1. Понятие предмета преступления

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 

Проблема предмета преступления в советской науке уголовного права является одной из наиболее спорных и мало изученных. Специального исследования предмета преступления не проводилось. Некоторые положения о предмете преступления рассматривались главным обра­зом в связи с отграничением его от объекта преступле­ния.

Между тем значение предме-^преступления как са­мостоятельного признака состава преступления и его роль в механизме причинения вреда в сфере определенных общественных отношений в выявлении объекта посяга­тельства и квалификации деяния имеет немаловажное ~ самостоятельное теоретическое и практическое значение.

Прежде всего изучение предмета способствует более глубокому и правильному выяснению сущности объекта преступления, его конкретизации. Многие уголовно-пра­вовые нормы сконструированы таким образом, что объ­ект уголовно-правовой охраны в них не назван. В подоб­ных случаях его выяснению способствует указание на предмет преступления. Например, не упоминают об объ­екте посягательства статьи уголовного закона о дивер­сии, фальшивомонетничестве, причинении телесных по­вреждений и некоторые другие. Объект посягательства в этих составах можно выявить из описания предмета.

Без установления предмета во многих случаях за­трудняется конкретизация объекта преступления. Пока не известно, на кого или на что, на какой материальный объект было оказано преступное воздействие при совер­шении многих общественно опасных деяний, до тех пор •невозможно определить и объект этих посягательств. Часто объекты одного вида не имеют различий. Наври-мер, жизнь, собственность, честь, достоинство, здоровье.

 

Предмет^ преступления, напротив, обладает совокупнос­тью признаков, особенностей, многие из которых имеют самостоятельное уголовно-правовое значение и опреде­ленным образом влияют на основание уголовной ответ­ственности, на квалификацию деяния. Например, жизнь каждого человека социалистического общества охраня­ется в равной м£ре — посягательство на жизнь любого человека по советскому уголовному праву признается убийством либо покушением на него (кроме случаев не­обходимой обороны и других оЛбых обстоятельств, при которых жизнь не является объектом уголовно-пра­вовой охраны). Вместе с тем жизнь новорожденного, беременной женщины выделяется законом и посягатель­ство на них образует самостоятельное преступление.

Воздействие1 на определенный предмет, вещь (мате­риальный объект)2, способ этого воздействия, а также физическое изменение предмета, наряду с другими прит знаками деяния, позволяют во многих случаях судить о характере преступления, его общественной опасности. Таковы, например, хищения, телесные повреждения, уни­чтожение или повреждение имущества, надругательст­ва над государственным гербом или флагом и т. п.

Для многих составов преступлений признаки пред­мета являются обязательными. Расследование уголовного дела не может считаться законченным, если эти призна­ки не выявлены. На практике это положение последова­тельно проводится в жизнь. Например, Судебная колле­гия по- уголовным делам Верховного Суда РСФСР в определении по делу- Ф. указала, что «дело подлежит направлению на доследование, если по материалам пред­варительного и судебного следствия «е представляется возможным сделать вывод о размере похищенного...»3.

1 Под преступным воздействием мы понимаем предусмотренные уголовным законом действия, направленные на изменение обществен­ных отношений путем физического уничтожения или повреждения вещей (материальных объектов) либо путем определенного влияния на волю участников общественных отношений. .Преступное воздей­ствие— это антипод бездействия, но это не всякое действие, а лишь те его виды, при которых субъект воздействует на кого-то или на что-то.   •

а Слова «в.ещь>, «предмет» могут употребляться как равнознач­ные, взаимозаменяемые (см.: У е м о в А. И. Вещи, свойства и отно­шения. М., 1963, с. 6).

3 Бюллетень Верховного Суда РСФСР, 1968, № 9, с. 5—7.

«7

 

Предмет преступления имеет немаловажное значение и для правильной квалификации деяния. Физические или социальные свойства предмета преступления во многих случаях служат основанием для разграничения смежных преступлений, а также для отличия преступных от не­преступных действий.

Для квалификации деяния имеют значение многие признаки не только объекта, но и предмета преступле­ния4. Например, по признакам предмета различаются преступления, предусмотренные ст. 88 и ст. 154 УК, ст. 86 и ст. 2051 УК. Д. Н. Розенберг правильно заметил, что во многих случаях юридическая квалификация бы­вает различной, независимо от того, что посягатель воз­действует непосредственно на имущество5. Таковы, например, хищения, самоуправстве!, обмеривание, обве­шивание, спекуляция, наращение правил о валютных операциях, посягательства на общественную безопас­ность.

М. И. Федоров, напротив, считает, что предмет пося­гательства сам по себе не является элементом состава преступления и его отсутствие или особые свойства не оказывают влияния    на    квалификацию преступления6.

