Глава 1. Уголовная ответственность за нарушения правил несения боевого дежурства (боевой службы)

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 

 

 Изменения в мире, произошедшие в различных областях общественной жизни в 90-х гг. ХХ в. и в начале XXI в., повлияли как на международное, так и на внутреннее положение России. Особую важность приобрела проблема обеспечения военной безопасности Российского государства, без решения которой невозможно успешное реформирование страны и ее развитие.

 Возникшие за последние годы очаги международной напряженности, отступление от общепризнанных принципов и норм международного права в отношении применения вооруженных сил странами НАТО, активизация угроз со стороны международного терроризма требуют обеспечения военной безопасности Российской Федерации с учетом изменений военно-политической обстановки, характера и содержания военных угроз, условий строительства, развития и применения военной организации государства.

 В Военной доктрине Российской Федерации указывается, что военно-политическая обстановка в мире по-прежнему характеризуется качественным совершенствованием средств, форм и способов вооруженной борьбы, увеличением ее пространственного размаха и тяжести последствий, распространением на новые сферы.

 В Основах государственной политики по военному строительству на период до 2010 года, утвержденных распоряжением Президента Российской Федерации от 7 августа 2002 г. N Пр-1428, отмечается, что главной задачей военной организации Российской Федерации в мирное время является рациональное и сбалансированное развитие военного потенциала страны и поддержание его на уровне, обеспечивающем предотвращение, а в случае необходимости отражение вооруженной агрессии против Российской Федерации и ее союзников, а также суверенитет и территориальную целостность государства. При этом, основными задачами являются: обеспечение Президента Российской Федерации - Верховного Главнокомандующего Вооруженными Силами Российской Федерации и руководителей федеральных органов государственной власти информацией, необходимой для принятия решений в области обороны и безопасности государства, а также своевременное вскрытие угрожающего развития военно-политической обстановки, подготовки вооруженного нападения на Российскую Федерацию и (или) ее союзников; поддержание на требуемом уровне сил и средств ядерного сдерживания, способных обеспечить предотвращение развязывания ядерной и крупномасштабной обычной войны против Российской Федерации и ее союзников; поддержание боевого потенциала, совершенствование боевой и мобилизационной готовности группировок войск (сил) общего назначения Вооруженных Сил Российской Федерации, других войск и воинских формирований к отражению агрессии против Российской Федерации локального масштаба и др.

 Вооруженные Силы Российской Федерации боевым составом мирного времени должны быть способны обеспечить надежную защиту страны от воздушного нападения и решение совместно с другими войсками, воинскими формированиями и органами задач по отражению агрессии в локальной войне (вооруженном конфликте), а также стратегическое развертывание для решения задач в крупномасштабной войне.

 Своевременное обнаружение и отражение внезапного нападения на Российскую Федерацию, обеспечение ее безопасности в настоящее время возлагаются, прежде всего, на Ракетные войска стратегического назначения (РВСН), Военно-воздушные силы (ВВС), Военно-морской флот (ВМФ). Эти задачи выполняются путем несения боевого дежурства (боевой службы) назначенными дежурными силами и средствами.

 С учетом распространения ядерного и других видов оружия массового уничтожения, совершенствования средств его доставки; создания (наращивания) группировок войск (сил), ведущего к нарушению сложившегося баланса сил, вблизи Государственной границы Российской Федерации и границ ее союзников, а также на прилегающих к их территориям морях; расширения военных блоков и союзов в ущерб военной безопасности Российской Федерации нарушения установленного порядка несения боевого дежурства (боевой службы) могут повлечь за собой тяжкие последствия для военной безопасности государства. Этим обусловливается высокая общественная опасность нарушений правил несения боевого дежурства (боевой службы).

 Согласно ст. 359 Устава внутренней службы Вооруженных Сил Российской Федерации, утвержденного Указом Президента Российской Федерации от 14 декабря 1993 г. N 2140, боевое дежурство (боевая служба) является выполнением боевой задачи. В Военно-морском флоте боевая служба является высшей формой поддержания боевой готовности сил флота в мирное время.

 Боевое дежурство (боевая служба) осуществляются дежурными силами и средствами, назначенными от воинских частей и подразделений видов Вооруженных Сил Российской Федерации и родов войск. В состав дежурных сил и средств входят боевые расчеты, экипажи кораблей и летательных аппаратов, дежурные смены пунктов управления, сил и средств боевого обеспечения и обслуживания.

 Несение боевого дежурства (боевой службы) является совокупностью правоотношений, с которыми связывается наступление определенных юридических последствий. Правоотношения при несении боевого дежурства (боевой службы) имеют ряд признаков, в том числе: они возникают только на основе норм права; они реализуются на основе субъективных прав и юридических обязанностей; они охраняются государством и обеспечиваются государственным принуждением.

 Порядок несения боевого дежурства (боевой службы) определяется различными нормативными правовыми актами. К основным нормативным правовым актам, регламентирующим несение боевого дежурства (боевой службы), относятся: Федеральный закон "Об обороне"; Закон Российской Федерации "О Государственной границе Российской Федерации"; Устав внутренней службы Вооруженных Сил Российской Федерации (гл. 9); Порядок применения оружия и боевой техники при охране Государственной границы Российской Федерации в воздушном пространстве, утвержденный постановлением Правительства Российской Федерации от 19 августа 1994 г. N 977; Порядок применения оружия и боевой техники при защите Государственной границы Российской Федерации в подводной среде, утвержденный постановлением Правительства Российской Федерации от 29 ноября 1999 г. N 1310; Руководство по организации и несению боевого дежурства по противовоздушной обороне в Вооруженных Силах Российской Федерации, утвержденное приказом министра обороны Российской Федерации от 4 марта 1995 г.; Положение об основах организации и несения боевого дежурства в Вооруженных Силах Российской Федерации, утвержденное приказом министра обороны Российской Федерации от 4 ноября 1996 г.; приказ министра обороны Российской Федерации "Об организации и несении боевого дежурства на узлах связи Вооруженных Сил Российской Федерации" от 15 декабря 1996 г.; Наставление по организации службы оперативных дежурных в Вооруженных Силах Российской Федерации, утвержденное приказом министра обороны Российской Федерации от 21 июня 2002 г., директива Генерального штаба Вооруженных Сил Российской Федерации "О составе и подчиненности войск (сил), привлекаемых для решения задач противовоздушной обороны в границах ответственности зон и районов ПВО" от 23 июля 2002 г. и др.

