§ 5. Основные этапы квалификации : Общая теория квалификации преступлений - В.Н. Кудрявцев : Книги по праву, правоведение

§ 5. Основные этапы квалификации

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 
РЕКЛАМА
<

1. При расследовании и судебном рассмотрении конкретного уголовного дела логическая, программа квалификации преступлений используется в тесном сочетании и переплетении с собиранием, проверкой и оценкой доказательств. Те типы задач квалификации, которые названы в § 1 настоящей главы, также в большинстве случаев связаны между собой: в процессе собирания новых доказательств происходит переход от одного типа задачи к другому.

Рассмотрим основные этапы, из которых состоит процесс квалификации, начиная со стадии возбуждения дела и кончая вступлением в силу обвинительного приговора.

Так как всякое уголовное дело отражает более или менее сложную фактическую картину событий, квалификация обычно начинается с выдвижения версий или гипотез относительно юридической оценки того деяния, о котором стало известно следователю .(прокурору, судье), возбуждающему уголовное дело1.

1 Под версией, представляющей собою разновидность гипотезы, понимается  одно  из возможных  объяснений  определенных  фактов,

226

 

>>>227>>>

Отмечая, что порядок установления фактических признаков преступления носит, как правило, случайный характер, И. Андреев пишет: «Предварительное установление признаков иногда бывает неопределенным: каждый чувствует, что произошло нечто, противоречащее уголовному кодексу, но только изучение дальнейших деталей позволяет выбрать направления, по которым должно вестись расследование, и наметить категории преступлений, которые следует иметь в виду»1. Многое при этом зависит «от ориентации в правовых предписаниях»2, от уровня знаний и содержания правосознания следователя.

Статья 108 УПК РСФСР предусматривает, что «дело может быть возбуждено только в тех случаях, когда имеются достаточные данные, указывающие на признаки преступления». Анализируя материалы, полученные к этому времени, следователь должен соединить эти данные по возможности в единое целое и выдвинуть предположение о том, какому составу преступления они соответствуют.

Решение этого вопроса является обязательным условием для проведения дальнейшего расследования. В соответствии со ст. 112 УПК в постановлении о возбуждении уголовного дела должна быть обязательно указана «статья уголовного закона, по признакам которого оно возбуждается, а также дальнейшее направление дела».

Естественно, что квалификация, даваемая в этом постановлении, является лишь первоначальной. По сути дела это одна из гипотез относительно характера совершенного преступления, подлежащая проверке.

Выше мы отмечали, что для правильной квалификации всегда необходимо иметь определенные предпосылки или условия: хорошее знание закона и точно установленные факты. Есгь ли зт-и условия в момент возбуждения уголовного дела?

Вполне понятно, что к указанному выше времени в

основанное на закономерностях развития природы или общества (см., например, «Логика», М., 1956, стр. 210).

1  I. A n d r e j e w, op. cit, р. 80.

2  I b i d.

15*                                                                                                       227

 

>>>228>>>

большинстве случаев еще нет полных данных о фактических обстоятельствах содеянного. Расследование дела только предстоит. Лицо, возбуждающее дело, располагает, как правило, лишь некоторыми, подчас отрывочными, фактами, указывающими на признаки преступления. Однако для построения одной или нескольких версий относительно квалификации совершенного деяния этого достаточно. Как отмечается в криминалистической литературе, «версия может быть выдвинута по тем из обстоятельств, в отношении которых в исходных данных содержатся некоторые сведения, позволяющие предположительно и по-разному объяснить значение этого обстоятельства»1.

Рассмотрим это на примере конкретного дела, приводившегося в работе «Теоретические основы квалификации преступлений». Оно началось с того, что в лесу был найден труп человека с огнестрельным ранением головы. Документов, денег и каких-ли'бо других вещей, кроме одежды, при трупе не обнаружено. Труп был опознан, им оказался бригадир колхоза Б.

Что дают эти сведения для квалификации?

