§ 3. Конкуренция части и целого : Общая теория квалификации преступлений - В.Н. Кудрявцев : Книги по праву, правоведение

§ 3. Конкуренция части и целого

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 
РЕКЛАМА
<

1. Напомним, что под данным видом конкуренции донимается случай, когда имеются две или несколько норм, одна из которых охватывает совершенное деяние

258

 

>>>259>>>

в целом, а другие нормы — лишь его отдельные части. При этом указанные нормы, как и при первом виде конкуренции, находятся в отношении подчинения, но уже не по объему, а по содержанию.

Рассматриваемый вид конкуренции мало освещен в литературе. Правда, А. Н. Трайнин вскользь упоминал о том, что «возможны случаи, когда специальный состав по существу включает в себя элементы состава другого преступления»1. Однако эта мысль не получила достаточно полного развития2.

Общее правило для квалификации преступления при конкуренции части и целого состоит в том, что всегда должна применяться та норма, которая охватывает с наибольшей полнотой все фактические признаки совершенного деяния. Она имеет преимущество перед нормой, предусматривающей лишь часть того, что совершил преступник.                                                                             • '

Принципиальная основа такого решения очевидна. Она вытекает из общего положения социалистического права: каждый должен нести полную ответственность за есе свои противоправные действия. В процессуальном законодательстве этот принцип нашел отражение в ст. 2 Основ уголовного судопроизводства Союза ССР и союзных республик, требующей полного раскрытия преступлений и изобличения виновных, «с тем чтобы каждый, совершивший преступление, был подвергнут справедливому наказанию».

Хотя принципиальное решение проблем конкуренции части и целого не вызывает сомнения, в судебной и прокурорской практике все же встречается немало ошибок при применении закона в спорных случаях. Эти ошибки в большинстве связаны с тем, что в конкретном деле не всегда удается легко определить, какая из норм более полно охватывает содеянное. В этой связи мы рассмотрим несколько характерных разновидностей такой конкуренции.

I1 А. Н. Т р а й нин, Общее учение о составе преступлении, стр.246.

2 Из последних работ на эту тему см. содержательную статью И. Г. Погребняка «Квалификация составных преступлений» («Советская юстиция* Ю70 г. № 13, стр. 24 и след.),

17*                                                                                                       259

 

>>>260>>>

2. При конкуренции части и целого необходимо прежде всего уяснить, по каким из признаков состава она происходит. Конкуренция может быть по признакам объекта, субъекта, объективной и субъективной стороны преступлений или по нескольким из них одновременно.

По объекту преступления, например, могут находиться в конкуренции такие составы преступлений, как неосторожное убийство .(ст. 106) и нарушение правил охраны труда, повлекшее смерть человека (ч. 3 ст. 140). Вторая норма является специальной по отношению к первой. Кроме того, объект преступления, предусмотренного ст. 140, «полнее», чем объект неосторожного убийства. Если преступление, предусмотренное ст. 106, посягает только на жизнь, то нарушение правил охраны труда, приведшее к гибели человека, посягает также и на социалистическую организацию хозяйства: оно нарушает нормальный ход производственного процесса, причиняет материальный ущерб государству1. Поэтому при конкуренции указанных составов должна применяться ст. 140 УК.    '

Более широким и полным является объект массовых беспорядков (ст. 79) по сравнению с объектом хулиганства (ст. 206) или сопротивления власти (ст. 191); объект изнасилования (ст. 117) —по сравнению с совершением развратных действий (ст. 120); объект бандитизма— по сравнению с разбоем и грабежом и т. д. Объект хищения путем злоупотребления служебным положением .(ст. 92) также шире, чем объект должностного преступления. Преступление, предусмотренное ст. 92, посягает как на социалистическую собственность, так и на правильную деятельность государственного аппарата. Поэтому и не требуется применять еще статью о должностном преступлении в том случае, когда совершается хишение с использованием служебного положения.

По делу К-, Г. и М. Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РСФСР указала, что в тех случаях, когда завышение объема работ, приписки совершаются из корыстных побуждений с целью получения премиальных вознаграждений, они подпадают под при-

1 См .А. В. Сахаров, Уголовно-правовая охрана безопасности условий труда в СССР; М., 1958, стр. 41.

260

 

>>>261>>>

знаки хищения путем злоупотребления служебным положением (ст. 92 УК)1. Эти действия становятся, таким образом, лишь элементами  более тяжкого преступления.

