§ 4. Повторность и рецидив : Общая теория квалификации преступлений - В.Н. Кудрявцев : Книги по праву, правоведение

§ 4. Повторность и рецидив

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 
РЕКЛАМА
<

1. Повторность преступлений может быть общей и специальной. Под общей повторностью понимается совершение лицом любого нового преступления2. В нашем действующем законодательстве общая повторность не имеет квалифицирующего значения. В соответствии с п. 1 ст. 34 Основ уголовного законодательства она иногда может рассматриваться лишь как обстоятельство, отягчающее ответственность.

Для квалификации ряда преступлений имеет значение специальная повторность, т. е. совершение лицом аналогичного или однородного преступного деяния. Так, согласно ст. 117 УК РСФСР изнасилование, совершенное лицом, ранее совершившим это преступление, квалифицируется при прочих равных условиях по ч. 2, а не по ч. 1 этой статьи. Близки к понятию специальной повтор-ности такие разновидности множественности преступлений, как «систематичность» (например, в ст. 113) и «неоднократность» (в ч. 3 ст. 116 и ч. 2 ст. 1741), если имеется в виду повторение аналогичных преступных деяний3.

Особенностью понятия повторности в действующем законодательстве является то, что она охватывает в некоторых случаях не только аналогичные, но и довольно широкий круг однородных деяний. Например, в соответствии с примечанием к ст. 89 УК кража государственного имущества признается повторной, если ей предшествовало любое из преступлений, предусмотренных ст.ст. 77, 89,

1  Г р ю н х у т,   Английское   уголовное   право,   сб.   «Современное зарубежное уголовное право», т. 3, стр. 263.

2  Вопросы, связанные с понятием повторности и квалификацией повторных преступлений, подробно рассмотрены в  ряде работ   (см. в особенности В. П. М а л к о в, Повторность преступлений, Казань, 1970).

3  Если же единичный акт подобного рода не является преступным,  а  только  его  систематичность или  неоднократность  образует преступление  (см. ст.  122), то упомянутые термины не относятся к области множественности преступлений.

.      303

 

>>>304>>>

90, 91, 92, 93, 931, 144—147 Уголовного кодекса. Такое сравнительно широкое понимание повторное™ способствует целенаправленной борьбе с лицами, систематически совершающими преступления, направленные против сходных общественных отношений (в данном случае — против социалистической собственности или личного имущества  граждан).

Для правильной квалификации повторных преступлений необходимо прежде всего четко отличать их от единичного (продолжаемого и длящегося) преступления, а также от совокупности преступлений.

Продолжаемое преступление — разновидность единого преступного деяния. Под ним обычно понимается такое преступление, которое состоит.из двух или нескольких преступных действий, каждое из которых содержит признаки одного и того же состава преступления1. Таким образом, продолжаемое преступление могло бы быть расчленено на ряд единичных преступлений, предусмотренных той же самой нормой. Например, хищение кассиром одной тысячи рублей, выполненное в течение нескольких дней, путем изъятия этой суммы частями в 200, 350 и 450 руб., могло бы при определенных условиях рассматриваться как три хищения на указанные суммы.

Нетрудно видеть, что здесь имеется своеобразная разновидность конкуренции части и целого, причем каждый признак части (отдельного эпизода) продолжаемого преступления аналогичен соответствующему признаку целого, кроме вредных последствий, объем которых различен.

Опишем фактические признаки трех эпизодов преступления, приведенного в примере, в следующих формулах:

I   эпизод:                      bi-V-T-Si -ai-evri- U

II  эпизод:               bi- V-T-Srai-e2-r2- U

1 См. А. М. Яковлев, Совокупность преступлений, стр. 26; А. А. П и о н т к о в с к и й,, Учение о преступлении, стр. 633; А. А. Гер ценз он, Квалификация преступления, стр. 26; М. И. Б л у м, Применение советского уголовного закона к продолжаемым и длящимся преступлениям, сб. «Вопросы уголовного права и процесса», стр. 53.