Они могут свидетельствовать о совершении преступления, но допускают и версии о несчастном случае, самоубийстве и о лишении жизни при необходимой обороне. Если взять лишь те версии, которые касаются преступления, то их будет несколько: умышленное убийство (с отягчающими обстоятельствами, без отягчающих обстоятельств и другие виды), неосторожное убийство, тяжкое телесное повреждение, повлекшее смерть, доведение до самоубийства, а также иные преступления, связанные с лишением жизни (террористический акт, бандитизм и др.). Кроме того, возможны разбой и грабеж. Таким образом, сразу же намечается группа смежных составов преступлений, общим признаком которых является лишение жизни.

Мы видим, что число версий достаточно велико, но вместе с тем ограничено. Все они связаны с одним фактом, событием, бесспорно установленным по делу,— смертью человека. С точки зрения    квалификации, это

1 А. П. Васильев, Г. Н. Мудьюгин, Н. А. Якубович, Планирование расследования  преступлений,  М.,   1957,  стр.  59.

228

 

>>>229>>>

признак, указывающий на объект преступления, хотя еще и не полная характеристика объекта (посягательство на жизнь может быть элементом ряда преступлений, перечисленных выше). Имеется также обоснованное предположение о посягательстве на личную собственность.

Что же касается субъекта, объективной и субъективной сторон преступления, то о них пока ничего не известно.

Установление, хотя бы приблизительное, признаков нарушенного объекта преступления и причиненного ему вреда, на наш взгляд, может в большинстве случаев считаться достаточным основанием для возбуждения уголовного дела. Нарушение объекта в большинстве случаев свидетельствует о совершении общественно опасного деяния, запрещенного уголовным законом, т. е. о преступлении, хотя бы его субъект был еще неизвестен. Уголовное дело возбуждается в данном случае в отношении факта (события преступления).

Этого условия нет в других случаях (например, когда неизвестно об объекте посягательства, а имеются лишь сведения о наличии умысла у какого-либо лица на совершение преступления). Что же касается объективной стороны преступления, то она в большинстве случаев также может рассматриваться как тот признак, который дает основание для первоначальной квалификации.

Если фактические обстоятельства дела на данном этапе еще полностью не установлены, то с уяснением содержания закона дело обстоит иначе. Уже на первом этапе расследования дела необходимо хорошо представлять себе действующее законодательство. К этому у следователя нет никаких препятствий, и это необходимо, ибо только хорошее знание системы норм уголовного законодательства дает возможность наметить все необходимые версии квалификации, не упуская ни одной из них1. Неточное знание уголовно-правовых норм или неполное представление о существующих нормах может повести расследование по неправильному пути.

1 Версии квалификации могут не совпадать с частными следственными версиями. Последнее понятие шире, так как одна версия о квалификации (умышленное убийство) включает большое количество следственных версий, объясняющих ход событий.

229

 

>>>230>>>

В постановлении о возбуждении уголовного дела следует указывать такую статью УК, признаки которой наиболее соответствовали бы имеющимся сведениям и способствовали бы эффективному расследованию содеянного. «Недостающие» элементы квалификации должны быть заменены такими предположениями, которые при прочих равных условиях представляются наиболее вероятными (с учетом распространенности определенного преступления, индивидуальных особенностей события и др.). В приведенном примере наиболее вероятной (на данном этапе) будет версия об убийстве. Это дело и было возбуждено по признакам ст. 103 УК.

Необходимо подчеркнуть, что ссылкой на статью УК при возбуждении уголовного дела все остальные версии не отбрасываются; они на равных основаниях проверяются в ходе дальнейшего расследования и нередко приводят к изменению первоначальных соображений. Только проверка всей совокупности версий может привести к окончательному выводу.

Предварительная, первоначальная квалификация будет тем более правильной, чем точнее и полнее установлены факты по делу. Естественно, что в каждом случае эта полнота и точность будут различными. Например, если возбуждается дело о клевете по жалобе потерпевшего, то первоначальная квалификация может оказаться и окончательной. Другое дело, когда ни характер преступления, ни его субъект в точности еще не установлены. Однако при всех условиях «необходимо требовать от работников следствия и прокуратуры раскрытия истины и проведения предварительного расследования так, чтобы материалы этого расследования были бы достаточными для выработки твердого убеждения у следователя и прокурора в виновности или невиновности обвиняемого»1.

