§ 1. Определение : Общая теория квалификации преступлений - В.Н. Кудрявцев : Книги по праву, правоведение

§ 1. Определение

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 
РЕКЛАМА
<

1. Квалификация преступления—одно из важнейших понятий науки уголовного права, широко применяемое в практической деятельности органов юстиции.

Квалифицировать (от латинского qualis—ячество) —• значит относить некоторое явление по его качественным признакам, свойствам к какому-либо разряду, виду, категории. В области права квалифицировать — значит вьгбрать ту правовую норму, которая предусматривает данный случай, иными сло!вам,и— подвести этот случай под некоторое общее правило. Квалифицировать преступление— значит дать ему юридическую оценку, указать соответствующую уголовно-правовую норму, содержащую признаки этого .преступления. «Квалификация преступления,— писал А. А. Герщензон,— состоит в установлении соответствия данного конкретного деяния признакам того или иного состава преступления, предусмотренного уголовным законом»1.                               ,

В юридических документах 'квалификация преступления выражается в виде готовой оценки совершенного деяния. Вполне понятно, однако, что эта оценка появляется лишь в результате сложной, подчас длительной и кропотливой работы органа дознания, следователя, про-

1 А. А. Гeip цензом, Квалификация преступления,. М., 1947, стр. 4. Сходные 'определения дают и другие авторы (А. Н. Т р аи я и я, Общее учение о составе преступления, 1957, стр. 6; А. А. Пионт-ковский и В. Д. Меньшагип, Курс советского уголовного права. Особенная часть, т. I, M., 1955, сир. 32; «Советское уголовное право. Часть Особенная», М., 1964, стр. 10; «Уголовное право. Часть Общая», М, 1969, стр. 99, и др.), Ом. также «Юридический словарь», т. I, M., 1956, стр. 426.

 

>>>7>>>

курора и суда; она .предполагает глубокое изучение фактических обстоятельств дела, толкование смысла закона, выбор соответствующей нормы, сопоставление закрепленных в ней признаков преступления с признаками фактически совершенного деяния и, наконец, построение вывода, который закрепляется в том или ином правовом документе.

В связи с этим можно сказать, что понятие квалификации преступления имеет два значения: 1) процесс установления признаков того или иного преступления в действиях лица и вместе с тем 2) результат этой деятельности судебных и прокурорских органов — официальное признание и закрепление в соответствующем юридическом акте (постановлении следователя или органа дознания, обвинительном заключении, судебном приговоре или определении) обнаруженного соответствия признаков совершенного деяния уголовно-правовой норме1.

Г. А. Левицкий справедливо отмечал, что «квалификации преступления только на первый взгляд присуща статичность. В действительности эта статичность является относительной. Лишь будучи закрепленной в судебном приговоре, вступившем в законную силу, квалификация преступления становится устойчивой»2.

Рассматривая квалификацию преступления как процесс и как результат, необходимо иметь в виду их тесную взаимосвязь. Процесс выбора уголовно-правовой нормы завершается закреплением установленного соответствия в юридическом акте суда или органов предварительного расследования: правильная квалификация преступления, понимаемая как юридическая оценка совершенного деяния, немыслима без определенной деятельности по обнаружению такого соответствия. Подчеркнуть связь и единство этих аспектов, может быть, более важно, чем отметить их различие. Поэтому в определении понятия квалификации, по нашему мнению, целесообразно совместить оба его значения и определить квалификацию преступления

1  Н. Г. Александров   различает   акт  применения   -нормы права «как действие соответствующего исполнительного органа и акт —документ, в мотором это действие получает объектмрованное 1ВЫ!ра.же-

>• ние» (Н. Г. Александров, Применение норм советского социалистического права, М., 1958, стр. 9). См. также «Советское уголовное право. Часть Особенная», М., 1964, стр. 10.

2  Г. А. Л е в и ц к и й,   Квалификация преступления  (общие вопросы), «Правоведение» 1962 г. № 1, стр. 144.

 

>>>8>>>

как установление и юридическое закрепление точного соответствия между признаками совершенного деяния и признаками состава преступления, предусмотренного уголовно-правовой нормой.            i

Приведенное определение характеризует квалификацию преступления как правовое явление. Однако процесс квалификации имеет и другие аспекты. Важнейшие из них— психологический и логический.

С точки зрения психологии квалификация преступления есть мыслительный процесс, связанный с решением определенной задачи. Анализ особенностей этого процесса, которому мы уделяем определенное место в данной книге (см. гл. VI и др.), помогает сделать его более продуктивным, избежать довольно часто встречающихся ошибок. Такую же цель преследует изучение логических фор!М квалификации. При этом квалификацию можно рассматривать в качестве определенной операции, производимой ио соответствующим правилам логики. 'Как пишет известный польский дроф. И. Андреев в книге «Установление признаков преступления», «юридическая квалификация является совокупностью мыслительных приемов, подчиненных законам логического мышления»1.

