§ 3. Квалификация при изменении фактических материалов дела : Общая теория квалификации преступлений - В.Н. Кудрявцев : Книги по праву, правоведение

§ 3. Квалификация при изменении фактических материалов дела

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 
РЕКЛАМА
<

1. Значение точного установления фактических обстоятельств для правильной квалификации содеянного постоянно подчеркивается в решениях, выносимых высшими судебными органами СССР и союзных республик. «Неполнота исследования обстоятельств, имеющих существенное значение для квалификации преступления,— основание к возвращению дела на доследование»3; «Отвергая факты, обосновывающие квалификацию преступления по приговору, кассационная или надзорная инстанция не может оставить без изменения эту квалификацию»4; «Приговор не может быть признан правильным, если остались неисследованными существенные обстоятельства, от выяснения которых зависит решение вопроса о доказанности вины и квалификация преступления»5,— под этими и другими заголовками, публиковались многочисленные определения, в которых обращалось внимание на то, что квалификация преступления должна полностью соответствовать фактам, установленным при расследовании и судебном рассмотрении уголовного дела.

Изменение фактических материалов дела в том смысле, как оно нами рассматривается в данной главе, является, конечно, условным термином. Г. А. Левицкий справедливо  отмечал:   «Реальность  бытия   фактических

1  М. И. Б л у м, А. А. Т и л л е, Обратная сила закона, стр. 134.

2  Противоположное мнение высказано Л. Зайцевым, И. Тышкевичем и И. Гореликом в статье «Действуют ли промежуточные уголовные законы?»  («Советская юстиция» 1966 г. № 1, стр. 6—8).

3  «Бюллетень Верховного Суда СССР» 1970 г. № 2, стр. 43. 14 «Бюллетень Верховного Суда СССР» 1958 г. № 1, стр. 14.

6 «Бюллетень Верховного Суда СССР» 1971 г. № 1, стр. 25.

22. Заказ 3846                                                                                                                 337

 

>>>338>>>

обстоятельств не зависит от нашего сознания... Все эти обстоятельства, отражающие реальные изменения, происходящие в объективном мире, носят необратимый характер»1.

Поэтому под «изменением фактических материалов дела» мы понимаем в действительности лишь изменение тех сведений о фактах, которыми располагают следователь, прокурор или суд, квалифицируя преступление. Говоря ниже об «изменении фактов» по делу, мы допускаем такое выражение только для упрощения изложения.

Какие же изменения в сведениях о фактах по делу могут произойти и как они отражаются на квалификации преступления?            , '

Во-первых, данные, положенные в основу квалификации, могут отпасть полностью (или хотя бы частично, но таким образом, что оставшиеся факты не образуют никакого состава преступления). Например, в суде выяснилось, что обвинение во взяточничестве основывалось исключительно на ложных показаниях свидетеля. В подобных случаях суд выносит оправдательный приговор (за отсутствием состава преступления или за недоказанностью участия обвиняемого в совершении преступления). Кассационная и надзорная инстанции по этим же основаниям прекращают дело производством. Прежняя квалификация  отпадает,  теряет  юридическое  значение.

В том случае, если подсудимый обвинялся в нескольких преступлениях и обвинение в некоторых из них не подтвердилось, в резолютивной части приговора суда «формулируется соответствующее решение о признании подсудимого виновным по одним статьям и об оправдании по другим статьям»2.

2. Во-вторых, фактические данные могут измениться. При этом возможны следующие три случая:

А) Материалы, на которых была основана квалификация, изменяются несущественным (сточки зрения ква-

1  Г. А. Левицкий, О некоторых теоретических вопросах квалификации преступлений, «Вестник ЛГУ» 19(62 г. № 23, стр. 83.

2  Постановление  Пленума  Верховного Суда СССР  от 30 июня 19G9 г. «О судебном приговоре»  («Сборник постановлений Пленума Верховного Суда СССР, 1924-4970», стр. 520—521).

338

 

>>>339>>>

лификации) образом. Например, из трех эпизодов растраты государственного имущества в суде подтверждены два. Это не меняет квалификации по ч. 2 ст. 92 УК РСФСР (растрата, совершенная повторно). «Если это не влечег изменения квалификации содеянного, суду достаточно в описательной (описательно-мотивировочной, мотивировочной) части приговора с приведением надлежащих мотивов сформулировать вывод о признании обвинения в этой части необоснованным»1.