304

 

>>>305>>>

Любой из этих эпизодов, как и целое, в принципе может быть квалифицирован по ст. 92 УК, так как ее состав предусматривает следующие признаки:

 (20)

Что же может объединить эти «три хищения» в одно продолжаемое преступление? А. М. Яковлев считает, что в основе продолжаемых преступлений лежит только формальный признак: «Способ законодательного выражения этих преступлений в законе». Если в законе не предусмотрен для данного вида преступлений такой квалифицирующий признак, как повторность, то, по его мнению, в случае совершения нескольких однородных действий всегда должно быть признаваемо наличие единого продолжаемого преступления1. И наоборот, если признак 'повторное™ есть в законе, то деяние, состоящее из нескольких эпизодов, не может признаваться продолжаемым, а всегда должно рассматриваться как несколько самостоятельных преступлений.

Эти соображения чрезмерно формализуют понятие повторности и в известной степени расширяют его, одновременно ликвидируя понятие продолжаемого преступления. Они не выдерживают критики с точки зрения требований закона и судебной практики. Так, хотя признаки повторности имеются в статьях о хищении, тем не менее понятие продолжаемого преступления имеет самое прямое отношение к этому виду преступных деяний.

С юридической точки зрения признак продолжаемого преступления действительно только один: наличие одной уголовно-правовой нормы, которой охватывается совершенное деяние. Но этим признаком, как подчеркивалось выше, никак нельзя ограничиться. Один нормативный признак не вскрывает социальную сущность продолжае-

1 См. А. М. Яковлев, Совокупность преступлений, стр. 32—33.

20  Заказ 3846                                                                                                  305

 

>>>306>>>

мого преступления и не дает возможности отличить этот вид преступной деятельности от повторности, при которой тоже имеется несколько однородных (тождественных) актов преступного поведения.

Для того чтобы вскрыть социальную сущность продолжаемого преступления, необходимо исходить из общих свойств единого (единичного) преступления. Мы говорили выше, что законодатель признает единым преступлением определенный, более или менее сложный н внутренне взаимосвязанный комплекс антиобщественного поведения. Это же можно сказать и о продолжаемых преступлениях. А. М. Яковлев справедливо указывает, что нередко сама конструкция нормы предполагает совершение нескольких однородных актов, характерных для продолжаемых преступлений (например, систематическое совершение действий, образующих должностную халатность)1. В других случаях продолжаемое преступление выступает как фактическая разновидность преступного деяния. Так, например, в случаях присвоения и растраты кассиром вверенных ему денежных сумм преступление, как показывает судебная практика, нередко складывается из ряда мелких эпизодов, связанных воедино преступным замыслом субъекта.

Для продолжаемого преступления, таким образом, характерна глубокая внутренняя связь, единство всех эпизодов2. В постановлении от 11 июля 1972 г. «О судебной практике по делам о хищениях государственного и общественного имущества» Пленум Верховного Суда СССР подчеркнул, что «продолжаемым хищением следует считать неоднократное незаконное безвозмездное изъятие государственного или  общественного  имущества,  скла-

1  А. М. Яковлев, Совокупность преступлений, стр. 33. М. И. Блум, уточняя это положение, считает, что в ряде случаев конструкция  уголовного  закона  допускает  продолжаемое преступление  как одну из форм реализации единого преступления. Однако вряд ли можно  согласиться  с ,ее  категорическим    утверждением,  что  «любое продолжаемое  преступление  может  быть совершено    в  форме «простого» единичного преступления, а любое простое единичное преступление, которое может быть реализовано    по частям,—в форме продолжаемого   преступления»   (см.   «Вопросы  уголовного  права   и процесса», стр. 68—70).

2  См.  Г. Ткещелиадзе,  указ.  автореферат,    стр.  7—8.  См. также В. П. М а л к о в, Повторность преступлений, стр. 92 и след.

306

 

>>>307>>>

дывающееся из ряда тождественных преступных действий, имеющих общую цель незаконного завладения государственным или общественным имуществом, которые охватываются единым умыслом виновного и составляют  в  своей  совокупности одно преступление»1.

В том же постановлении Пленум указал, что поскольку ответственность за хищение в особо крупном размере наступает независимо от форм и способов его совершения, то действия следует квалифицировать по ст. 931 УК и в тех случаях, когда особо крупный размер похищенного явился результатом нескольких хищений, совершенных любым способом. Однако Пленум не сделал такого же вывода о случаях, когда речь идет не об особо крупном, а о крупном размере похищенного. По нашему мнению, совершение хищений в различных формах (подпадающих под признаки разных статей УК) может свидетельствовать о едином преступлении лишь при наличии всех прочих признаков продолжаемого преступления (единство намерений лица, относительная связанность во времени и т. д.).