Квалификация преступления, являющаяся на первый взгляд технической операцией, в действительности имеет глубокий социально-политический смысл. «Правильно квалифицировать преступление — значит с марксистско-ленинских партийных позиций, с позиций советского закона оценить юридическую и, следовательно, общественно-политическую сущность этого преступления, установить его соответствие той правовой норме, которая описывает в типовом виде подобное деяние. Правильно квалифицировать преступление — значит свято соблюдать все предписания уголовного закона, отражающего коллективный разум и волю трудящихся, политику Коммунистической партии и Советского правительства»2.

2. Уголовно-правовая квалификация — частный случай юридической квалификации. Действие или бездей-

1  I.   And re jew,   Roapoznanie  znamion przest e;pstwa, Warsza-wa, 1968, str. 33.

2  Г. А. Левицкий,   указ. статья,   стр.  143.   См. также П. Е. Недбайло,    Применение   советских   правовых   норм,   М.,    1960, стр. 260 и след.

 

>>>9>>>

ствие человека может быть квалифицировано как гражданский деликт, административное правонарушение, дисциплинарный проступок, уголовное преступление и т. д Когда мы, например, говорим студенту: «То, что Вы сейчас делаете, называется списыванием у товарища»,— мы тоже квалифицируем поступок, применяя, однако, ■нормы не лрава, а нравственности и языковые нормы. Для квалификации же преступления обязательным условием является ссылка на норму уголовного закона.

Однако не всякая ссылка на норму уголовного законодательства может рассматриваться как квалификация преступления.

Советское уголовное за1конодател^стео_1к^люч_а^т_нор-мы разли'чного^типа^^Некото^ые нормы вовсе не содержат описания каких-либо п р иэн¥ков""прёступлёнйй~~(н а -пример, ст. 21 0сШъу?шштю?ъ-ъъкхШ6$х$т^1^ъа Союза ССР и союзных республик, определяющая виды наказаний). Естественно, что подобные нормы для квалификации преступления неприменимы.

Другие кормы содерЖ1ат лишь общие признаки преступного деяния. Например, ст. 8 Основ уголовного [законодательства дает определение умысла. Статья 7 УК РСФСР характеризует несколько элементов преступления; (объект, объективную сторону). Мы нередко используем подобные общие оценки,'—(например, говорим: «Насилие над личностью — это преступление». Очевидно, что с юридической точки зрения подобная оценка деяния недостаточна: она слишком неконкретна.

Наконец, третья группа норм устанавливает признаки преступления определенного вида. Например, ст. 102 УК РСФСР1 определяет понятие умышленного убийства, совершенного при отягчающих обстоятельствах.

Применение каких из этих норм отвечает требованиям, предъявляемым при квалификации преступления? Ответить на этот вопрос можно, только исходя из целей, •которые преследуются квалификацией.

В квалификации преступления находит проявление важнейший принцип советского уголовного права—персональной ответственности лица за конкретное деяние,

1 Здесь и далее имеются в виду также соответствующие нормы УК Других союзных .республик.

 

>>>10>>>

предусмотренное законом. Согласно ст. 3 Основ уголовного законодательства, уголовной ответственности и наказанию подлежит только лицо, виновное в совершении преступления, т. е. умышленно или по неосторожности совершившее предусмотренное уголовным законом общественно опасноедеяние. Для того чтобы привлечь виновного к уголовной ответственности и применить меру наказания, необходимо точно указать, какой закон им нарушен, какое преступление совершено. Эта задача и выполняется посредством квалификации преступления.

Когда лицо совершает преступление, возникает определенное правовое отношение, содержание которого заключается в праве Советского государства применить к виновному уголовное наказание и в обязанности преступника это наказание отбыть1. Совершение преступления — это тот юридический факт, который порождает указанное правовое отношение; прекращается же оно в результате отбытия наказания виновным или освобождения его от наказания2.

Возможность применения наказания ,к преступнику возникает, с правовой точки зрения, уже с момента совершения преступления. Однако чтобы практически применить меру наказания, необходимо официально признать и зафиксировать это уголовно-правовое отношение, т. е. установить юридический факт, его породившей:,— событие преступления, установить субъекта уголовно-правового отношения — лицо, виновное в совершении преступления, а также определить конкретное содержание данного отношения, т. е. выяснить, какой уголовно-правовой нормой оно предусмотрено. Эти задачи выполняются органами предварительного расследования и судом в уголовном процессе, которые в ряде процессуальных документов фиксируют выявленное уголовно-правовое отношение в виде определенной квалификации совершенного деяния.