Суд кассационной инстанции в аналогичном случае должен «исключить часть (эпизод) обвинения»2.

Увеличение числа эпизодов преступления также иногда может не влиять на квалификацию (если это не создает другого отягчающего признака), тем не менее суд уже не вправе указать на hhxi в приговоре, а должен направить дело на доследование для предъявления обвинения, хотя и по той же статье УК, но с включением в него новых эпизодов и поэтому более тяжкого.

Б) Материалы дела изменились таким образом, что требуется переквалификация части обвинения на более мягкий закон, причем на такой, который уже был предъявлен по данному делу в другой части обвинения. Например, на предварительном следствии лицу было предъявлено обвинение в хищении государственного имущества путем присвоения (ч. 1 ст. 92) и халатности (ст. 172), выразившейся в том, что он не контролировал работу подчиненных ему материально ответственных лиц. В суде же выяснилось, что первый эпизод также представляет собой халатность: подсудимый не присваивал имущество, а не проявил необходимой настойчивости в обеспечении его хранения, и оно пришло в негодность.

Строго говоря, действия обвиняемого с ч. 1 ст. 92 необходимо было бы переквалифицировать на ст. 172 УК (халатность). Но ст. 172 также ему предъявлена. Очевидно, в этом случае суд при вынесении приговора укажет,

1 Постановление Пленума Верховного Суда СССР от 30 июня 1969 г. «О судебном приговоре» («Сборник постановлений Пленума Верховного Суда СССР, 1924—1970», стр. 521).   ,

? Постановление Пленума Верховного Суда СССР от 17 декабря 1971 г. «О практике рассмотрения судами уголовных дел в кассационном порядке» («Бюллетень Верховного Суда СССР» 1972 г. № 1, стр.8).

22*                                                                                                                    339

 

>>>340>>>

что действия обвиняемого, не обеспечившего должного хранения имущества, подлежат переквалификации на ст. 172, и исключит из обвинения ст. 92 УК, мотивировав это тем, что все содеянное охватывается ранее предъявленной ст. 172 УК.

Изменим этот пример. Предположим обратное: суд установил, что оба эпизода являются присвоением имущества. Может ли суд принять в приговоре такое решение: исключить более мягкую статью, охватив все содеянное более строгой (оставить ст. 92 вместо двух статей — 92 и 172 УК)?

На этот вопрос следует ответить отрицательно. На первый взгляд кажется, что для подсудимого при всех условиях лучше, если вместо двух статей он будет осужден по одной. Однако это только внешнее впечатление. Не следует упускать из виду, что если в первом случае он был бы осужден по двум разным статьям за два разных преступления, одно из которых является менее тяжким, то во втором случае, хотя и по одной статье, ему вменяются тоже два преступления, причем обвинение усилилось по существу (два эпизода присвоения вместо одного). Следовательно, в тех случаяхЛкогда уменьшение числа статей УК при переквалификации может в действительности ухудшить положение обвиняемого, суд обязан вернуть дело на доследование и не вправе принять в приговоре решение о переквалификации.

Как быть, если исключение статьи производится при рассмотрении дела в кассационном или надзорном порядке? Так как по этой статье лицу было назначено наказание, исключение статьи, очевидно, повлечет и изменение размера наказания. Если эпизод, ранее квалифицированный как присвоение, в действительности охватывается статьей о халатности, он должен влечь наказание по этой статье. Но так как по ней теперь уже квалифицируется не один эпизод, а два, наказание может быть повышено. Это, на наш взгляд, не противоречит закону.