 Характер и задачи боевого дежурства (боевой службы), правила его несения, конкретные функциональные обязанности лиц, входящих в состав дежурного подразделения, боевого расчета, определяются в каждом виде и роде войск Вооруженных Сил Российской Федерации с учетом их специфики, особенностей несения боевого дежурства (боевой службы) в тех или иных войсках (силах). Все они направлены на решение одной общей задачи - поддержание постоянной боевой готовности войск и сил флота для обеспечения военной безопасности государства.

 Военной наукой боевая готовность рассматривается как состояние, определяющее степень подготовленности войск (сил) к выполнению возложенных на них боевых задач. В стратегическом плане боевая готовность предполагает такое состояние Вооруженных Сил Российской Федерации, при котором они должны быть способны отразить вторжение в любых условиях обстановки с применением как обычного, так и ядерного оружия. Только такой уровень боевой готовности способен обеспечить безопасность страны в мирное время и достичь поставленных целей в ходе боевых действий.

 В оперативно-тактическом плане под боевой готовностью понимается способность войск (сил) в любых условиях обстановки в предельно короткие сроки организованно вступить в сражение (бой) с противником и в установленные сроки успешно выполнить поставленные боевые задачи по отражению вторжения.

 В Боевом уставе Сухопутных войск (Часть I. Дивизия, бригада, полк) определено, что постоянная боевая готовность соединений, частей, подразделений заключается в их способности в любое время организованно, в установленные сроки вступить в бой и успешно выполнить поставленные задачи. Аналогичные требования содержат боевые уставы других видов и родов войск, в которых определяются пути достижения постоянной боевой готовности соединений, воинских частей и подразделений.

 Боевая готовность - сложная и многогранная категория, определяющая степень подготовленности войск (сил) к выполнению возложенных на них боевых задач и отражающая уровень военно-профессиональной компоненты военной безопасности государства. Она предполагает определенную укомплектованность соединений, частей, кораблей и подразделений личным составом, вооружением и боевой техникой; содержание их в исправном состоянии и готовыми к применению; наличие необходимых запасов материальных средств; высокую боевую подготовку войск (сил) и, прежде всего, полевую, морскую, воздушную выучку личного состава; боевую слаженность соединений, частей, подразделений; необходимую выучку командных кадров, штабов; организованность, твердую дисциплину личного состава, бдительное несение боевого дежурства и боевой службы.

 От боевой готовности следует отличать боеспособность войск и сил флота. Боеспособность - это возможность соединений, воинских частей, кораблей вести боевые действия и выполнять боевые задачи. Боеспособность является определяющим элементом боевой готовности войск (сил) и важнейшим условием обеспечения военной безопасности государства.

 К боевому дежурству (боевой службе) привлекаются боеготовые и боеспособные дежурные силы и средства различных видов Вооруженных Сил Российской Федерации и родов войск. Порядок несения боевого дежурства (боевой службы) в них может существенно различаться в зависимости от целевого назначения подразделений, используемых дежурных средств (боевой техники) и содержания выполняемых боевых задач.

 Особенности порядка заступления на боевое дежурство (боевую службу), ее несения дежурными силами и средствами, конкретные функциональные обязанности лиц, входящих в их состав, устанавливаются соответствующими положениями, наставлениями, инструкциями, в том числе и приказами компетентных начальников. Например, порядок заступления на боевое дежурство (боевую службу) определяется приказами главнокомандующих видами Вооруженных Сил Российской Федерации.

 Правила несения боевого дежурства (боевой службы) могут устанавливаться и приказами командиров воинских частей. В соответствии со ст. 361 УВС ВС РФ состав дежурных сил и средств, степени их боевой готовности, продолжительность, порядок несения боевого дежурства, подготовки личного состава, вооружения и военной техники к заступлению на боевое дежурство (боевую службу) и их смены определяются приказом командира воинской части в соответствии с требованиями данного Устава, приказов и директив министра обороны, Генерального штаба Вооруженных Сил и главнокомандующих видами Вооруженных Сил Российской Федерации.

 Статья 340 УК РФ предусматривает ответственность за нарушение правил несения боевого дежурства (боевой службы) по своевременному обнаружению и отражению внезапного нападения на Российскую Федерацию либо по обеспечению ее безопасности.

 Видовым объектом данного преступления является военная безопасность государства, а родовым объектом - установленный порядок несения боевого дежурства (боевой службы), обеспечивающий уровень боевой готовности дежурных сил и средств, гарантирующий своевременное обнаружение и отражение внезапного нападения на Российскую Федерацию либо обеспечение ее безопасности.

 Субъектом нарушения правил несения боевого дежурства (боевой службы) могут быть только военнослужащие, несущие боевое дежурство (боевую службу) в установленном порядке. В ст. 340 УК РФ круг субъектов четко не обозначен в отличие от других статей, предусматривающих ответственность за нарушение специальных видов военной службы (ст.ст. 341-344 УК РФ). Для точного определения субъекта нарушения правил несения боевого дежурства (боевой службы) необходимо обращаться к соответствующим нормам военного законодательства. Анализ последнего позволяет утверждать, что в самом общем виде субъектами данного преступления являются военнослужащие, которые несут боевое дежурство (боевую службу) в составе дежурных сил и средств, назначаемых от воинских частей и подразделений видов Вооруженных Сил Российской Федерации и родов войск, других военных организаций. Согласно ст. 359 УВС ВС РФ в состав дежурных сил и средств входят: а) боевые расчеты; б) экипажи кораблей и летательных аппаратов; в) дежурные смены пунктов управления; г) дежурные смены сил и средств боевого обеспечения и обслуживания. Персональный состав дежурных сил определяется приказом командира воинской части. К несению боевого дежурства могут привлекаться любые категории военнослужащих, проходящих военную службу по призыву или по контракту.

