§ 3. Логическая программа квалификации : Общая теория квалификации преступлений - В.Н. Кудрявцев : Книги по праву, правоведение

§ 3. Логическая программа квалификации

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 
РЕКЛАМА
<

1. Логическая программа квалификации представляет собой наиболее целесообразную последовательность действий юриста, производящего выбор уголовно-правовой нормы из числа смежных норм, предусматривающих некоторые признаки данного преступления. С логической точки зрения такая программа есть алгоритм, подобный тому алгоритму, который был рассмотрен в предыдущей главе применительно к разграничению преступлений. Собственно говоря, программа квалификации есть та же программа разграничения смежных преступлений, только дополненная несколькими признаками составов, которые не имеют значения для разграничения, но необходимы для наступления ответственности (например, вменяемость). В программе квалификации акцент делается на позитивном установлении всех признаков, в то время как разграничение в основном предполагает «негативную работу»: отбрасывание признаков, не свойственных данному виду преступлений.

В качестве простейшей программы квалификации может быть использована любая схема разграничения преступлений из числа приводившихся выше. Вернемся в этой связи, например, к программе разграничения составов преступлений против социалистической собственности (рис. 7 на стр. 167).

Если использовать эту программу для анализа не признаков составов, а фактических обстоятельств конкретного дела, то она автоматически превращается в программу квалификации. Так, установив по материалам дела, что виновным причинен материальный ущерб государству или общественной организации, мы, двигаясь вниз по схеме, последовательно выясняем все   сфор-

807

 

>>>208>>>

мулированныё в ней вопросы и переходим к точному выводу о том, какому же составу преступления соответствует содеянное.

Логическая программа квалификации может быть применена на том этапе поиска нормы, когда нам известна группа предполагаемых смежных составов преступлений, или, что то же самое, известен общий для всех них признак, с которого начинается программа (исходная точка «дерева»). Поэтому чтобы выяснить, какая из многочисленных групп составов должна быть проверена и, следовательно, какая логическая схема должна быть применена, неизбежно должны быть пройдены предварительные этапы поиска нормы, описанные в предыдущем параграфе.

Естественно, что использование логической программы квалификации предполагает, что уже заранее имеются такие разработанные программы применительно ко всем основным группам смежных преступлений. Из них и может сделать выбор юрист.

В настоящее время, как известно, это условие еще не обеспечено. В литературе делаются только первые попытки создания программ разграничения и квалификации преступлений. Разработка научно обоснованных алгоритмов (программ) квалификации, которые могли бы широко использоваться как в учебной, так и в практической работе, — одна из задач науки уголовного права.

2. Полезность логических программ квалификации преступлений вытекает из того, что они указывают наиболее эффективную последовательность действий следователя, прокурора или судьи при квалификации преступлений, обеспечивая проверку всех признаков смежных составов.

Как справедливо отмечал П. Е. Недбайло, квалификация—«это вовсе не простая деятельность, требующая лишь хорошей способности наблюдения. Нет, это сложная юридическая операция.., требующая надлежащей подготовки и соблюдения правил ее проведения»1. Использование программы    квалификации    и означает

1 П.  Е.  Недбайло,  Применение  советских    правовых  норм, стр. 252.

208

 

>>>209>>>

выполнение таких четких правил. Ясно осмыслив наиболее оптимальный логический ход рассуждений, юрист выполняет процесс квалификации сознательно, с глубоким пониманием дела, так же как мы сознательно решаем арифметическую задачу, применяя правила арифметики.

Мы пользуемся нередко подобными программами при решении множества задач, возникающих в повседневной практической работе. Любой следователь, судья и прокурор при расследовании или разрешении уголовного дела придерживаются определенного порядка действий, намечают план проведения предварительного или судебного следствия, последовательно ставят и разрешают вопросы, возникшие по делу. Когда эта определенная последовательность действий применяется для решения нескольких дел аналогичного характера, мы уже имеем дело с программой — определенным алгоритмом, так как «алгоритм решает не одну лишь индивидуальную задачу, а некоторую серию однотипных задач»1.

С логической точки зрения некоторые правила Уголовно-процессуального кодекса представляют собой один общий алгоритм, используемый при разрешении всех уголовных дел во всех стадиях процесса. Для алгоритмов характерно «расчленение процессов на элементарные акты, представляющие собой, как правило, альтернативные выборы («да» или «нет»)»2. Именно это мы можем видеть, например, в ст. 303 УПК РСФСР (вопросы, разрешаемые судом при постановлении приговора). Как гласит эта статья, «председательствующий на разрешение суда ставит вопросы в порядке, указанном в статье 303 настоящего Кодекса. Каждый вопрос должен быть поставлен в такой форме, чтобы на него мог быть дан либо положительный, либо отрицательный ответ».