Представим себе, что за присвоение виновный был осужден к четырем годам лишения свободы, за халатность — к двум годам и по совокупности преступлений с применением принципа поглощения — к четырем годам. Теперь первый эпизод также расценивается как халатность. По ст. 172 за него должно быть назначено наказание. Раздельное назначение мер наказания за каждый

340

 

>>>341>>>

эпизод одного и того же преступления (в данном случае халатности) не соответствует требованиям закона. Халатность, состоящая в данном случае из двух эпизодов, должна расцениваться как единое преступление. Следовательно, мера наказания за халатность «должна» быть пересмотрена. По нашему мнению, она может быть изменена в пределах санкции ст. 172, в том числе и в виде трех лет лишения свободы. Важно лишь, чтобы окончательная мера наказания не стала выше той, которая ранее была назначена этому лицу по совокупности преступлений. Данный случай прямо не урегулирован законом. Однако, по нашему мнению, изложенные соображения соответствуют некоторым руководящим разъяснениям Пленума Верховного Суда СССР от 17 декабря 1971 г. «О практике рассмотрения судами уголовных дел в кассационном порядке». В п. 18 этого постановления говорится: «Переквалифицируя одно из преступлений, входящих в совокупность, на статью закона, предусматривающую менее тяжкое преступление, и назначая по этой статье новое, более мягкое наказание, вышестоящий суд вправе перейти от принципа поглощения назначенных наказаний, примененного судом первой инстанции, к принципу сложения ... при условии, что наказание, назначенное им окончательно, не будет превышать размера наказания, определенного приговором»1.

В) Более сложными являются такие изменения материалов дела, при которых содеянное требует переквалификации на иную статью или несколько статей Уголовного кодекса, ранее обвиняемому не предъявлявшихся.

Как известно, суд не вправе увеличить объем обвинения или применить более строгий закон. Уголовно-процессуальный закон (ст. 348 УПК РСФСР) устанавливает, что дело должно быть направлено для дополнительного расследования ввиду «необходимости предъявления более тяжкого обвинения или обвинения, существенно отличающегося по фактическим обстоятельствам от первоначально предъявленного».

Приведенная норма гарантирует право обвиняемого на защиту и способствует достижению судом объективной истины по делу. Переквалификация в суде действий

1 «Бюллетень Верховного Суда СССР» 1972 г. № I, стр. 10.

341

 

>>>342>>>

подсудимого на более тяжкий уголовный закон или на статью, предусматривающую иные фактические обстоятельства дела, лишает его возможности полноценно использовать свои права, грубо нарушает процессуальный порядок установления истины по делу и, следовательно, порождает опасность -принятия решения, ошибочного по существу.

Эти соображения, на наш взгляд, позволяют более подробно проанализировать требования закона. Рассмотрим основные случаи, когда переквалификация преступления судом на иную статью не допускается.

Первый случай — применение более тяжкого уголовного закона. Например, переквалификация преступления со статьи об умышленном легком на статью о тяжком телесном повреждении.

Второй случай — расширение фактического объема обвинения. Например, вменение трех эпизодов хищения государственного имущества вместо двух.

Третий случай — применение хотя и более мягкого по санкции закона, но такого, который предусматривает ответственность аа преступление, существенно отличающееся по своим признакам от ранее инкриминированного. Например, переквалификация со статьи о грабеже на статью о мошенничестве.

Нетрудно сделать вывод, что соответственно переквалификация в суде допустима в трех вариантах:

а)   применяется  более мягкий закон без изменений в объеме обвинения    (например,    переквалификация с ч. 3 на ч. 2 ст. 89 УК ввиду того, что виновный ранее судом не был признан особо опасным рецидивистом];

б)   сокращается объем обвинения и применяется более мягкий закон (вместо статьи о повторной краже суд, исключив один эпизод, переходит .на статью о краже, со-

__ вершенной впервые);

в)   применяется более мягкий закон ввиду изменения в характере обвинения (со статьи о тяжких телесных повреждениях суд переквалифицирует содеянное на статью об умышленном нанесении побоев).

Суммируя эти случаи, Пленум Верховного Суда СССР указывал: «В случае необходимости квалифицировать отдельные эпизоды преступления по статье закона, по которой подсудимому не было предъявлено обвинение, суд должен исходить из того, что такое изменение квали-

342

 

>>>343>>>

фикации допустимо лишь при условии, если действия подсудимого, квалифицируемые по новой статье закона, вменялись ему в вину при предании суду, не содержат признаков более тяжкого преступления и существенно не отличаются по фактическим обстоятельствам от обвинения, по которому он был предан суду, а изменение обвинения не ухудшает положение подсудимого и не нарушает его права на защиту»1.

