§ 1. Состав преступления и его функции : Общая теория квалификации преступлений - В.Н. Кудрявцев : Книги по праву, правоведение

§ 1. Состав преступления и его функции

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 
РЕКЛАМА
<

1. Для правильного понимания функций состава преступления необходимо прежде всего выяснить его соотношение с уголовно-правовой нормой, предусматривающей ответственность за определенный вид преступления.

Норма — это правило поведения, не всегда полностью совпадающее с текстом статьи закона. Уголовно-правовая норма, предусматривающая ответственность за определенный вид преступления (например, за кражу), означает не толыко запрещение совершать соответствующее деяние (диспозиция нормы), tjo и устанавливает санкцию за его совершение, а также предусматривает условия для ее применения (гипотеза нормы)1.

1 Существуют и другие точки зрения я а конструкцию уголовно-правовой нормы. Согласно одной из них уголовно-правовая норма состоит из гипотезы (описание признаков преступления) и диспозиции (мера наказания), санкции же в ней нет. Норма обращена не

70

 

>>>71>>>

Если исходить из того, что состав преступления — это «совокупность установленный советским уголовным законом признаков определенного общественно опасного деяния»1, то нетрудно сделать вывод, что понятие состава как по объему, так и по содержанию является более узким по сравнению с понятием уголовно-правовой нормы.

Во-первых, за пределами состава находится санкция нормы. Во-вторых, состав не вполне совпадает с диспозицией нормы2. Как правильно отмечает Н. Д. Дурманов, «норма уголовного права содержит конкретное веление о несовершении отрицательных поступков. Состав же преступления заключает в себе описание признаков преступления. Состав преступления сам по себе веления не содержит»3.

Не вполне ясен вопрос о соотношении состава преступления и гипотезы уголовно-правовой нормы: это объясняется отсутствием единого мнения о роли гипотезы в уголовном праве. Если придерживаться распространенной точки зрения, что в уголовно-правовой норме гипотеза и диспозиция сливаются4, то состав будет более узким понятием, ибо он явно не включает некоторых условий наступления уголовной ответственности (например, положений гл. II УК о пределах действия уголовных законов во времени и пространстве, ст. 48 УК о давности уголовного преследования и т. д.). Если же выделить гипотезу в самостоятельную часть уголовно-правовой нормы, то состав, не включая гипотезы, будет по содержанию очень близок к диспозиции нормы, с той приведенной выше оговоркой, которая сделана Н. Д. Дурмановым.

2. В советской литературе неоднократно указывалось, что в состав как элемент уголовно-правовой нормы зако-

ко всем гражданам, а к юристам—следователям, судьям, прокурорам (см. В. Г. Смирнов, Функции советского уголовного права, Л., 1965, стр. 34 и след.).

1  См.,    например,   «Курс советского    уголовного права.    Часть Общая», т. I, Л., 1868, стр. 243—244.

2  Не следует  смешивать  диспозицию уголовно-правовой   нормы с диспозицией статьи Особенной  части УК  (об этом подробнее ем. § 2 настоящей главы).

3  «Курс советского уголовного права. Часть Общая», т. 1, «Уголовный закон», М., 1970, стр. 181.

4  См. «Курс советского уголовного права.    Часть Общая»,.т. I, ^Уголовный закон», М., 1970, стр. 180—182.

71

 

>>>72>>>

подателем включаются лишь те признаки, которые в своей совокупности характеризуют сущность преступления данного вида, свидетельствуют о наличии, характере и, в общих чертах, о степени его общественной опасности1.

Я. М. Брайнин расширил эту формулировку. Он правильно отметил, что «сведение роли состава преступления исключительно к роли характеристики общественной опасности деяния суживает его значение»2. Признаки состава в действительности характеризуют не только общественную опасность деяния, но и вину лица. Они отличают одно преступление от другого. В связи с этим более правильными представляются те определения состава, в которых подчеркивается, что это совокупность признаков общественно опасного деяния, определяющих его, согласно уголовному закону, как преступное и уголовно наказуемое3.

Признаки, характеризующие какой-либо ooiCTaiB преступления, в равной мере входят и в понятие об этом преступлении. Говорим ли: «состав кражи» либо употребляем слава «понятие «ражи», мы по сути дела имеем в виду одни и те же уголовно-правовые признаки, характеризующие преступление соответствующей разновидности.

