5. Состояние и тенденции организованной преступности. : Организованная преступность в России - А.И. Гуров : Книги по праву, правоведение

5. Состояние и тенденции организованной преступности.

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 
РЕКЛАМА
<

Существенной спецификой ОП является ее в высшей степени латентный характер. Официальные данные весьма условно отражают масштабы данного явления. Как справедливо отмечает В.В. Лунеев, наиболее опасная законспирированная экономическая ОП, причиняющая огромный ущерб; практически не выявляется (или, добавим, наоборот, даже скрывается - В.Н.), а значит, и статистика об ОП является сдвинутой к ее примитивно-уголовным формам.1

Так или иначе, но правоохранительные органы регистрируют стремительное возрастание ОПГ (организованных преступных групп). Если в 1990 году органами внутренних дел было выявлено лишь 785 ОПГ, то к началу 1998 года эта цифра возросла до 12 000 ОПГ, общей численностью около 58 тысяч человек. Свыше тысячи ОПГ имели международные связи. Криминальную элиту составляли «воры в законе» (1082), и другие «авторитеты».

Ежегодно растет число выявленных преступлений, совершенных ОПФ: 26 тысяч в 1994 году, 34 тысячи в 1995 году, 37 тысяч в 1996 году. Также возрастает количество наиболее опасных преступлений, приходящихся на долю ОПФ. Так, в год ими совершается не меньше 500 «заказных» убийств в год.2

Развитию современной организованной преступности, как отмечает А.И. Долгова, присущи следующие основные тенденции:

К настоящему времени ОП уже контролирует с использованием разных механизмов органы государственной власти (и законодательной, и исполнительной и судебной), их решения и реализацию таких решений, то есть, налицо криминализация государственного механизма. Наряду с беспрецедентным расширением теневой экономики возникли и развиваются теневая политика, теневая юстиция.

Произошло тесное взаимопереплетение законного и преступного предпринимательства, легальных и преступных структур, взаимопереплетение правомерных и преступных капиталов.

Организованная преступность стала серьезным фактором социальной жизни, в том числе «воспитателем» подрастающего поколения, «крупным» работодателем.

Она стала основным потребителем и стимулятором дорогостоящих услуг, широкомасштабных акций в разных сферах (строительства, реконструкции, искусства, моды и т.п.), то есть определенным двигателем «прогресса», но только в интересующих ее областях и аспектах. А потому она - фактор одностороннего, уродливого развития общественных отношений.

Организованная преступность одновременно становится все более мощным фактором обнищания нации: ею не только присваиваются огромная и возрастающая часть национального достояния, но присвоенное вывозится в основном за рубеж и не инвестируется в развитие отечественной экономики, тем самым умножается ограбление народа.

Организованная преступность стала вооруженной силой, имеющей собственные вооруженные формирования и провоцирующей использование государственных.

Она ныне реальный провокатор и участник вооруженных конфликтов, акций терроризма, так как ей приходится защищать огромные богатства, рассредоточенные по всему миру.

Она последовательно уничтожает саму нацию, ее культуру. Генофонду причиняется ущерб в результате развития алконаркопорнобизнеса, торговли детьми, разрушения системы бесплатной медицины и полукриминального или прямо криминального характера многих платных услуг. Ею поддерживается, финансируется культура, разрушающая «память нации», ее лучшие традиции и т.п. В вооруженных конфликтах, прежде всего, гибнут здоровые молодые люди.

Организованная преступность вышла на международную арену и заняла там твердые позиции, стала элементом общей международной преступной деятельности, широко влияющей на положение дел в мире, международную политику.

Психологически населением она стала в то же время рассматриваться как «обычное явление», с ее существованием смирились. Даже возникают вопросы, а стоит ли с ней бороться, да и с кем: неглупыми, прекрасно одетыми и ухоженными, часто «обходительными» людьми, часто оказывающими нужные услуги. Изменился и «внешний облик» этой преступности, ее деятелей, их манеры поведения.

Таким образом, организованная преступность стала одновременно внешним и внутренним мощным фактором политической, экономической, социальной и духовной жизни страны, с ней оказывается так или иначе связанной все более значительная часть населения и, к, сожалению, немало субъектов, получивших доступ к власти и владельцы наиболее крупных состояний.1

Итоги 1997 года и начало 1998 года свидетельствуют о нарастании криминальной угрозы в обществе. Как и ожидалось, вновь продолжился рост преступности: за первый квартал 1998 года количество зарегистрированных преступлений увеличилось по стране на 6%. И хотя в полтора-два раза снизилось число преступлений, совершенных организованными группировками, это произошло не из-за улучшения борьбы с ОП. Многие дела попросту не доводились до суда. Серьезны проблемы и с наркобизнесом. Общее число преступлений, связанных с ним, выросло за квартал на треть. В то же время в 52 регионах страны не смогли выявить ни одного наркопреступления, совершенного членами ОП.2

Согласно прогнозам МВД РФ, численность преступных сообществ (ПС) в России возрастет со 155 (1992 г.) до 550-600 в 2000 году. При этом число ПС иерархического типа не превысит сотни. Средняя численность одного ПС увеличится с 90 человек (1995 г.) до 150 в 2000 году. Наконец в России может появиться, в силу тенденции монополизации преступной деятельности, ПС общенационального масштаба.


<