§ 1. Отношение единичного и общего— философская основа квалификации : Общая теория квалификации преступлений - В.Н. Кудрявцев : Книги по праву, правоведение

§ 1. Отношение единичного и общего— философская основа квалификации

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 
РЕКЛАМА
<

1. Марксизм-ленинизм учит, что общее и единичное представляют собой категории, которые отражают реальную действительность.

Единичное выражает качественную определенность вещи или явления, их индивидуальность, своеобразие, пространственную и временную определенность1. С единичными явлениями — конкретными фактами в области

См. «Краткий словарь по философии», М.,  19G6, стр. 75.

43

 

>>>44>>>

права мы сталкиваемся постоянно. Например, некто А. совершил 11 августа 1960 г. в г. Жуковском Московской области кражу велосипеда. Это единичное явление, реальный факт объективной действительности. В советском уголовном праве такое отдельное деяние обычно именуют конкретным преступлением1. Это понятие употребляется в указанном умысле и в настоящей работе.

Единичное явление обладает бесчисленным множеством разнообразных свойств. Всякое конкретное преступление может быть охарактеризовано массой признаков, относящихся как к лицу, его совершившему (например, его биографические данные, внешность, черты характера, особенности поведения и т. п.), так и к самому деянию (например, способ совершения преступления, наступившие последствия, место, время и обстановка его совершения и т. п.). Как правильно указывал в одной из своих философских работ Н. Г. Чернышевский, представление о каком-либо предмете можно назвать конкретным тогда, когда он описывается нами «со всеми качествами и особенностями и в той обстановке, среди которой существует, а не в отвлечении от этой обстановки и живых своих особенностей»2. Поэтому когда мы говорим о конкретном преступлении как единичном явлении, событии объективной действительности, то мы имеем в виду всю (бесчисленную совокупность присущих ему признаков, как имеющих, так и не имеющих значения для квалификации, и притом независимо от того, в какой степени они были выявлены и отражены следователем 'или судом в материалах уголовного дела.

В уголовном деле мы никогда не достигаем такой максимальной полноты описания единичного преступления. При расследовании и разрешении уголовного дела нас обычно интересуют лишь те признаки конкретного деяния, которые имеют уголовно-правовое, криминологическое, процессуальное или иное .юридическое значение. Многие же признаки конкретного преступления остаются за

1  Необходимо  отметить,  что  понятие  единичного  преступления в уголовно-правовой литературе часто употребляется в ином, условном значении для выражения отличия от совокупности преступлений (об этом подробнее см. гл. IX настоящей работы).

2  Н. Г. Чернышевский,   Избранные философские сочинения, М., 1938, стр. 454.

44

 

>>>45>>>

рамками уголовного дела. Так, например, цвет волос преступника, особенности асфальтового покрытия улицы, по которой он ехал на похищенном велосипеде, или номер велосипеда—все это признаки совершенного деяния или личности преступника, «о они абсолютно не влияют на решение вопроса об уголовной ответственности и потому не имеют уголовно-правового значения. Некоторые из этих признаков могут найти отражение в деле, но лишь постольку, поскольку их выяснение было необходимо при расследовании преступления (.например, при опознании личности).

Таким образом, применительно к конкретному преступлению можно выделить по крайней мере четыре категории признаков: 1) «все» признаки данного деяния. Мы берем слово все в кавычки, потому что вою действительную совокупность признаков какого-либо события или явления можно лишь представить себе теоретически: она неисчерпаема; 2)' признаки, имеющие значение для расследования и разрешения     уголовного     дела;

3)   признаки,  имеющие уголовно-правовое      значение;

4)   признаки,   имеющие значение     для     квалификации преступления. Границы этих групп признаков можно изобразить в виде окружностей, последняя  из которых  имеет     наименьший      диаметр (рис.  1).

Рис. 1. Признаки преступления

2. Для того чтобы квалифицировать совершенное преступление, недостаточно установить его признаки; необходимо также определить, предусмотрено ли совершенное деяние уголовным законом, подпадает ли оно под норму Особенной части УК. Для этого необходимо сопоставить признаки совершенного деяния с теми признаками, которые описаны в уголовно-правовой норме.

Правовая норма, если ее рассматривать с точки зрения философских категорий, содержит общее понятие.