В качестве общего вывода можно сказать, что объективная сторона продолжаемого преступления состоит из нескольких действий, объединенных, во-первых, относительно небольшим промежутком времени и, во-вторых, единым или сходным способом совершения преступных актов. Важным признаком продолжаемого преступления является единство объекта, преступных последствий, а также субъективной стороны содеянного — наличие одной и той же формы вины, одинаковых мотивов и единой цели преступной деятельности субъекта2. Наконец, для характеристики продолжаемого преступления небезразлично отметить свойства его субъекта. Речь идет в данном случае о лице, совершившем все рассматриваемые действия до привлечения к уголовной ответственности хотя бы за одно из них и, таким образом, не полу-

1  «Бюллетень Верховного   Суда   СССР»   1972 г. № 4,   стр. 11. См. также «Бюллетень Верховного Суда СССР» 1968 г. № 4, стр. 12.

2  Г. Ткешелиадзе  пишет, что «характерным признаком продолжаемых преступлений является также единая и непрерывная вина» (Г. Т к е ш е л и а д з е, указ. автореферат, стр. 8).

20*                                                                                                                    307

 

>>>308>>>

чившем еще государственной оценки своего преступного поведения.

В общем те же черты присущи длящимся преступлениям.

Всякое длящееся преступление начинается с акта активного преступного действия (самовольное оставление воинской части, изготовление оружия, вступление в банду) или с акта преступного бездействия (неявка военнослужащего в срок из отпуска), который дает оконченный состав. Однако длительность этих преступлений (дезертирства, незаконного хранения оружия, участия в вооруженной банде и т. д.) образуется не за счет первоначального акта, а за счет последующего бездействия, продолжающегося до задержания преступника или до отпадения какого-либо из признаков состава. Сущность этого бездействия состоит в том, что виновный не выполняет конкретной обязанности — вернуться в воинскую часть, сдать оружие органам власти и т. д. Таким образом, в основе длящегося преступления лежит не выполняемая лицом правовая обязанность, возникшая в связи с его поступком. Для длящегося, как и для продолжаемого, преступления характерно единство преступных намерений лица.

2. В отличие от продолжаемого и длящегося преступлений между теми деяниями, которые образуют пов-торность, нет глубокой внутренней связи. Они не являются осуществлением одного преступного плана или хотя и выражают единые намерения и цели субъекта, но при своем практическом осуществлении не объединены единым намерением, временем, сходным способом совершения преступления или единым непосредственным объектом преступного посягательства.

Это, конечно, не означает полного отсутствия внутренней связи между повторными преступлениями. Такая связь имеется: ведь повторные преступления совершаются одним и тем же лицом и в течение сравнительно непродолжительного времени. Связь между ними следует усматривать главным образом в свойствах личности субъекта, который встал на путь систематического нарушения правопорядка. Эта криминологическая сущность повторности находит закрепление в нормах закона, рассматривающего повторность как квалифицирующее (отягчающее) обстоятельство.

308

 

>>>309>>>

Следует заметить, что один лишь факт совершения второго по счету преступления может и не свидетельствовать об устойчивости антиобщественных взглядов лица, не выражать повышенной опасности виновного. Одно из совершенных преступлений может быть случайным эпизодом в жизни виновного. Поэтому закон и предоставляет право суду, «в зависимости от характера первого преступления, не признать за ним значения отягчающего обстоятельства» (ст. 34 Основ уголовного законодательства). Кроме того, нельзя считать преступление повторным, если судимость за ранее совершенное преступление снята или погашена либо истекли сроки давности уголовного преследования1.

Так как закон признает преступлением не только оконченное деяние, совершенное исполнителем, но и приготовление, покушение, а также преступную деятельность соучастников, то ясно, что все эти случаи охватываются понятием повторное™ и имеют такое же значение, как если бы были совершены два или более оконченных преступных деяния одним и тем же лицом2.

Повторность не следует смешивать с судимостью. Если в статье УК говорится о судимости, под этот признак нельзя подводить случаи вторичного совершения преступления, если лицо за первое деяние не было осуждено. Напротив, если в статье упоминается повторность, то это понятие охватывает и случаи судимости за ранее совершенное преступление.