 Несение боевого дежурства (боевой службы) возлагается на дежурные смены боевых расчетов, экипажей кораблей и летательных аппаратов, пунктов управления сил и средств боевого обеспечения и обслуживания. Однако следует иметь в виду, что не весь личный состав дежурных смен привлекается для непосредственного выполнения задач боевого дежурства (боевой службы). Так, в соответствии со ст. 366 УВС ВС РФ с личным составом дежурных смен, свободных от непосредственного выполнения задач боевого дежурства (боевой службы), проводятся занятия согласно расписанию, утвержденному начальником штаба воинской части. Как видно, личный состав дежурных смен разделяется на две группы: 1) непосредственно выполняющий задачи боевого дежурства (боевой службы); 2) свободный от непосредственного выполнения задач боевого дежурства (боевой службы). Дежурная смена, непосредственно выполняющая задачи боевого дежурства (боевой службы), располагает необходимыми боевыми средствами и способна самостоятельно выполнить боевую задачу.

 Таким образом, субъектом преступления, предусмотренного в ст. 340 УК РФ, могут быть только те военнослужащие из состава дежурных смен, которые непосредственно выполняют задачи боевого дежурства (боевой службы) по своевременному обнаружению и отражению внезапного нападения на Российскую Федерацию либо по обеспечению ее безопасности. При этом, для квалификации данного преступления не имеет значения, совершено ли нарушение правил несения боевого дежурства (боевой службы) на боевом посту (в другом месте несения боевого дежурства) или во время отдыха (в отдыхающей смене).

 Нарушение правил боевого дежурства, допущенное военнослужащим во время нахождения в отдыхающей смене, не исключает его ответственности за нарушение правил несения боевого дежурства, о чем свидетельствует и судебная практика.

 Так, в состав дежурного боевого расчета входили два планшетиста, которые в течение суток поочередно работали за планшетом непосредственно на пункте управления и поочередно отдыхали. Отдыхающий планшетист входил в состав дежурного боевого расчета и обязан был находиться в спальной комнате, размещавшейся в одном здании с пунктом управления. Он не имел права отлучаться из этого здания, поскольку в любое время мог быть привлечен к боевой работе за планшетом на пункте управления.

 Рядовой Е., заступив в 20 часов 24 ноября на боевое дежурство в качестве планшетиста пункта управления радиотехнического подразделения, до 2 часов ночи 25 ноября работал за планшетом. Сменившись в 2 часа с поста, он должен был до 8 часов утра отдыхать. Однако в 2 часа 30 минут 25 ноября он самовольно ушел из части в близлежащий поселок и только в 7 часов утра того же числа возвратился к месту несения боевого дежурства.

 Заступив 4 декабря в 20 часов на боевое дежурство в составе того же боевого расчета, Е. до 2 часов ночи 5 декабря должен был отдыхать, с тем чтобы в 2 часа ночи приступить к работе за планшетом на пункте управления. Однако Е. в это время распивал спиртные напитки и в связи с опьянением и избиением младшего сержанта К. был выведен оперативным дежурным из состава боевого расчета и отстранен от дежурства.

 Поскольку Е. в обоих указанных случаях своими действиями нарушил правила несения боевого дежурства, Военная коллегия Верховного Суда указала, что субъектом преступления - нарушения правил несения боевого дежурства является военнослужащий, назначенный приказом на боевое дежурство, в пределах всего срока нахождения его на боевом дежурстве независимо от того, находился он в момент совершения правонарушения на боевом посту или отдыхал *(21).

 Военная коллегия Верховного Суда указала, что в тех случаях, когда боевое дежурство осуществляется дежурными подразделениями, субъектами нарушения правил несения боевого дежурства являются все лица, входящие в состав сокращенного или полного боевого расчета дежурного подразделения *(22).

 Не могут быть признаны субъектами данного преступления лица, на которых незаконно возложены обязанности по несению военной службы: не подлежащие призыву на военную службу; имеющие право на освобождение от призыва; имеющие право на отсрочку от призыва, от которой они не отказывались; подлежащие освобождению от военной службы (ст.ст. 22-24 Федерального закона "О воинской обязанности и военной службе").

 Согласно ст. 362 УВС ВС РФ на боевое дежурство (боевую службу) запрещается назначать военнослужащих, не приведенных к Военной присяге, не усвоивших программу соответствующей подготовки в установленном объеме, совершивших проступки, по которым ведется расследование, и больных. Указанные военнослужащие не могут быть субъектами данного преступления. Поскольку командир воинской части организует боевое дежурство (отдает боевой приказ о заступлении на боевое дежурство) и отвечает за выполнение задач дежурными силами и средствами, постольку за нарушения правил несения боевого дежурства (боевой службы) военнослужащими, которых запрещается назначать на боевое дежурство (боевую службу), должен нести ответственность соответствующий командир (начальник), принявший решение о незаконном привлечении этих лиц к боевому дежурству (боевой службе). Заместители командира воинской части, начальники родов войск и служб отвечают за боевую готовность, обеспечение и подготовку дежурных сил и средств в части, их касающейся.

 В настоящее время на военную службу по контракту в Российской Федерации могут добровольно поступать иностранные граждане. Вместе с тем, военнослужащие-иностранцы к Военной присяге не приводятся, а принимают обязательство. В этой связи до внесения соответствующих изменений в нормативные акты, запрещающие назначать на боевое дежурство военнослужащих, не приведенных к Военной присяге, военнослужащие-иностранцы не должны привлекаться к несению боевого дежурства.

 Правила несения боевого дежурства (боевой службы) носят обычно императивный характер; в этих правилах применяется формула: запрещено все, кроме прямо разрешенного. При таком подходе к правовому регулированию все, что прямо не разрешено нормой права, не может осуществляться.

 Субъективное право при несении боевого дежурства (боевой службы) определяется как создаваемая и гарантируемая государством через нормы объективного права особая юридическая возможность действовать, позволяющая субъекту (как носителю этой возможности) вести себя определенным образом, требовать соответствующего поведения от других лиц, обращаться в случае необходимости к компетентным органам государства за защитой в целях удовлетворения жизненно важных интересов государства (защиты конституционного строя, независимости, суверенитета и территориальной целостности Российской Федерации).

 Так, например, в соответствии с Порядком применения оружия и боевой техники при охране Государственной границы Российской Федерации в воздушном пространстве, утвержденным постановлением Правительства Российской Федерации от 19 августа 1994 г. N 977, воздушные суда, пересекшие (пересекающие) Государственную границу Российской Федерации с нарушением установленных правил, признаются нарушителями Государственной границы, и в отношении этих воздушных судов Войска противовоздушной обороны (в настоящее время - Военно-воздушные силы) и другие привлекаемые для охраны Государственной границы в воздушном пространстве виды Вооруженных Сил Российской Федерации принимают меры по опознаванию и установлению связи с экипажами воздушных судов-нарушителей для передачи им указаний на дальнейшие действия.