Такое утверждение нельзя признать правильным. Об­щеизвестно, что отсутствие имущества, на хищение ко­торого покушался виновный, влияет на квалификацию деяния. Равным образом оказывают влияние на квали­фикацию деяния и свойства предмета преступления: размер имущества, ценность документов и другие осо­бые свойства (взрывчатые, ядовитые, наркотические, сильнодействующие вещества; огнестрельное, холодное оружие и т. п.). Хищение, например, оружия квалифици­руется не по статье об ответственности за кражу (ст. 89 и 144 УК), а по статье, предусматривающей ответствен­ность за посягательство на общественную безопасность (ст. 2181 УК). Особые свойства предмета этого преступ-

4              Это обстоятельство отмечали и русские дореволюционные юри­

сты  Например, А. Лохвицкий писал, что «степень зла, степень нака>

зания зависит иногда от качества вещи... Похищение церковного иму­

щества (вещей) составляет не кражу,  а отличное от кражи престу­

пление — святотатство...    Наказание   за    истребление    недвижимых

вещей несравненно строже,  чем за истребление  движимых» (Л о х-

в и ц к и й А., с. 2151.

5              См.: Розенберг Д. Н., с. 56.

6              См.: Федоров М. И., с. 192.

88

 

ления меняют объект посягательства. При хищении ору­жия основным объектом выступает общественная безопасность, а собственность — дополнительным7.

• Социально значимое действие в отношении одного и того же предмета, вещи может иметь различную соци­ально-политическую оценку и юридическую квалифи­кацию в зависимости от объекта посягательства, от того общественного отношения, на изменение которого на­правлено это действие, а также от размера причиняе­мого им вреда. Собирание валежника и кража леса,— писал К. Маркс,— это различные вещи, так- как различ­ны объекты, не менее различны и действия, направлен­ные на эти объекты, следовательно, различны должны быть и намерения, ибо какое же объективное мерило можем мы приложить к намерению, помимо содержания действия и его формы8.

В равной мере и причинение вреда в сфере одного и того же объекта уголовно-правовой охраны может быть достигнуто путем воздействия на различные предметы. Например, посягательства на здоровье населения со­вершаются изготовлением и распространением различ­ных ядовитых, сильнодействующих и наркотических ве­ществ (ст. 224, 2241 и 225 УК).

Уголовно-правовое значение предмета преступления определяется в первую очередь не его физическими свойствами, а характером и содержанием выражаю­щихся в нем общественных отношений. В уголовно-пра­вовом смысле предмет всегда выступает в связи с кон­кретными общественными отношениями. В большинстве случаев в уголовном законодательстве указывается не на предмет сам по себе, а и на те общественные отно­шения, выражением которых он является. Например, закон говорит-не об имуществе вообще, а о государст­венном,  Общественном  ИЛИ ЛИЧНОМ   Имуществе  И  Ті Д.

М. А. Гельфер обоснованно критикует тех -кримина-листов, которые утверждают, что предмет преступления

7 См.: п. 3 Постановления Пленума Верховного СуДа СССР от 20 сентября 1974 г. «О судебной практике по делам о хищении огне­стрельного оружия, боевых припасов или взрывчатых веществ, неза­конном ношении, хранении, приобретении, изготовлении или сбыте оружия, боевых припасов или взрывчатых веществ и небрежном хра­нении огнестрельного оружия» (Бюллетень Верховного Суда СССР, 1974, № 5. с. 8).

• См.: Маркс  К. и Энгельс  ф. Соч., т. 1, с. 122.

89

 

якобы_ находится в полной независимости от объекта. Однако далее он допускает ошибку, отрицая возмож­ность одного и того же предмета преступления быть вы­ражением различных общественных отношений, охра­няемых уголовным законом9. В действительности один и тот же предмет может быть выражением различных об­щественных отношений, например, человек, деньги, до­кументы. Но из этого вовсе не вытекает, что предмет независим от объекта — общественного отношения. Без общественного отношения, в отрыве от обществен­ных отношений вещь не может быть предметом пре­ступления, ибо в таком случае воздействие-, на нее не может изменить общественных отношений (объекта). На­пример, уничтожение не имеющих хозяйственного значе­ния вещей или предметов, вЫо^ошенных собственником за ненадобностью. Такие вещи не могут быть предметом преступления именно потому, что они вышли из сферы общественных отношений.

Признаки предмета преступления нередко выступают .квалифицирующими признаками состава преступления. Например, лесные массивы в ч. 2 ст. 98 УК, беремен­ность в п. «ж» ст. 102 УК, несовершеннолетие в ч. 3 ст. 117 УК, ценность пород рыб или водных животных в ч. 2 ст. 163, особая важность документов в ч. 2 ст.    195    УК.

Разграничение объекта и предмета преступления имеет- важное значение для уяснения и разграничения цели и преступных последствий. Если преступное по­следствие — это опасный вред в сфере общественных от­ношений, то преступная цель — это во многих случаях идеальный образ реальной ценности (вещи), которой субъект стремится завладеть, повредить ее или унич­тожить.

' Характер и степень тяжести преступных последствий в значительной мере определяются особенностями и свойствами предмета преступления, так как лишить жиз­ни можно лишь живое существо, похитить можно только имущество. Многие преступления совершаются путем причинения социально опасного вреда только воздейст­вием на определенные материальные объекты  (напри-

* См.-  Гельфер М. А.   Обт^кт преступления.— В кн.: Совет­ское уголовное право. Часть Общая. М., 1960, вып. 5," с. 19.