2. Второй этап квалификации, начинающийся после возбуждения дела, завершается постановлением о привлечении лица в качестве обвиняемого. Согласно ст. 143 УПК. это постановление выносится «при наличии достаточных доказательств, дающих основание для предъявления обвинения». При этом    в постановлении должно

1 И.  Д. П е р л о в,  Судебное  следствие  в  советском  уголовном процессе, М., 1955, стр. 28.

S30

 

>>>231>>>

быть указано «преступление, в совершении которого обвиняется данное лицо, с указанием времени, места и других обстоятельств совершенного преступления, поскольку они установлены материалами дела; уголовный закон, предусматривающий данное преступление» (ст. 144 УПК).

Что это означает с точки зрения квалификации? То, что для предъявления обвинения уже недостаточно ограничиться знанием одного элемента преступления: требуется выяснить фактические признаки объекта, объективной и субъективной стороны преступления, а также его субъекта. Для этого в процессе расследования необходимо установить «недостающие» факты и проверить те версии, которые выдвигались по уголовному делу.

Если первоначальная квалификация была связана с возникновением гипотез, то второй этап заключается в анализе этих гипотез, разработке выводов, вытекающих из них, и проверке их на основе имеющихся доказательств. К моменту предъявления обвинения необходимо установить, хотя бы в общих чертах, правильность выдвинутой версии квалификации либо отвергнуть ее и заменить другим, более правильным суждением.

Нередко ход расследования побуждает следователя изменить свое мнение о квалификации, углубить расследование, чтобы выявить новые признаки, и т. д. Каждый новый факт может породить новую гипотезу, а она, в свою очередь, требует обратиться к фактам, подтверждающим или опровергающим ее.

Так это происходило и при расследовании дела об убийстве Б. После возбуждения дела была проведена судебно-медицинская экспертиза, подтвердившая факт насильственной смерти. При этом было установлено отсутствие признаков близкого выстрела. Версии о необходимой обороне, самоубийстве и несчастном случае по вине потерпевшего стали маловероятными. В голове потерпевшего была обнаружена пуля от охотничьего ружья. Во время происшествия Б. находился в состоянии опьянения.

Собранные данные подтверждали версию об убийстве, и расследование продолжалось в этом направлении. Вместе с тем субъективная сторона, а также субъект преступления еще   не были    установлены.    С    равным

231

 

>>>232>>>

основанием можно было предполагать как умышленное, так и неосторожное убийство. Не исключалось разбойное нападение.

Расследование дела вскоре привело к установлению следующих фактов. Накануне происшествия Б. пошел на охоту вместе с Ш., проживавшим в том же поселке. Допрошенный в качестве свидетеля Ш. заявил, что он действительно охотился вместе с Б., но затем отправился домой, а Б. продолжал охотиться один.

Осмотр охотничьего ружья Ш. показал, что оно того же калибра, что и пуля, найденная в теле Б. Оружие и пуля были направлены на криминалистическую экспертизу. Эксперты пришли к выводу, что пуля, извлеченная из головы потерпевшего, выстрелена из ружья Ш.

После этого Ш. изменил показания и заявил, что он по неосторожности убил Б. По его версии, во время охоты он упал, от удара ружья о землю произошел выстрел и пуля попала в Б. Убедившись, что Б. мертв, и боясь ответственности, Ш. скрылся с места происшествия. Что же касается ружья, денег и документов Б., то он о них ничего не знает.

Версия о неосторожном убийстве соответствовала некоторым предположениям следователя. Он мог бы на ней остановиться и закончить расследование. Однако необходимо было проверить и другие версии, чтобы убедиться в правильности квалификации, вытекающей из показаний подозреваемого. Кроме того, оставалось неясным, куда исчезли личные вещи Б. Поэтому следователь продолжал расследование.

Ружье Ш. оказалось технически исправным. Вероятность выстрела из ружья от падения Ш. на землю стала крайне малой.

Последующий детальный осмотр места происшествия и проведение следственного эксперимента свидетельствовали о том, что версия Ш. относительно неосторожного убийства является ложной. Было, в частности, установлено, что место, где находился Б. в момент убийства, расположено в выемке и не простреливается из положения лежа. Б. мог быть убит лишь при нахождении ружья на высоте не менее 1,5 м от земли, т. е. из положения стоя.