 В случае когда пересечение Государственной границы Российской Федерации воздушным судном-нарушителем произошло в силу непреднамеренных действий его экипажа или в силу чрезвычайных обстоятельств (несчастного случая, аварии, стихийного бедствия, метеорологических условий, угрожающих безопасности воздушного судна, доставки спасенных людей, оказания срочной медицинской помощи членам экипажа или пассажирам), наземные пункты управления и экипажи истребителей подачей принятых в международной практике радиокоманд или визуальных сигналов оказывают судну-нарушителю помощь в восстановлении ориентировки и выходе за пределы территории Российской Федерации либо указывают аэродром на территории Российской Федерации для посадки.

 Субъективные права при несении боевого дежурства (боевой службы) тесно связаны с юридическими обязанностями. Юридические обязанности при несении боевого дежурства (боевой службы) позволяют действовать только жестко указанным в нормативном акте способом и тем самым ограничивают действия обязанного субъекта, сдерживают его от всех иных поступков, противоречащих обслуживаемому субъективному праву.

 Нарушения юридических обязанностей при несении боевого дежурства (боевой службы) состоят:

 - в нарушениях общих обязанностей военнослужащих, которые проявляются в нарушениях обязанностей совершенствовать воинское мастерство, содержать в постоянной готовности к применению вооружение и военную технику; быть дисциплинированными, бдительными (ст. 26 Федерального закона "О статусе военнослужащих").

 Так, сон, употребление спиртных напитков во время несения боевого дежурства предполагают невыполнение обязанностей по внимательному наблюдению за перемещениями вероятного противника; проведение работ на вооружении и военной технике в период несения боевого дежурства, снижающих уровень их готовности, ведет к уменьшению боеспособности войск (сил);

 - в нарушениях должностных обязанностей, которые проявляются в отступлениях от жестко указанных в нормативных актах способов должностных действий, в отступлениях от установленных границ должного поведения.

 Так, например, оперативный дежурный командного пункта несвоевременно докладывает дежурному генералу - заместителю начальника Главного штаба вида Вооруженных Сил Российской Федерации по боевому управлению информацию, которая влияет на принятие управленческого решения и отдание боевого приказа на применение войск (сил);

 - в нарушениях специальных обязанностей, которые проявляются в нарушениях специальных юридических обязанностей при несении боевого дежурства (боевой службы).

 Так, например, в соответствии с Порядком применения оружия и боевой техники при защите Государственной границы Российской Федерации в подводной среде, утвержденным постановлением Правительства Российской Федерации от 29 ноября 1999 г. N 1310, командир военного корабля (летательного аппарата) будет являться нарушителем специальных обязанностей, если не выполнит перед применением оружия на поражение следующие условия:

 - не уточнит местоположение своего корабля (летательного аппарата);

 - не подаст нарушителю установленный звуковой сигнал, означающий, что он находится в территориальном море Российской Федерации и во избежание применения в отношении его оружия ему надлежит немедленно всплыть в надводное положение и остановиться;

 - не доложит командующему флотом (в случае отсутствия в течение 10 минут реакции нарушителя на установленный звуковой сигнал) и по его приказанию при наличии достоверных данных о местоположении нарушителя относительно военного корабля (летательного аппарата) не выполнит предупредительное бомбометание, обеспечив при этом гарантированное непопадание в нарушителя, а также другие суда и летательные аппараты, находящиеся в районе обнаружения нарушителя;

 - не доложит командующему флотом (в случае отсутствия в течение 10 минут реакции нарушителя на предупредительное бомбометание) и по его приказанию при соблюдении указанных условий не выполнит повторное предупредительное бомбометание;

 - не доложит командующему флотом о выполнении всех предусмотренных предупредительных действий в отношении нарушителя, не продолжит слежение за ним и не будет готовым к применению оружия на поражение.

 Таким образом, нарушения юридических обязанностей при несении боевого дежурства (боевой службы) затрагивают поведенческий и функционально-должностные аспекты субъектов обеспечения безопасности государства.

 Устанавливаемые запреты на совершение определенных действий возлагают на субъектов несения боевого дежурства (боевой службы) обязанность воздерживаться от запрещенных действий. По своей сущности запреты при несении боевого дежурства (боевой службы) - такие государственно-властные сдерживающие средства, которые под угрозой ответственности должны предотвратить возможные нежелательные, противоправные деяния, причиняющие вред как личным, так и государственным интересам.

 В соответствии со ст. 367 УВС ВС РФ командиру дежурных сил и средств (оперативному дежурному, начальнику смены, расчета, дежурному командного пункта) запрещается отдавать личному составу приказы, которые отвлекают его от выполнения обязанностей по несению боевого дежурства и могут привести к срыву выполнения боевой задачи.

 Личному составу дежурной смены при несении боевого дежурства запрещается:

 - передавать кому бы то ни было, хотя бы и временно, исполнение обязанностей по несению боевого дежурства без разрешения командира дежурных сил и средств (оперативного дежурного, начальника смены, расчета, дежурного командного пункта);

 - отвлекаться, заниматься делами, не связанными с выполнением обязанностей по несению боевого дежурства;

 - самовольно оставлять боевой пост или другое место несения боевого дежурства;

 - проводить работы на вооружении и военной технике, снижающие установленную их готовность.

 Нарушение любого из указанных запретов при наличии других квалифицирующих признаков, указанных в ст. 340 УК РФ, может повлечь ответственность по данной статье.

 Объективная сторона нарушения правил несения боевого дежурства (боевой службы) включает в себя: а) общественно опасное деяние, выраженное в нарушении правил несения боевого дежурства (боевой службы) по своевременному обнаружению и отражению внезапного нападения на Российскую Федерацию либо по обеспечению ее безопасности; б) преступные последствия в виде причинения вреда интересам безопасности государства (ч. 1 ст. 340 УК РФ) или тяжких последствий (чч. 2 и 3 ст. 340 УК РФ); в) причинную связь между общественно опасным деянием и последствием. Другие обстоятельства совершения преступления для квалификации значения не имеют, но при этом должны обязательно учитываться при индивидуализации ответственности и наказания.