90

 

иер~, преступления; предусмотренные ст. 86, 87, 88, 89, 98, 99, 149, 150 1902, 195, 205 УК).

8 Определение предмета имеет важное практическое значение также для отграничения его от средств, орудий совершения преступления, так как одна и та же мате­риальная вещь может быть и предметом и орудием со­вершения преступления (оружие, документы, транспорт­ные средства, инструменты, инвентарь и т. п.).

Орудия и средства совершения преступления отли­чаются от предмета посягательства тем, что они ни в ка­кой связи с теми общественными отношениями, на кото­рые совершается посягательство, не состоят. Например, оружие, используемое при убийстве, ни в какой связи с отношениями по обеспечению жизни не находится. Пред­мет преступления, напротив, всегда состоит в связи с _^>бъектом, на который совершается посягательство.

Ґоворя о значении различия предмета и объекта преступления, В. Н. Кудрявцев отмечает, что уголовный закон охраняет не вещи и предметы сами по себе, а те общественные отношения, которые являются объектами посягательства. Поэтому для многих институтов уголов­ного права важное значение имеет понятие предмета, его особенности и причиняемый ему вред10.

Таким образом, свойства и особенности предмета пре­ступления имеют значение для многих институтов уго­ловного права: для уяснения и конкретизации объекта посягательства, решения вопроса о привлечении лица к уголовной ответственности, квалификации деяния и на­значения наказания. Некоторые теоретические и практи­ческие задачи не могут быть решены или решение их значительно затрудняется в силу недостаточного иссле­дования проблемы предмет* преступления, его связи с другими признаками состава преступления, 'значения предмета для основания уголовной ответственности и квалификации деяния. Практическое значение предмета состоит и в том, что для многих составов преступления он является одним из основных, обязательных призна-

 > 10 См.: Кудрявцев В. Н. О соотношении предмета и объекта  преступления по советскому уголовному праву.— Труды Военно-Юридической Академии. М., 1951, вып. 13, с. 66, 67—70. Следует, од-накр, отметить, что более точно Лыло бы говорить о повреждении

 _ или уничтожении предмета, так как вред можно причинить кому-то, а не чему-то

91

 

ков. Таковы все корыстные преступления. Если не уста­новлен конкретно предмет посягательства при соверше­нии таких деяний, как спекуляция, хищения и некоторые другие, то вопрос о привлечении лица к уголовной ответ­ственности не может быть решен положительно. Напри­мер, Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда СССР в своем определении по делу 3. указала, что обвинительный приговор по делу о краже не может быть оставлен в силе, если в приговоре не указаны по­хищенные вещи и он не содержит указания их коли­чества11.

Отмеченные обстоятельства вызывают необходимость всестороннего исследования проблемы и определения предме$я "реступления, поскольку единство в его опре­делении еще не достигнуто. Наиболее распространённым является взгляд на предмет преступления как на вещь, в связи с которой или по поводу которой совершается преступление12. При этом сторонники данной концепции отмечают, что вред преступлением причиняется не пред­мету, а объекту преступления. Предмет в отличие от объекта не терпит вреда от преступления13.

Другие авторы предметом преступления признают те вещи материального мира, воздействуя на которые, субъект причиняет вред объекту преступления14.

По мнению Н. А. Беляева, предмет преступления — это элемент объекта посягательства, воздействуя на ко-

11            См.: Судебная практика Верховного Суда СССР, 1944, вып. 5,

с.   6.   См.  также:    Постановление    Президиума    Верховного  Суда

РСФСР от 26 февраля 1969 г. по делу Р.— Бюллетень Верховного

Суда РСФСР, 1969, № 7, с. 12.

12            См.: Трайнин А. Н. Общее учение о составе преступления.

М., 1957, с. 179; Б р а й н и н Я. М. Некоторые вопросы учения о со­

ставе преступления в советском    уголовном    праве.— Юридический

сборник Киевского гос. ун-та, I960, № 4, с. 58—69.

13            В. Г. Макашвили различает вред, причиняемый объекту (этот

вид вредного результата он называет преступными последствиями в

«широком смысле слова»), и вред, причиняемый предмету преступле­

ния (этот вид последствий автор называет последствиями в «узком

смысле, слова»)   (см.: Макашвили В. Г.    Уголовная ответствен­

ность за неосторожность. М., 1957, с. 158). Представляется очевид­

ным, что вещь при хищении, уничтожении и т. п. преступлениях не'

терпит никакого вреда, даже в «узком смысле слова».

14            См.:   За го род ников   Н. И., с. 44. При этом Н. И. Заго-

родников обоснованно подчеркивает, что выделение   предмета   пре­

ступления имеет большое как теоретическое, так и практическое зна­

чение

92

 

торый, преступник нарушает или пытается нарушить об­щественное отношение15.

Некоторые авторы высказываются прбтив разграни­чения объекта и предмета преступления, мотивируя свою позицию тождеством понятий «объект» и «преДмет» и отсутствием практического значения такого разграни­чения16. Б. С. Никифоров, например, считает, что пред­мет преступления — это всего лишь составная часть объ­екта преступления — общественного отношения — и при­ходит к выводу об отсутствии необходимости в само­стоятельном исследовании предмета преступления17.

