§ 1. Понятие признака состава : Общая теория квалификации преступлений - В.Н. Кудрявцев : Книги по праву, правоведение

§ 1. Понятие признака состава

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 
РЕКЛАМА
<

1. То, что мы называем «признаком состава», есть, точнее говоря, признак преступления, включенный в состав, или, по образному выражению А. Н. Трайнина, «возведенный в ранг» признака состава преступления.

Словом «признак» обычно обозначают свойство, черту, особенность предмета или явления, по которым можно его узнать, отличить от других1. Развитие учения о признаках в теории познания, логике, а также в такой специальной дисциплине, как криминалистика, дало возможность выделить ряд категорий признаков и особенностей их построения. Различают, например, признаки полезные, устойчивые, существенные, достаточные, необходимые, специфические, отличительные, обобщенные, ■индивидуальные и еще целый ряд разновидностей2. Все эти характеристики могут быть приложены и к признакам состава преступления. Как уже говорилось ранее, р составе содержатся такие признаки преступления, которые являются существенными, отличительными, необходимыми и достаточными для квалификации преступлений, а потому их уяснение нужно для практической деятельности юриста.

Каждая классификация явлений преследует определенную цель.                                                       ,

1  См., например, Н. И. Кондаков, Логика, М., 1954, стр.473; В. И. Курляндский, Вопросы основания уголовной ответственности, сб. «Вопросы уголовного права», стр. 40 и  след.

2  См. А. А. Эйсман. Заключение    эксперта,    стр. 36 и след., Р. С. Белкин и А. И. Винберг, Криминалистика и доказывание, М., 1969, стр. 92 и след.

111

 

>>>112>>>

Для подробного анализа признаков состава целесообразно выделить те их стороны, которые, с нашей точки зрения, имеют важное значение для правильного понимания и применения уголовного закона.

При правильном построении законодательства признаком состава преступления следовало бы считать таксе качество (свойство, черту, особенность) преступления, которое     удовлетворяет      следующим      требованиям:

а)   вместе с другими признаками определяет общественную  опасность,    виновность    и  наказуемость    деяния;

б)   выражает его отличие от других преступлений и правонарушений; в) прямо указано в законе или однозначно вытекает из него при толковании; г)  не является производным от других признаков; д) присуще всем преступлениям данного вида. Остановимся вкратце на этих требованиях, многие из которых фактически уже были рассмотрены в предыдущей главе.

А) Все признаки состава в совокупности характеризуют соответствующее деяние как общественно опасное, виновное и наказуемое, причем отсутствие хотя бы одного признака нарушает эту характеристику. Нужно лишь отметить, что вряд ли есть основания связывать каждый признак одновременно со всеми условиями уголовной ответственности. Например, вменяемость лица как признак состава имеет непосредственное отношение к вине л наказуемости, но общественная опасность деяния этим признаком вряд ли определяется (так как и невменяемые могут совершать общественно опасные действия). С другой стороны, наступление тяжких последствий влияет на определение степени общественной опасности деяния, но вовсе еще не свидетельствует о виновности лица а отношении последствий (последствия могут быть прк-чинечы умышленно, по неосторожности или без наличия вины). Лишь система признаков состава определяет общественную опасность, виновность и наказуемость (уголовную противоправность) деяния в целом.

Многие признаки, для того чтобы войти в состав преступления, должны обладать, так сказать, определенной степенью интенсивности. Это обстоятельство тесно связано с положением ч. 2 ст. 7 Основ уголовного законодательства, согласно которой малозначительное деяние не является преступлением. Рассмотрение понятия малозначительности выходит за рамки настоящей работы,

112

 

>>>113>>>

однако надо сказать, что деяние может оказаться малозначительным в результате «неполноценности» различных признаков (например, невысокая степень тяжести последствий, неполнота возможного предвидения при небрежности, слабая степень легкомыслия при самонадеянности и" др.). Некоторые признаки имеют жесткие границы, у них нет таких количественных градаций, которые могут сделать деяние малозначительным. Это, например, относится к вменяемости, возрасту, должностному положению лица и др. Эти признаки изменяются «скачками», по принципу: «да» — «нет» (субъект вменяем либо невменяем; лицо является должностным или не является и т. д.).