Под влиянием этих и некоторых других фактов Ш. вынужден был признать, что все ранее данные им пока-

232

 

>>>233>>>

зания были ложными. Теперь он заявил, что совершил убийство в состоянии сильного душевного волнения, возникшего во время ссоры с потерпевшим, когда они были оба пьяны. Хищение вещей Б. он отрицал.

Эти показания Ш« укрепили версию следователя об умышленном убийстве и разбойном нападении. Он предъявил Ш. обвинение по п. «а» ст. 102 (умышленное убийство из корыстных побуждений) и п. «б» ч. 2 ст. 146 УК (разбойное нападение с применением оружия).

Рассматривая такую квалификацию с точки зрения добытых данных, мы видим, что на данном этапе уже были установлены основные признаки объекта, объективной стороны, субъекта и субъективной стороны преступления. Основная версия теперь стала более определенной и обоснованной. Правда, не исключалось и появление новых версий, но главная задача следующего этапа квалификации уже состояла в том, чтобы тщательно проверить все факты, изложенные в постановлении о предъявлении обвинения, и уточнить некоторые из них.

На допросе после предъявления обвинения Ш. настаивал на данном им объяснении происшедшего и отрицал корыстые мотивы. Осмотр и обыск в доме обвиняемого ни к чему не привели. Свидетели показали, что Ш. и Б. были знакомы в течение нескольких лет, но часто ссорились, особенно в последнее время. Причиной ссор, по мнению свидетелей, была ревность к некой П.

Эти факты несколько поколебали мнение следователя относительно квалификации содеянного как разбоя, сопряженного с убийством. Вновь обратившись к обстоятельствам обнаружения трупа и более подробно проанализировав их, следователь напал на след похищенных вещей. Оказалось, что их присвоил человек, первый заметивший тело убитого. Дело по обвинению Ш. по ст. 146 было прекращено.

Так была исправлена ошибка, допущенная на предыдущем этапе квалификации. Та версия, которая подтвердилась в действительности, не была сразу предусмотрена; это повлекло необоснованное предъявление обвинения в разбойном нападении.

Исправление ошибки относительно разбойного нападения привело и к изменению обвинения в умышленном убийстве. В результате    допроса новых    свидетелей, в

Ж

 

>>>234>>>

Рис. 12. Квалификация убийства из ревности

том числе П., версия о ревности как мотиве убийства стала более обоснованной. Действия Ш. были квалифицированы как убийство из ревности по ст. 103 УК РСФСР. Нетрудно видеть, что поиски следователем той правовой нормы, которая должна быть применена по данному делу, если их рассмотреть изолированно от установления фактических данных, могут быть изображены в виде схемы логического рассуждения, по образцу при-

234

 

>>>235>>>

водившихся выше. Это логическое рассуждение, начавшись с одного лишь факта (причинение смерти), постепенно усложняется и расчленяется на разные ветви, которые, помимо прочего, дают следователю направление поиска и проверки доказательств, подтверждающих или опровергающих различные версии.

Тот логический путь, который прошел следователь по данному делу, изображен на рис. 12. Он включает все признаки состава и состоит из довольно большого числа звеньев (9 рангов признаков). Обратим внимание на то, что последовательность установления этих признаков в общем является довольно четкой — нет повторений и возвратов. Эго свидетельствует о достаточно правильном выборе первоначальных следственных версий.

Пунктиром на этой схеме показаны линии, развитие которых в нашем примере не требуется, поскольку соответствующие признаки отвергнуты при расследовании дела. В других конкретных делах они могли бы получить развитие (например, при установлении иных мотивов убийства).

3. Составление обвинительного заключения завершает третий этап квалификации, производимой со стадии возбуждения уголовного дела. Начав с предположений о юридической оценке случившегося, следователь и прокурор постепенно приходят к обоснованным выводам о квалификации преступления.

Конечно, не во всех случаях третий этап квалификации сразу приводит к составлению обвинительного заключения. По многим делам установление новых фактических данных после предъявления обвинения изменяет представление следователя о случившемся и ведет к перепредъявлению обвинения, переквалификации содеянного на иную статью УК. Однако этот возврат к предыдущему этапу завершается составлением обвинительного заключения с учетом добытых новых доказательств (если, конечно, в силу тех или иных причин уголовное дело не будет прекращено).