Из этих примеров видно, что объекты двух преступлений при указанном виде конкуренции всегда являются однородными, причем один из них представляет собою составную часть другого (например, объект хулиганства— лишь часть объекта массовых беспорядков) либо носит подчиненный характер (например, здоровье — объект телесных повреждений — не часть, но необходимое условие, обеспечивающее жизнь, которая служит объектом убийства). Во всех случаях такой конкуренции подлежит применению, при прочих равных условиях, та статья, которая более полно предусматривает объект преступного посягательства.

По делу Ц. Верховный Суд СССР высказал мнение относительно конкуренции норм о превышении власти и нанесении побоев. «В случае подтверждения того обстоятельства, что Ц. совершил эти действия в отношении подчиненного ему по службе лица.., — говорилось в определении по этому делу, — должен был возникнуть вопрос о наличии в его действиях признаков должностного преступления, а не только преступления против личности, как квалифицировал эти   действия народный   суд»2.

Конкуренция по объекту, по-видимому, всегда сочетается с конкуренцией и по другим элементам состава. Например, массовые беспорядки отличаются от хулиганства, кроме объекта преступления, по некоторым объективным («массовость» и др.) и субъективным признакам.

По объективной стороне конкурируют нормы, предусматривающие посягательство на один и тот же объект. Например, более полным является состав разбоя по сравнению с составом грабежа, состав самовольного оставления воинской части — по сравнению с составом самовольной отлучки, состав разглашения государственной

F См. «Бюллетень] Верховного Суда РСФСР» 1962 г. № 4, стр. 10—11.

2 «Сборник постановлений и определений Коллегий Верховного Суда СССР, 1944 год», М., 1948, стр. 98. См. также «Вопросы уголовного права и процесса в судебной практике Верховных судов СССР и РСФСР (1938-1967)», М., 1968, стр. 158.

261

 

>>>262>>>

тайны — по сравнению с составом утраты документов, содержащих государственную тайну, и т. д. .

Характерными примерами конкуренции по объективной стороне может служить соотношение так называемых составных преступлений с простыми, которые иногда выступают в качестве их элементов. Например, при 'захвате чужого автомобиля под угрозой применения насилия, опасного для жизни, возникает конкуренция составов разбоя и угона автотранспортных средств без цели их хищения. Последнее только элемент первого состава. Предпочтение в подобных случаях должно отдаваться составному преступлению (разумеется, при наличии всех его признаков)1.

Основные типы конкуренции, по объективной стороне сводятся к следующим случаям:

а)   действия, предусмотренные   одной   из   норм,   являются лишь частью действий, предусмотренных другой нормой  (например, циничные действия при хулиганстве могут быть лишь частью объективной стороны изнасилования);

б)   преступные последствия, предусмотренные одной нормой, — часть преступных последствий, предусмотренных другой .(например, мелкое хищение может быть эпизодом хищения на значительную сумму);

в)   одна из норм   может   предусматривать   противоправные действия,  не повлекшие  вредных  последствий или создающие лишь возможность их наступления, в то время как другая охватывает и наступившие последствия (например, ч. 2 ст. 85 УК предусматривает нарушения правил безопасности движения транспорта, которые «не повлекли, но заведомо создавали угрозу наступления» тяжких последствий, а ч. 1-—те же действия, повлекшие преступный результат).

Во всех случаях такой конкуренции подлежит применению норма, содержащая более полное описание признаков объективной стороны совершенного деяния   (со-. ответственно более «широко» формулирующая признаки , преступного действия или преступного последствия либо предусматривающая последствия по  сравнению с нор-

11 Вопрос о конкуренции этого типа подробно рассмотрен в указанной выше статье Й. Г. Погребняка.

262

 

>>>263>>>

мой, имеющей в виду лишь возможность их наступления).

Это общее правило неоднократно подтверждалось судебными решениями по конкретным уголовным делам. Например, по делу X., в котором имела место конкуренция статей о злостном хулиганстве и об угрозе убийством, Верховный Суд РСФСР признал, что при наличии признаков злостного хулиганства состав угрозы убийством поглощается и не требует самостоятельной квалификации1. Из решения по другому делу вытекает, что злостное хулиганство может содержать в качестве своего элемента уничтожение или повреждение имущества2.

