2. Законодательство России об «отмывании». : Организованная преступность в России - А.И. Гуров : Книги по праву, правоведение

2. Законодательство России об «отмывании».

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 
РЕКЛАМА
<

В России законодательное закрепление правовой нормы, направленной на борьбу против легализации денежных средств, полученных незаконным путем, выразилось в статье 174 УК РФ. Однако формулировка состава преступления, данная в этой статье, не вполне соответствует вышеупомянутой Конвенции Совета Европы, так как предусматривает ответственность только за совершение финансовых операций, преступных и иных незаконных сделок с имуществом, а также использование нелегальных средств для предпринимательской или иной экономической деятельности.1

Преступная активность по отмыванию незаконно полученных денежных средств и имущества представлена только действиями, которые могут быть реализованы в трех формах:

А) совершением финансовых операций с объектом легализации;

Б) совершением других сделок с объектом легализации;

В) использованием объекта легализации для осуществления предпринимательской или иной экономической деятельности.

Этими вариантами поведения объективная сторона легализации исчерпывается. Между тем, в соответствии с требованиями некоторых международных документов, ее следовало бы расширить.

В частности, вышеупомянутая Конвенция Совета Европы предусматривает положения о необходимости квалифицировать как уголовные преступления следующие деяния: 2

а) конверсию или передачу материальных ценностей, о которых тот, кто этим занимается, знает, что эти материальные ценности составляют доход от преступления, с целью скрыть незаконное происхождение данных материальных ценностей или помочь любому лицу, замешанному в совершении основного правонарушения, избежать юридических последствий этих деяний;

б) утаивание или искажение природы, происхождения, местонахождения, размещения, движения или действительной принадлежности материальных ценностей или соотносимых с ними прав, когда нарушителю известно, что эти материальные ценности представляют собой доход, полученный преступным путем;

в) приобретение, владение или использование материальных ценностей, о которых тот, кто их приобретает или владеет или пользуется, знает в момент их получения, что они являются доходом полученным преступным путем.

Очевидно, что по сравнению с содержанием международно-правовой нормы, диспозиция, созданная отечественным законодателем, слишком широка, неконкретна и при этом не охватывает всех форм легализации, очерченных международной Конвенцией. В этом отношении более правильной и полной представляется конструкция, предлагаемая некоторыми проектами федеральных законов против преступной легализации. Ими, в частности, предусматривается уголовная ответственность за следующие деяния, связанные с деятельностью по легализации преступных доходов:

А) использование экономической и финансовой деятельности хозяйствующих субъектов денежных средств, имущества, фондовых и других ценностей, полученных в результате совершения преступления или иного правонарушения;

Б) приобретение движимого и недвижимого имущества, ценных бумаг, создание а ровно и обеспечение деятельности хозяйствующих субъектов с использованием доходов от преступной или иной незаконной деятельности;

В) приобретение или сохранение незаконных доходов в виде участия в распределении прибыли хозяйствующего субъекта посредством осуществления незаконного контроля за его деятельностью;

Г) умышленное сокрытие незаконного происхождения денег путем совершения имущественной или иной сделки с финансовыми средствами, имуществом, другими ценностями полученными от преступной или иной незаконной деятельности, либо их мены, а равно их фиктивная передача с той же целью физическим или юридическим лицам;

Д) умышленное сокрытие доходов от преступной или иной незаконной деятельности путем их перевода, перегрузки, пересылки или иного перемещения на территории Российской Федерации либо за рубежом, путем совершения вышеуказанных действий.

Чрезмерно широкие и обобщенные формулировки действующего уголовного закона (например, в той части, где говорится о совершении финансовых операций и других сделок с денежными средствами и имуществом, приобретенными заведомо незаконным путем), возможно, и охватывают перечисленную выше конверсию, приобретение, владение и использование материальных ценностей, создание и обеспечение деятельности хозяйствующих субъектов, использование незаконных денежных средств и другие аналогичные действия, но в любом случае упускают из вида сокрытие или искажение информации относительно источников, природы и действительной принадлежности незаконного имущества и денег, которые, безусловно, являются неотъемлемым условием легализации «грязных» доходов.

Понятно, что в ограниченном пространстве уголовно-правовой нормы невозможно перечислить все способы и формы, в которых «отмывается» вся черная наличность, однако ограничиться указанием лишь некоторых из этих форм также нельзя.

Наиболее правильным было бы все-таки конструирование нормы, близкой к рекомендациям Конвенции Совета Европы. Например: наказывается легализация незаконных денежных средств и имущества в форме передачи, приобретения, владения, использования в какой бы то ни было форме материальных ценностей, полученных незаконным путем, а равно сокрытие или искажение информации относительно источников, природы и действительной принадлежности незаконного имущества и денег. Таким образом, легализация означает придание имуществу официального характера, маскировку его незаконного приобретения.

Законодателю, видимо, следовало бы выделить основные признаки «отмывания; преступных доходов:

1. «Отмывание» представляет процесс, предполагающий, как правило, несколько стадий или этапов.

