§ 5. Разграничение по субъекту преступления : Общая теория квалификации преступлений - В.Н. Кудрявцев : Книги по праву, правоведение

§ 5. Разграничение по субъекту преступления

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 
РЕКЛАМА
<

1. Разграничение преступлений в зависимости от их субъектов в большинстве случаев не вызывает затруднений. Это объясняется тем, что признаки субъекта обычно указаны в законе и легко могут быть установлены на практике. Если объект, объективная сторона и субъективная сторона преступления существуют непродолжительное время — лишь в момент совершения деяния, то субъект в 'большинстве случаев остается неизменным (с юридической точки зрения) к моменту и расследования дела и рассмотрения его в суде.

Признаки субъекта преступления, имеющие значение для квалификации, немногочисленны. К ним относятся возраст виновного (точнее; факт достижения 14-летнего или 16-летнего возраста), прежняя судимость (повтор-ность или рецидив)  и признаки специального субъекта.

Возраст виновного имеет значение для отграничения преступлений, упомянутых в ст. 10 УК (кража, грабеж, разбой, убийство, умышленное нанесение телесных пов] еждений, причинивших расстройство здоровья, зло-

186

 

>>>187>>>

стное хулиганство, изнасилование, умышленное уничтожение или повреждение имущества, хищение огнестрельного оружия, боевых припасов или взрывчатых веществ либо умышленное совершение действий, могущих вызвать крушение поезда) от смежных составов.

Например, если несовершеннолетний участвовал в бандитской группе, совершившей несколько нападений на граждан, вопрос о том, достиг ли он 16-летнего возраста, имеет существенное значение для квалификации. Если в момент совершения преступления ему уже исполнилось 16 лет, он может нести ответственность за 'бандитизм, если же он в возрасте от 14 до 16 лет, то ответственность этого подростка наступает лишь за фактически содеянное им в пределах тех составов преступлений, которые указаны в ст. 10 (например, за разбой и убийство). Подобное же разграничение имеет значение для составов массовых беспорядков, сопротивления представителю власти, некоторых особо опасных государственных преступлений и др.

Существенное значение имеет правильное разграничение преступлений по признакам специального субъекта. Под этими субъектами понимаются лица, «характеризующиеся дополнительно особыми лишь им присущими качествами»1, главным образом относящимися к профессии, занимаемой должности или выполняемым данным лицом обязанностям.

В действующем уголовном законодательстве преступлений со специальным субъектом довольно много. Например, в ст. ст. 170—172 УК говорится о должностном лице, в ст. 85 — о работниках железнодорожного, водного или воздушного транспорта, в ст. 116 — о враче, ст. 122 — о родителях, ст. 123 — о детях, ст.ст. 129 и 204 о капитане судна, ст. 157—-о заведующем магазином, базой, складом, секцией, а также товароведе и бракере и т. д. Во всех случаях для квалификации содеянного по одной из упомянутых статей необходимо не только установить вменяемость виновного и достижение им соответствующего возраста, но и предусмотренные законом признаки профессии или должностного положения.

* В. С. Орлов,  Субъект преступления, М., 1956, стр. 138.

187

 

>>>188>>>

Хотя статей со специальным субъектом в Уголовном кодексе немало, однако разграничение преступлений по этому признаку не представляет больших трудностей. Дело в том, что большинство из этих составов преступлений не имеет смежных составов, которые предусматривали бы те же самые объекты и характеризовались бы аналогичными объективными и субъективными признаками. Например, выпуску недоброкачественной продукции либо вынесению неправосудного приговора не соответствует никакое преступление из числа совершаемых не должностными лицами. Поэтому вопрос о разграничении преступлений в связи со специальным субъектом практически возникает в сравнительно немногих случаях.

К таким случаям можно отнести отграничение воинского оскорбления насильственным действием (ст. 224) от оскорбления, предусмотренного ст. 131 УК; воинского должностного преступления ,(ст. 260) от злоупотребления властью или служебным положением (ст. 170); превышения власти (ст. 171) и халатности (ст. 172). По специальному субъекту может быть отграничено неоказание помощи больному (ст. 128) от оставления больного в опасности (ч. 2 ст. 127), а также неоказание капитаном судна помощи терпящим бедствие (ст. 129) от оставления в опасности (ч. 1 ст. 127).

Из приведенного перечня видно, что разграничение указанных преступлений по признакам специального субъекта одновременно является разграничением их по непосредственному объекту1. Дело в том, что преступления со специальным субъектом — должностные, воинские, транспортные и др.— выделены в уголовном законодательстве в самостоятельные группы в большинстве случаев именно по характеру тех общественных отношений,    которые    ограждаются    от    преступных    посяга-

1 Неясно, имеются ли преступления, которые различаются только по признакам специального субъекта. Возможно, к таким случаям можно отнести разграничение между шпионажем (ст. 65) и изменой Родине в форме шпионажа (ст. 64). Однако при этом можно указать и на различие в характере нарушаемых правовых отношений как элемента объекта: гражданин СССР, совершая это преступление, посягает на внешнюю безопасность страны и вместе с тем нарушает свой гражданский долг. Последнее не относится к иностранцу.

188

 

>>>189>>>

тельств1. Эти преступления совершаются в определенных областях государственной и общественной деятельности, поэтому практически не всякий может их совершить. Как правило, специальный субъект преступления — только следствие создания норм со специфическими признаками объекта преступления.

Этот вывод имеет непосредственное практическое значение. Нередко трудно решить вопросы квалификации, исходя только из признаков. субъекта. Например, как квалифицировать присвоение личного имущества граждан, совершенное должностным лицом с использованием своего служебного положения? Некоторые суды, учитывая признаки субъекта, рассматривают такие действия как должностное преступление, другие же , кладут в основу квалификации то обстоятельство, что причинен ущерб имуществу граждан путем злоупотребления доверием, и расценивают это как мошенничество. Если проанализировать все признаки состава, в том числе и объект посягательства, то нетрудно сделать вывод, что подобное преступление не только причиняет ущерб гражданам, но и существенно нарушает порядок деятельности государственного учреждения и потому является должностным злоупотреблением. Здесь, как и во многих других случаях, решающее значение для разграничения составов должно придаваться характеру тех общественных отношений, которые нарушаются, т. е. объекту преступного посягательства.


<