К рассматриваемым случаям имеет прямое отношение проблема квалификации преступлений, сам способ совершения которых предусмотрен в качестве уголовно наказуемого деяния. Эта проблема легко решается с точки зрения правил конкуренции части и целого: в тех случаях, когда норма, предусматривающая способ совершения преступления, находится в конкуренции с нормой, предусматривающей все преступление в целом, должна применяться последняя норма. Например, если истязания были способом умышленного убийства, то они не должны квалифицироваться самостоятельно. Конкуренция этих норм решается в пользу статьи об умышленном убийстве, так как истязание только часть этого преступления.

Определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда СССР по делу Л. было опубликовано под следующим заголовком: «Статья УК, предусматривающая ответственность за нанесение ударов и побоев, должна применяться в том случае, если эти действия не причинили телесного повреждения потерпевшему; в противном случае должна применяться статья, предусматривающая ответственность за причинение такого повреждения»3. Здесь правило о применении норм при конкуренции сформулировано достаточно отчетливо.

1  «Бюллетень Верховного Суда РСФСР» 1968 г. № 4, стр. 7.

2  Там  же, стр. 8.

По данным А. А. Герцензона, злостное хулиганство в 21 % случаев выражалось в повреждении имущества, дебоше и т. д. («Уголовное право и социология», М., 1970, стр. 92).,

3  «Судебная   практика   Верховного   Суда   СССР»,   1947, вып. IV (XXXVIII), М., 1946, стр. 23.

263

 

>>>264>>>

Можно высказать предположение, что по формам виновности конкуренции быть не может, так как ни одна из них не включает другую; между ними есть несовпадающие признаки (например, если лицо «допускает», то, значит, «не желает»; если «не сознает», то исключаются остальные виды вины, кроме небрежности).

В пределах одной формы вины решающее значение имеет более широкая направленность умысла (или более полное предвидение при неосторожности), а также наличие определенной цели по сравнению с отсутствием ее. Так, если лицо умышленно уничтожает государственное имущество, преследуя при этом цель ослабления Советского государства, его преступление следует квалифицировать как диверсию, а не как умышленное уничтожение имущества.

Большую сложность представляет конкуренция по мотивам преступления. Рассматривая этот вопрос, Б. С. Волков, на наш взгляд, правильно утверждает, что разные мотивы «не могут быть соединены в одном преступлении». Содеянное следует квалифицировать по статье, предусматривающей тот мотив, «в пользу которого избран волевой акт и который положен в основу решения»1.

Заранее, до установления всех фактических обстоятельств дела, невозможно решить проблему конкуренции норм по мотивам преступления, поскольку действующий закон ни одному из них не придает преобладающего значения.

Конкуренция по субъекту преступления, на наш взгляд, возможна лишь как конкуренция общей и специальной норм. В качестве примеров можно указать на следующие пары статей: неоказание „помощи лицу, находящемуся в опасном для жизни состоянии (ч. 1 ст. 127), и неоказание помощи больному медицинским работником (ст. 128); получение взятки (ч. 1 ст. 173) и те же действия, совершенные лицом, занимающим ответственное положение (ч. 2 ст. 173); совершение разбоя любым

1 Б. С. В о л к о в, Мотивы и квалификация преступлений, стр. 29. Такова же позиция С. В. Бородина в статье «Вопросы квалификации убийства из хулиганских побуждений» («Советская юстиция» 1971 г. №23, стр. 18—19).

264

 

>>>265>>>

лицом (ч. 1 ст. 146) и особо опасным рецидивистом (п. «г» ч. 2 ст. 146) и т. д. Во всех этих случаях составы (разновидности составов), предусматривающие специального субъекта, являются более конкретными по содержанию и потому должны применяться при конкуренции.

Довольно часто нормы конкурируют сразу по нескольким элементам состава. Например, ч. 2 ст. 108 («Умышленное тяжкое телесное'повреждение, повлекшее смерть») и ст. 103 («Умышленное убийство») находятся в конкуренции как по объекту преступления (объект убийства: жизнь — наиболее ценное благо), так и по субъективной стороне (она полнее также в составе убийства).

3. Соотношение части и целого необходимо учитывать по делам о приготовлении к преступлению и покушении на него.