3. Рассмотрим соотношение специальной повторности с  реальной   совокупностью  преступлений3. Эти понятия

1  См., например, п. 8 постановления Пленума Верховного Суда СССР от 31 июля 1962 г. «О судебной практике по делам о взяточничестве»   («Сборник    постановлений  Пленума      Верховного  Суда СССР, 1924—1970», стр. 471).

2  См. В. П. Мал ков, Повторность преступлений, стр. 25. О случаях покушения,  а затем  оконченного   посягательства   на   один   и тот же объект во исполнение одного преступного   замысла говорилось выше. Здесь будет не повторность, а единое продолжаемое преступление.

3  В данном случае речь идет о специальной повторности, так как общая  повторность всегда  включает в  качестве    частного    случая реальную      совокупность      преступлений      (см.  Е.    А.  Фролов, Р. Р. Галиакбаров, Множественность преступных    деяний как институт советского уголовного права, стр. 14; В. П. Мал ков, Повторность   преступлений,   стр.   115   и   след.).

 

>>>310>>>

частично совпадают, но не исключают друг друга. Это объясняется тем, что во многих случаях повторность охватывает не только тождественные, но и различные составы преступлений, в том числе и такие, которые могут образовать совокупность. Повторность и совокупность — пересекающиеся понятия. Их можно изобразить графически так:

Рис.   19.   Соотношение   специальной   повторности и реальной совокупности преступлений.

Из рис. 19 следует, что возможна совокупность преступлений, которая не дает специальной повторности (например, совершение спекуляции, а затем легкого телесного повреждения); возможна повторность без совокупности (в тех случаях, когда повторно совершено такое же преступление, например вторая кража личной собственности граждан). Возможен, наконец, и третий вариант: одновременно имеются и совокупность, и специальная повторность  (как квалифицирующий признак).

Повторность, не совпадающая с совокупностью преступлений, имеет место тогда, когда совершены преступления, тождественные по составу. Такая повторность всегда квалифицируется по одной статье УК. Если данная статья имеет пункт (часть) о повторности, то применяется этот пункт, если же не имеет — совершенные деяния рассматриваются как эпизоды одного преступления. Так, две последовательно совершенные «простые» кражи государственного имущества квалифицируются не по совокупности, а только по ч. 2 ст. 89 УК как повторное преступление. Действия лица, совершившего в разное время два убийства по неосторожности, квалифицируются по одной ст. 106 УК и рассматриваются как два эпизода одного обвинения. Подобная квалификация

310

 

>>>311>>>

обоснована тем, что тождественные составы преступлений не могут образовать совокупности преступлений. Это относится и к составам с альтернативными признаками.

В тех случаях, когда повторность образуют не тождественные составы, она совпадает с совокупностью преступлений. Квалификация при этом будет иной. Если статья УК, предусматривающая второе преступление, имеет пункт (часть) о повторности, то он должен быть применен вместе со статьей УК, предусматривающей первое преступление. Так, если виновный совершил сначала кражу государственного имущества, а затем грабеж в отношении личного имущества граждан, в его действиях будут и повторность преступлений, и совокупность. Их следует, при отсутствии иных отягчающих обстоятельств, квалифицировать по ч. 1 ст. 89 (кра.жа) и ч. 2 ст. 146 (грабеж, совершенный повторно) и определять наказание по совокупности этих преступлений. С криминологической точки зрения можно сказать, что повторность и совокупность совпадают частично, когда совершены не одинаковые преступления по своему составу, но близкие по социальной сущности, направленные против сходных общественных отношений и потому рассматриваемые законодателем в качестве основания для признания   повторности   как  квалифицирующего   признака.

Этот вопрос достаточно определенно решен в литературе1.

Когда в данной статье УК нет пункта (части) о повторности, то следует ограничиться квалификацией по совокупности преступлений. Так, если совершено мошенничество (ч. 1 ст. 93), а затем вымогательство (ст. 95), то хотя второе преступление и можно считать повторным (в смысле общей повторности), но в квалификации этого отразить не удастся и нужно квалифицировать содеянное просто по двум названным статьям.

Представляется, что сходные правила должны распространяться и на квалификацию преступлений, предусмотренных различными разновидностями одного  соста-

1 См. М. И. Блум, Понятие и признаки совокупности преступлений, сб. «Вопросы уголовного права и процесса», стр. 23 и след.; В. П. Мал ко в, Повторность преступлений, стр. 116 и след.