Статья 205 УПК предусматривает, что в обвинительном заключении «излагается сущность дела; место и время совершения преступления, его способы, мотивы, последствия и другие существенные обстоятельства», а также «формулировка предъявленного обвинения

235

 

>>>236>>>

с указанием статьи или статей уголовного закона, предусматривающих данное преступление».

В обвинительном заключении юридическая и социально-политическая оценка содеянного выступает как итог работы органов предварительного следствия. И все же, как правильно отмечал С. М. Гофман, «квалификация по той или иной уголовно-правовой норме, данная следователем и одобренная прокурором, есть предварительная оценка юридической природы преступного дея-иия»1. То, что для предварительного следствия представляет итог, для суда — только исходный пункт исследования. Юридическая оценка преступления, данная в обвинительном заключении, подлежит проверке в суде. Эта оценка может измениться, во-первых, ввиду установления новых фактов, а во-вторых, в. результате исправления судом ошибок в квалификации, которые могли быть допущены на предварительном следствии. «Судебное следствие не сводится только к проверке материалов предварительного расследования, но оно включает в себя эту проверку»2.

Квалификация деяния при предании обвиняемого суду не основывается на каких-либо новых фактических данных по делу. Тем не менее ее следует считать самостоятельным этапом. Дело в том, что здесь изменяются сами органы (и лица), применяющие уголовный закон. Оценка, данная органами следствия, проверяется, а когда она неправильна, то заменяется предварительной оценкой со стороны судебных органов. Хотя факты, закрепленные в деле, остались теми же, но может быть другим представление о норме закона, а потому возможен и иной вывод о квалификации содеянного, даваемый в определении распорядительного заседания суда. Квалификация, даваемая в распорядительном заседании суда, нередко исправляет допущенные ошибки в применении уголовного закона (ст. ст. 227 и 232 УПК).

Так получилось и в деле Ш. В распорядительном заседании выяснилось, что    органами    следствия  была

1  (С. М. Г о ф м а н, Сущность юридической квалификации преступлений, «Науков1 записки Льв1вського державного университету 1м. I. Франка», т. XXXVIII, cepia юридична, вип. 3, 1956, стор. 126.

2  И. Д.   Перлов, Судебное следствие в советском уголовном процессе, стр. 22.

236

 

>>>237>>>

оставлена без внимания прежняя судимость Ш. по ст. 142 УК РСФСР 1926 года (умышленное тяжкое телесное повреждение). Суд возвратил дело прокурору для предъявления Ш. обвинения по пункту «л» ст. 102 УК (умышленное убийство, совершенное особо опасным рецидивистом).

После соответствующих действий следователя и прокурора Ш. был предан суду по обвинению в указанном преступлении.

Следующий этап процесса квалификации — это судебное рассмотрение дела, если оно завершается вынесением обвинительного приговора. На этом этапе наиболее полно и глубоко анализируются и сопоставляются установленные по делу факты, им дается окончательная социально-политическая и юридическая оценка. Квалификация преступления, данная в приговоре суда, выражает волю Советского государства и является итогом работы-органов следствия, прокурора и суда.

Дело Ш. также было рассмотрено судом. В процессе судебного следствия фактические обстоятельства дела, установленные па предварительном следствии, нашли полное подтверждение. Однако защита обратила внимание на следующее. Ш. действительно был ранее осужден по ст. 142 УК РСФСР 1926 года, и судимость с него не была снята. Однако для наличия признаков особо опасного рецидивиста этого недостаточно. Ш. ранее не был признан особо опасным рецидивистом. Кроме того, в перечне ст. 24 УК не упоминаются тяжкие телесные повреждения, которые причинены в состоянии сильного душевного волнения или при превышении пределов необходимой обороны. Из дела же Ш. видно, что он был осужден по ст. 142 УК РСФСР 1926 года, за причинение вреда здоровью при превышении пределов необходимой обороны. Его действия с точки зрения УК 1960 года подпадали под признаки ст. 111 и поэтому не давали оснований для признания его особо опасным рецидивистом.