Однако вряд ли можно согласиться с отождествле­нием предмета преступления с его объектом18.

Объектом преступления являются общественные от­ношения. Предмет преступления как материальная или идеальная ценность (вещь) не тождествен обществен­ным отношениям. Он лишь — свойство, сторона, или точнее, совокупность свойств, сторон объекта и в этом своем качестве выступает как «часть» общественных отношений.

Материальные общественные отношения всегда свя­заны с вещами и проявляются как определенные матери­альные объекты (вещи), без них такие отношения не­мыслимы, невозможны19. Например, отношения собствен­ности проявляются в виде вещей, имущества.

15            См.: Курс советского уголовного права. Часть Общая. Л., 1968,

т. 1, с. 303.

16            См.:  Васильев А.  Н.  Преступления против социалистиче­

ской собственности. М., 1959, с. 19; Михайлов М. П., с. 42.

17            «Проблема   предмета   преступления,— пишет    Б.   С.   Никифо­

ров,— в ее нынешнем виде, по существу, снимается, потому что уст­

раняется необходимость в  самостоятельном исследовании  предмета

преступления как явления,  лежащего  за пределами объекта и веду­

щего самостоятельное по отношению к нему существование» (Ники­

форов Б. С. Объект преступления по советскому уголовному пра­

ву, с. 130—132). .

18            В литературе правильно отмечалось, что отказ от выделения

и разграничения предмета   преступления   и объекта   посягательства

затрудняет уяснение содержания того общественного отношения, ко­

торому преступное деяние причиняет вред, что может в свою очередь

повести к неправильной оценке характера общественной опасности

совершенного преступления и ошибочной его квалификации (см.: Со­

ветское уголовное право. Часть Общая. МГУ, 1969, с. 111).

19            Характеризуя особенности общественных  отношений,  іогасси-

кн марксизма отмечали, что они всегда связаны с вещами и прояв­

ляются как вещи (см.: Маркс К.  и Энгельс Ф. Соч., т. 13, с. 7).

93

 

Материальный объект, вещь является системой оп­ределенного количества свойств20, в которых проявля­ются общественные отношения, и потому он неотделим от них, как и общественные отношения неотделимы от материального объекта, в котором "они проявляются. Из этого вовсе не следует, что отпадает необходимость в выделении и самостоятельном исследовании предмета преступления. Исследование, познание предмета, явле­ния jiaK раз предполагает познание целого по частям21, так как истина складывается из совокупности всех сто­рон явления и их взаимосвязи22.

Признание общественного отношения объектом пре­ступления предполагает и вызывает необходимость выяв­ления и исследования всех признаков, свойств и особен­ностей этой стороны преступления. Как нельзя уяснить субъективную сторону преступления без ее признаков (вины, мотива, цели), так нельзя уяснить й объект пре­ступления, если не выявить систему его свойств и их взаимосвязь.

Солидаризуясь с Б. С. Никифоровым, И. С. Само-щенко считает, что нет необходимости в самостоятель­ном исследовании предмета преступления, что различе­ние объекта и предмета правонарушения имеет смысл лишь в плане различия между общественными отноше­ниями как объектом правонарушения и теми явлениями, в которых эти отношения воплощаются23.

Но даже если бы предмет преступления не имел ни­какого юридического значения, его следовало бы иссле­довать уже потому, что он является «частьк» объекта, совокупностью его сторон,' свойств. Такое исследование было бы необходимым потому, что познание целого не­мыслимо без познания его частей, его свойств, без уяс­нения всей системы свойств, признаков этого целого и взаимосвязи, взаимодействия его частей, свойств, осо­бенностей, проявлений.

А. А. Пионтковский полагал, что о предмете преступ­ления, в отличие от объекта, можно и должно говорить, лишь тогда, когда на него (предмет) не происходит ПО-зо См.: Уемов А. И., с. 21, 62.

21 См • Л е н и н В. И. Поли. собр. соч , т 29, с 316.

33 См.: Там же, с. 178.

"-См Самощенко И. С Понятие правонарушения по совет­скому законодательству. М., 15J63, с. 121.

94

 

сягатель^ва24. Во всех иных случаях, по мнению А. А. Пи-онтковского, материальная вещь является не предметом, а непосредственным объектом посягательства. Напри­мер, при хищении в качестве непосредственного объек­та посягательства выступает государственное или об­щественное имущество, продукты сельского хозяйства, инвентарь, денежные средства, урожай на корню25.

Вся концепция А. А. Пионтковского основывается на тождестве предмета и объекта преступления. По его. мнению, непосредственный объект и есть предмет, яа ко­торый воздействуют. Исходя из этого, А. А. Пионтков-ский считал, что для характеристики объекта преступле­ния при хищении нет необходимости вместо понятия непосредственного объекта создавать особое понятие предмета посягательства26.

Отметим прежде всего, что выделение и исследова­ние предмета преступления проводится не вместо объек-га преступления, а наряду с объектом и как раз для более глубокого и "всестороннего изучения объекта, И далее, предмет преступления нет необходимости созда­вать. Он существует как~явление, реально и потому не­обходимо исследовать, определить, выявить его роль и значение для теории и практики.