Всякий алгоритм характеризуется двумя весьма важными свойствами. Первое состоит в массовости ал-

1  Б. А. Т р а х т е н б р о т,     Алгоритмы    и    машинное    решение задач, стр. 13.

2  A. h. Китов,   Кибернетика и управление народным хозяйством,  сб.  «Кибернетику  на  службу   .коммунизму»,    т.   1,    М., 1961, стр. 206.

И Заказ 3846                                                                                         209

 

>>>210>>>

горитма. Оно заключается в том, что, как уже отмечалось выше, алгоритм представляет собою программу для решения всех задач одного и того же типа. Второе свойство — детерминированность алгоритма. Это значит, что алгоритм предписывает такой метод решения задачи, который не допускает произвольных выводов, а является строго определенным, однозначным и «может быть в любое время повторен и выполнен с успехом и другим лицом»1. Это дает возможность использовать указанные алгоритмы в работе электронно-вычислительных машин.

Практическая возможность «механизированной» квалификации может быть косвенно подтверждена использованием электронных машин для медицинской диагностики болезней. Ведь постановка диагноза врачом по своей сложности не уступает решению следователем вопроса о квалификации преступления, а по своей логической структуре эти процессы одинаковы2.

Вместе с тем на данном этапе научно-технического развития возможности использования ЭВМ для решения задач по квалификации ограничены.

Машина может решать логическую задачу выбора одной уголовно-правовой нормы, подходящей к данному случаю, из нескольких норм. Но для этого она должна получить от человека информацию: а) о фактических обстоятельствах дела и б) о значении всех понятий, содержащихся в правовой норме. И ту и другую информацию в настоящее время может ей дать только человек. Фактические обстоятельства дела пока что не может установить ни одна машина. Что же касается значения понятий, содержащихся в норме, то некоторые из них могут быть «заложены» в машине .(«постоянные признаки»), а некоторые, очевидно, нет. В последнем случае    речь идет    об оценочных    признаках    состава,

1  Б.  А. Трахтенброт,   Алгоритмы и машинное решение задач, стр. 13.

2  См. Н. И. Осип о в,  П. В. К о п н и н,  Основные вопросы теории диагноза, М., 1951, стр. 112 и след. П. Е. Недбайло справедливо сравнивал квалификацию с «медицинским диагнозом, в соответствии с которым    затем    подбирается      лекарство    и    ведется    лечение» (П.    Е.    Недбайло,     Применение    советских    правовых    норм, стр.   220).

210

 

>>>211>>>

т. е. о тех признаках, раскрытие значения которых относится к компетенции суда,

Человеческое мышление, с его тонким аналитическим аппаратом, еще не превзойдено никаким электронным устройством. Машина может лишь помочь человеку подобрать необходимый материал, указать возможные пути для решения вопросов, проделать трудоемкую подготовительную работу. Как правильно писал академик В. Глушков, кибернетические машины, «пока живо человеческое общество, в общественном, социальном аспекте были и будут не более чем орудиями, с помощью которых человек умножает свою власть над природой»1.

Таким образом, если бы машина использовалась для квалификации преступления, то она могла бы решать эту задачу лишь вместе с человеком — в качестве его помощника, подручного средства.

Необходимо подчеркнуть и другое. Внедряя новые технические достижения в юридическую науку и практику, нельзя отвлекаться от специфики этой области человеческой деятельности.

Если использование современных ЭВМ и других технических средств в борьбе с преступностью представлять себе таким образом, что машина должна заменить следователя, прокурора или судью, а также ученого, исследователя, то против этого следовало бы возражать категорическим образом.

Какая бы то ни была замена машиной судьи, следователя, прокурора — человека, принимающего юридически значимое решение, — недопустима прежде всего по социально-политическим соображениям. Вынесение приговора, определения, постановления и т. д. — это акт, доверенный только человеку, который несет за него всю полноту ответственности. Социалистическое правосудие есть деятельность людей, именно, как таковая, она достигает целей воспитания и исправления виновного, оказывает предупредительное воздействие на других членов общества. В праве, как ни в одной другой области жизни, недопустимы бездушие и формализм. Только люди могут решать вопросы, связанные с судьбами и интересами других людей.

