§ 1. Понятие и виды конкуренции : Общая теория квалификации преступлений - В.Н. Кудрявцев : Книги по праву, правоведение

§ 1. Понятие и виды конкуренции

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 
РЕКЛАМА
<

1. Разнообразие исторических причин принятия норм уголовного законодательства приводит к тому, что, как отмечалось выше (см. гл. III), совокупность норм Особенной части УК не образует достаточно стройной логической системы. Наряду с различными пробелами возникают случаи частичного пересечения, взаимного «наложения» норм, что приводит к частичному дублированию закона. При квалификации преступлений в этих случаях возникают трудности, связанные с тем, что совершенное деяние предусматривается несколькими нормами одновременно. Такое положение свидетельствует об имеющейся конкуренции уголовно-правовых норм. А. А. Герцензон определял конкуренцию как «наличие двух или нескольких уголовных законов, в равной мере предусматривающих наказуемость данного деяния»1.

При конкуренции норм совершено одно преступление (в отличие от совокупности, повторности и рецидива), которое, однако, одновременно содержит признаки двух

* А. А. Герцензон, Квалификация преступлений, стр. 21. 240

 

>>>241>>>

(или более) уголовно-правовых норм. При этом возникает вопрос, какую из этих норм следует применить для квалификации содеянного.

Конкуренцию уголовно-правовых норм нетрудно проиллюстрировать следующим примером.

Некто К., занимая должность директора мясокомбината, совместно с другими лицами приписал 459 т фактически незаготовленного мяса, чем было искусственно увеличено в отчетности на 32% выполнение районом плана заготовки мяса1. Эти действия представляют собою умышленное использование должностным лицом своего служебного положения вопреки интересам службы; они совершены из личной заинтересованности и причинили существенный ущерб государству — следовательно, содержат все признаки преступления, предусмотренного ст. 170 УК (злоупотребление властью или служебным положением).

Но действия К. охватываются и другой статьей УК, а именно ст. 175 (должностной подлог), в которой говорится о «внесении должностным лицом в корыстных целях или из иных личных побуждений в официальные документы заведомо ложных сведений». Наконец, они подпадают и под диспозицию ст. 1521 (приписки и другие искажения отчетности о выполнении планов).

Таким образом, налицо конкуренция трех указанных норм, и задача следователя, прокурора, суда при рассмотрении данного дела состоит в том, чтобы правильно избрать одну из них.

Не рассматривая пока решения этого примера по существу, обратим внимание на некоторые общие черты конкуренции.

Из приведенной фабулы дела можно видеть, что между конкурирующими нормами существует тесная связь и зависимость. Общая черта норм, находящихся в конкуренции, состоит в том, что они с разной степенью обобщения и с различной полнотой предусматривают признаки одного и того же преступления. Следовательно, как по объему, так и по содержанию эти нормы частично совпадают (см. рис. 13).

1 См. «Бюллетень Верховного Суда РСФСР» 1962 г. № 1, стр.5. 16 Заказ 3846                                                                                         241

 

>>>242>>>

Конкуренция уголовно-правовых норм встречается в различных формах. Мы рассмотрим лишь два основных вида конкуренции, различающихся между собой по содержанию совпадающих и несовпадающих признаков составов.

Рис. 13. Конкуренция трех норм

А. — все виды злоупотребления служебным положением

Б — подлог   документов

В «— приписки в государственной  отчетности

Первый вид конкуренции двух норм характерен тем, что одна норма предусматривает определенный круг деяний, а вторая — частные случаи из этого круга. Это —■ конкуренция общей и специальной норм. К ней относится приведенный выше пример. Статья 170 охватывает все разнообразные злоупотребления властью и служебным положением и является общей нормой, в то время как ст. 175, предусматривающая один вид — подлог документов, является нормой специальной. Но, в свою очередь, это общая норма  по  сравнению со ст.

1521. Разница   в объеме  применения   норм,   как видно, тесно связана с различной степенью их абстрактности.