2. Эти стадии или этапы заключаются в конкретных финансовых операциях и сделках, во введении преступно полученных средств в нормальный экономический оборот.

3. Целью легализации преступных доходов служит придание законного характера их происхождению.

4. Последний нужен виновному для того, чтобы использовать преступные доходы в легальном обороте и получать с них доходы.

К сожалению, законодательная конструкция диспозиции состава специально не содержит указания на цель действий виновного. О наличии цели легализации свидетельствует название ст. 174 УК «Легализация (отмывание) денежных средств или иного имущества, приобретенных незаконным путем». В тексте диспозиции термины «легализация», «отмывание» вообще не употребляются. Следует признать это недостатком законодательной формулировки состава.

В п.3 ст.174 УК предусмотрены два особо квалифицирующих обстоятельства: совершение этого преступления организованной группой или в крупном размере. Закон не раскрывает понятия крупного размера легализации незаконно приобретенного имущества; этот вопрос решается в каждом конкретном случае с учетом всех обстоятельств дела, что вряд ли можно признать положительным явлением, так как формальная неопределенность стоимостного критерия не способствует единообразному и эффективному применению закона. В примечании к ст. 174 УК РФ следовало бы указать, что «под крупным размером следует понимать ущерб причиненный потерпевшему на сумму 500 и более минимальных размеров оплаты труда, установленный законодательством РФ на момент совершения преступления».

Неквалифицированная легализация преступных доходов влечет в настоящее время наказания, не связанные с лишением свободы, или лишением свободы на срок до четырех лет со штрафом до ста минимальных размеров оплаты труда и относятся к средней тяжести. Квалифицированная и особо квалифицированная легализация отнесена законом к тяжким преступлениям и может повлечь (по п.3) максимальное лишение свободы на срок от семи до десяти лет с конфискацией имущества или без такового.

Н. Лопашенко, исходя из того, что «отмывание» преступных доходов подчеркивает безнаказанность деяний, совершенных виновным ранее, уравнивает законно и незаконно нажитый капитал, противоречит принципу социальной справедливости, используется чаще не преступниками-одиночками, а преступными группами, в том числе преступными сообществами, полагает, что это преступление даже без отягчающих обстоятельств должно признаваться тяжким и наказываться: по п.1 - лишением свободы на срок до шести лет со штрафом в размере от трехсот до семисот минимальных размеров оплаты труда; по п.2 - лишением свободы от шести до одиннадцати лет с конфискацией имущества или без таковой; по п.3 - лишением свободы от десяти до пятнадцати лет с конфискацией имущества.

В дополнение к данной уголовно-правовой норме Государственной Думой РФ в первом чтении принят проект федерального закона «О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных незаконным путем», направленный против усиления угрозы экономической безопасности страны от криминализации хозяйственной деятельности, росту которой способствует ослабление системы государственного контроля, распространения незаконного предпринимательства на внутреннем финансовом и потребительском рынках, а также во внешнеэкономической деятельности.

Действующие механизмы правовой ответственности и контроля не обеспечивают эффективной и последовательной борьбы с этими опасными социальными явлениями. Законодательство об уголовной ответственности за легализацию (отмывание) незаконных доходов (ст. 174 УК РФ) не в полной мере использует возможности противодействия этому преступлению уголовно - правовыми мерами.

Кроме того, для предупреждения и пресечения такой деятельности, вместе с уголовно - правовыми мерами необходимы согласованные меры административного и финансового контроля за операциями юридических и физических лиц с денежными средствами и имуществом, включая меры ответственности за нарушение правил таких операций.

Разработка данного законодательства обусловлена, также, вступлением России в Совет Европы, повлекшим обязательство приведения законодательства в соответствии с требованиями Конвенции Совета Европы «Об отмывании, выявлении, изъятии и конфискации доходов от преступной деятельности».

Некоторые статьи проекта закона «О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных незаконным путем» имеют расхождения с аналогичными статьями Конвенции.

1. Так, в п.1 ст.3 данного закона к доходам, полученным незаконным путем, относятся не только доходы, полученные в результате преступления, но и иным незаконным путем. В то же время п.а ст.1 Конвенции определяет доходы как любую экономическую выгоду, полученную в результате совершения преступления.

2. В п.4 ст.3 упомянутого закона неточно определена финансовая операция, имеющая незаконный характер - как действия физических или юридических лиц, совершенные с нарушением федеральных законов, законов субъектов Федерации и иных нормативно-правовых актов. В то же время в четырех подпунктах п.1 ст.6 Конвенции (правонарушения, связанные с отмыванием средств) перечислены умышленные действия, направленные на легализацию средств.

3. В п.2 ст.17 названного закона (признание решения, вынесенного в иностранном государстве) закреплено, что может быть признано и исполнено вынесенное судом иностранного государства и вступившее в законную силу решение о конфискации доходов, полученных незаконным путем, или эквивалентного им имущества, находящегося на территории РФ. Ст.13 же Конвенции (пп.3 и 4) предусматривает конфискацию в форме требования уплатить денежную сумму, соответствующую стоимости дохода, если имущество, на которое может быть обращена конфискация, находится на территории запрашиваемой Стороны, либо если в запросе конфискации указано конкретное имущество.