По общему правилу, более полной является норма, предусматривающая оконченное преступление, по сравнению с нормой о покушении, а последняя — по сравнению с нормой о приготовлении. Каждая последующая стадия, таким образом, «поглощает» предыдущую. Если лицо стреляло в гражданина с целью лишения его жизни, ранило потерпевшего и он скончался, в действиях виновного есть признаки приготовления, покушения и оконченного умышленного убийства. Естественно, что лицо должно нести ответственность лишь за совершенное умышленное убийство как оконченное преступление.

Однако так обстоит дело лишь в тех случаях, когда приготовление, покушение и оконченное преступление совершаются в рамках одного состава преступления. Если же речь идет о сравнении разных составов, то могут быть и другие варианты решения, в зависимости от того, какая именно норма более полно предусматривает фактически содеянное. Ею иногда может быть и норма о неоконченном преступном посягательстве.

Так, П., находясь в нетрезвом состоянии, встретил свою бывшую сожительницу А. и во время ссоры со словами: «Я тебе выбью сейчас глаз», ударил ее ножом в лицо. Нож соскользнул и потерпевшей были причинены легкие телесные повреждения. Отменяя решение суда кассационной инстанции о переквалификации действий П. на ч. 2 ст. 112 УК РСФСР, Президиум Новосибирского

265

 

>>>266>>>

областного суда правильно указал, что, нанося удар, преступник желал причинить потерпевшей тяжкое телесное повреждение, но этого не случилось по независящим от его воли причинам. Президиум полагал, что П. совершил преступление, предусмотренное ст. 15 и ч. 1 ст. 108 УК1.

Нередко подобные вопросы встают по делам о хищении социалистической собственности. Некоторые следователи и судьи при квалификации хищений придают основное значение фактическому, порой небольшому размеру похищенного имущества, хотя умысел виновного подчас направлен на хищение в гораздо больших размерах.

В постановлении от 11 июля 1972 г. «О судебной практике по делам о хищениях государственного и общественного имущества» Пленум Верховного Суда СССР указал, что в тех случаях, когда «при совершении хищения умысел виновного был направлен на завладение имуществом в значительном, крупном или особо крупном размере и он не был осуществлен по независящим от виновного обстоятельствам, содеянное надлежит квалифицировать как покушение на хищение в значительном, крупном или особо крупном размере»2.

Рассматривая соотношение признаков двух конкурирующих в этих случаях составов, нетрудно видеть, что признаки состава покушения на хищение в значительном размере —«полнее», чем признаки оконченного мелкого хищения (см. рис. 16). В самом деле, по субъекту, объекту и объективной стороне составы совпадают (в силу того что хищение в значительных размерах не было окончено), но содержание умысла, включая цель субъекта, «полнее» в составе покушения на хищение в значительных размерах.

Конкуренция части и целого возможна и по делам о соучастии.  Здесь  главным  образом  встречаются такие

d «Бюллетень Верховного Суда РСФСР» 1968 г. № 8, стр. 14. См. также «Бюллетень Верховного Суда РСФСР» 1062 г. № 8, стр. 7.

2 «Бюллетень Верховного Суда СССР» 1972 г. № 4, стр. 12. См. также «Бюллетень Верховного Суда СССР» 1961 г. № 5, стр. 29—30; «Сборник постановлений Президиума и определений Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РСФСР 1957—1959 гг.», М., 1960, стр. 118.

266

 

>>>267>>>

Рис.  16. Признаки составов мелкого хищения  (ч. 1  ст. 96)  и покушения на хищение в значительных размерах (ч. 1 ст. 89).

случаи, когда действия обвиняемого являются соучастием в каком-либо преступлении и вместе с тем охватываются статьей УК, предусматривающей самостоятельный состав. Как их следует квалифицировать?

Для того чтобы устранить ошибки при решении некоторых дел этой категории, Пленум Верховного Суда СССР специально указал в постановлении от 11 июля 1972 г. «О судебной практике по делам о хищениях государственного и общественного имущества»: «В случаях, когда приобретение имущества, заведомо добытого преступным путем, было связано с подстрекательством к хищению, действия виновных подлежат квалификации как соучастие в этом преступлении. Равным образом следует квалифицировать как соучастие в хищении заранее обещанное приобретение заведомо похищенного имущества и заранее обещанную реализацию такого имущества»1.

4. Подводя итоги сказанному в параграфах этой главы, необходимо признать, что далеко не все вопросы конкуренции норм в настоящее время разработаны с доста-

1 «Бюллетень     Верховного      Суда     СССР»     1972    г.     №   4, стр. 11.