Под общим в философии понимается объективно существующая повторяемость черт, свойств, признаков единичных предметов и явлений объективной действитель-

45

 

>>>46>>>

ности, сходство отношений, связей между ними1. В общем понятии отражается закономерность, свойственная объективной действительности.

Говоря об общих понятиях, В. И. Ленин указывал: «Всякое слово (речь) уже обобщает... Чувства показывают реальность; мысль и слово — общее»2. Когда конструируется норма, предусматривающая признаки какого-либо преступления (например, кражи), в ней закрепляются, фиксируются в обобщенной форме наиболее существенные признаки всех общественно опасных деяний данного вида (характеризуемых законом как кражи). В результате понятие кражи как «тайного похищения личного имущества» распространяется на любое общественно опасное деяние, имеющее признаки ст. 144 УК РСФСР.

Общее понятие представляет собою абстракцию. Уголовно-правовая норма не может содержать (и не содержит) всю массу разнообразных признаков, характерных для каждого конкретного преступления. «Всякое отдельное,— указывал В.И.Ленин,— неполно входит в общее»3. Уголовно-правовая норма предусматривает только некоторые признаки соответствующего преступления, абстрагируясь, отвлекаясь от других его признаков и свойств. Статья 144 УК, например, не говорит ни о «цвете волос» преступника, ни даже о некоторых обстоятельствах, имеющих юридическое значение (например, о свойствах личности преступника).

Однако это вовсе не означает, что общее понятие более поверхностно, чем единичное. Дело в том, что оно содержит не случайный подбор признаков, а выделяет такие из них, которые вскрывают сущность явления, дают возможность раскрыть кроющуюся за этим явлением объективную закономерность реальной действительности. В. И. Ленин указывал, что «мышление, восходя от конкретного к абстрактному, не отходит — если оно правильное... от истины, а подходит к ней»4. Образование общих понятий углубляет познание объективной действительности, позволяет осмыслить наиболее существен-

1  См.   «Категории   материалистической   диалектики»,   М., 1957, стр. 280; «Диалектический материализм», М., 1968, стр. 213.

2  В. И. Л е н и н, Поли. собр. соч., т. 29, стр. 246.

3  В. И. Л е н и н, Поли. собр. соч., т. 29, стр. 318.

4  Т а м же, стр. 152.

46

 

>>>47>>>

ные связи и закономерности природы   и  общественной жизни.

Глубокое изучение общественной практики, в частности проведение криминологических исследований, дает возможность выявлять общественно вредные процессы и явления и предусматривать меры борьбы с ними, в том числе и путем создания норм уголовного законодательства. Опасные для социалистического общества формы поведения людей фиксируются в уголовно-правовых нормах, и соответствующие действия признаются преступными и уголовно наказуемыми. При этом закон отражает объективные свойства таких поступков людей. «Законодатель же,— писал Маркс,— должен смотреть на себя как на естествоиспытателя. Он не делает законов, он не изобретает их, а только формулирует, он выражает в сознательных положительных законах внутренние законы духовных отношений»1.

3. Марксистако-ланинская философия четко определяет соотношение единичного и общего. Общее реально существует, но не само по себе, не самостоятельно, а в конкретных, единичных явлениях. «Общее,— писал В. И. Ленин,— существует лишь в отдельном, через отдельное... Всякое общее есть (частичка или сторона или сущность) отдельного»2.

Если с этой точки зрения рассмотреть правовую норму, то нетрудно понять, что закрепленные в ней признаки деяния могут встретиться в реальной действительности, в жизни не сами по себе, а лишь как признаки конкретных преступлений. Не существует, например, кражи, как таковой, но есть разные случаи краж, совершаемых в различных условиях места и времени.

Учитывая эти соображения, не следует вместе с тем отрицать известное самостоятельное значение общих понятий как логических категорий. Возникновение я развитие общественного сознания привело к появлению человеческой культуры, которая закрепляет в специфически присущих ей формах классово- и социально-обусловленные образцы поведения, ценности, нормы, институты и т. д. В ходе исторического развития некоторые общие понятия,   категории,   а также теории   и  научные системы

1  К. М а р к с,  Ф. Э н г е л ь с, Соч. т. 1, стр. 1S2.

2  В. И. Л е нин, Поян. собр. соч., т. 29, стр. 318.

47

 

>>>48>>>

стали приобретать относительно самостоятельное значение как элементы общественного создания и общественного бытия, как продукты духовного и материального производства, в свою очередь влияющие на поведение человека.