Б) Признаки состава выражают отличие одного преступления от других преступлений и правонарушений. Нет двух составов, все признаки которых совпадали бы полностью: они различаются между собой хотя бы одним признаком. Кроме того, нет признака, который не отличал бы данный состав от какого-либо из .иных составов преступлений или правонарушений.                          #

В) Признаки состава должны быть указаны в законе или однозначно вытекать из него, причем это должно быть ясно при толковании закона. Кроме законодателя, никто не может «добавить» или «исключить» тот или иной признак из состава преступления. Выше уже отмечались те трудности и недостатки, которые проистекают из несоблюдения этого требования.

Г) Признаком состава преступления должно служить такое свойств.о, которое не является производным от других свойств, не может быть выведено из других признаков состава и потому «подлежит всякий раз установлению в уголовном процессе»1. Этим достигается «экономность» состава, его лаконичность.

Так, известно, что объект — сложный элемент всякого преступления. Тем не менее далеко не все признаки объектов некоторых преступлений входят в соответствующие составы. Ряд признаков объекта является производным: их нетрудно вывести из имеющихся в составе других признаков объекта или предмета преступления. Напри-

1 I. A n d г е j e w, op. cit., p. 68.

Заказ 3846

113

 

>>>114>>>

мер, в составе кражи личного имущества граждан не содержится указаний на то, что это преступление посягает на личную собственность. Но зато имеется указание на предмет преступления — «личное имущество граждан» iii на вредные последствия — причинение материального ущерба собственнику. С установлением наличия этик двух признаков состаиа- отпадает необходимость в самостоятельном обосновании того факта, что объектом преступления является личная собственность.

Производность некоторых признаков преступления (например, объекта) отнюдь не свидетельствует о меньшей степени их важности. Нередко именно самые существенные свойства преступления находятся «в глубине», а их доказывание производится опосредствованно, через другие, более «доступные» свойства и качества, которые закреплены в виде признаков состава преступления.

В суде должно быть доказано наличие только признаков состава преступления (мы имеем в виду цели квалификации). Производные его свойства не требуют доказывания: они либо неопровержимо презюмируются законодателем, либо вытекают из признаков состава, устанавливаемых по делу.

Однако следует учитывать, что некоторые признаки состава могут рассматриваться под углом зрения так называемых фактических презумпций1. Например, не требуется доказывать по каждому уголовному делу вменяемость субъекта; она презюмируется. Но эта презумпция является опровержимой, и если психические способности обвиняемого вызывают сомнения, они должны быть всесторонне проверены. Свойства преступления, рассматриваемые с использованием фактических презумпций, являются признаками состава, потому что они не проиэводны от других признаков; порядок же их установления является специфическим.

Д) Признак присущ всем преступлениям данного вида. Это требование необходимо толковать с учетом высказанных выше соображений об альтернативных признаках и разновидностях состава. Если рассматривать все содержащиеся в  составе  альтернативы    как  один

1 Подробнее см. «Теория доказательств в советском уголовном процессе. Часть Общая», М., 1966.

114

 

>>>115>>>

сложный признак, то приведенное выше требование выполняется достаточно точно.

2. Признак характеризует одно из свойств преступления. Но чем характеризуется он сам? Как раскрыть его содержание?

Для ответа на этот вопрос следует обратить внимание на то, что содержащиеся в составе признаки не одинаковы по степени абстракции и многие из них находятся з определенной связи между собой (хотя их нельзя признать зависимыми друг от друга). В группе признаков, относящихся к объективной стороне состава кражи, есть, например, такие, как «похищение» и «тайное». Второй признак уточняет, детализирует первый; они не равноценны по уровню обобщения, хотя и тот и другой входят в один состав.

Рис. 3. Ранги признаков объективной стороны состава кражи с применением технических средств.

