§ 2. Поиск правовой нормы : Общая теория квалификации преступлений - В.Н. Кудрявцев : Книги по праву, правоведение

Популярное за неделю

Автоматизация предприятий на базе программных продуктов системы фирмы 1С
1cprogrammist.com
adhdportal.com
загрузка...

§ 2. Поиск правовой нормы

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 
РЕКЛАМА
<

1. Необходимой предпосылкой правильной квалификации является исчерпывающее установление всех фактических обстоятельств совершенного преступления.

Когда фактические данные по делу хорошо известны, но

198

 

>>>199>>>

норма, подлежащая применению, не определена, j)euie-ние задачи квалификации предполагает последовательное осуществление нескольких этапов.

Первый из них состоит в том, чтобы упорядочить установленные фактические данные и выделить из них юридически значимые признаки.

Как отмечалось в литературе, для правильной квалификации «решающее значение имеет не только установление фактических обстоятельств данного дела, но и выделение тех именно фактов, которым присущи объективно определенные, предусмотренные законом правовые признаки, конкретизация таких правовых признаков»1.

-Сообщение о совершенном преступлении часто содержит такие обстоятельства, которые не имеют никакого правового значения, а тем более значения для квалификации содеянного. Представим себе, что изложенные в показаниях свидетелей или документах сведения о происшествии достаточно подробны. Однако эти сведения не упорядочены: наряду с важными для квалификации обстоятельствами здесь перечислены бытовые и другие детали, сами по себе не имеющие юридического значения. Например, из дела о происшедшей драке, во время которой наступила смерть человека, можно сделать выводы об участниках драки, о последовательности происходивших событий, о разговорах по этому поводу как самих участников, так и окружающих лиц, об обстоятельствах, установленных при вскрытии трупа, и т. п. Из всех этих сведений надо отобрать лишь юридически значимые и к тому же лишь те, которые могут иметь значение для квалификации содеянного.

Этот первый этап подбора нормы для квалификации является весьма сложным главным образом потому, что неясен предмет доказывания, неизвестно, какие факты будут иметь уголовно-правовое значение, а какие — нет.

В практической деятельности следователя, прокурора и суда по квалификации преступлений, как мы увидим далее, уже на этом этапе имеются более или менее точные предположения о норме, которая может быть в

1 А. С. Шляпочников,     Толкование      уголовного     закона, стр. 45.

199

 

>>>200>>>

данном случае применена (или о нескольких нормах). Однако если этот процесс рассматривать с абстрактной точки зрения, то можно исходить из предположения, что нет еще никаких данных о норме, подлежащей применению.

В таком случае к сведениям, имеющим уголовно-правовое значение (в плане квалификации), должно быть отнесено максимальное число фактов, установленных по делу, — в предположении, что каждый из них может соответствовать признакам какого-либо из нескольких вероятных при данных обстоятельствах составов преступлений. Если возникают сомнения, имеет ли конкретный факт значение для квалификации или не имеет, то полезнее его включить в число сведений, необходимых для квалификации, учитывая, что в дальнейшем он всегда может быть исключен из этого перечня.

При этом отбор и упорядочение фактических обстоятельств дела, имеющих значение для квалификации, следует вначале производить применительно к той- группировке признаков, которая присуща любому преступлению, т. е. применительно к объекту, субъекту, объективной и субъективной стороне преступления. С этой точки зрения в перечень фактов должны быть включены сведения о способе действий лица, о наступивших и возможных последствиях разного рода, о возрасте и должностном положении субъекта, о его целях и намерениях и т. д.

Второй этап — это, выявление всех возможных конструкций, которым соответствует имеющийся фактический материал. Например, если драка привела к смерти одного из ее участников, то одна из возможных конструкций, которая соответствует этим данным, — «материальный» состав, включающий наступление смерти. При этой фабуле дела не исключены составы с двумя действиями, со «смешанной» формой вины, но вряд ли возможен состав преступления с признаками специального субъекта.