Суд согласился с этими доводами. Квалификация была вновь изменена на ст. 103 УК, и Ш. осужден по этой статье.

Процесс квалификации окончен. Дана государственная оценка содеянному. Это не исключает возможного пересмотра дела и изменения квалификации в кассаци-

237

 

>>>238>>>

онном и надзорном порядке. Следует согласиться с теми авторами, которые считают, что «изменение квалификации преступления в вышестоящем суде представляет собой последний, шестой этап квалификации»1.

То обстоятельство, что процесс квалификации не одномоментен, имеет важное значение. Гносеологический смысл этапов квалификации состоит в том, что все они служат последовательными звеньями установления объективной истины. Дать окончательную социально-политическую оценку и юридическую оценку совершенному деянию без глубокого анализа обстоятельств дела невозможно; различные этапы квалификации — шаги _   по этому пути.

1кЫ^£_Намечая определенные версии (гипотезы) квалифи-—' кации, проверяя их, устанавливая новые факты и уточняя важные для дела обстоятельства, следователь, а затем суд постепенно приходят к выводам относительно юридической оценки совершенного преступления.

Марксистско-ленинская философия учит, что познание идет «от живого созерцания к абстрактному мышлению и от него к практике»2. На каждом этапе квалификации имеются все эги ступени, совершается полный «цикл» познания фактов объективной действительности, только с различной полнотой и глубиной. Изучая факты, установленные по делу, следователь или судья воспринимают объективные явления действительности, анализируют полученные данные, сопоставляют их с требованиями закона и проверяют их на практике, добывая новые доказательства. На следующем этапе квалификации этот процесс повторяется, но уже на новой, более широкой основе. Таким образом, в общеисторическом плане и в конкретном своем выражении процесс познания проходит все указанные ступени многократно; он развивается не прямолинейно, а по ряду кругов, «по спирали»3.

1  М. И. Бажанов, Пределы изменения квалификации преступления в судебном приговоре, сб. «Вопросы государства и права», М, 1970, стр. 274. См. также Я- М. Брайнин,  Уголовный закон и его применение, стр. 126.

2  В. И. Л е н и н, Поли. собр. соч., т. 29, стр  152.

3  См. В. И. Л е н и н, Поли. собр. соч., т. 29, стр. 319.

238

 

>>>239>>>

Вопросы и упражнения

1.  Каковы эвристические особенности деятельности следователя, прокурора и судьи  в процессе квалификации преступлений? В чем состоят сильные и слабые стороны использования логических программ и неформальных эвристических приемов?

2.  'Постройте   логическую   программу   квалификации   преступления, которое Вы расследовали в последний  раз   (рассматривали  в ,суде, изучали в вузе).  Используйте эту программу для квалификации других преступлений той же категории.

3.  На материалах какого-либо конкретного уголовного дела перечислите все версии о квалификации, возникавшие, судя по материалам этого дела, в процессе расследования и рассмотрения его в суде. Не были ли упущены при этом некоторые версии квалификации, для которых, по Вашему мнению, были основания в материалах дела? Как бы Вы проверили эти версии?

Й. Сформулируйте по возможности наименьшее число вопросов, отвечая на которые словами: «да» или «нет», можно провести разграничение между умышленным и неосторожным убийством. Расположите эти вопросы в наиболее экономной последовательности. Соответствует ли эта последовательность тому порядку получения и фиксации доказательств, который обычно встречается в делах об убийстве?

5.  С какими способами хищения должностными лицами государственного или общественного имущества (ст. 92 УК) Вы встречались в  Вашей юридической практике  или  знаете о них по  литературе' Исчерпывают ли они все возможные способы хищения, предусмотренного этой статьей? Если нет, то какие еще способы хищения, по Вашему мнению, возможны в рамках диспозиции этой статьи?

6.  Влияют ли на практическую деятельность следователя и суда по квалификации преступлений уровень юридических знаний и психологические особенности других участников    процесса? Имеет ли значение и какое именно уровень организации труда в органах юстиции?  Объем  применения технических средств  при  расследовании преступлений  и  рассмотрении  их в  суде?  Другие  факторы   (какие именно)?

 

>>>240>>>


<