В общей форме следует сказать, что в большинстве случаев признаки состава относятся к различным ступеням абстракции и нередко могут быть представлены в виде иерархической -системы — «дерева» признаков, взаимосвязанных между собой и расположенных по «рангам»— от высшего к низшему. Так, если в группе признаков объективной стороны состава квалифицированной кражи (ч. 2 ст. 89 УК) наиболее высокой ступенью абстракции можно считать понятие «противоправное действие» (категория признаков), то далее идут такие признаки: «похищение имущества» (I ранг), «тайное» (II ранг),

8*

115

 

>>>116>>>

«с применением  технических  средств»   (III   ранг).  Это «дерево» изображено на рис. 3 (см. стр. 115).

Из схемы видно, что признак каждого последующего ранга раскрывает, поясняет предыдущий. Боковые стрелки указывают, что ■могут существовать и другие признаки нижестоящего ранга. Например, понятие «похищение имущества» может быть разложено на две разновидности: «тайное» и «открытое» и т. д.

Наивысшая ступень рассматриваемой абстракции есть категория (класс) признаков, определяющая конструкцию состава. Конкретизация этого класса начинается с признаков первого ранга и продолжается до нижних пределов, обусловленных содержанием состава.

При этом возникает вопрос: следует ли считать признаком состава только свойство одного какого-либо ранга или все ранги представляют собой качества, заслуживающие наименования признака состава? Ответ на этот вопрос [вытекает из сформулированных выше требований к признаку состава. В частности, если отмеченные свойства не прсшзводны и отграничивают это преступление от других деликтов, то мы имеем дело с признаками состава.

В данном случае свойства I, II и III рангов несомненно являются признаками кражи. Убедимся в этом, исходя из приведенных критериев:

а)   производны ли эти признаки,    т. е. вытекает ли однозначно признак низшего ранга из высшего или наоборот? По-видимому, нет.    Похищение    имущества   (I ранг)    не обязательно может быть тайным (II ранг), и наоборот, какое-либо тайное действие отнюдь не всегда чвляется похищением имущества. То же и с соотношением признаков II и III рангов.    Каждый    высший ранг предполагает ряд вариантов низшего;

б)  все признаки I, II и III рангов состава квалифицированной кражи необходимы для ее отграничения соответственно от уничтожения имущества; от грабежа; от кражи без отягчающих обстоятельств. Значит, и второму требованию — отграничению     от иных   деликтов — они удовлетворяют.

Как уже сказано, самая низкая ступень абстракции признаков (на рис. 3—III ранг) обычно используется для характеристики обстоятельств, разграничивающих разновидности одного состава. Разумеется, возможны не только три ранга признаков, но и больше, и меньше. Во

116

 

>>>117>>>

многих составах мы встречаемся с одним-двумя рангами. Так," в составе умышленного убийства без отягчающих обстоятельств, предусмотренном ст. 103 УК, можно выделить только один ранг (по объективной стороне) —• лишение жизни.

3. Что произойдет, если попытаться продолжить конкретизацию признака состава? Например, построить продолжение схемы, приведенной на рис. 3, разложив признак а'" «с применением технических средств» на такие разновидности: bi — с применением отмычки; Ь2 — с применением лома; Ь3 — с применением пилы; Ь4 — с применением иных технических средств (рис. 4).

Рис. 4. Разновидности «технических средств» при краже

Очевидно, в принципе такая конкретизация возможна и даже полезна, ибо она помогает раскрыть содержание признака «с применением технических средств». Но надо сразу сказать, что этот IV ранг абстракции (или, скорее, последовательной конкретизации) не образует новых признаков состава, потому что перечисленные в его пунктах свойства не отграничивают кражу от других преступлений. Хотя они дают нам дополнительную информацию о данном преступлении, для квалификации такая информация уже не нужна. «Как ни парадоксально это звучит, — замечает М. М. Бонгард, — но основная задача узнающей системы... вовсе не в сохранении всей информации, а в максимальном сокращении несущественной информации о каждом объекте»1.

М. М. Бонгард, Проблема узнавания, стр. 39.

117

 

>>>118>>>

Ненужное для квалификации деление признака на составляющие его элементы есть, однако, полезная форма описания его содержания, что необходимо для уяснения требований закона.