311

 

>>>312>>>

ва1. Выше уже отмечалось, что такие преступления могут образовать реальную совокупность. Если к тому же она дает и повторность, то квалификация зависит от наличия или отсутствия'пункта (части) о повторности в статье УК, предусматривающей второе преступление. В связи с этим следует квалифицировать две кражи (одну— с применением технических средств, а другую—• совершенную по предварительному сговору) только по ч. 2 ст. 89, по признаку .повторности. Два же нарушения правил безопасности движения, повлекшие разные последствия, квалифицируются, как говорилось выше, по совокупности частей ст. 211 УК, поскольку признака повторности в этой статье не имеется.

Представляется, что сложность этих вопросов и противоречивость судебной практики при квалификации повторности однородных преступлений вызывают необходимость в издании руководящего указания Пленума Верховного Суда СССР, в котором были бы разъяснены основные правила квалификации повторных преступлений.

Подводя итоги сказанному, дадим схематическое изображение разграничения между единичным преступлением, повторностью и совокупностью. На рис. 20 приведена логическая программа («дерево») этого разграничения с некоторыми упрощениями.

4. Вопросы квалификации преступления в случае рецидива решаются в зависимости от того, какое значение придается в уголовном законодательстве этому признаку. Под рецидивом обычно понимается совершение лицом нового преступления после осуждения2. В современном советском уголовном праве законодательством предусматриваются две группы случаев, когда рецидивное преступление квалифицируется иначе, чем просто повторное.

Первая группа — это совершение преступления после осуждения за такое же или однородное преступление. Например, ч. 2 ст. 173 УК предусматривает повышенную ответственность за получение взятки лицом, «ранее су-

1  См. М. И. Блум, Понятие и признаки совокупности преступлений, сб. «Вопросы уголовного права и процесса», стр. 311—33.

2  Е.  А.  Фролов,  Р.  Р.   Г а л и а к б а р о в,   Множественность преступных деяний как институт советского уголовного права, стр. 14 и след.; В. П. М а л к о в, Повторность преступлений, стр. 118 и след.

312

 

>>>313>>>

 

>>>314>>>

дившимся за взяточничество». Подобные признаки предусмотрены в ч. 2 ст. 174 (дача взятки), ч. 2 ст. 20G (хулиганство) и др.

Квалификация преступления в этих случаях, которые называются специальным рецидивом, не вызывает особых трудностей. Важно лишь иметь в виду, что речь здесь идет не о повторности, а о прежней судимости; снятая или погашенная судимость учитываться не может, и преступление, совершенное после снятия (погашения) судимости, не может квалифицироваться по пункту (части) статьи, предусматривающей ответственность за рецидив.

Вторая группа случаев — это совершение преступлений особо опасным рецидивистом.

Известно, что понятие особо опасного рецидивиста определяется перечнем преступлений, предусмотренных ст. 231 Основ уголовного законодательства (ст. 241 УК РСФСР). Этот перечень довольно обширен и не сводится к указанию на тождественные или однородные преступления. По этой причине некоторые авторы считают особо опасный рецидив разновидностью общего рецидива1. Представляется, однако, что другая точка зрения2 более правильна, так как особо опасный рецидив может образовать все же не всякое преступление, а только предусмотренное указанным перечнем, который нельзя считать случайным списком статей. Этот перечень выработан в результате криминологических исследований и отражает известную общность преступлений, в нем предусмотренных.

Исследование природы особо опасного рецидива и всех аспектов значения этого института выходит за рамки нашей темы. С точки зрения квалификации надо указать только на две группы вопросов: на основания для признания лица особо опасным рецидивистом и на особенности квалификации совершенного им преступления.

Статья 241 УК достаточно четко разрешает первый вопрос. Эти основания не сводятся к установлению того,

1  См. В. П. Малков, Повторность преступлений, стр. 126.

2  См. Е. А. Фролов, Р. Р. Г а л и а к б а р о в, Множественность преступных деяний    как институт    советского    уголовного    права, стр. 16.

314

 

>>>315>>>

что прежнее и новое преступления (и назначение за них наказания) лица, признаваемого особо опасным рецидивистом, предусмотрены перечнем. Кроме того, статья содержит еще три важных положения: 1) виновный может быть признан особо опасным рецидивистом лишь с учетом данных о его личности, степени общественной опасности совершенных им преступлений, их мотивов, степени осуществления преступных намерений, степени и характера участия в совершении преступлений и других обстоятельств дела; 2) при этом не учитывается судимость за преступления, совершенные этим лицом в возрасте до 18 лет; 3) не учитывается снятая или погашенная судимость. При соблюдении всех этих требований закона суд вправе признать лицо особо опасным рецидивистом, мотивировав свое решение в приговоре.