 Каждое государство имеет интересы и цели. Главный "интерес" государства состоит в том, чтобы сохранить целостность общества и обеспечить его функционирование.

 Вред интересам безопасности Российского государства состоит в причинении ущерба государственному суверенитету и независимости, безопасности конституционных институтов и народов России, покушении на целостность и неприкосновенность территорий Российской Федерации и ее союзников.

 Под вредом, по смыслу ст. 340 УК РФ, следует понимать реальный ущерб, нанесенный интересам безопасности государства, которая, в свою очередь, определяется как состояние защищенности жизненно важных интересов государства от внутренних, внешних и трансграничных угроз.

 Вред, причиняемый рассматриваемым преступлением, может находиться в экономической, внутри- и внешнеполитической, военной сферах, касаться вопросов жизни и здоровья населения, территориальной целостности государства и т.д. Такой вред, в частности, может выражаться в проникновении на территорию Российской Федерации с разведывательными или иными целями иностранных летательных аппаратов, речных или морских судов. Как вред интересам безопасности государства должно расцениваться причинение вреда населению в результате внешнего посягательства и т.д.

 Нарушение правил несения боевого дежурства (боевой службы) выражается в неисполнении правовых требований к несению этой службы, которые лицо было обязано и могло выполнить. В ст. 340 УК РФ установлена ответственность за нарушение не любых правил несения боевого дежурства (боевой службы). Уголовно-правовая самостоятельность данной бланкетной нормы достигается включением в нее не всего объема правил, содержащихся в тех или иных нормативных правовых источниках, регулирующих несение боевого дежурства (боевой службы), а только тех, которые отражают специальную задачу нормы, определяемую по отношению к объекту охраны, нарушение которой обладает способностью причинить предусмотренный нормой вред. Это положение закреплено в диспозиции статьи, с одной стороны, путем конструирования материальных составов (т.е. указание на соответствующие последствия, например, причинение вреда интересам безопасности государства в ч. 1 ст. 340 УК РФ), с другой - путем выделения специальных свойств нарушения правил несения боевого дежурства (боевой службы), которое заключается в указании на обязанности по своевременному обнаружению и отражению внезапного нападения на Российскую Федерацию либо обеспечению ее безопасности.

 В ст. 340 УК РФ (со ссылкой на регулирующие нормы - правила несения боевого дежурства или боевой службы) определяется, по существу, как необходимо действовать в целях достижения положительного результата, а именно - соблюдать правовые требования к несению данного вида специальной службы. Отсюда вытекает неопределенность нарушений правил несения боевого дежурства (боевой службы), которая "формализуется" только при наступлении последствий.

 Нарушения правил несения боевого дежурства (боевой службы) проявляются в различных формах. Чаще всего нарушения выражаются: в самовольном оставлении боевого поста, передаче кому бы то ни было, хотя и временно, исполнения обязанностей по несению боевого дежурства без разрешения командира дежурных сил и средств, проведении работ на вооружении и военной технике, снижающих установленную их готовность, употреблении во время дежурства алкоголя или наркотиков, допуске на пост посторонних лиц, нарушении правил пользования специальной аппаратурой, повреждении военной техники и технических средств связи, невыполнении подаваемых команд, прекращении наблюдения за появившейся целью, несвоевременном оповещении о приближении цели, непринятии мер к поражению цели и т.д.

 Указанные особенности нарушения правил несения боевого дежурства (боевой службы) обусловливают обязательность установления и указания в процессуальных документах по каждому уголовному делу, в чем конкретно выразилось то или иное нарушение правил несения боевого дежурства (боевой службы), требования какого именно нормативного акта нарушены. Например, нарушение правил несения боевого дежурства (боевой службы) может выразиться в неправомерном применении оружия при защите Государственной границы Российской Федерации в подводной среде: командир военного корабля (летательного аппарата) не выполнил всех или каких-то обязанностей перед применением оружия на поражение. В соответствующих процессуальных документах следует обязательно раскрыть содержание нарушения правил несения боевого дежурства (боевой службы) в данном случае, к примеру - применение оружия без предупредительного бомбометания, а также сделать ссылку на п. 5 Порядка применения оружия и боевой техники при защите Государственной границы Российской Федерации в подводной среде, требования которого были нарушены командиром военного корабля (летательного аппарата).

 Во время несения боевого дежурства (боевой службы) военнослужащие из числа дежурных сил могут нарушить не только правила несения данной службы, но и другие правила прохождения военной службы. Нарушения общих обязанностей военной службы, не связанных с выполнением боевой задачи, поставленной перед дежурными силами и средствами, не могут быть признаны нарушением правил несения боевого дежурства. Так, нельзя квалифицировать по ст. 340 УК РФ нарушение уставных правил взаимоотношений между военнослужащими при отсутствии между ними отношений подчиненности (ст. 335 УК РФ), оскорбление военнослужащего (ст. 336 УК РФ) и т.п., совершенные во время несения боевого дежурства. Эти правонарушения не связаны с выполнением специальных обязанностей по своевременному обнаружению и отражению внезапного нападения на Российскую Федерацию или обеспечению ее безопасности.

 В отдельных случаях нарушение правил несения боевого дежурства (боевой службы) может образовывать совокупность преступлений. Такая квалификация возможна в ситуации, когда те или иные нарушения правил несения боевого дежурства (боевой службы) одновременно обладают признаками других воинских преступлений. Например, самовольное оставление части или места службы, дезертирство, совершенные во время несения боевого дежурства (боевой службы), могут быть квалифицированы по совокупности - ст. 340 УК РФ (при наличии всех признаков состава) и ст. 337 или ст. 338 УК РФ. Также по совокупности может быть квалифицировано умышленное уничтожение или повреждение во время несения боевого дежурства (боевой службы) технических средств, обеспечивающих выполнение боевой задачи.

 Военнослужащие из состава дежурных сил могут привлекаться к охране боевой позиции или объектов, расположенных на территории дежурного подразделения. Охрана объектов в данном случае осуществляется личным составом, несущим боевое дежурство, и не является самостоятельной караульной службой. Такая охрана представляет собой составную часть несения боевого дежурства (боевой службы). В таких случаях нарушение правил охраны указанных объектов не подлежит квалификации по ст. 342 УК РФ, а целиком охватывается признаками состава преступления, предусмотренного ст. 340 УК РФ.