Как известно, содержание понятия может быть раскрыто двумя способами: путем определения его через ближайшие род и видовое отличие или через перечисление образующих его элементов1. Содержание признака состава можно раскрыть обоими -способами. Так, мы можем понятие «технические средства» определить первым путем, сказав, например, что это предметы, изготовленные с применением техники (промышленностью или кустарным порядком). С другой стороны, можно дать перечень различных технических средств, но он вряд ли будет исчерпывающим. Это ведет к дальнейшей конкретизации соответствующего  признака.

Описание (раскрытие) признаков состава нередко дается в самой диспозиции уголовного закона. Так, перечисленные в ст. 223 УК виды водоемов и водных источников—«реки» и «озера» — не являются признаками состава. Еще более наглядным примером может служить ч. 1 ст. 108 УК, в которой понятие тяжкого телесного повреждения раскрывается посредством перечисления нескольких альтернативных признаков. При этом названные в статье «потеря зрения», «потеря слуха» и «душевная болезнь» самостоятельными признаками состава данного преступления не являются. Это лишь расшифровка альтернативного признака: «расстройство здоровья, соединенное со стойкой утратой трудоспособности не менее чем на одну треть». Строго говоря, указание на них излишне, их можно было не перечислять в законе, а оставить в инструкции для определения степени тяжести телесных повреждений2.

Описание содержания признака надо отличать от альтернативных признаков состава. При этом следует исходить из различной логической природы   этих   явлений.

1  Такие элементы,  разумеется,  тоже представляют собою  логические признаки, однако это не признаки состава преступления.

2  См. Правила определения степени  тяжести  телесных  повреждений, предусмотренных УК РСФСР  1960 г.   («Советская юстиция» 1961 г. № 13). Следует  отметить, что  признаки    легкого  телесного повреждения в законе не раскрываются,    а перечислены    в тех же Правилах.

118                   , ,    ■•• •      ;

 

>>>119>>>

Если признаки низшего ранга полностью исчерпывают все содержание «вышестоящего» признака, то это есть описание (раскрытие) его содержания; если же не исчерпывают, —■ то мы имеем дело с самостоятельными (альтернативными) признаками. Напомним, что альтернативные признаки состава отграничивают данное преступление от других; раскрытие же содержания понятия к этому не приводит.

В формулах математической логики это различие выглядит следующим образом. Обозначим признак вышестоящего ранга символом а', нижестоящего — а". Тогда описание (раскрытие) признака а' через признаки а" полностью укладывается в  следующую формулу:

а'=а"1-а"г                                      (13)

При этом а\ и а"2 представляют собой взаимные дополнения1, т. е.

а'\ = а\                                 (14)

а"г = а'\

Если же признаки нижестоящего ранга являются альтернативными, то они в совокупности не исчерпывают содержание вышестоящего признака :

а'=а'\-а"2-х                                  (15)

«Остаток» х не входит в число признаков данного состава и характеризует иное преступление, правонарушение или деяние, безразличное для права.

Проиллюстрируем   сказанное   на   двух   примерах.

В ст. 107 УК («Доведение до самоубийства») имеется понятие «зависимость от виновного». Оно раскрывается посредством указания на две формы такой зависимости: «материальная» (а/') или «иная» (а2") зависимость. Очевидно, эти формы исчерпывают все возможные варианты зависимости и не дают никакой дополнительной информации для отграничения данного преступления от других. В этом случае мы имеем дело не с альтернативными признаками, а с раскрытием содержания понятия «зависимость» (а').  .

Иначе обстоит дело в ст. 118 УК .(«Понуждение женщины к вступлению в половую связь»). Субъектом этого преступления является лицо, в отношении которого жен-

1 Дополнением к классу N называется класс N, который при сложении с N образует универсальный класс, т. е. всю совокупность рассматриваемых объектов.