1  См. А. А. Л и он тк овс к и и,   Учение о преступлении сто советскому уголовному праву, М., 1961, стр. 106; А. А. Ривлин,   Об уголовно-правовых и уроловио^прощеооуальныэс отношениях, «Правоведение» 1959 г. № 2, и др.

2  Или, как полагают некоторые, в результате етятия или погашения судимости.

!0

 

>>>11>>>

«Виновность всегда конкретна. Для того чтобы осудить человека и применить к нему нака1зание, советский суд должен установить факт совершения преступления, установить, какое именно преступление совершено, и выявить виновность обвиняемого именно в этом преступлении»1. Это положение науки советского уголовного права в полной мере разделяется судебной и прокурорской практикой. «По общему смыслу советского уголовного законодательства,— указывалось еще в постановлении Пленума Верховного Суда СССР от 12 июля 1946 г.,— наказание может быть назначено судом лишь в случае признания подсудимого виновным в совершении определенного преступления»2.

Квалификация преступления означает/подведение его под норму того уголовного закона, который предусматривает признаки совершенного преступления в наиболее конкретной форме. Такой нормой, как известно, является норма Особенной части. Как пишут авторы учебника по уголовному праву под редакцией профессоров Загород-никова Н- И. и Кириченко В. Ф., «квалификация преступлений означает .применение статей Особенной части советского уголовного права в результате установления соответствия признаков совершенного общественно-опасного деяния признакам конкретного преступления, предусмотренного одной из статей Особенной части уголовного кодекса»3.

Это правильное в своей основе определение нуждается, однако, в некоторых уточнениях. В частности, возможно применение отдельных уголовных законов, не вошедших в Уголовный кодекс. Кроме того, статьи Особенной части содержат признаки не «конкретного преступления», а состава, т. е. обобщенные признаки преступления определенного вида. Как мы увидим далее, квалификация преступления обязательно предполагает использование если не всех, то значительной части норм О|бщей части уголовного законодательства (например, относительно признаков субъекта .преступления).

1  Т.  Л. Сергеева,   Вопросы  виновности и  вины  в  практике Верховного Суда СССР я о уголовным делам, М.— Л., I960, стр. 35.

2  «Сборник   действующих   .постановлений   Пленума   Верховного Суда СССР, 1924—1951 гг.», ML, 1952, стр. 74.

3  «Уголовное право. Часть Особенная», М., 1968, стр. Н.

11

 

>>>12>>>

Поэтому, говоря о применении для квалификации нормы Особенной части, мы допускаем некоторую условность. При квалификации преступления мы действительно ссылаемся в приговоре (определении, постановлении по конкретному уголовному делу) на статью Особенной части УК. То же обстоятельство, что при этом были использованы и .некоторые нормы Общей части, нами подразумевается1.

Имея в виду сказанное, мы должны сделать еще два замечания.

Первое состоит в том, что не все статьи Особенной части предусматривают признаки определенных видов преступлений. Такова, например, ст. 236 УК РСФСР. В этой статье определяются пределы действия гл. XI УК («Преступления, составляющие пережитки местных обычаев»). Признаков какого-либо преступного деяния она не описыва-ет и санкции не имеет. Общий характер носят также ст.ст. 101 («Преступления против государственной или общественной собственности других социалистических государств»), 151 («Преступления против собственности объединений, не являющихся социалистическими организациями»), 237 («Понятие воинского преступления») и некоторые другие статьи УК.

Можно ли ссылаться на такие статьи при квалификации преступлений? Да, но лишь в тех случаяк, когда они в какой-либо мере дополняют, уточняют или конкретизируют признаки преступления, содержащиеся в других статьях Особенной части. Так, ст. 144 УК о краже личного имущества граждан, когда она применяется вместе со ст. 151 УК, приобретает особое содержание: из подобной квалификации видно, что речь идет о хищении имущества, принадлежащего несоциалистическому объединению.

Когда же подобная общая (или, точнее, родовая) норма ничем не дополняет норм Особенной части, то ссылка

s ' Поэтому более точным представляется утверждение, что при квалификации устанавливаются «асе без исключения признаки, которые описаны или подразумеваются в диспозиции статьи Особенней части, соответствуют требованиям норм Общей части и в своей совокупности образуют конкретный состав преступления» («Угалошное право. Часть Особенная», М., 1966, стр. 10. Ом. также «Уголовное право. Часть Общая», М., 1969, стр. 101).

12

 

>>>13>>>

на нее при квалификации не вызывается необходимостью. Такова, например, ст. 237 УК РСФСР.

■Нормы, помещенные законодателем в Общей части УК, по общему правилу, содержат такие признаки преступления, которые касаются всех или большинства преступных деяний, предусмотренных Кодексом. Поэтому ссылаться на них при квалификации можно лишь в сочетании со статьями Особенной части.