Значит ли это, что между составом и понятием преступления определенного вида разницы не существует? Нет, не значит. В составе преступления признаки перечислены в некоторой жесткой последовательности, они сгруппированы, привязаны к определенным элементам преступления, а для понятия преступления это отнюдь не характерно. Иными словами, состав и понятие преступления различаются по их внутренней структуре, по степени упорядоченности одних и тех же признаков. Как пишет Н. Ф. Кузнецова, состав преступления является

1  См. А. Н. Трайнин, Общее учение о составе преступления, М., 1957, стр. 60; А. А. Пи он тк о в с к и й, Учение о преступлении, стр. 108. Аналогично решают вопрос и юристы зарубежных социалистических стран.

2  Я- М. Брайнин, Уголовная ответственность и ее основание в советском уголовном праве, М., 1963, стр. 94.

3  См., например,    «Советское  уголовное  право, Часть  Общая», М., 1969, стр. 85; «Курс советского уголовного права, Часть Общая», т. II, М., 1970, стр. 89.                                             ■•"•....■.

72

 

>>>73>>>

«своего рода ядром и структурой (скелет, остов)»1 преступления определенной категории.

Состав — это не только совокупность, а строгая система признаков преступления. Состав отражает характерные для преступления внутренние связи образующих его элементов. Большой заслугой науки уголовного права является обнаружение единой общей структуры всех преступлений и построение на этой основе состава каждого преступления из четырех основных групп признаков, характеризующих объект, субъект, объективную и субъективную сторону преступления. Структурный характер состава преступления имеет принципиальное значение для квалификации, ибо дает возможность выработать некоторые общие ее принципы.

Состав преступления .представляет собой систему таких признаков, которые необходимы, и достаточны для признания, что лицо совершило соответствующее преступление. Они необходимы в том смысле, что без наличия всех .признаков состава в их совокупности лицо не может быть обвинено в преступлении, а следовательно, и привлечено к уголовной ответственности. Они достаточны потому, что нет необходимости устанавливать какие-либо дополнительные данные, чтобы иметь основание предъявить соответствующему лицу обвинение в совершении преступления.

Можно сказать, что состав является информационной моделью преступления определенного вида, закрепленной в уголовном законе. Эта модель образуется в результате обобщения признаков всех преступлений данной разновидности. В результате мы получаем экономное, краткое и достаточно четкое описание их основных свойств.

В практической деятельности юриста информационная модель преступления играет двойную роль. Во-первых, она дает юристу представление о требованиях закона. Например, мы говорим, что состав кражи личной собственности граждан, предусмотренный ст. 144 УК, включает такие-то признаки этого преступления.

1 Н. Ф. Кузнецова, Преступление, состав преступления, диспозиция уголовно-правовой нормы, «Вестник МГУ», Серия «Право» 1967 г. №. 54, стр. 40.

73

 

>>>74>>>

С другой стороны, эта модель дает нам информацию о свойствах совершенного конкретного деяния, которые мы «должны» обнаружить при расследовании дела (предмет доказывания). Соединение, совпадение информации первого и второго рода и происходит при 'Квалификации преступления.

В связи с двойной информационной функцией состава возникает вопрос о терминологии. Так, в литературе иногда используются понятия «законного» и «фактического» составов преступления1. А. А. Пионтковский утверждает, что «понятием состава преступления юристы пользуются как для обозначения совокупности признаков, характеризующих определенное преступление по уголовному законодательству, так и для обозначения конкретного деяния,  соответствующего  этим   признакам»2.

Действительно, такое смешение имеет место. Но, видимо, поддерживать его, как это делает Н. Ф. Кузнецова3, не следует. Дело в том, что признаки, содержащиеся в норме и в конкретном деянии, строго говоря, не одни и те же: они даже не равноценны. Признаки, содержащиеся в уголовно-правовой норме, являются обобщенными, лежат на более высоком уровне абстракции, чем приз-. паки единичного явления'—■ конкретного преступления. Можадо лишь говорить о соответствии тех и других — в том смысле, что признаки конкретного преступления входят в соответствующие классы признаков, содержащихся в норме права. Поэтому целесообразно пользоваться понятием состава преступления только в одном—^нормативном смысле. Тогда вместо так называемого фактического состава правильнее говорить о «фактических признаках» или просто о «признаках» конкретного преступления.