По мнению А. А*1 Пионтковского, излишнее увлечение

в советской уголовно-правовой литературе проблемой

разграничения объекта и предмета повлекло за собой

ослабление внимания к теоретической разработке дей­

ствительно существенных вопросов учения об объекте

пресшпления27. В действительности имеется больше ос­

нований говорить о недостаточном внимании к предмету

преступления, чем об увлечении им. Кроме того, иссле­

дование проблемы предмета преступления как раз и

есть путь л выявлению связи предмета с объектом, их'

соотношения и т. д.            ~

А. А. Герцензон считал, что предметом преступления могут быть как конкретные материальные предметы, так

24 См.: Курс советского уголовного права. М., 1970, т. 2, с, 11Т—119.

№ См.: Курс советского уголовного права. М., 1970, т. 4, с, .311, 318.

м См.: Курс советского уголовного права. Часть Особенная. М., 1970, т. 4, с. 312.

" См.: Пиоятковский А. А., с. ИЗ.

«5

 

и те интересы, на которые направлено посягательство28. / Отнесение к предмету преступления интересов, на ко­торые направлено деяние, на наш взгляд, необосноаан--но. Интересы как осознанные потребности в определен­ных материальных или идеальных ценностях не могут быть предметом преступления. Предметом преступления могут быть только сами эти материальные ценности, в связи с которыми или по поводу которых совершается преступление.

* По мнению В. Н. Кудрявцева, предметом преступле­ния могут быть: а) сами субъекты общественных отноше­ний и б) вещи как предпосылки общественных отношений или как форма закрепления общественных отноше­ний, а также действия участников общественных от­ношений29.

Как было показано выше, действия участников об­щественных отношений — это сами общественные отно­шения, их содержание. Кроме того, на действие невоз­можно воздействовать прямо, непосредственно (а только путем воздействия на деятеля или на материальные объекты) и потому оно не может быть признано предме­том преступления.

Основное же возражение против признания действия предметом преступления состоит в том, что изменить поведение субъекта можно только путем воздействия на его волю или сознание, а не само поведение. Кроме то­го, в момент такого воздействия общественно вредного поведения в большинстве случаев еще нет, оно высту­пает только в качестве возможного (например, подстре­кательство, соглашение о даче-получении взятки, Ьовле-чение в преступную деятельность и т. п.).

88 См.: Герцензон А. А. Уголовное право. Часть Общая. М., 1948, с. 291. Т. Л. Сергеева правильно отметила, что при таком опре­делении предмета преступления его трудно отличить от объекта пося. гательства (см.: Сергеева Т. Л. Борьба с подлогами документов по советскому уголовному праву. М., 1949, с. 39).*

28 См.: (Кудрявцев В. Н. О соотношении предмета и объекта преступления по советскому уголовному праву, с. 48. Сходные и в основном правильные положения о предмете и объекте и необходимо­сти их разграничения были высказаны Г. А. Кригером. Однако в по­нятие предмета преступления Г. А. Кригер необоснованно включает, кроме физических лиц и вещей, процессы, служащие условием или предпосылкой существования общественных отношений (см.: К р н-геі> Г. А. К вопросу о понятии объекта преступления в советском уголовном праве, с. 123).

 

Поэтому нет оснований относить к предмету преступ­ления поведение, так как субъект воздействует не на по­ведение, а на волю или на тело действующего лица, т. е. воздействует на другого субъекта физически или пси­хически. Примером воздействия на поведение лица, на­зывают преступления, предусмотренные ст. 173, 210 УК, и некоторые другие. Однако нетрудно увидеть, что при совершении названных преступлений виновный воздей­ствует не на поведение, а на конкретное лицо, на его волю и'сознание. При этом сторонники этого взгляда указывают, что общественные отношения в таких случа­ях нарушаются путем видоизменения действия самого преступника либо других лиц по воле преступника30.

Но при совершении преступления, предусмотренного ст. 210 УК, поведение несовершеннолетнего можно ви­доизменить, лишь оказав определенное воздействие на него. Только потому и наступает уголовная ответствен­ность по ст. 210 УК, что виновное лицо влияет опреде­ленным образом на несовершеннолетнего и таким пу­тем вовлекает его в преступную деятельность. Без тако­го воздействия уголовная ответственность взрослого> исключается31. Значит, воздействие при этом оказыва­ется не на действие, а на волю лица с целью вызвать в нем решимость совершить определенные желаемые для виновного действия. В этом смысле воздействие ' на предмет ничем не отличается от воздействия на иных лиц с целью изменения» их деятельности (например, при совершении преступлений, предусмотренных ст. 771, 134, 179, 183,. 191, 191', 1912, 193, 227 УК).

