§ 1. Понятие личности преступника

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 

1. Понятие личности преступника тесно связано с общесоциологическим понятием человеческой личности и разрабатывается на основе марксистско-ленинского учения о личности1. Как известно, в нем личность рассматривается как социальная сущность человека, проявляющаяся в его положении в системе общественных отношений, в тех позициях, которые он занимает в бесчисленном множестве контактов и взаимоотношений с другими людьми, из которых складывается общественная жизнь людей.'УЛичность — категория общественной историческая Она не может быть раскрыта и понята н[ качестве некоего изолированного и замкнутого в себе явления, в отрыве от социальной действительности и ха-\ растеризующих ее конкретно-исторических условий.

« . Сущность   «особой   личности», — писал Маркс, — составляет не ее борода, не ее кровь, не ее абстрактная физическая природа, а ее социальное качество ..»2.        , ""^  Конкретный индивид как субъект общественных от-1 ношений, характеризуемый    совокупностью разнообразных индивидуальных свойств и качеств,  является личностью. Но в то же время понятие личности объединя-

1  См   подробнее Б   Г   Ананьев, Человек как предмет познания, Л,  1969, Е   А   Ануфриев, Социальная активность личности, М, 1969, Л   П  Б у е в а, Социальная среда и сознание личности, М, 1968, «Высшие ценности», М,  1971, Т   М   Д а > т о в, Личность как социологическая проблема, Алма-Ата, 1970, А  Г  Ковалев, Психология личности, М, 1970, И  С  Кон, Социология личности, М, 1967, Б   Д   Парыгин,   Основы  социально-психологической теории, М, 1971, Г   Л   Смирнов, Советский человек, М, 1971, В   П  Тугаринов, Личность и общество, М , 1965 и др

2  К М а р к с и Ф Энгельс, Соч , т 1, гтр 242

 

ет в себе черты и свойства не только отдельного лица, по и человека как члена общества, гражданина, представителя определенных классов, социальных групп и т. д., воплощающего в себе некоторые социально-типичные черты. «...Сущность человека не есть абстракт, присущий отдельному индивиду. В своей действительности она есть совокупность всех общественных отношений»1.

Идеологи антагонистического общества стремятся скрыть действительную связь между личностью и обществом, абсолютизировать понятие личности, оторвать ее от процессов общественного развития, поставить «над обществом». Личность трактуется ими как индивид, наделенный особыми свойствами и качествами, которые выделяют его из общей массы людей, ставят над этой массой, позволяют властвовать как над самим собой, так и над другими, определять ход исторических событий. При этом подобная сущность личности не связывается ни с характером общества, ни с действительным положением в нем человека, а выводится из неких исключительных и притом абстрактных особенностей индивида, таких, как «сильная воля», «высшая форма мышления» и т. п. Важнейшими чертами личности считаются также могущество, власть, сила, независимость от других и т. п.

Политический смысл подобных концепций личности очевиден. Они оправдывают социальное неравенство людей в антагонистическом обществе, придавая ему «естественный» характер.

В современной буржуазной социологии существуют различные определения личности, отражающие многочисленные течения и направления буржуазной философии— биопсихологические, фрейдистские, неофрейдистские, бихевиористские, субъективно-идеалистические, вульгарно-социологические и т. п. Но все они едины в том, что рассматривают человеческую личность в отрыве от коренных социальных условий как некий изолированный от общества субстрат, самосоздающий свою внутреннюю сущность и самоопределяющий ее внешние проявления.

Подлинно научное решение проблемы личности дает только марксистско-ленинская теория. Марксизм разоб-

1 К Маркс и Ф. Э и г с л I, с, Соч , т 3, от р. 3.

10

 

лачпл несостоятельность идеалистической трактовки личности, мистифицирующей это понятие. Он убеди-., тельно показал, что содержание личности, ее роль в I общественной жизни, ее активность определяются уело- / виями общественной жизни, положением, которое ин- I дивид занимает в системе общественных отношений. ^

Каждый человек — это личность, хотя личности, разумеется, не равнозначны и не равноценны. Одни активно способствуют общественному прогрессу, другие препятствуют ему, третьи — занимают пассивную позицию. Подлинную ценность человеческой личности составляют не происхождение человека, не его общественное поло-, жение, богатство, знатность и т. п., а его социальная позиция, общественная активность, вклад, который он вносит в общий социальный прогресс.

