коррупция дифференцировано используются в основном для быстрого решения специфических проблем: насилие – как средство обеспечения непрерывности процесса преступной деятельности, коррупция – как средство нейтрализации отдельных лиц и целых учреждений. Можно лишь догадываться, сколько тратится на подкуп должностных лиц, если только в легальной международной торговле оружием ежегодно на взятки тратится около 2,5 млрд. долларов; 7) глобальность масштаба операций ТОП. Этот признак определяет специфику международных связей, с помощью которых преступная деятельность транснациональных преступных организаций является бизнесом мирового распространения. Глобальность операций не возможна без обширных сетевых структур таких организаций, покрывающих территории целых континентов. Однако кроме устойчивых связей с собственными филиалами, находящимися в разных точках мира, ТПО имеют и стратегические международные контакты, перерастающие иногда в крупнейшие альянсы разных транснациональных преступных организаций. И эта тенденция становится типичной чертой, выделяющей ТОП из числа традиционных форм; 8) быстрая адаптация даже в условиях самых жестких действий, предпринимаемых правоохранительными органами отдельных стран, и возможность легко уходить от социального контроля. Например, после попыток американских сил правопорядка закрыть поток героина, производящегося в Турции, новые источники были развиты в Юго-Восточной и Юго-Западной Азии и Мексике. Когда были пресечены пути кокаина во Флориде и на Карибах, его поставки возросли через Центральную Америку и Мексику. Кроме того, ТПО часто способны препятствовать локализированным усилиям правоохранительных органов, быстро приспосабливаясь к переменам в политике отдельных стран, используя разногласия в международной кооперации правоохранительных сил в своих интересах. Стратегические альянсы, кооперация транснациональных преступных организаций повышает их возможности опережать государственный контроль.

Основной причиной транснационализации преступности следует назвать происходящую в настоящее время мировую глобализацию экономики, где процессы социального контроля отстали от процессов интеграции преступников.