Выявление всех возможных конструкций состава существенно приближает нас к нахождению правовой нормы, подлежащей применению, так как оно ограничивает круг составов, наличие признаков которых следовало бы проверить по материалам данного дела. Если, например, из фактических данных по делу    видно, что

200                                                                     .

 

>>>201>>>

никаких вредных последствии не наступило, то «материальные» составы не могут быть исключены из круга предполагаемых составов лишь в случае покушения на преступление или приготовления к нему.

На основе определения предполагаемых конструкций состава можно перейти к третьему этапу — выявлению группы смежных составов преступлений, которые соответствуют фактическим признакам, установленным по материалам дела.

На этом этапе еще рано делать выводы относительно той единственной уголовно-правовой нормы, по которой должно быть квалифицировано содеянное. Пока: что следует подобрать группу таких норм, исходя из признаков объекта, объективной стороны и других элементов преступления. Применительно к рассмотренному выше преступлению (смерти человека во время драки) в эту группу войдут прежде всего следующие составы: хулиганство, умышленное убийство (все разновидности), умышленное тяжкое телесное повреждение, повлекшее смерть.

Не исключено и формирование «резервной» группы, составы которой менее вероятны, но все же требуют проверки. В эту группу могут быть включены, с учетом конкретных обстоятельств дела, сопротивление работнику милиции или народному дружиннику, насилие над должностным лицом или представителем общественности, оскорбление, побои, легкие и менее тяжкие телесные повреждения, неосторожное убийство и др.

Формулирование группы смежных составов, в той или иной степени соответствующих фактическим обстоятельствам дела, должно происходить не только посредством анализа позитивных признаков, имеющихся как в материалах дела, так и в уголовно-правовых нормах, но и с учетом негативных признаков. Естественно, что если, например, установлено, что ни один из участников драки не был военнослужащим, то версия относительно воинского преступления отпадает. Наиболее правильное определение группы смежных составов, подлежащих проверке с точки зрения пригодности для квалификации', предполагает не только установление наличия признаков этих составов, но и исключение Других составов, отдельные признаки которых явно отсутствуют,

201

 

>>>202>>>

После формирования группы смежных составов начинается четвертый этап — выбор из этой группы одного состава, признаки которого соответствуют содеянному. Этот этап тесно связан с разграничением преступлений, рассмотренным в предыдущей главе. Мы вернемся к нему в следующем параграфе-

2. Намеченные здесь четыре этапа поиска уголовно-правовой нормы на базе фактических материалов дела отражают некоторые общие психологические закономерности процесса познания и, в частности, те его особенности, которые свойственны так называемому опознанию образов.

В психологических исследованиях подмечено, что процесс опознания (узнавания) объекта в самом общем случае включает следующие элементы: а) ориентировка в фактических данных; б) выделение основных признаков объекта; в) актуализация (воспроизведение) в сознании знакомых признаков эталона; г) выявление их соответствия или несоответствия с признаками объекта; д) осознание соответствия между объектом и эталоном; е) вывод о принадлежности объекта к тому или иному классу1.

По мнению психологов, «неправильно было бы думать, что сличение всегда или в большинстве случаев осуществляется как развернутое сознательное действие: с одной стороны, человек сознает эталон или несколько эталонов, с другой стороны, — содержание воспринятой информации; затем он сравнивает то и другое и обнаруживает их сходство или различие»2. В действительности часто наблюдается мгновенное, так называемое симультанное узнавание, при котором используется обобщенный образ типичного объекта. Практика применения уголовного закона подтверждает, что этот тип узнавания довольно часто встречается и при квалификации преступлений. Опытный юрист уже при ознакомлении с фабулой дела делает   вывод   о составе совер-

1  См. М. М. Б о н г а р д, Проблема узнавания, М., 1967, стр. 107 и след.; М. С. Ш е х т е р,    Психологические проблемы    узнавания, М., 1967, стр. 38 и след.;    А. К. Галактионов,    Представление информации оператору, М., 1969, стр. 33 и след.

2  М. С.    Ш е х т е р,    Психологические    проблемы    узнавания, стр. 40.