Признание лица особо опасным рецидивистом дает основание квалифицировать в последующем его действия по тем пунктам статей УК, которые предусматривают ответственность особо опасного рецидивиста. К ним относятся, например, следующие статьи УК РСФСР: ст. 771; ч. 3 ст. 89; ч. 3 ст. 90; п. «г» ст. 91; п. «л» ст. 102; ч. 2 ст. 108; ч. 2 ст. 109; ч. 3 ст. 117; ч. 3 ст. 144; ч. 3 ст. 145; п. «г» ст. 146; ч. 3 ст. 147.

В судебной практике возникал вопрос о том, можно ли квалифицировать по пункту соответствующей статьи УК, предусматривающему преступление, совершенное особо опасным рецидивистом, действия лица, которое ранее таковым не было признано. На этот вопрос был дан отрицательный ответ вначале в руководящих указаниях судебных органов, а теперь он прямо вытекает из ч. 5 ст. 241 УК, в которой говорится, что соответствующие статьи «применяются в случаях, когда лицо было признано в установленном порядке особо опасным рецидивистом до совершения данного преступления».

Обвинение по части (статье) УК, предусматривающей ответственность особо опасного рецидивиста, должно быть в соответствующем порядке предъявлено лицу на предварительном следствии. При вынесении приговора преступные действия лица, ранее признанного особо опасным рецидивистом, также должны быть квалифицированы по соответствующей части статьи Особенной части, которая упоминает об этом субъекте.

Конечно, это возможно не всегда, а только при при-

315

 

>>>316>>>

менении тех названных выше немногочисленных норм, которые содержат соответствующую часть. Кроме того, на основании правил о конкуренции преступление особо опасного рецидивиста может быть иногда квалифицировано и по части статьи, не предусматривающей этого признака, если эта часть статьи более полно охватывает совершенное им преступление. Так, действия И., признанного особо опасным рецидивистом и совершившего затем хищение государственного имущества в особо крупном размере, были правильно квалифицированы судом по ст. 931 УК, а не по ч. 3 ст. 89 УК, которая предусматривает хищение в виде кражи, совершенное особо опасным рецидивистом, но не в особо крупных размерах.

Рассмотрим в заключение, в каком соотношении понятие особо опасного рецидива находится с понятием специальной повторное™ и реальной совокупности преступлений1.

Все эти три понятия совпадают частично. Графически их соотношение можно изобразить следующим образом:

Рис. 21. Соотношение специальной повторное™, реальной совокупности и особо опасного рецидива.

Из рис. 21 видно, что всего возможны семь вариантов соотношения этих понятий; из них применительно к особо опасному рецидиву возможны следующие четыре случая:

1 Соотношение общей повторности, общего и специального (не особо опасного) рецидива представляется очевидным и не требует особого рассмотрения.

316

 

>>>317>>>

а)   особо опасный рецидив не образует   ни   совокупности преступлений,   ни   специальной   повторности. Например, С. совершил умышленное убийство своей жены на почве ревности. Ранее он судился за крупное хищение государственного имущества и дважды — за особо злостное хулиганство, в связи с чем был признан особо опасным рецидивистом. Новое преступление было правильно квалифицировано по пункту «л» ст. 102 УК (умышленное убийство, совершенное особо опасным рецидивистом);

б)   особо опасный рецидив    одновременно    образует повторность. Так, Б., ранее трижды судимый к лишению свободы за кражу и один раз за разбой, во время отбывания наказания в исправительно-трудовой колонии совершил разбойное нападение на шофера Л., находившегося в кабине автомашины, и под угрозой ножа отобрал у него наручные часы и две пачки чая. Б. был осужден по п. «д» ч. 2 ст. 146 УК (разбой, совершенный повторно)1. В связи с этим он по закону мог быть признан особо опасным   рецидивистом. Если бы такое решение суд вынес еще при первом осуждении за разбойное нападение, то в    данном    случае    Б.    следовало  осудить   по   п.   «г» ст. 146 (разбой, совершенный особо опасным рецидивистом);