Типичным примером квалификации преступления с использованием статей как Общей, так и Особенной части является привлечение лица к уголовной ответственности за неоконченное .преступление, а также за соучастие.

В статьях Особенной части законодатель, как правило, описывает оконченное преступление, совершенное исполнителем1. Однако уголовную ответственность влечет и неоконченное преступление (приготовление, покушение), а также соучастие в преступлении. Статьи 15 и 17 УК РСФСР дополняют в этом отношении нормы Особенной части, и поэтому также указываются при квалификации содеянного в тех случаях, когда совершено неоконченное преступление -или имело место соучастие2.

Сказанное дает возможность сделать вывод, что при квалификации преступления должна быть указана: а) соответствующая статья (пункт, часть статьи) Особенной части Уголовного кодекса, предусматривающая данный вид преступления, или б) уголовный закон, содержащий диспозицию и санкцию, но не вошедший в Уголовный кодекс (статья, часть, пункт этого закона или Указа), а также ib случае необходимости в) статья (часть, пункт статьи) Общей части Уголовного кодекса, устанавливающая наказуемость приготовления, покуше-

1  «В Особенной части  Уголовного кодекса  определяется ответственность   именно  аа   оконченные  преступления   и  соответственно сформулированы составы преступлений»  (Н. Д. Дурманов,   Стадии совершения преступления по советскому уголовному праву, М., ■1966, стр. 28).

2  В принципе возможны ссылки я на некоторые другие статьи Общей части. Например, ст. 8 УК. РСФСР  («Совершение преступления умышленно»)  могла бы указываться в сочетании с теми статьями  Особенной  части, которые допускают  различные формы виновности   (например,  при транспортных преступлениях),  для  указания на то, что в данном случае преступление было умышленным,  а не неосторожным.

13

 

>>>14>>>

ния или соучастия в совершении определенного преступления либо иным образом дополняющая или конкретизирующая норму Особенной части УК (при этом на статью Общей части следует ссылаться лишь в сочетании со статьей Особенной части)1.

3. Далее следует рассмотреть вопрос о таких нормах, которые хотя и помещены в уголовном законодательстве и содержат признаки конкретного деяния, но не характеризуют его как преступление.

В УК РСФСР к ним могут быть отнесены, например, пункты <«б» ст.ст. 239, 241, 243, 244, 250 и других статей гл. XII УК РСФСР.

В эт.их пунктах предусмотрены признаки воинских дисциплинарных проступков, а не преступлений, поэтому ссылки на указанные пункты не могут рассматриваться в качестве уголовно-правовой квалификации.

Иначе должен решаться вопрос применительно к тем случаям, когда норма указывает на признаки преступления, но допускает по тем или иным причинам освобождение лица от уголовной ответственности или наказания.

Например, ст. 51 УК РСФСР устанавливает, что лицо, впервые совершившее побои, может быть освобождено от уголовной ответственности и наказания с передачей дела на рассмотрение товарищеского суда. Соответственно ч. 2 ст. 112 УК допускает применение за побои мер общественного воздействия.

В случае если органы следствия или суд найдут возможным передать на рассмотрение товарищеского суда дело о побоях, прекратив' его в уголовном порядке, в соответствующем документе должно быть указано, что виновный совершил - преступление, предусмотренное ч. 2 ст. 112 УК. Эта квалификация будет уголовно-правовой, иесмоиря на то что не будет применена санкция уголовного закона.

Точно так же уголовно-правовая квалификация может повлечь за собой применение ст.ст. 50   («Освобождение

1 Статьи J/K, предусматривающие ссылочные санкции, разумеется, могут быть применены для квалификации, так как они при по-оредстве других норм содержат указание на определенную меру наказания. Например, такова ст. 72 УК РСФСР («Организационная деятельность, направленная к 'совершению особо опасных государственных преступлений, а равно участие в антисоветской организации»).

14

 

>>>15>>>

от уголовной ответственности и наказания»), 52 («Освобождение от уголовной ответственности с передачей виновного на -поруки»), чч. 3 и 4 ст. 10 («Ответственность несовершеннолетних») и некоторых других статей Общей и Особенной части УК, допускающих при определенных условиях освобождение от наказания и уголовной ответственности лиц, совершивших преступления.

4. Квалификация преступлений может'быть легальной и доктринальной). Официальный характер и юридическую силу по конкретному уголовному делу имеет лишь та квалификация преступления, которая производится следственными, судебными и прокурорскими органами. Этого, разумеется, нельзя сказать о так называемой доктринальной или научной квалификации, которая предлагается в юридической литературе или дается отдельными лицами в порядке выражения своего мнения по тому или иному уголовному делу. В дальнейшем, говоря о квалификации преступления, мы имеем в виду только легальную квалификацию, т. е. ту, которая производится органами дознания, следствия, прокуратуры или судом в установленном законом порядке.