202

 

>>>203>>>

шенного преступления, не производя .(во всяком случае внешне) детального сопоставления выявленных признаков с нормой закона.

Для того чтобы определить особенности решения задач по квалификации преступлений юристами-практиками, нами был проведен в 1967 году специальный эксперимент1. Были взяты две основные группы юристов: 75 следователей прокуратуры, обучавшихся в Ленинградском институте усовершенствования следователей, и 230 бывших следователей — в то время слушателей Высшей школы МВД СССР. Контрольная группа состояла из студентов юридического факультета МГУ (17 человек) и научных работников — специалистов по уголовному праву (8 человек). Испытуемым предлагалась задача по Особенной части уголовного права, содержащая фабулу уголовного дела, по которому следовало принять решение о квалификации. Эту задачу они должны были решать без предварительной подготовки, вслух (в этом случае ход решения фиксировался магнитофонной записью или стенографированием) либо письменно, но с подробной мотивировкой и изложением всех этапов решения.

Всего было предложено две задачи, причем каждая в двух вариантах. Задача 1 (А и Б) касалась разграничения хищения социалистической собственности и злоупотребления служебным положением, а задача 2 (А и Б) относилась к разграничению умышленного убийства и умышленного тяжкого телесного повреждения, повлекшего смерть.

Четыре текста задач давали возможность проверить различные приемы квалификации на достаточно разнообразном материале, что уменьшало ошибки в выводах по результатам эксперимента. Испытуемые заранее не были знакомы с этими задачами. Специально проверялось, встречались ли подобные уголовные дела в их практике.

1 В проведении эксперимента помимо автора участвовали профессора Н. Ф. Кузнецова и А. Р. Ратинов, преподаватели Ленинградского института усовершенствования следователей и преподаватели кафедры уголовного права Высшей школы МВД СССР (подробнее см. сб. «Правовая кибернетика», М, 1970, стр. 69 и след.).

203

 

>>>204>>>

В ходе эксперимента было обнаружено, что некоторая часть испытуемых (около 10%) не использует какую-либо последовательную логическую программу поиска нормы, а сразу же делает вывод .(правильный или ошибочный) о квалификации, как только ознакомится с предложенной фабулой. Следовательно, особенностями мышления этой группы испытуемых являлось симультанное   (мгновенное,  целостное)   узнавание.

Такое узнавание характеризуется автоматизмом сравнения объекта с эталоном, хранящимся в памяти узнающего. Испытуемый не производит сознательного сравнения того и другого1. Проводившиеся психологами исследования показали, что автоматизм при этом достигается в основном за счет хорошего знания эталонов, которые в этих случаях выступают не как теоретические построения — какие-либо системы отдельно осознаваемых признаков,-—а скорее в виде целостных образов. Применительно к квалификации можно предполагать, что юрист, действующий методом симультанного узнавания, руководствуется обобщенными образами тех преступлений, которые он представляет, исходя из знания текста закона и с которыми он часто встречался на практике.

Нетрудно заметить преимущества и недостатки симультанного узнавания. Преимущества состоят в быстроте этого процесса. В наших экспериментах некоторые испытуемые называли статью УК буквально мгновенно после прослушивания фабулы, и во всяком случае не позже, чем через 2—3 секунды. Недостатки же этого способа порождены самими его особенностями: автоматизмом, субъективностью и образностью. Если симультанное узнавание опирается в основном на обобщение практики, полученное из личного опыта, то естественно, чем меньше этот опыт юриста, тем больше ошибок в узнаван-ии он может допустить. Об этом косвенно свидетельствуют и результаты эксперимента.

При сравнении стажа работы юристов в органах юстиции и качества решения предъявленных им задач было установлено, что у следователей со стажем до пяти

1 Сч. М. С. Ш е х т е р,   Психологические проблемы узнавания, стр.   73   и    след.

204

 

>>>205>>>

лет количество неверных решений составляло 41%, со стажем от 5 до 10 лет — 27% и свыше 10 лет—18%. В эти группы испытуемых входили и лица, действующие методом симультанного узнавания.