Если сравнить каждую из конкурирующих норм по перечню признаков состава, мы увидим, что во всех трех составах можно выделить одинаковые признаки составов высоких рангов абстракции, зато более низкие ранги есть только в специальных нормах. Это различие можно легко показать, если построить три «дерева» признаков упомянутых выше составов преступлений  (рис.  14).

В объективной стороне состава злоупотребления служебным положением содержатся признаки только одного, первого, ранга (а')\ в составе подлога документов — двух (а1, а") и в составе приписок — трех рангов (а', а", а'"). При этом каждый последующий ранг представляет собой конкретизацию признаков предыдущего. Если из состава приписок убрать признак а'", он «превратится» в состав подделки документов, а если убрать также признак а", то получится общая норма злоупотребления служебным положением.

В связи с этим иногда говорят, что общая норма содержит родовой, а специальная — видовой состав преступления. «Видовым является состав, указывающий на

242

 

>>>243>>>

преступные деяния, укладывающиеся в рамки соответствующего родового состава, но обладающий дополнительным специальным признаком»1.

При конкуренции общей и специальной норм последняя находится по отношению к первой в логическом отношении подчинения2. Например, мы можем сказать про кого-либо, что он по профессии юрист. Но можно уточнить наше определение, сузить его и конкретизировать специальность: наш знакомый'—следователь прокуратуры. Каждый следователь прокуратуры'—юрист, но не каждый юрист — следователь. Отношение между этими понятиями и есть отношение подчинения.

Рис. 14. Признаки составов преступлений при конкуренции общей и специальной нормы

При втором виде конкуренции различие норм является более сложным. Их признаки могут относиться к разным элементам преступления, не представляя собой конкретизацию более общего признака.

Примером может служить конкуренция статей о разбое (п. «в» ч. 2 ст. 146 УК) и о причинении тяжких телесных повреждений ,(ч. 1 ст. 108 УК). Статья о разбое

1  «Уголовное   право    БССР.   Часть    Особенная»,    Минск, 1971, стр. 382.

2  При отношении подчинения все существенные признаки одного из понятий составляют только часть существенных признаков другого   (см.  «Логика»,  М.,   1956,  стр. 50).

243

 

>>>244>>>

полнее по содержанию, она охватывает как тяжкое телесное повреждение, так и некоторые другие признаки. Тяжкое телесное повреждение лишь часть преступления, предусмотренного п. «в» ч. 2 ст. 146 УК. Поэтому данный вид конкуренции можно назвать конкуренцией части и целого (см. рис. 15).

Рис.   15. Признаки  составов   преступлений   при   конкуренции части и целого.

(В объективной стороне разбоя (п. «в» ч. 2 ст. 146), так же как и тяжкого телесного повреждения (ч. 1 ст. 108), содержатся некоторые одинаковые признаки действия и последствия: насилие (а'2) и причинение тяжкого телесного повреждения (/ч). Однако в составе разбоя, кроме того, есть признак «нападения» (a'i), относящийся к объективной стороне, и субъективный признак — «цель завладения личным имуществом граждан» (ii). Если их исключить, то вместо объективной стороны разбоя (п. «в» ч. 2 ст. 1146) образуется объективная сторона тяжкого телесного повреждения.

Продолжая аналогию, мы можем проиллюстрировать соотношение части и целого следующим примером. Наш знакомый — следователь. Это — целое. Частью данной характеристики было бы указание на то, что он «имеет право допрашивать свидетелей». Любой следователь имеет такое право. Вместе с тем это только часть его деятельности.

Нередко конкуренцию норм смешивают с коллизией. Между тем это различные понятия. В коллизии находятся нормы, противоречащие одна другой1. Например, ког-

i1 Для коллизии характерно «наличие нескольких норм, расходящихся по содержанию друг с другом» («Основы теории государства и права», М, I960, стр. 336).