 В ч. 1 ст. 340 УК РФ устанавливается ответственность за нарушение правил несения боевого дежурства (боевой службы), которое "могло повлечь причинение вреда интересам безопасности государства". Это ситуации, когда в результате совершенных нарушений правил несения боевого дежурства (боевой службы) начался процесс, который в сложившейся обстановке объективно ведет к преступному результату, но последний не наступает благодаря вмешательству третьих сил. Речь идет в большей степени о "вероятностном характере" вреда интересам безопасности государства. Возможность всегда отражает ту или иную степень вероятности наступления вреда. Это значит, что использование слова "могло" допускает как абстрактную, так и реальную возможности.

 В Обзоре судебной практики по делам о преступлениях против военной службы и некоторых должностных преступлениях, совершаемых военнослужащими, подготовленном Военной коллегией Верховного суда Российской Федерации в 2001 г., отмечается, что под нарушением правил несения боевого дежурства, которое могло причинить вред интересам безопасности государства, следует понимать такое деяние, которое создало реальную угрозу этим интересам.

 В данном случае понятие вреда относится к разряду оценочных понятий. Возможность наступления вреда определяется в каждом конкретном случае характером допущенных нарушений.

 В ст. 340 УК РФ дифференциация ответственности за нарушение правил несения боевого дежурства осуществляется указанием в законе только тех деяний, которые фактически причиняют общественно опасные последствия. В самом общем виде их можно определить как вред военной безопасности государства. Выражением этого вреда, его внешним проявлением законодатель признает: 1) причинение вреда интересам безопасности государства (ч. 1 ст. 340 УК РФ); 2) тяжкие последствия (чч. 2 и 3 ст. 340 УК РФ). Необходимо заметить, что ст. 340 УК РФ сконструирована несколько иначе по сравнению со ст. 257 УК РСФСР 1960 г., которая содержала указание на последствия в виде тяжких только в квалифицированном составе (п. "в" ст. 257 УК РСФСР), а простой состав был сконструирован по типу формального. В связи с тем, что в УК РФ и в основном составе криминообразующим признаком является последствие, в теории и на практике возникла необходимость разграничить между собой преступный результат в ч. 1 и чч. 2 и 3 ст. 340 УК РФ.

 Последствия нарушения правил несения боевого дежурства (боевой службы) сформулированы оценочным образом. Поэтому следует установить как "качественные", так и "количественные" их параметры. Содержание объекта нарушения правил несения боевого дежурства - порядок несения боевого дежурства (боевой службы) определяет характер (качественную сторону) преступного вреда в ст. 340 УК РФ. В указанной статье речь идет в целом, как отмечалось, об ущербе военной безопасности государства, т.е. о последствиях, для предупреждения которых и предназначено боевое дежурство (боевая служба). Видами этих последствий могут быть: 1) организационный вред, выражающийся в невыполнении подразделением боевой задачи, снижении уровня боевой готовности и т.п.; 2) имущественный вред - уничтожение или повреждение как военного, так и гражданского имущества; 3) физический вред - причинение вреда здоровью или жизни.

 Наиболее сложным является вопрос о "количественной" характеристике вреда интересам безопасности государства и тяжких последствий. Представляется, что последствия в ч. 1 ст. 340 УК РФ должны в целом иметь организационный характер и выражаться главным образом в проникновении на территорию Российской Федерации иностранных военных или разведывательных самолетов, надводных и подводных кораблей, во временной дезорганизации несения боевого дежурства (боевой службы) и т.п. Не любое проникновение летательных аппаратов (кораблей) следует относить к последствиям, указанным в ч. 1 ст. 340 УК РФ. Если данные объекты проникли в целях разведки, результаты которой стали достоянием иностранных государств (спецслужб) и существенно повлияли на обороноспособность государства (например, вскрыта система организации противовоздушной обороны), то эти последствия следует считать тяжкими.

 К тяжким последствиям в соответствии с чч. 2 и 3 ст. 340 УК РФ следует относить, например, не предотвращенные военное нападение, вооруженную провокацию, нанесение противником существенного ущерба важным государственным и военным объектам, т.е. разрушение или повреждение оборонных предприятий, сооружений, в целом военной инфраструктуры, причинение иного значительного материального ущерба, гибель людей и т.п.

 Для квалификации деяния военнослужащего по ст. 340 УК РФ необходимо установление причинной связи между допущенным им нарушением правил несения боевого дежурства и наступившим вредом. Причинная связь в нарушении правил несения боевого дежурства (боевой службы), наряду с общими характеристиками, обладает рядом специфических особенностей, которые необходимо учитывать правоприменительным органам в процессе квалификации. К их числу относится социально-правовой, вероятностный и опосредованный характер причинной связи в этом преступлении.

 Таким образом, с объективной стороны нарушение правил несения боевого дежурства (боевой службы) выражается в невыполнении либо ненадлежащем выполнении юридических обязанностей лицами, на которых в установленном порядке возложено несение боевого дежурства, в нарушении установленных при несении боевого дежурства (боевой службы) запретов, а также в нереализации субъективных прав, которыми наделен соответствующий субъект несения боевого дежурства.

 Вместе с тем, правила несения боевого дежурства носят субъективный характер, в связи с чем не исключена возможность неадекватного отражения правовыми нормами материальных отношений, возможно "отставание" норм либо "опережение" ими действительности. Поэтому недостаточно установить сам факт нарушения правил, необходимо всегда учитывать, насколько социально обоснованы нормы, требования которых нарушены. Обнаружение ошибочности правовых требований может существенно повлиять на ответственность за их нарушение, вплоть до ее исключения. Нарушение правил, неадекватно отражающих действительность, т.е. правил, установленных ошибочно, в большинстве случаев не должно влечь уголовной ответственности. При этом, необходимо установить, что соблюдение существующих "ошибочных" правил не могло предотвратить причинение вреда военной безопасности государства либо ситуация вообще не урегулирована. Вопрос об ответственности при таких обстоятельствах должен решаться по правилам об обоснованном риске (ст. 41 УК РФ).

 Правила несения боевого дежурства должны быть способны при их соблюдении предупреждать вредные последствия. Действия (бездействие), совершенные в соответствии с правилами, не могут признаваться причиной наступивших последствий независимо от содержания правил. В данном случае вредные последствия являются результатом ошибочного правового предписания. Последнее лишает деяние причиняющей способности. Следовательно, при оценке уголовно-правового механизма причинения решающую роль выполняют сами правила - они всегда должны оцениваться с точки зрения их причиняющей способности.