Раскрывая понятие «существенно не отличаются по фактическим обстоятельствам», следует, по нашему мнению, признать, что недопустима переквалификация при таком изменении в характере обвинения, при котором «новое преступление» содержит хотя бы один признак, отсутствовавший в составе того преступления, которое было ранее инкриминировано. Иными словами, объем обвинения никак нельзя расширять.

Поэтому можно, например, переквалифицировать действия лица со статьи о телесном повреждении на статью о побоях (если побои были ранее вменены лицу хотя бы как часть обвинения в нанесении телесных повреждений), но нельзя перейти со статьи о грабеже на статью о мошенничестве, так как последняя содержит признаки (обман, злоупотребление доверием), вовсе отсутствовавшие в ранее предъявленной статье "УК (несмотря на то, что мошенничество наказывается мягче, чем грабеж).

Как правило, более тяжкое па характеру обвинение— одновременно и более суровое по санкции вменяемого закона. Однако из этого общего правила встречаются и исключения. В действующем уголовном законодательстве есть несколько норм, находящихся между собой в таком соотношении, что более тяжкое по характеру обвинение влечет более мягкую санкцию и наоборот.

Так, например, ст. 260 УК РСФСР (воинское должностное преступление) предусматривает наказание в виде лишения свободы на срок до десяти лет, в то время как за присвоение государственного или общественного имущества путем злоупотребления служебным положением

1 Пункт 8 постановления Пленума Верховного Суда СССР от 30 июня 1969 г. «О судебном приговоре» («Сборник постановлений Пленума Верховного Суда СССР, 1924—'1970», сгр. 521).

343

 

>>>344>>>

может быть назначено по ч. 1 ст. 92 УК не свыше шести лет лишения свободы.

Можно ли переквалифицировать деяние со ст. 92 на п. «а» ст. 260 УК, если в суде выяснилось, что виновный совершил должностное преступление (например, халатность), а не хищение? Мы полагаем, что в данном случае можно. Объем обвинения уменьшился. С социально-политической точки зрения должностная халатность — менее тяжкое преступление, чем хищение. Санкция по п. «а» ст. 260 столь высока' потому, что эта статья охватывает все виды воинских должностных преступлений: злоупотребление властью, превышение, бездействие власти, халатность. Естественно, что при переквалификации суд второй инстанции не может назначить более строгое наказание, чем то, которое было назначено раньше.

Следует учитывать, что решение вопроса о сравнительной тяжести двух преступлений будет зависеть от ряда конкретных обстоятельств дела. Если вместо фактов присвоения имущества в суде 'будет установлена халатность, повлекшая тяжкие последствия для дела обороны страны, подобная квалификация станет невозможной, так как существенно изменится само обвинение. Оно уже не будет представлять собою часть ранее предъявленного обвинения в хищении.

Эта позиция не является бесспорной. Например, М. С. Строгович считает во всех случаях недопустимым изменение кассационной инстанцией квалификации на статью, предусматривающую более тяжкое преступление, «хотя бы без повышения наказания или даже со снижением наказания»1. Если под более тяжким преступлением понимать то, которое хотя бы одним признаком состава выходит за пределы ранее предъявленного обвинения, то с эгим можно согласиться. Но если более тяжкое преступление определяется исключительно в зависимости от санкции, то это положение, как отмечено выше, приведет к парадоксальным выводам. Получится, например, что нельзя переквалифицировать содеянное со статьи об умышленном убийстве (ст. 103 УК) на статью о тяжком

1 М С. Строгович, Курс советского уголовного процесса, т. I, М., 1969, стр. 5112. См. также М. И. Б а ж а н о в, Изменение обвинения в советском уголовном процессе, М., 1954, стр. 47.

344

 

>>>345>>>

телесном повреждении, повлекшем смерть (ч. 2 ст. 108 УК), так как санкция последней выше, но что якобы возможно обратное решение. Нам представляется, что этот парадокс свидетельствует о неправильности исходного тезиса, согласно которому понятие более тяжкого преступления определяется исключительно на основании санкций статей.

Надо полагать, что основным ограничением при переквалификации преступления в суде является требование о том, чтобы объем нового обвинения составлял лишь часть прежнего обвинения, т. е. статья Особенной части, на которую переквалифицируются действия лица, должна предусматривать такое преступление, состав которого может рассматриваться как часть ранее вмененного лицу преступления. Что касается меры наказания, то она, разумеется, не может быть повышена по сравнению с ра-дее назначенной.