244

 

>>>245>>>

да ст. 28 УК РСФСР 1926 года устанавливала максимальный срок лишения свободы в 10 лет, а Указы Президиума Верховного Совета СССР от 4 июня 1947 г., 9 июня 1947 г. и 4 января 1949 г. установили санкции, значительно превышающие этот максимум, между упомянутыми нормами возникла коллизия, решавшаяся в пользу более позднего общесоюзного законодательства.

При конкуренции норм никакой коллизии может не быть. Статьи 170 и 175 УК не находятся в противоречии. Точно так же не противоречат друг другу статьи об умышленном убийстве и о тяжком телесном повреждении, хотя между ними в известных случаях может возникнуть конкуренция.

Различие коллизии и конкуренции состоит также в следующем. Коллизия двух или более норм существует независимо от того, имеются ли конкретные факты, подпадающие под эти нормы. Коллизия — это несогласованность между нормами по их содержанию, и она существует независимо от того, имеются ли уголовные дела, в которых следовало бы применить эти нормы. О конкуренции же норм речь идет в конкретных случаях применения закона, когда выясняется, что в совершенном деянии имеются признаки двух или нескольких норм. Поэтому при конкуренции уголовно-правовых норм нельзя ставить вопрос абстрактно: какая из двух норм'всегда подлежит применению? Вопрос следует формулировать иначе: под какую норму подпадает данное преступление? Какая из норм подлежит применению в данном случае? Вопросы конкуренции, следовательно, могут решаться по-разному в зависимости от различий в фактических обстоятельствах дела.

Таким образом, конкуренция — более сложное явление, чем коллизия; в ней переплетаются вопросы факта с вопросами права, и нередко требуется весьма глубокое знание законодательства и судебно-прокурорской практики для того, чтобы правильно разбораться в этих вопросах и квалифицировать содеянное в строгом соответствии с законом.

Рассмотрим также, чем отличается соотношение конкурирующих составов от соотношения смежных составов преступлений. Как указывалось в гл. V, смежные составы различаются между собой по одному или нескольким признакам. Это значит, что один из смежных составов

245

 

>>>246>>>

имеет признак, который отсутствует в другом, но при этом другой состав обладает признаком, отсутствующим в первом. Так, кражу характеризует признак «тайное» похищение; этого признака нет в смежном составе грабежа, в котором зато имеется признак «открытое».

При конкуренции норм только одна из них имеет признаки, отсутствующие в другой. Отсюда вытекает, что можно конкурирующие нормы представить как смежные составы, если пополнить одну из них «недостающими» негативными признаками. Так, злоупотребление служебным положением можно пополнить такими признаками, как: «без подлога документов», «без приписок», «за исключением случая получения взятки» и т. д., т. е. указаниями на отсутствие признаков всех специальных норм. Этим искусственным путем мы устанавливаем «пограничную линию» между конкурирующими нормами.

2. Предварительное ознакомление с вопросами конкуренции порождает мысль о том, что конкуренция — это результат «излишества» в законодательстве. В самом деле, если существуют две или более нормы, предусматривающие одно и то же преступление, то в чем социальный смысл этого явления? Не является ли оно недостатком действующей системы уголовного права и не лучше ли было бы ограничиться изданием таких норм, которые ни в коем случае не совпадали и не «пересекались» бы между собой, даже частично?

В действительности в существовании конкурирующих норм имеется определенный позитивный смысл. Прежде всего не вызывает сомнения необходимость создания таких норм, которые могут находиться в конкуренции типа «целое и часть». Так как преступное поведение разнообразно, имеются как сложные, так и простые его формы, в том числе и совпадающие по отдельным признакам с более сложными образованиями. По этой причине, в частности, конструируются так называемые составные преступления.

Но и образование конкурирующих норм типа «общая — специальная» также может быть в ряде случаев целесообразным.