Еще более серьезным недостатком представляется то, что при симультанном узнавании объект (как и эталон) не расчленяется на отдельные признаки. Как отмечается в психологической литературе, в этих случаях отличительные особенности узнаваемого объекта «представляют собой не группы опознавательных свойств, а целостные, т. е. неразлагаемые на несколько опознавательных свойств, единицы»1. В результате практически исключается логическая проверка опознаваемого объекта путем сопоставления каждого его признака с признаками смежных составов преступлений. Это усугубляет возможные ошибки в квалификации.

Поскольку узнавание «проще», чем сознательно осуществляемая мыслительная деятельность по решению задачи, у некоторых лиц наблюдается непроизвольное стремление к симультанному узнаванию. В результате заданная ситуация, требующая сознательных логических операций по сравнению с признаками составов преступлений, «подгоняется» под знакомую данному лицу, похожую схему2. Это еще более чревато возможными ошибками.

Из сказанного был бы естествен вывод: избегать использования метода симультанного узнавания, не гарантирующего от серьезных ошибок. Но дело в том, что этот «метод» осуществляется человеком непроизвольно: если Вы сразу узнали своего знакомого, то изменить этого уже нельзя — узнавание произошло. Стало быть, можно и нужно рекомендовать другое: симультанное узнавание следует подвергать последующей тщательной проверке на основе логической программы квалификации (она будет рассмотрена в следующем параграфе). Нельзя полагаться на то, что данное дело напоминает предыдущее: необходимо сознательно проверить все признаки    предполагаемого    и совершенного    пре-

1  М.   С.     Ш е х т е р,    Психологические    проблемы    узнавания, стр. 82.

2  См. В. Н. Пушкин, Оперативное мышление    в больших системах, М.—Л., 1965, стр. 161 и др.

 

>>>206>>>

ступления, выявив его отличия от смежных преступлений.

Когда ознакомление с фабулой дела не дает немедленных результатов, нужно последовательно пройти те четыре этапа поиска нормы, которые описаны выше. Психологические исследования говорят о том, что когда новый объект трудно опознаваем (а это при большой «опознавательной практике» бывает редко), то используется контрольный способ узнавания — проверка всех его признаков1. Следует отметить, что в пашем эксперименте, возможно, из-за трудности задач, последовательным, расчлененным узнаванием (так называемым сук-цессивным)  пользовались до 90%  испытуемых.

Этот тип решения задачи квалификации наглядно виден из следующего отрывка письменной работы испытуемого Д. (Высшая школа МВД СССР): «Прежде всего я стараюсь осмыслить в общих чертах сущность правонарушения, т. е. ответить на вопрос: что произошло?.. Отвечая на него, стараюсь кратко сформулировать фабулу дела, абстрагируясь от конкретной личности: должностное лицо, используя свое служебное положение, незаконным путем извлекло для себя определенную сумму денег...». Далее испытуемый переходит к выбору конкретного состава преступления.

Осмысливание фабулы дела и опознание типа задачи является необходимым этапом подыскания нормы. По сути дела он представляет собой проверку различных фактов из фабулы дела для нахождения в них каких-либо элементов известных испытуемому составов преступлений. А так как всякий такой элемент есть в то же время узловая точка в схеме разграничения смежных преступлений, то можно сказать, что опознание типа задачи состоит в поисках логической программы квалификации. Опознание типа задачи относится к «несамостоятельным фазам решения», которые, как полагают психологи, «имеют своей целью приблизительное определение области, в которой следует искать решение»2.

1  См.  М. С.  Шехтер,  Психологические  проблемы  узнавания, стр. 166.

2  К. Д у н к е р, Психология продуктивного   (творческого)   мышления, сб.  «Психология мышления», М.,  1965, стр.  101.

206

 

>>>207>>>

После ориентировочного этапа юрист, принявший предварительное решение о типе задачи .(группе смежных составов), переходит к непосредственному анализу всех фактических данных. Для этого он использует логическую программу квалификации, которая строится на основе рассмотренных в предыдущей главе схем разграничения преступлений.


<