Именно при таком решении, по нашему мнению, будут соблюдены все требования закона: не предъявлять более тяжкого обвинения или обвинения, существенно отличающегося по фактическим обстоятельствам от предыдущего (ст. 348 УПК), и не усиливать наказания, ранее назначенного виновному (ст. 340 УПК).

С этих позиций представляется правильным решение, которое принял Волгоградский областной суд, переквалифицировавший преступление П. с ч. 2 ст. 206 и ст. 1912 на ч. 3 ст. 206 УК1.

Из фабулы дела видно, что П. обвинялся в злостном хулиганстве и посягательстве на жизнь работника милиции. Когда из-за бесчинства П. в квартире его сын вызвал милицию и в дом вошел милиционер и два дружинника, П. встретил их в дверях с ножом, но был обезоружен. Суд вправе был квалифицировать действия П. по ч. 3 ст. 206 (как хулиганство, совершенное с попыткой применения оружия). Все элементы этого обвинения фактически были предъявлены П. в рамках ч. 2 ст. 206 и ст. 1912 УК РСФСР. Обвинение по ч. 3 ст. 206 является более узким по объему, так как не включает обвинения в посягательстве на жизнь; санкция также меньше, чем в

i1 См. «Бюллетень Верховного    Суда    РСФСР»    1969 г. №  12, стр  12—13.

345

 

>>>346>>>

ст. 1912 УК. Поэтому требований ст. 254 УПК РСФСР суд

не нарушил.

3. При переквалификации преступления нередко возникает вопрос: можно ли вместо одной прежней статьи применить две новые? Не ухудшает ли это положение обвиняемого?

Так как допустимость переквалификации в суде связана не с количеством статей, а с сущностью обвинения, то само по себе увеличение или уменьшение числа статей при переквалификации не является решающим. Выше приводился пример, когда уменьшение количества статей ухудшило положение обвиняемого. Но можно сослаться на судебные решения, в результате которых число статей в приговоре возросло, но существо обвинения смягчилось.

Например, по делу Д. Пленум Верховного Суда СССР переквалифицировал совершенные им преступления со ст. 2 Указа Президиума Верховного Совета СССР от 4 июня 1947 г. «Об уголовной ответственности за хищение государственного и общественного имущества» на три статьи: по одному эпизоду — на п. «в» ст. 162 УК РСФСР 1926 года, по второму — на ч. 2 ст. 140 УК Украинской ССР и по третьему — на ч. 2 ст. 1 Указа от 4 июня 1947 г. «Об усилении охраны личной собственности граждан»1.

Вполне понятно, что подобная переквалификация, как отмечалось выше, допустима лишь при условии, что факты, получившие новую юридическую оценку, уже вменялись обвиняемому на предварительном следствии и подтвердились при рассмотрении дела судом первой инстанции. Какое-либо изменение фактических обстоятельств путем расширения круга эпизодов или «добавления» юридических признаков содеянного недопустимо.

В этой связи нельзя признать аргументированным постановление президиума Мурманского областного суда, которым действия С. переквалифицированы с ч. 2 ст. 108 на ст. 106 и ч. 2 ст. 206 УК РСФСР2. Хотя санкции двух

1  См.   «Бюллетень   Верховного   Суда    СССР»    1961  г.    №   6, стр. 12—13.

2  См. «Бюллетень   Верховного     Суда РСФСР»      1968 г. № 2, стр. 14—15.

346

 

>>>347>>>

последних статей ниже, объем йового обвинения не может считаться более узким или равноценным. Если обвинение в убийстве по неосторожности и можно рассматривать как часть обвинения в тяжком телесном повреждении, повлекшем смерть (данная переквалификация допустима), то этого никак нельзя сказать о хулиганстве, которое, как можно судить по постановлению президиума областного суда, не вменялось С. при рассмотрении дела судом первой инстанции. Статья 206, а тем более ее вторая часть содержит такие признаки преступления, которые совершенно не предусмотрены составом преступления, описанным в ч. 2 ст. 108 УК.