 Правила несения боевого дежурства должны учитывать наличие возможности их исполнения, в том числе и материальной. Если будет установлено, что субъект в целом не имел возможности выполнить правила, то данное обстоятельство должно учитываться как основание для исключения уголовной ответственности.

 Нарушение правил несения боевого дежурства является самостоятельной формой общественно опасного поведения. Своеобразие нарушения правил несения боевого дежурства заключается в том, что в нем действие и бездействие существуют в единстве: одно всегда сопряжено с другим, за каждым действием стоит бездействие, и наоборот. Например, совершение этого преступления выражается в действии, когда военнослужащий самовольно покидает место несения боевого дежурства, повреждает боевую технику и вооружение, употребляет спиртные напитки, отключает аппаратуру и др. Преступное бездействие при совершении данного преступления будет иметь место в тех случаях, когда, например, военнослужащий не наблюдает за показаниями приборов, не выполняет подаваемые команды, не принимает мер к поражению обнаруженных целей, не препятствует проникновению на место несения боевого дежурства посторонних лиц, которые могут негативно повлиять на ход боевого дежурства, и т.д.

 Показателен в связи со сказанным выше пример несения боевого дежурства 28 мая 1987 г., связанный с посадкой самолета "Цессна-172" на Красной площади в г. Москве, пилотируемого гражданином ФРГ М. Рустом.

 28 мая 1987 г. в 14.00 на воздушной трассе Хельсинки-Москва на высоте 600 м дежурная рота радиолокационного наблюдения Таллиннской дивизии ПВО в районе г. Кохтла-Ярве обнаруживает малоразмерный самолет без сигнала опознавания "Я - свой", отсутствующий в заявке как разрешенный для входа в воздушное пространство СССР. Информация об обнаружении неизвестного самолета поступила на автоматизированный командный пункт части в 14.10. Около 15 минут шли переговоры с гражданскими диспетчерами. К этому времени самолет находился уже у береговой черты и в 14.20 пересек воздушную границу СССР над Финским заливом. Три дежурных зенитных ракетных дивизиона были приведены в боевую готовность, наблюдали цель, но команды на уничтожение не получали, все ждали решения командующего Ленинградской отдельной армии ПВО. Когда выяснилось, что это не заявочный самолет, все подразделения армии были приведены в готовность N 1 и в воздух подняли пару истребителей с аэродрома Тапа для опознания объекта.

 В 14.29 летчик, старший лейтенант П., доложил, что в разрыве облаков наблюдал спортивный самолет белого цвета, типа ЯК-12. Это было уже в районе г. Гдов. Снижение происходило на стыке зон обнаружения двух радиолокационных подразделений, и на период до 1 минуты на локаторах самолет-нарушитель не наблюдался. Однако трасса полета в автоматизированной системе управления оставалась устойчивой.

 В 14.31 объект-нарушитель обнаруживается, но уже с курсом 90 градусов вместо 130. Он двигался теперь по трассе Гдов-Малая Вишера. Было принято решение, что обнаружен тот же объект. С командного пункта армии даны указания уточнить параметры объекта и выдана команда на подъем еще пары дежурных истребителей для его опознания. По докладам пилотов на своих бортовых РЛС они ничего не обнаружили. Однако отметка устойчиво наблюдалась всеми наземными подразделениями. Были отмечены изменения параметров движения: скорость в пределах 80-85 км/ч (вместо 180-210 км/ч), высота 1 000 м (вместо 600 м).

 В 15.00 самолет-нарушитель был уже в районе Пскова. В этом районе шли учебные полеты одного из авиационных полков, и в воздухе находилось от 7 до 12 самолетов, которые попеременно взлетали, а другие садились, в результате чего их число постоянно менялось.

 В 15.00 в соответствии с графиком сменился кодовый номер системы государственного опознавания. Все наземные и воздушные средства и системы должны были выполнить эту операцию одновременно. Увлекшись техникой пилотирования, не все молодые пилоты переключили необходимый тумблер вовремя, и сразу для системы ПВО они стали "чужими". Командир радиотехнической части, зная обстановку с неопознанным летательным аппаратом, приказывает оперативному дежурному АСУ, в зоне которой находились истребители, принудительно присвоить признак "Я - свой".

 "Иначе же своих можем сбить", - разъясняет он свою позицию молодому офицеру. Тот, в свою очередь, объясняет, что это противоречит инструкции и документам. Офицер вышестоящего КП отстраняет от дежурства несговорчивого старшего лейтенанта и меняет его на молодого лейтенанта, который, не разобравшись в воздушной обстановке, выполнил приказ, присвоив признак "Я - свой" всем истребителям, находившимся в воздухе, заодно и самолету-нарушителю. К 16.00 самолет-нарушитель вышел к озеру Селигер.

 Одновременно с его появлением на экранах радаров дежурной смены ближайшего к трассе самолета-нарушителя радиотехнического батальона в районе г. Осташкова возникло еще шесть кучных неопознанных целей, двигавшихся "со скоростью ветра". Операторы РЛС идентифицировали их, а заодно и самолет-нарушитель как "метеообразования" и не стали предпринимать особых мер их контроля.

 Средства слежения автоматизированной системы управления вновь подтвердили, что обнаружен самолет без сигнала "Я - свой". Снова подъем дежурной пары истребителей, однако в условиях низкой облачности самолет-нарушитель обнаружен не был.

 За день до полета самолета-нарушителя в 40 км западнее г. Торжок произошла авиакатастрофа одного из самолетов ВВС, здесь работала поисково-спасательная группа. Один из вертолетов в тот день выполнял роль связного ретранслятора, барражируя в этом районе. Решение было принято, что самолет без сигнала "Я - свой" и есть заявочный вертолет, который находился в зоне поисково-спасательных работ.

 Не разобравшись точно с неопознанной целью, командующий Ленинградской ОА ПВО доложил о ней на КП Московского округа ПВО и Центральный командный пункт (ЦКП) Войск ПВО как о простом нарушителе режима полетов, то есть о вылетевшем без заявки советском легкомоторном самолете.