Развитие уголовного законодательства нельзя представлять себе ни как процесс постоянного обобщения, создания все более широких и абстрактных формулировок преступлений, ни, наоборот, как процесс казуистиче-

246

 

>>>247>>>

ского дробления закона на нормы, предусматривающие отдельные случаи. Этот процесс сложен, и в нем сочетаются оба эти направления1.

История развития уголовного законодательства свидетельствует о том, что, как правило, правовая регламентация определенной группы общественных отношений начинается с создания норм, предусматривающих более или менее частные случаи. Затем постепенное накопление отдельных норм Особенной части приводит к созданию обобщенных формулировок. Однако потом они изменяются или дополняются, наращивается новая система, которая впоследствии вновь может получить обобщенное выражение.

Для иллюстрации приведем пример, касающийся развития норм о преступном уничтожении и повреждении социалистического имущества.

Уголовный кодекс 1926 года в последней редакции содержал ст. ст. 79 (умышленное истребление или повреждение государственного и общественного имущества), 79' (хищнический убой и умышленное изувечение скота), 792 (порча и поломка тракторов и сельскохозяйственных машин в результате небрежного отношения к ним), ст. 793 (незаконный убой лошадей), 794 (преступно-небрежное обращение с лошадьми), которые в совокупности, однако, не охватывали всех возможных случаев общественно опасного повреждения государственного и общественного имущества.

УК РСФСР 1960 года первоначально содержал только две статьи — 98 и 99, предусматривающие достаточно широкий круг случаев умышленного и неосторожного уничтожения и повреждения государственного и общественного имущества. Однако процесс изменения законодательства в этой части не закончился. 26 декабря 1961 г. был принят Указ Президиума Верховного Совета СССР «Об уголовной ответственности за преступно-небрежное использование или хранение сельскохозяйственной техники», который установил ответственность за порчу, поломку, разукомплектование тракторов, автомобилей, комбайнов и иных сельскохозяйственных машин

1 См. А. Н. Т р а й н и н, Общее учение о составе преступления, стр. 243 и след.

247

 

>>>248>>>

.(ст. 991). Указом Президиума Верховного Совета РСФСР от 17 октября 1969 г. введена ст. 2051, предусматривающая ответственность за нарушение правил охраны линий связи, повлекшее повреждение кабельной линии междугородной связи, если оно вызвало перерыв связи.

Общая, абстрактная норма значительно удобнее для квалифицированного юриста. Но ведь уголовные законы создаются не только для юристов. Они имеют воспитательное и предупредительное значение. Простой и понятный текст закона, устанавливающего ответственность за конкретные действия, смысл которых ясен для любого гражданина, имеет важное профилактическое значение. Поэтому наряду с общими нормами, которые уже имеются в законодательстве, в некоторых случаях оправдано появление новых законов, подчеркивающих общественную опасность тех или иных форм поведения, причиняющих вред социалистическому обществу. Так, например, большое политическое -значение имело издание Указа Президиума Верховного Совета СССР от 24 мая 1961 г. «Об ответственности за приписки и другие искажения отчетности о выполнении планов», направленного против обманщиков и очковтирателей, наносящих серьезный ущерб народному хозяйству.

Существуют и другие причины издания новых норм, охватывающих действия, уже в той или иной степени предусмотренные в действующем законодательстве.

Можно указать, например, на случаи выделения некоторых видов правонарушений из более общих норм с тем, чтобы уточнить, конкретизировать степень их общественной опасности и соответственно предусмотреть санкцию строже или мягче, чем в общей норме. При составлении действующих в настоящее время уголовных кодексов союзных республик многие нормы были выделены из более общих в целях дифференциации ответственности (например, ст. сг. 110 и 111 УК о тяжком и менее тяжком телесном повреждении, причиненном в состоянии сильного душевного волнения и при превышении пределов необходимой обороны).

Вообще следует сказать, что существование специальной нормы наряду с общей нормой тогда имеет практический смысл, когда эта специальная норма как-то иначе   решает   вопросы   уголовной   ответственности   по

248

 

>>>249>>>

сравнению с общей нормой (например, о" виде и размере наказания).