в)   особо    опасный   рецидив    совпадает    с совокупностью преступлений. По приговору   областного суда Р. осужден за реальную совокупность преступлений по п. «л» ст.  102   (умышленное убийство, совершенное особо опасным рецидивистом)  и ч. 3 ст.  117   (изнасилование, совершенное  особо  опасным   рецидивистом).   Ранее   Р. был дважды осужден за разбойные нападения при отягчающих обстоятельствах, за что уже был признан особо опасным рецидивистом;

г)   рецидив совпадает и с повторностью, и с совокупностью преступлений. Если М., ранее признанный особо опасным рецидивистом за разбойные нападения, совершает мошенничество и разбой, его действия подлежат квалификации по ч. 3 ст. 147 (мошенничество, совершенное особо опасным рецидивистом) и   пп. «г» и «д» ч. 2 ст. 146 (разбой, совершенный повторно и особо опасным рецидивистом).

Л См. «Бюллетень Верховного Суда РСФСР» 1964 г. № 2, стр. 9.

317

 

>>>318>>>

Правильное понимание и безошибочная квалификация рецидива имеют существенное значение. Острие советского правосудия должно быть направлено в первую очередь против наиболее злостных нарушителей социалистического правопорядка, упорно не поддающихся исправлению и перевоспитанию. Усиление борьбы с лицами, совершающими тяжкие преступления, и с особо опасными рецидивистами предполагает строгое соблюдение закона, предоставляющего все возможности для дифференцированного подхода к преступникам.

5. Институт множественности преступлений в советском уголовном праве, как и другие правовые институты и нормы, служит целям усиления борьбы с преступностью и основан на строгих принципах законности. Сравнивая это с практикой буржуазной юстиции, нельзя не упомянуть о фактах искусственного конструирования повтор-ности из продолжаемого деяния, характерных для американского уголовного права. Например, согласно закону Маккарэна, по которому привлекались к ответственности коммунисты, каждый день отказа от регистрации в качестве «члена коммунистической организации» рассматривался как повторное преступление, влекущее штраф до 10 тыс. долларов или тюремное заключение на срок до пяти лет. В 1962 году такой приговор был вынесен по делу Коммунистической партии США. Каждый из одиннадцати дней, прошедших после срока регистрации, установленного судом в соответствии с законом Маккарэна, и до дня представления в суд обвинения против компартии, рассматривался как самостоятельное «уголовное преступление».

Следует иметь в виду, что меры наказания, назначаемые по закону Маккарэна, также могут неограниченно складываться, вплоть до пожизненного заключения. Это законодательство справедливо рассматривается прогрессивной мировой общественностью как противоречащее конституционным нормам и демократическим правам граждан.

Вопросы и упражнения

ill. Что входит в понятие множественности преступлений? Чем различаются между собой реальная совокупность преступлений и составное преступление; специальная повторность и продолжаемое преступление; специальный рецидив и общая повторность?

318

 

>>>319>>>

В. Можно ли считать единичным преступлением злостное уклонение от уплаты алиментов в течение двух лет, если виновный сменил местожительство на территориях двух союзных республик? Как квалифицировать такое преступление?

3.  Приведите примеры продолжаемых преступлений. Как отграничить несколько должностных хищений государственного имущества  от одного продолжаемого хищения,  состоящего    из  нескольких эпизодов?

4.  Чем реальная совокупность преступлений отличается от идэ-альной?  Каким видом совокупности преступлений Вы признали бы неосторожное убийство, совершенное из огнестрельного оружия, которое  хранилось  незаконно?   Могут  ли   преступления,   образующие реальную совокупность, быть совершены одним действием?

б. Каково отличие идеальной совокупности преступлений от конкуренции норм? Как следует квалифицировать неоказание капитаном корабля помощи людям, гибнущим в море, в результате нарушения правил безопасности движения по вине этого капитана? Мотивируйте свое решение.

6. Перечислите все статьи Особенной части Уголовного кодекса РСФСР, содержащие пункт (часть), в котором установлена ответственность особо опасного рецидивиста. Исходя из правил о конкуренции норм, укажите, какие части (пункты) этих статей следует применять при квалификации, если особо опасным рецидивистом совершено преступпение, содержащее одновременно и другие квалифицирующие признаки (повторность, крупный ущерб и т. д.). В каких случаях следует квалифицировать содеянное по нескольким частям (пунктам) соответствующих статей?

 

>>>320>>>