Рассматривая с этой точки зрения правовую норму, можно оказать, что как элемент правовой надстройки и социальная ценность она также существует в объективной действительности. Представляя собой явление общественного сознания, она может быть закреплена в мате-риалиэованной форме, например записана в Уголовном кодексе. Ее соотношение с реальным преступлением выглядит так же, как соотношение чертежа и настоящего здания, на «ем изображенного. Чертеж существует в действительности, но это лишь представление о доме, закрепленное на бумаге- Это обстоятельство не умаляет значения чертежа, так как именно по чертежу строится дом. Так и правовая норма, закрепляющая признаки того или иного вида преступления, служит основанием для наступления правовых последствий, но само преступление совершается не только в представлении человека, а в реальной действительности. .

Уголовно-правовая норма может содержать .понятия разных степеней абстракции. Например, понятие «ражи личного имущества граждан, содержащееся в ст. 144 УК, можно считать абстракцией первой, самой низкой степени. Более высокая степень абстракции—-понятие похищения личного имущества (в действующем УК оно упоминается в ст.ст. 144, 145 и 266). Это понятие охватывает как кражу, так и грабеж. Еще 'более высокая степень — общее понятие преступления против личной собственности граждан (гл. V УК)- Наконец, наивысшая степень абстракции [применительно к .рассматриваемому вопросу— понятие .преступления, содержащееся в ст. 7 УК.

Относительная самостоятельность правовой надстройки сделала в принципе возможным создание и таких абстракций, которым может иногда и не соответствовать реальное жизненное явление. Не надо думать, что при этом всегда имеется в виду ■существование неправильной или ненужной нормы. Вполне возможны случаи, когда новая норма создается в предвидении возможных явлений общественной жизни, которых еще нет в данный исторический момент. Вот почему могут существовать уголов-

48

 

>>>49>>>

иые законы о преступлениях, которые не совершаются в   действительности.

4. Относительная самостоятельность категории общего дает возможность конструировать нормы, в том числе и правовые; взаимосвязь же общего и единичного является философской основной их применения1.

В самом деле, если считать общее и единичное самостоятельными сущностями, не связанными между собой, то единичное нельзя подводить под общее и делать на' этом основании правовые выводы. Признание же того, что общее существует в отдельном, единичном, дает теоретическую базу для установления совпадения соответствующих признаков при применении закона. Этим и объясняется содержание процесса квалификации: он состоит в сопоставлении конкретного и абстрактного, единичного и общего — фактических обстоятельств дела и правовой нормы,—с тем чтобы прийти к выводу, какая правовая норма предусматривает данный конкретный случай.

В работе «К вопросу о диалектике» В. И. Ленин ярко раскрыл процесс сопоставления единичного и общего на примерах простейших предложений, элементарных понятий. «Иван есть человек; Жучка есть собака и т. п. Уже здесь (как гениально заметил Гегель) есть диалектика: отдельное есть общее... Значит, противоположности (отдельное противоположно общему) тождественны: отдельное не существует иначе как в той связи, которая ведет к общему... Всякое отдельное есть (так или иначе) общее... Всякое общее лишь приблизительно охватывает все отдельные предметы... Случайное и необходимое, явление и сущность имеются уже здесь, ибо говоря: Иван есть человек, Жучка есть собака, это есть лист дерева и т. д., мы отбрасываем ряд признаков как случайные, мы отделяем существенное от являющегося и противополагаем одно другому»2.

1  С философской точки зрения можно   было  бы  рассматривать конкретное преступление, норму Особенной части УК и общее понятие преступления в плане соотношения единичного, особенного и общего. Другими словами, можно в наше изложение ввести также noj нятие «особенное». Однако этот промежуточный  термин  принципиально не вносит ничего нового, так как «особенное», в свою очередь, выступает в одной связи явлений как общее, а в другой — как едч-ничное.

2  В.  И. Ленин,   Поли. собр. соч., т. 29, стр. 318—321.

4 Заказ 3846

49

 

>>>50>>>

Процесс выделения существенных .признаков и сопоставления их с общим понятием происходит и при квалификации преступления. Подводя совершенное деяние под правовую иорму, мы устанавливаем, что государственно-л разов а я оценка соответствующих явлений относится и к данному случаю. Следовательно, .имеются все основания для наступления тех .правовых 'последствий, которые .предусмотрены в законе.


<