Недостаток большинства определений предмета пре­ступления «состоит в том, что они охватывают только предметы преступлений против собственности либо толь­ко корыстных посягательств (хищений, спекуляции, взяточничества и т. п. преступлений). Между тем пре­ступление как явление реальной Действительности всегда проявляется во вне, находит какое-то внешнее вы­ражение. Наиболее общим объективным признаком преступного деяния являются те изменения в скружаю-

30            См.: Курс советского уголовного права. Часть Общая. ЛГУ,

1968, т. 1, с. 305.   »

31            См.; п.   10 постановления   Пленума  Верховного  Суда  СССР

№ 16 от 3 декабря 1976 г.— В кн.: Сборник постановлений Плену­

ма Верховного Суда СССР 1924—1977 г. М., 1978, ч. 2, с. 302.

* Заказ J* 310       07

 

щем мире, которые оно производит. Вызвать эти измене­ния в большинстве случаев можно ■ путем реального и действительного воздействия на окружающий мир, кото­рый выступает в виде материальных объектов: предме­тов, вещей, живых существ.

ДЛЯ/ 5ОЛЄЄ   ГЛубоКОГО   уЯСНеНИЯ   СуТИ   ЭТОГО   ВОЗДЄЙСТ;

вия необходимо полнее выявить ту материальную цен­ность, которая подвергается воздействию при соверше­нии преступления или по поводу которой оказывается \ преступное воздействие на участников общественной жизни. Для этого необходимо определить ее место в структуре объекта, взаимосвязь с объектом и с другими сторонами преступления.

Правильно выразить и объяснить какое-либо явление можно только путем раскрытия свойств этого явления и его связей с другими явлениями. В полной медр это относится и к предмету преступления. В марксистско-ленинской философии существом всякого предмета, яв­ления признаются их наиболее главные, основные свой­ства, те из них, которые определяют природу и все ос­тальные признаки и свойства предмета, явления. Сущ­ность предмета, явления — это существенные свойства, связи, противоречия и тенденции развития предмета, явления32.

Поскольку в философском смысле объектом воздей­ствия для субьекта выступают материальные объекты, конкретные вещи реального мира, постольку и объектом преступного воздействия могут быть признаны реальные, і конкретные материальные объекты, на которые может быть оказано непосредственное воздействие. Таковыми могут быть вещи, предметы, живые существа. Нельзя признать предметом преступления такие явления реаль­ной действительности, на которые воздействие невозмож­но оказать непосредственно. Например, " действия, процессы, идеальные вещи. Действительным предметом насилия в преступлении, по мнению Г. Гегеля, может быть не сама по себе свободная воля, а лишь внешнее выражение свободы лица — тело и его жизнь, его собст­венность33.

Вместе с тем необходимо выделить и другую сторо-

32            См.: Слиркин А. Г.    Курс марксистской философии.    М.,

1966, с. 171; У ем о в А. И., с. 21, 62.

33            См :   Гегель  Г. Философская пропедевтика. М., 1927, с. 54.

98

 

ну предмета преступления — его связь с объектом пре­ступления (общественным отношением). Эта вторая, социальная сторона предмета преступления имеет более важное значение для уяснения его сути, роли и места в уголовно-правовой науке и практике, а потому в науч­ном понятии предмета преступления она должна быть определяющей, главной.

В связи с этим мы полагаем, что предмет преступле­ния необходимо рассматривать как систему качеств, как совокупность свойств, сторон объекта — обществен­ного отношения. Предмет преступления — это та сторона общественного отношения (объекта преступления), воз­действуя на которую, субъект изменяет данное общест­венное отношение и этим причиняет социально опасный вред.

Таким образом, предметом преступления следует признать материальный объект, в котором проявляются, общественные отношения, и воздействуя на который, субъект изменяет их». Однако такое определение предме­та окажется неполным, если не учитывать, что под ма­териальным объектом в данном определении понимает­ся как объект, так и субъект, поскольку человеческая деятельность представляет собой активность субъекта, направленную на объекты или На других субъектов34. Это обстоятельство необходимо учитывать потому, что общественные отношения могут быть нарушены воздей--ствием как на материальный объект, так и на субъект отношения, т. е. путем воздействия на любую сторону общественного отношения.

В таком понимании предмет преступления нетрудно

- и См.: К а г а н М. С. Человеческая деятельность, с. 43. Р. Р. Г а-лиакбаров, П. С. Тоболкин, А. Ф. Соколов и А. Я. Эренбург по это-■му поводу высказали недоумение: каким образом может быть оказа­но психическое воздействие на материальный объект? (ом.: Г а л и-а к б а р о,в Р. Р., Т о б о л к и н П. С, Соколов А. Ф., Э р е н-б у р г А. Я. Две книги об объекте и предмете преступления.— В кн.: Эффективность уголовного права на современном этапе. Межвузов­ский сборник научных трудов. Свердловск, 1977, вып. 54, с. 153). Недоумение непонятное, так как на с. 14 рецензируемой ими книги указывается, что на основе марксистского понимания предметной сущности человека епод материальным объектом понимается как объект, так и субъект». На последнего и может быть оказано пси­хическое (ио не психологическое, как необоснованно рецензенты приписывают автору) воздействие при разбое, изнасиловании, угро­зе убийством и т. п. преступлениях.