3. Отмеченные свойства состава определяют и его правовое значение. Прежде всего оно заключается в том, что состав служит юридическим оанованием привлечения лица, совершившего преступление, к уголовной ответствен-

1  См. Я- М. Б'р аи нин, Уголовная ответственность и ее основание в советском уголовном праве, стр. 116 и след.; И. Ненов, Прес-тъплъ'ние и съ'став престьпленлето, «Известия на пращи» институт», нн. 1—2, София, 1955, стр. 116.

2  А. А.  Пионтковский, Учение  о  преступлении, стр.  115.

3  См. Н. Ф. Кузнецова, указ. статья, стр. 36—38.

74

 

>>>75>>>

ности. Бели каждый признак конкретного преступления входит в обобщенный признак состава, соответствует ему, так же как единичный предмет относится к определенному класоу предметов, мы говорим, что в действиях этого лица имеется состав преступления. При расхождении хотя бы одного признака основание для наступления уголовной ответственности отсутствует. Как известно, уголовное преследование не может быть возбуждено, а возбужденное дело подлежат прекращению во всякой стадии процесса «за отсутствием в деянии состава преступления» (ст. 5 Основ уголовного судопроизводства). Ответственность наступает по определенной статье Особенной части уголовного законодательства. Именно в этом смысле состав преступления следует считать необходимым и единственным основанием уголовной ответственности, а поэтому и юридическим основанием квалификации преступлений.

Следствием указанных свойств состава преступления является и то, что он обеспечивает разграничение преступлений различных категорий1.

Вполне понятно, что не могут существовать два абсолютно одинаковых (идентичных) состава; все составы преступлений различаются между собой хотя бы одним признаком. Отсутствие различий между составами означало бы невозможность разграничения смежных преступлений.

1 Разграничительная функция состава имеет важное практическое значение, так как она позволяет дифференцировать ответственность в зависимости от степени общественной опасности различны» преступлений, избирая те правовые последствия, которые законодатель считает наиболее эффективными для борьбы с данным видом преступлений. •

В составе преступления нет таких признаков, которые не играли бы разграничительной роли. Каждый из них либо отделяет данный вид преступления от других видов, либо отграничивает преступление от иных правонарушений или общественно опасных действий2.

1  См. Я. М. Брайлин, Уголовная ответственность и ее основание в советском уголовном праве, стр. 92—93.

2  См. Н. Ф. Кузнецова, указ. статья, стр. 44.

-                                           75

 

>>>76>>>

Анализируя разграничительные функции состава, можно заметить, что подавляющее большинство его признаков выполняет .первую функцию или одновременно обе. Так, например, понятие «тайное» (похищение) в составе кражи отделяет кражу от грабежа. Все остальные признаки этих составов совпадают, но зато отделяют кражу и грабеж от иных видов преступлений. Понятие «похищение» не только отграничивает кражу и грабеж от некоторых преступлений против личной собственности граждан (например, от уничтожения имущества), но и отделяет их от гражданских правонарушений.

В той совокупности признаков, которая в настоящее время включается в содержание понятия состава преступления, имеется, видимо, только один признак, не играющий роли для отграничения одного преступления от другого. Это — вменяемость, которая с юридической точки зрения одинакова для всех преступлений без исключения.

Если в уголовно-правовой норме выделить гипотезу как одинаковую для всех преступлений совокупность условий их совершения, то вменяемость могла бы быть вынесена в гипотезу. Этому с научной точки зрения препятствует то, что вменяемость как признак субъекта преступления тесно связана с формами психического отношения лица к своему поведению. Кроме того, вменяемость отграничивает преступление от общественно опасных действий, не влекущих уголовной ответственности. Поэтому в дальнейшем мы будем ее рассматривать как признак состава, делая в случае необходимости соответствующие оговорки,

4. Абстрактность состава, его обобщающий характер имеет определенную отрицательную сторону. Она состоит © том, что закон предусматривает уголовную ответственность только при наличии определенной совокупности признаков, не учитывая множества других обстоятельств. Закон как бы говорит: если есть «тайное похищение личного имущества граждан», то основание для .наступления (уголовной ответственности (налицо, 'хотя имеется целый рад обстоятельств, свидетельствующих о положительных качествах личности обвиняемого, особенностях личности потерпевшего и т. д., которые могли бы делать нецелесообразным привлечение к уголовной ответственности именно этого лица. Как известно, «всякое

76

 

>>>77>>>

право есть применение одинакового масштаба к различным людям»1.