Законопроектом «О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных незаконным путем» определена компетенция и разграничены предметы ведения правоохранительных и контролирующих органов по борьбе с легализацией незаконных доходов, предусмотрено международное сотрудничество в этой области. Предусматривается возложение на Госналогслужбу России и Федеральную службу России по валютному и экспортному контролю функций по сбору сведений о финансовых операциях, подлежащих обязательному финансовому контролю.

В данном вопросе следует учитывать практику таких активно борющихся с легализацией преступных капиталов стран, как США и Германии, пришедших к выводу о необходимости создания единого органа, который бы аккумулировал информацию о подозрительных финансовых операциях: Фин СЕН (США) и Федеральное ведомство по надзору за кредитной системой (Германия). Поэтому представляется целесообразным предложение наделить исключительной компетенцией по приему, анализу, хранению и передаче в соответствующие органы информации по сделкам, подлежащим особому контролю, уже существующий государственный орган и ввести в законопроект соответствующую статью, регламентирующую права, обязанности и ответственность такого органа. Сегодня же подобными полномочиями в России наделяется Центробанк, который должен препятствовать легализации незаконных капиталов.

Следует при этом учитывать, что в заключении ФАТФ и Фин СЕН по данному законопроекту прямо говорится о нецелесообразности наделения подобными функциями налоговых органов (как это предполагается в законопроекте), так как борьба с неуплатой налогов, как и предотвращение легализации незаконных доходов, являются довольно специфическим родом деятельности, что может помешать аналогичным органам зарубежных государств сотрудничать по данным вопросам с российскими налоговыми органами. Поэтому следует признать оптимальным предложение наделить вышеперечисленными функциями Федеральную службу России по валютному и экспортному контролю.

В дополнение к уголовной ответственности за данный вид преступления проектом закона «О внесении изменений и дополнений в законодательные акты РФ в связи с принятием федерального закона «О противодействии легализации доходов, полученных незаконным путем» определена также административная ответственность за нарушение правил, направленных на предупреждение легализации доходов, полученных незаконным путем, таких как нарушение правил ведения бухгалтерского учета и отчетности; нарушение порядка регистрации финансовых операций; нарушение правил производства платежей; нарушение правил ведения кассовых операций.

Штрафные санкции за данные административные правонарушения колеблются от 10 до 100 минимальных размеров оплаты труда в РФ.

На наш взгляд, принятие закона «О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных незаконным путем» должно оказать существенную правовую помощь правоохранительным органам, борющихся с легализацией незаконно добытых доходов. Его содержание конкретизирует ст 174 УК РФ, в частности, вводит основные понятия, связанные с легализацией; определяет обязанности учреждений, осуществляющих финансовые операции и компетенцию гос.органов, обеспечивающих противодействие легализации. Кроме того, вводимая административная ответственность за нарушение правил, направленных на предупреждение легализации должна служить превентивной мерой возможному небрежному отношению к ним работников финансовых учреждений, обязанных соблюдать данные правила.

Принятый в первом чтении законопроект «О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных незаконным путем» вызвал широкое обсуждение в деловых кругах, а также среди юристов. Разброс мнений значителен. Одни утверждают, что в случае принятия этого закона будут нарушены не только конституционные права граждан, но и нанесен удар по всей российской банковской системе.

По мнению других, возражения вызывают так называемый «накопительный принцип», фиксация количественных пределов «подозрительных операций» (на сумму более двух тысяч минимальных размеров оплаты труда в течение месяца).

На этом удручающем фоне четко прослеживается острейшая необходимость в совершенствовании действующей у нас в стране системы (точнее - отсутствия системы) мер против легализации незаконных денежных средств.

Настоящая система, вне всякого сомнения, должна включать в себя:

1. Меры уголовной ответственности за легализацию незаконных денежных средств и имущества. Эта группа нормативных положений является единственной, которая представлена в отечественном законодательстве, т.к. ст.174 действующего уголовного закона предусматривает ответственность непосредственно и исключительно за само «отмывание» денег.

2. Меры уголовной ответственности за деяния, сопутствующие или существенно облегчающие легализацию незаконных денежных средств или имущества.

3. Меры административной и дисциплинарной ответственности за деяния, сопутствующие или существенно облегчающие легализацию незаконных денежных средств и имущества.

4. Меры превентивного характера, направленные на создание режима невозможности «отмывания» незаконных денежных средств и имущества, прежде всего в области финансовой деятельности.

5. Оперативно-пресекательные, а также следственные меры, имеющие своей целью создание условий для своевременного и быстрого раскрытия и пресечения легализационной деятельности.

6. Меры пенитециарного и постпенитециарного характера, задача которых должна состоять в ограничении возможностей лица или организации, единожды совершивших легализационное преступление, совершать аналогичные преступления в дальнейшем.

 


<