119

 

>>>120>>>

щина являлась «материально» {п\") или «по службе» (а2") зависимой. Нетрудно видеть, что оба эти термина в совокупности не исчерпывают всех возможных форм зависимости (что наглядно видно при сравнении с текстом ст. 107). Ведь кроме материальной и служебной может быть и иная (х) зависимость, но она ст. 118 не предусмотрена. Значит, понятия «материально» и «по службе» зависимая являются альтернативными признаками, которые отграничивают это преступление от действий, не предусмотренных данной статьей (так, понуждение женщины, находящейся в иной зависимости ,(х) от субъекта, не влечет уголовной ответственности).

4. Раскрытие (описание) содержания признака состава большей частью производится не в законе, а в руководящих разъяснениях пленумов Верховных судов (СССР и союзных республик).

Так, например, в постановлении Пленума Верховного Суда РСФСР от 22 октября 1969 г. «О судебной практике по делам о преступлениях, связанных с нарушениями правил безопасности движения и эксплуатации транспортных средств, а также с их угоном (ст. ст. 211—2121 УК РСФСР)» разъясняется термин «гибель нескольких лиц» (ч. 3 ст. 211). Под ним, указал Пленум, «следует понимать причинение смерти двум или более потерпевшим»1. Относительно понятия «заведомая техническая неисправность» Пленум указал, что это такая техническая неисправность, о которой «известно лицу», ответственному" за техническое состояние или эксплуатацию транспортных средств»2.

Конкретизация признака, разложение его на составные элементы, необходимые для его описания, теоретически может продолжаться неограниченно долго3. Ведь можно подвергнуть подобному анализу каждый из терминов самого описания (например, раскрыть, что означает понятие «гибель»   или   понятие   «неисправность»).

1  «Бюллетень Верховного Суда РСФСР»  1970 г. №  1, стр. 7.

2  Т а м  ж е.

3  См. А. А. Ветров, Семиотика и ев основные проблемы, М., 1968, стр.   171;  Е.  П.  Никитин,    Объяснение — функция    науки, М., 1970, стр. 255. Процесс    описания,    по мнению    этих    авторов, прекращается там, где мы приходим к «чувственным образам» либо к устоявшимся определениям (постулатам).

120

 

>>>121>>>

Рассматривая этот вопрос, И. Андреев, пишет: «Мы получаем производные описания все более детальные, причем подробность описания мы можем довести до такой степени, что она будет совпадать с описанием действительного деяния, содержащимся в описательной части наиболее подробно составленного приговора»1.

Иногда законодатель или орган, толкующий закон при его применении, намеренно «прерывает» возможности для подобного анализа, например прямо указывает, кто должен считаться «лицом, достигшим определенного возраста»2, исключая различные толкования. Это делается главным образом в тех случаях, когда возможный разнобой в следственной, судебной и прокурорской практике при разрешении соответствующего вопроса более опасен, чем известный формализм такого законодательного решения.

Бывает, что закон не дает окончательного определения того или иного постоянного признака, и в судебных решениях его содержание не прокомментировано. В таком случае практический работник органов следствия, суда или прокуратуры вынужден истолковывать содержание признака, основываясь на собственном понимании данной нормы. При атом приобретает существенное значение правосознание следователя, прокурора, судьи. Однако его роль, как справедливо писал В. И. Шанин, «выражается не в том, что оно исправляет закон своими критериями, лежащими вне действующего права, а в том, что оно помогает преодолеть отрыв в сознании толкователя применяемой нормы от системы данной отрасли права или права в целом, обеспечивает неразрывную связь толкуемого закона с другими нормами и институтами права, помогает уяснить его общественно-политическое значение, раскрыть подлинный смысл и конкретное содержание закона в применении к конкретному случаю»3.

1   I. And re jew,  op. cit, p. 91.

2  Развернутые соображения по этому вопросу были высказаны в постановлении   Пленума    Верховного   Суда    СССР    по делу   К. (см. «Бюллетень Верховного Суда СССР» 1959 г. № 4, стр. 32—34).

3  В. И.  Шанин,    Роль    социалистического    правосознания    в укреплении советской законности, «Труды ВПА им. В. И. Ленина», вып. 24, М., 1958, стр. 179.

121

 

>>>122>>>