<•            99

 

обнаружить в большинстве преступлений против собст­венности, личности, порядка управления, общественной безопасности и некоторых других35. Наряду с этим су­ществует значительное число преступлений, которые не имеют предмета воздействия и которые условно мож­но именовать беспредметными. Беспредметными явля­ются главным образом те преступления, которые совер­шаются путем бездейств'ия (невыполнение лежащей на субъекте отношения социальной обязанности), и некото­рые виды нарушения правил36.

Те преступления, которые имеют предмет посягатель­ства (предметные), могут быть совершены только путем воздействия л а этот предмет. Нельзя совершить предмет­ное преступление, ни на что иди ни на кого не воздей­ствуя. Сколько бы субъект ни желал наступления определенного вреда, этот вред не наступит без соответ­ствующего воздействия на материальный предмет — субстрат общественных отношений, выступающий пред­метом преступного воздействия.      т

Для уяснения сущности предмета преступления и отграничения его от объекта необходимо указать на раз­личия в особенностях и характере вреда, причиняемого

35            Нельзя согласиться с теми авторами, которые полагают, что

предмет преступления отсутствует в преступлениях против личности

и порядка управления (см.: Криволапое Г. 'Г. Объект и предмет

посягательства приобретения или сбыта имущества, заведомо добы­

того преступным путем.— В кн.: Сборник статей адъюнктов и соиска­

телей. М., 1966, с. 105), в некоторых видах промысла (см.: Трофи­

мов   С   В   Ответственность  за   занятие  запрещенным  промыслом.

Киев, 1968,'с. 26).

36            Вывод о том, что беспредметных преступлений не существует,

необоснован (см.: Полячек Ф., с. 125; Курс советского уголовного

права. Часть. Общая. ЛГУ, 1968, т. 1, с. 305; Каиржанов Е. Ос­

новные теоретические проблемы объекта уголовно-правовой охраны

в СССР. Автореф. докт. дис. Киев, 1975, с. 24). Критика нашей кон.

цепции В. (К. Глистиным (см.: Глистин В. К., с. 44) вызвана -путани-'

цей, которую допускает критик, не различая материального объекта (

в структуре общественного отношения и предмета преступления. Бес-'

спорно, что каждое и всякое  общественное отношение имеет свой

субстрат — материальную или идеальную ценность, па поводу кото­

рой оно возникло и существует.  Но далеко не всякое преступление

совершается путем воздействия на эту сторону общественных отно­

шений. Это положение признает и сам В. К. Глистин, утверждая на

с. 97, что «изменение содержания общественного отношения не обя­

зательно сопровождается причинением вреда всем его элементам» и

что  изменение отношения  возможно «без воздействия на предмет

или субъект».

100          •               -

 

в сфере объекта преступления и повреждения предмета37. Общественное отношение как объект преступного пося­гательства в своем индивидуальном проявлении может быть изменено или ликвидировано вовсе. Только в этом смысле и можно говорить о причинении вреда объекту. Поскольку объект преступления — это общественное от­ношение, то оно может быть нарушено или уничтожено, * "Не меняет сути дела тот факт, что нарушенные общест­венные отношения во многлх случаях восстанавливаются и причиненный преступлением имущественный вред воз­мещается. При совершении других преступлений, таких, например, как убийство, оскорбление и некоторые дру­гие преступления против личности, а также при совер­шении некоторых преступлений против порядка управле­ния нарушенные общественные отношения не могут быть восстановлены и прининенный этими деяниями вред возместить невозможно.

Особенности предмета преступления, напротив, со­

стоят в том, что преступление в большинстве случаев не

причиняет ему вреда38. Например, при хищении имуще­

ства похищенная вещь не терпит никакого вреда и про­

должает выполнять свое социальное назначение, удов­

летворяя потребности ее нового обладателя. В отличие

^бт объекта предмет преступного посягательства повреж­

дается лишь в виде исключения. Такое исключение со­

ставляют случаи уничтожения или повреждения вещей,

документов, бланков, печатей, зданий, сооружений,

лесных массивов, посевов и других материальных

объектов.              •

Наиболее существенный и специфичный признак пре­ступления— причинение неустранимого или трудноуст­ранимого социально опасного вреда. При отсутствии это­го свойства деяние не должно признаваться преступле­нием. Если причиняемый определенным поведением социальный, хотя бы и опасный, вред можно легко устра­нить, то ответственность   причинителя должна быть не

37 Под вредом, причиняемым объекту преступления, понимаются те Изменения, которые производит преступление в общественных от­ношениях.

** Утверждение о том, что предмет преступления всегда подвер­гается изменению (см.: Курс советского уголовного права. Часть Общая. ЛГУ, 1968, т. 1, с. 306), на наш взгляд, необоснованно. При совершении хищений, спекуляции и некоторых других преступ­лений изменяются только общественные отношения.

'               101

 

уголовно-правовой. Например, незаконным захватом земли, самовольным строительством причиняется такой вред, который может быть легко устраним с явно невы­годными последствиями для его причинителя. Потому борьба с такими посягательствами может быть достаточ­но эффективной и административными или гражданско-правовыми мерами.