267

 

>>>268>>>

точной ясностью и полнотой. В частности, нет твердых правил выбора норм, когда по одним признакам «полнее» оказывается одна норма, а по другим — вторая.

Так, состав повреждения путей сообщения и транспортных средств по объективной стороне обрисован конкретнее, чем состав диверсии. Однако состав диверсии конкретнее по признакам субъективной стороны, так как предусматривает специальную цель (а также и специальный объект). Конкуренция этих норм может возникнуть, если с целью ослабления Советского государства были повреждены пути сообщения, что вызвало крушение поезда или другие тяжкие последствия. При этом следует применять ст. 68 (диверсия)1. Следовательно, при таком решении признается, что в данном случае признаки объекта и субъективной стороны имеют более важное значение для конкуренции, чем признаки объективной стороны составов.

А при конкуренции статьи о воинском должностном преступлении (ст. 260 УК) и общеуголовной статьи о получении взятки (ст. 173) применяется последняя, несмотря на то что ст. 260 УК по субъекту преступления и объекту носит специальный характер. Следовательно, здесь играет основную роль объективная сторона. Очевидно, общие правила, которые должны были бы применяться во всех подобных случаях, еще требуют разработки.

Некоторые практические работники нередко заменяют все правила конкуренции одним, казалось бы, весьма удобным положением: нужно, по их мнению, применять всегда ту норму, которая предусматривает более строгое наказание.

В ряде случаев это соображение находит подтверждение на практике. В самом деле, норма, которая предусматривает более широкий круг признаков совершенного деяния, обычно устанавливает и более высокую санкцию по сравнению с нормой, охватывающей деяние лишь частично. Она нередко отражает более обширный круг общественных отношений, выступающих в качестве объекта   преступного   посягательства,   предусматривает

1 См.,  например,  «Курс Советского    уголовного    права.  Часть Особенная», т. IV, М., 1970, стр. 195.

268

 

>>>269>>>

более опасные действия, а также более тяжелые последствия. Поэтому естественно, что «чем больше» совершил преступник, тем строже назначаемое ему наказание.

Однако исходить при решении вопросов конкуренции только из сравнения санкций было бы ошибочно.

Например, если должностное лицо — военнослужащий — путем злоупотребления служебным положением похитил государственное имущество, то его действия подпадают под ст. 92 УК (хищение путем злоупотребления служебным положением) и под ст. 260 УК (злоупотребление военнослужащего — должностного лица служебным положением). Санкция ст. 260 УК значительно выше, однако и в теории, и в судебной практике не вызывает сомнений необходимость решить в данном случае вопрос о конкуренции в пользу ст. 92 УК. Социально-политический смысл содеянного заключается в посягательстве на государственное имущество, и ст. 92 по объекту, объективной стороне и субъекту более «полно» предусматривает совершенное преступление, чем ст. 260, хотя ее санкция и ниже.

Второстепенную роль санкции по сравнению с содержанием состава преступления можно особенно наглядно гвидеть в случаях конкуренции общей и специальной норм. Многие специальные нормы не усиливают, а понижают ответственность по сравнению с общей нормой (должностной подлог максимально наказывается лишением свободы на срок до двух лет, а злоупотребление властью — до трех лет, а при отягчающих обстоятельствах-— до восьми лет). Это объясняется тем, что, предусматривая некоторые частные случаи в специальных нормах, законодатель вместе с тем соответственно оценил и степень их общественной опасности. И_сходя же из неоправданного стремления «во что бы то ни стало» применить более строгую норму, мы стали бы игнорировать эту оценку, данную законодателем.

Несомненно, санкция статьи должна приниматься во внимание при решении вопросов конкуренции, но лишь для того, чтобы более глубоко и правильно понять смысл нормы и ее соотношение с другими нормами. Основой же для решения указанных вопросов должен быть анализ действующего законодательства и раскрытие признаков конкурирующих составов.

269

 

>>>270>>>

При конкуренции двух норм следует применить ту из них, которая полнее, богаче по содержанию и уже по объему. Это такая норма, которая предусматривает наибольшее число признаков совершенного преступления и вместе с тем распространяется, кроме данного деяния, на наименьшее число других разновидностей .этой же категории преступлений. Объем ее наименьший, а содержание наиболее полное и конкретное. Состав. преступления, предусмотренный в применяемой норме, должен охватывать по возможности максимальное число тех признаков содеянного, которые имеют уголовно-правовое значение.


<