 На командном пункте Московского округа ПВО в это время шла напряженная работа по контрольным целям, которой руководил первый заместитель командующего войсками округа. Информации о "простом нарушителе режима полетов" он не придал значения.

 Оперативный дежурный ЦКП Войск ПВО, не имея полной характеристики о самолете - нарушителе режима полета, не доложил о нем главнокомандующему Войсками ПВО, а первый заместитель начальника Главного штаба Войск ПВО, оставшийся за начальника штаба, на доклад оперативного дежурного не отреагировал. Понадеявшись на то, что с самолетом-нарушителем разберутся в Московском округе ПВО, оперативный дежурный ЦКП Войск ПВО дал команду снять эту цель с оповещения на ЦКП Войск ПВО. В 19.10 самолет-нарушитель, пилотировавшийся гражданином ФРГ М. Рустом, приземлился в городе Москве в районе Красной площади.

 30 мая 1987 г. в Кремле состоялось заседание Политбюро ЦК КПСС, на котором М. Горбачев заявил: "Произошло событие, которое по своим политическим последствиям превосходит все, что было в прошлом: Речь идет об утере веры народа в нашу армию, в то, ради чего он пошел на многие жертвы. Нанесен удар по политическому руководству страны, его авторитету" *(23).

 Тяжкими последствиями, предусмотренными ч. 2 ст. 340 УК РФ, могут признаваться как последствия, для предупреждения которых установлено боевое дежурство (несвоевременное обнаружение и отражение внезапного нападения на Российскую Федерацию либо необеспечение ее безопасности: проникновение на территорию страны иностранных военных, разведывательных летательных аппаратов, подводных или надводных кораблей, вооруженная провокация, диверсия), так и иные последствия, поскольку они имеют отношение к выполняемым дежурным подразделением задачам (вывод из строя боевой техники, гибель людей, причинение значительного материального ущерба и т.д.).

 Так, 27 октября 1982 г. рядовой Ф., находясь в составе дежурного взвода в укрепленном районе в качестве дизелиста, решил оставить позиции боевого дежурства, похитить выданные для служебного пользования оружие, боеприпасы и дезертировать из армии. Для облегчения совершения этих преступлений Ф. решил убить спящих наблюдателей М. и А. С этой целью он взял из пирамиды автомат, закрепленный за М., и с расстояния менее двух метров произвел три выстрела в грудь лежащим перед ним М. и А. Убив М. и ранив А., Ф. обрезал штык-ножом телефонную связь в наблюдательном пункте, взял автомат, выданный М., и 86 боевых патронов, снаряженных в три магазина.

 Выйдя из наблюдательного пункта, Ф. зашел в казарму, чтобы взять на дорогу продукты, а автомат и боеприпасы оставил у входа, где их увидели выходившие на смену М. и А. очередные наблюдатели младший сержант Ш. и рядовой Б., которые взяли по одному магазину с боеприпасами; третий магазин с 26 боевыми патронами и автомат Ф. удалось обманным путем удержать при себе. Похитив оружие и боеприпасы, Ф. самовольно оставил позиции боевого дежурства с намерением не возвращаться на военную службу, но 28 октября 1982 г. с оружием и боеприпасами был задержан поисковой группой.

 Тяжкими последствиями, о которых идет речь, могут признаваться как последствия, для предупреждения которых установлено боевое дежурство, так и иные последствия, поскольку они имеют отношение к выполняемым дежурным подразделением задачам. Ф., находясь на боевом дежурстве, похитив оружие и боевые припасы, умышленно убил из состава дежурной смены одного человека и ранил другого, а затем дезертировал из армии. В результате совершенного убийства, ранения и вывода таким путем личного состава из строя дежурная смена оказалась небоеспособной и вовсе перестала выполнять возложенную на нее боевую задачу. Этим самым Ф. нарушил порядок несения боевого дежурства, важнейшим требованием которого является полная и постоянная готовность всех сил и средств. Наступившие от его действий последствия являются тяжкими и находятся в прямой связи с допущенным нарушением правил несения боевого дежурства *(24).

 С субъективной стороны нарушение правил несения боевого дежурства (боевой службы) может быть совершено как умышленно, так и по неосторожности. Мотив и цель в рассматриваемой статье не упоминаются.

 В ч. 1 ст. 340 УК РФ законодатель не конкретизирует форму вины. По смыслу ч. 2 ст. 24 УК РФ, вина в этом составе может быть в целом как умышленной, так и неосторожной. Как показывает судебная практика, в большинстве случаев вина бывает неосторожной.

 В ч. 2 ст. 340 УК РФ форма вины за причинение тяжких последствий в результате нарушения правил несения боевого дежурства (боевой службы) не установлена. Вместе с тем, в ч. 3 этой статьи законодатель установил ответственность за нарушение правил, повлекшее по неосторожности тяжкие последствия. В связи с этим логично будет считать, что по ч. 2 ст. 340 УК РФ должны квалифицироваться только умышленные преступления. В теории и на практике установление содержания умысла и неосторожности в ст. 340 УК РФ не вызывает особых затруднений.

 При установлении психического отношения виновного к наступившим последствиям следует иметь в виду, что если при нарушении правил несения боевого дежурства (боевой службы) виновный предвидел возможность или неизбежность наступления общественно опасных последствий и желал их наступления, т.е. действовал с прямым умыслом, ответственность по ст. 340 УК РФ, как правило, исключается. В таких случаях лицо при наличии признаков государственной измены должно нести ответственность по ст. 275 УК РФ. Как правило, речь должна идти о нарушении правил несения боевого дежурства (боевой службы) в целях оказания помощи иностранному государству, иностранной организации или их представителям в проведении враждебной деятельности в ущерб внешней безопасности Российской Федерации. При этом, следует учитывать, что оказание помощи в любой форме связано, во-первых, с установлением контакта (связи) гражданином России с представителями иностранного государства и, во-вторых, с совершением по их заданию определенных действий.

 Представляется, что по ст. 275 УК РФ нарушение правил несения боевого дежурства (боевой службы) может квалифицироваться только при условии установления факта выполнения военнослужащим определенного задания иностранного государства, иностранной организации или их представителей. В данном случае применяется одно из правил квалификации при конкуренции части и целого, а именно: деяние, способ совершения которого признан уголовным законом самостоятельным преступлением, квалифицируется только по статье, с наибольшей полнотой охватывающей признаки содеянного.