Причиняемый предмету преступления вред характе­ризуется физическим уничтожением иди повреждением предмета, вещи. Наряду с уничтожением или поврежде-. нием предмета, изменяются либо вовсе аннулируются соответствующие общественные отношения, ибо отноше­ния не могут существовать вне и-независимо от вещей39.

При этом следует различать физическое повреждение

или уничтожение вещи, предмета в целом или в какой-

либо его части, которое затрудняет или вовсе прекра­

щает ее существование (функционирование), и причине­

ние социального вреда путем уничтожения или повреж­

дения вещи, предмета в виде материального, имущест­

венного ущерба или вреда здоровью, жизни, хозяйству,

управлению и т. п.              '

Причиняемый объекту посягательства вред носит со­циальный характер и выражается в изменении или лик­видации общественных отношений. Вред, причиняемый преступлением предмету посягательства, носит чисто физический характер и заключается в физическом унич­тожении или повреждении предмета, вещи, животного, растения. Из этого можно сделать вывод, что в системе преступных последствий причинение вреда предме­ту преступления является факультативным результа­том деяния, тогда как причинение вреда объекту — из­менение общественных отношений — является обязатель­ным признаком преступления.

Таким образом, не вещь сама по себе, а вещь как со­вокупность сторон, свойств общественного отношения охраняется правом, и воздействие на эту вещь.причиня­ет социально опасный вред в сфере этих общественных отношений. Без конкретизации этих отношений невоз­можно определить ни сути посягательства, ни его обще­ственной опасности, как и дать ему правильную соци­ально-политическую и юридическую оценку.

39 См.: У е и о в А. И., с. 70. 102

 

В то же время необходимо выделить, установить, конкретизировать и предмет преступления, так как одна и та же вещь может быть выражением различных об­щественных отношений40. Преступное воздействие їга один и тот же материальный объект может причинять вред различным общественным отношениям и потому иметь различное уголовно-правовое значение. Напри­мер, воздействие на транспортные средства может быть ~и их хищением, и угоном, и уничтожением либо повреж­дением, и самоуправством41.

Существенным свойством предмета преступления, его особенностью является его конкретность. Предметом оп­ределенного посягательства может быть не всякое иму-

-               щество и не имущество вообще, а конкретная вещь, имею­

щая наименование, вес, цвет, размер, стоимостей т. п.,

не вообще человек, а конкретное лицо определенного воз­

раста, пола, национальности, фамилии, не вообще доку­

мент, а паспорт Иванова П. Д., диплом Петрова И. В.

и т. д.

у     Изложенное позволяет заключить, что предмет пре-4 ступления — это конкретный материальный объект, в ко­тором проявляются определенные стороны, свойства об­щественных отношений  (объекта преступления), путем физического или психического воздействия на который -причиняется социально опасный вред в сфере этих об-' щественных отношений. """    В философии предметом называется отдельная часть,

-               единица существующего, все то, что может находиться

в отношении или обладать каким-либо свойством. Пред­

меты могут быть материальными или идеальными  (по­

нятия, суждения и т. п.). Для уголовно-правовой практи­

ки такое тюнимание предмета, на наш взгляд, неприем­

лемо. Прежде всего потому, что на идеальные предметы

(идеи,   суждения,   понятия)- нельзя   оказать   прямое,

^      , *° Авторы учебника по  уголовному  праву ГДР  отмечают, что €■* одном предмете  могут найти свое  выражение  многие  объекты. Благодаря этому воздействие на один предмет может быть направле­но на многие объекты -(Lehrbuch des Strafrechts der DDR, S. 324). 41 В. А. Владимиров обоснованно считает, что «отнюдь не свой­ства и характер похищенного имущества, а те общественные отно­шения, которые оно выражает, т. е. объект, а не предмет лежит в ос-вове правовой оценки (квалификации) совершенного преступления» (Владимиров  В. А. Квалификация преступлений против личной •-   собственности. М., 1968, с. 21).

103

 

непосредственное преступное воздействие с целью изме­нения определенных общественных отношений. Кроме того, при совершении многих преступлений социальная ценность как предмет, ради которой совершается такое деяние, находится не в сфере объекта посягательства, а в сфере иных общественных отношений. Например, злостное уклонение от уплаты алиментов посягает на отношения по коммунистическому воспитанию детей. Предметом этих отношений в философском смысле является идея коммунистического воспитания как соци­альная ценность. Однако не трудно увидеть, что данное преступление совершается не по поводу этой ценности, а по поводу ценностей материальных, находящихся в сфере отношений собственности. Идея воспитания в данном случае не подвергается непосредственному преступному воздействию, преступление совершается не но ее поводу, потому она как предмет не имеет иного уголовно-правового значения, кроме того, что характе­ризует одну из сторон объекта преступления. В силу этого идеальные предметы не могут быть предметами преступления42. Предмет преступления — это матери-, альная сторона объекта, на которую оказывается пре­ступное воздействие, но это не сам объект преступления. Многие общественно опасные деяния совершаются путем определенного воздействия на предмет преступ­ления. Установление в каждом конкретном случае пред­мета преступления позволяет более полно уяснить объ­ект преступления и его общественную опасность, облег­чает квалификацию деяния, способствует осуществлению правосудия.