1 «Известия» от 4 июля 1962 г. 14*                                                                                                       211

 

>>>212>>>

Вот почему, разрабатывая логические формы квалификации и создавая ее программы, мы отнюдь не стремимся заменить работой машины деятельность человека, а преследуем иную цель: уяснив, как производится человеком этот сложный мыслительный процесс, определить наиболее правильные и эффективные пути решения им возникающих вопросов. Это должно способствовать предотвращению тех ошибок, которые могут быть совершены, когда квалификация производится «по догадкам», интуитивно, безотчетно, на основании случайных соображений и отрывочных знаний. Значение программы квалификации прежде всего заключается в том, чтобы оказать судье, прокурору, следователю максимальную помощь при применении закона.

В связи с этим следует обратить внимание еще на один вопрос, который как раз и характеризует разницу между работой человека и машины в процессе квалификации преступлений.

3. Мы уже указывали выше, что программы квалификации отдельных видов преступлений могут быть соединены в единую программу квалификации всех преступлений, предусмотренных кодексом. Такая программа могла бы быть использована с учетом ограничений, отмеченных выше, в электронно-вычислительной машине.

Если представить себе эту программу как «дерево*, включающее всевозможные альтернативы решений, то окажется, что число конечных точек этого «дерева» достаточно велико. Такая программа предполагает необходимость осуществления большого количества проб, нужных для принятия решения путем «слепого поиска». Так, если число альтернатив в каждой узловой точке принять за М, а число шагов (рангов) на пути от начала «дерева» до конечного решения равно К, то, чтобы найти правильное решение при помощи случайных поисковых действий, потребуется в среднем '/г Мк проб.

В программе квалификации хищений социалистической собственности число таких проб сравнительно невелико— оно равно 32, но в общей программе квалификации всех преступлений, предусмотренных Уголовным кодексом, их было бы уже более 1 тыс. Если же в эту программу включить дополнительные пункты, характеризующие, например, соучастие и стадии развития преступной деятельности,  то  число  проб  возрастет   до  2 тыс.

212

 

>>>213>>>

Программа квалификации, включающая совокупность преступлений, будет предусматривать не менее 10 тыс, проб, а если ее дополнить обстоятельствами, смягчающи. ми и отягчающими ответственность, то зто число увеличится еще в 10—15 раз.

Правда, количество ветвей «дерева» и соответственно число проб можно сократить, если использовать так называемое шаговое подкрепление, т. е. не проверять каждый раз все мыслимые варианты решения, а уже в каждой узловой точке исключать боковые пути, не ведущие к правильному результату. Программа квалификации преступлений с таким шаговым подкреплением рассчитана на совместную работу ЭВМ и человека: ЭВМ ставит вопрос, а человек на него отвечает (или наоборот). Это, конечно, существенно снизило бы эффективность поиска. Шаговое подкрепление в ряде случаев можно поручить и ЭВМ, но для этого потребовалось бы очень сложное первоначальное кодирование всех признаков фактически совершенного преступления, которое должен был бы каждый раз производить следователь или судья, желающий получить от ЭВМ ответ о квалификации содеянного. Нетрудно видеть, что подобная предварительная работа по каждому уголовному делу сводила бы на нет весь эффект от использования программы. Ответ о правильной квалификации содеянного был бы получен грамотным юристом уже в процессе кодирования имеющихся фактических данных, до их ввода в вычислительное устройство, которое в таком случае и не потребовалось бы.

Быстрота в кодировании признаков совершенного преступления есть необходимое условие, определяющее использование электронно-вычислительной техники при решении правовых задач. Пренебрегать этим условием нельзя. В результате остается, казалось бы, единственный путь: отказ от шагового подкрепления и перебор всех вариантов решения по методу проб и ошибок.

Разумеется, приведенные выше количественные характеристики вариантов перебора при случайном поиске совсем невелики для современной быстродействующей ЭВМ, производящей сотни тысяч операций в секунду. Но дело в том, что юрист, решающий реальную задачу по квалификации преступлений, в действительности не производит и сотой части этих проб. Логическое рассуж-

213

 

>>>214>>>

дение опытного юриста даже в трудных случаях содержит обычно два-три, максимум четыре предположения о квалификации. Каким же путем в деятельности человека достигается это весьма существенное сокращение?

Для того чтобы ответить на этот вопрос, необходимо подробнее рассмотреть психологические особенности деятельности юриста, решающего задачу по квалификации преступлений.


<