Однако абстрактность состава и отмеченный выше формализм юридической нормы имеют не только отрицательную сторону, которая должна преодолеваться, но и положительную, вполне искупающую эти недостатки.

В чем состоит эта Положительная сторона? В первую очередь — в единстве и определенности требований, предъявляемых законом ко.всем гражданам. В совет-оком праве все граждане равны перед законом, независимо от национальных, социальных, религиозных и прочих различий. Этот конституционный принцип имеет и уголовно-правовое [Значение. Он, в частности, проявляется в том, что советское уголовное законодательство, как 1И другие отрасли советского права, предъявляет ко всем лицам единые требования. Состав мражи одинаков для всякого, кто бы ее ни совершил, .и это имеет важное предупредительное и воспитательное значение. Состав преступления, лишенный многих конкретных деталей, формулирующий преступление в обобщенной, абстрактной форме, дает возможность с необходимой последовательностью и определенностью проводить в жизнь волю трудящихся в деле борьбы с преступностью.

Основное условие преодоления отрицательной стороны абстрактности состава заключается в правильном построении уголовно-правовой нормы. Норма должна с наибольшей точностью и полнотой отражать тот и только тот круг общественно опасных деяний, который стре-'мится 'предусмотреть и запретить законодатель.

Однако и при хорошей «редакции закона возможно возникновение противоречий между абстрактным требованием нормы и конкретными особенностями жизненной ситуации. В таких случаях это преодолевается посредством норм Общей и Особенной части УК, специально предусматривающих то особое стечение обстоятельств, которые исключают уголовную ответственность.

В Общей части УК такое значение имеют ст. ст. 16 («Добровольный отказ от совершения преступления»), 48   («Дайность  привлечения  к уголовной  ответственно-

1 В. И. Л ен и н, Поли. собр. соч., т. 33, стр. 93.

77

 

>>>78>>>

era»), 50 («Освобождение от уголовной ответственности и наказания»), 51 («Освобождение от уголовной ответственности с передачей дела в товарищеский суд»), 52 («Освобождение от уголовной ответственности с передачей виновного да поруки») и др. В Особенной части такими нормами являются, например, п. «б» ст. 64 УК (освобождение от уголовной ответственности гражданина СССР, завербованного иностранной разведкой), примечание к ст. 174 (освобождение взяткодателя от уголовной ответственности)   и др.

Особенно много возможностей для учета конкретной ситуации имеется у суда при решении вопроса о мере наказания виновному. Рассмотрение всех этих случаев выходит за пределы темы этой книги. Здесь мы должны отметить лишь следующее.

Во-первых, преодоление формализма состава, как явствует из сказанного, происходит на основе и в рамках закона, который сам представляет достаточные возможности для учета конкретной ситуации1.

Во-вторых, характерной чертой социалистического уголовного права является то, что особенности конкретной ситуации при решении вопроса о наличии состава преступления могут учитываться лишь в пользу обвиняемого.

Советский уголовный закон знает ряд обстоятельств, исключающих как признание наличия в действиях лица состава преступления, так и уголовную ответственность. В нашем уголовном законодательстве нет норм, которые допускали бы привлечение к уголовной ответственности при отсутствии состава преступления. В этих положениях ярко проявляются принципы социалистической законности и гуманизма, присущие советскому праву.

1 Отрицая формализм состава, Н. Д. Дурманов в рецензии на книгу «Теоретические основы квалификации преступлений» пишет, что «в действующем законодательстве, которое надо рассматривать как единое целое, а нормы его как взаимосвязанные, вообще нет формализма» («Советское государство и право» 1964 г. № 3, ст)р. 151). Это в известной степени верно, но у нас говорилось о формализме только самого состава, а не системы уголовного права в целом, включая нормы о назначении наказания и освобождении от уголовной ответственности. Поэтому возражение Н. Д Дурманова не достигает цели.

 

>>>79>>>