Конкурирующие нормы возникают также при необходимости сформулировать новые составы преступлений, так сказать «комбинированного», комплексного характера. Например, ст. 771 УК («Действия, дезорганизующие работу исправительно-трудовых учреждений») включила в себя ряд признаков уголовно-правовых норм о преступлениях против личности и против порядка управления. При этом возникли такие вопросы конкуренции, которые не существовали до принятия ст. 771 УК.

Таким образом, создание «конкурирующих» норм должно быть связано с некоторыми причинами политического и юридического характера и сопровождаться соблюдением определенных условий. Нельзя произвольно создавать новые нормы. К сожалению, еще не редки случаи, когда новые нормы издаются без учета системы уже действующих в данный момент норм Общей и Особенной части. Конкуренция норм, которая не имеет под собой серьезных оснований, вызывает неоправданные затруднения при применении закона и потому может рассматриваться как недостаток законодательства.

Такая конкуренция, например, возникла между ст. 1912 УК (посягательство на жизнь работника милиции или народного дружинника) и п. «в» ст. 102 УК (умышленное убийство, совершенное в связи с выполнением потерпевшим своего служебного или общественного долга). Включение в УК ст. 1912 могло иметь определенное профилактическое значение. Однако эта цель не нашла соответствующего юридического воплощения. Статья 1912 представляет собой специал'ьную норму по сравнению с п. «в» ст.102, так как она предусматривает частный случай посягательства на жизнь. Эта специальная норма, как вытекает из смысла Указа Президиума Верховного Совета СССР от 15 февраля 1962 г., создана в целях усиления борьбы с такими посягательствами. Между тем санкция ст. 1912 не выше, а даже несколько ниже, чем санкция п. «в» ст. 102 УК. В силу этого возникла такая конкуренция между указанными статьями, правильно разрешить которую можно только путем изменения законодательства.

Правильное применение закона при конкуренции уголовно-правовых норм имеет существенное значение. При

249

 

>>>250>>>

конкуренции необходимо избрать одну из нескольких статей УК, под которые подпадает совершенное преступление. Ошибочное решение этого вопроса чревато теми же последствиями, что и вообще неправильная квалификация: либо будет неоправданно применен более мягкий закон и преступник не понесет должного наказания, либо суд вынесет излишне суровый приговор, в силу своей несправедливости лишенный также и воспитательного значения.

Практика показывает, что решение вопросов конкуренции является в общем более трудным, чем разграничение преступлений, и поэтому порождает больше ошибок. Так как закон не содержит положений о том, как следует поступать при конкуренции уголовно-правовых норм, этот термин не употребляется в судебных решениях. Однако, по существу не используя термин «конкуренция», многие постановления Пленумов Верховных Судов СССР и союзных республик все же имеют ее в виду. Для примера можно сослаться на постановление Пленума Верховного Суда СССР «О судебной практике по делам о хищениях государственного и общественного имущества» от 11 июля 1972 г. В нем обращается внимание на то, что злоупотребление служебным положением, заключающееся в безвозмездном обращении с корыстной целью государственного и общественного имущества в свою собственность, надлежит квалифицировать по ст. 92, а не по ст. 170 УК1. Тем самым решалась проблема конкуренции двух этих норм. Аналогичные вопросы постоянно ставятся и разрешаются в учебниках, монографиях и других научных работах по советскому уголовному праву. Вместе с тем следует заметить, что общих правил выбора нормы при конкуренции не выработано; в литературе содержатся лишь отдельные указания по этим вопросам.

Выбор для квалификации содеянного одной из двух или более норм, находящихся в конкуренции, не может зависеть от вкусов следователя или от случайных, конъюнктурных соображений: он должен иметь стабильный характер и основываться на принципиальных положениях. Рассмотрим некоторые из них.

1 См.     «Бюллетень    Верховного    Суда    СССР»     1972 г. № 4, стр. 9—10.

250

 

>>>251>>>


<