4. В рассмотренных выше случаях изменялись по существу не сами факты, а представления судей об этих фактах. Тем самым «изменялись» и те данные, которые лежали в основе квалификации по той или иной статье уголовного закона.

Но встречаются случаи, когда возникают не только и не столько новые представления юристов о фактах, сколько сами факты. Это происходит в самом процессе совершения преступления. Например, преступление, начавшееся как неосторожное, совершается далее умышленно; преступник, задумавший кражу, переходит к грабежу или разбою; один соучастник допускает эксцесс, а другой добровольно отказывается от продолжения преступной деятельности; мелкое хищение «перерастает» в крупное и т. д.1. Преступление — процесс, развивающийся в пространстве и времени. Как правило, это развитие происходит именно так, как и предусмотрено в норме Особенной части. Однако могут быть и иные случаи — ведь для преступника уголовный закон отнюдь не является руководством к действию.

Здесь и выявляется ограниченность юридических норм, а также положений формальной логики. Нормы предусматривают только типичные случаи, формальная логика не рассчитана на изменяющиеся явления и понятия. Нетипичное развитие процесса преступной деятельности — изменение форм вины, объективной стороны, це-

1 См. П. С. Да гель, Динамика умысла и ее значение для квалификации преступлений, «Советская юстиция» 1971 г. № 17, стр 25—26.

347

 

>>>348>>>

ленаправленности действий преступника во время совершения преступления, а подчас и изменение юридических признаков самого субъекта — не укладывается в рамки одной уголовно-правовой нормы. Отдельные звенья, детали этого процесса могут быть предусмотрены различными уголовно-правовыми нормами. Весь же процесс сложнее, и его изучение, далеко выходя за рамки проблем данной монографии, требует проведения криминологических исследований и дальнейшего совершенствования советского уголовного законодательства.

Вопросы и упражнения

1.  IB каких случаях допустима переквалификация на новый закон преступления, совершенного до его издания? Какие требования, относящиеся к диспозиции и санкции, при этом должны быть соблюдены?

2.  В 1966 году в Уголовный кодекс РСФСР были включены новые статьи  190*   («Распространение заведомо ложных измышлений, порочащих советский государственный и общественный строй»), 1902 («Надругательство над Государственным   гербом   или   флагом»)   и 1903   («Организация или  активное участие в  групповых действиях, нарушающих общественный порядок»).

Как Вы полагаете, подпадалл ли соответствующие действия (полностью или частично) под положения норм уголовного законодательства до 1966 года? Если да, то по каким статьям УК должна была наступать за них уголовная ответственность?

3.  По отношению к каким нормам УК I960 года и в каких случаях имеют обратную силу позднее принятые статьи 1'912 («Посягательство на жизнь работника милиции или народного дружинника»), 1241  («Разглашение тайны усыновления»), 2111  («Управление транспортными средствами в состоянии опьянения»), 21Й1  («Угон автомо-тотранспортных средств»)?

4.  (Какие  необходимо  соблюдать  требования  при  переквалифи» кации  преступления  на  новую  статью  закона,   ранее  обвиняемому не предъявлявшуюся?  Какими   нормами   закона   и   руководящими указаниями судебных органов предусмотрены эти требования?

15. Всегда ли можно переквалифицировать без возвращения дела на доследование умышленное преступление на соответствующее неосторожное? Оконченное преступление на покушение (приготовление)? Преступление, совершенное исполнителем, на организаторскую деятельность, пособничество или подстрекательство к тому же преступлению?

6.  |В каких случаях допустима переквалификация с одной статьи УК на две? Приведите примеры. Всегда ли допустима переквалификация с двух на одну статью? Мотивируйте свой ответ.

7.  Что такое промежуточный закон и каково его значение? Можно ли квалифицировать по ч. 2 ст. 206 УК РСФСР злостное хули-

348

 

>>>349>>>

ганство, совершенное    в  1959 году, если    дело    рассматривается в 1967 году. Мотивируйте свой ответ.

8. Что общего и каковы различия в порядке переквалификации преступлений: а) при изменении закона и б) при изменении, фактических обстоятельств дела? Попытайтесь сформулировать общие правила переквалификации, пригодные для обоих случаев.

 

>>>350>>>


<