Общественное самосознание, т. е. понимание общест-} венной значимости своих поступков, — важнейший элемент личности, без которого невозможно говорить о социальной сущности человека. «...В истории общества,— писал Ф. Энгельс, — действуют люди, одаренные сознанием, поступающие обдуманно или под влиянием страсти, стремящиеся к определенным целям. Здесь ничто не делается без сознательного намерения, без желаемой цели»1.                                                                           -ч^

! Сознание человека, а вместе с ним и все содержание его как личности определяются совокупностью всех общественных отношений — экономических, политических, идеологических, правовых и т. п., под воздействием которых формируется личность./Любая из известных истории классовых антагонистических формаций характеризовалась тем, что господствовавшие в ней материальные и духовные условия жизни людей — система собственности, организация производства и потребления материальных благ, политическая власть, официальная мораль, религия, право — препятствовали развитию личности подавляющего большинства членов общества — трудящихся, росту <их общественного самосознания и творческой активности.

Полный  и всесторонний   расцвет человеческой   личности   оказался возможным   лишь  в  социалистическом

1 К  Маркс   и   Ф.  Энгельс,   Соч., т. 21, стр. 306.

11

 

'( обществе, где уничтожены 'классовый антагонизм, неравенство и эксплуатация.

«Условия для всестороннего развития личности,— сказано в Программе КПСС, — созданы благодаря историческим социальным завоеваниям — освобождению от эксплуатации, безработицы п нищеты, от дискриминации по признакам пола, происхождения, национальности, расы. Каждому члену общества предоставлены равные возможности для творческого труда и образования. Исчезают отношения зависимости и неравенства между людьми в общественной и семейной жизни. Личное достоинство каждого гражданина охраняется общест-

" вом»1.

При социализме впервые в истории осуществлен принцип подлинного коллективизма в организации общественной жизни людей. Забота о благе личности является высшим законом социалистического общества, а укрепление и процветание общества служит основой и гарантией благополучия личности. Тем самым устранены источники непримиримых противоречий между личностью и обществом и между личностями в обществе и обеспечены невиданные ранее возможности для совершенствования человеческой личности.

2. Личность — понятие многогранное. Она представляет собой индивидуальное выражение социально значимых свойств, индивидуальную форму бытия общественных отношений, меру социальности человека. Но^_

.{разумеется, социальный характер самого понятия «личность» отнюдь не дает основания для того, чтобы игно-

\ рировать потребности и свойства человека, связанные с его биологической организацией. «Каждый человек обладает комплексом физической и психологической организации, первичными потребностями, с удовлетворением которых связана огромная сфера сознания, его переживания, интересы, стремления... Это воздействие надо учитывать каждый раз, когда речь заходит об отдельном человеке. Но наукой давно установлено, что при всей важности природно-естественных факторов решающее воздействие на поведение масс, а через их посредство и на поведение индивидов оказывают социальные условия и социальная направленность сознания людей»2.

1  «Материалы XXII съезда КПСС»,  М,  1962, сгр   111—412.

2  Г. Л. С м и р и о в, указ работа, стр  48

12

 

В литературе справедливо отмечалось, что одинаков во ошибочны как односторонняя психологизация поня| тия личности, состоящая в попытке рассматривать лич| ность лишь как совокупность определенных поихиче| ских свойств, состояний, процессов, безотносительно к е^ социальному положению, функциям и т. д., так и одно)-сторонняя социологизация этого понятия — сведение личности к ее социальному положению, к совокупное^ ее социальных отношений, функций и недооценка важ\ ности ее психического мира1.                                            1

Противопоставление социального психическому пред} ставляется в принципе неверным, ибо психические яв-\ ления, имея определенную естественную основу, вместе! с тем в значительной мере обусловлены социально и\ характеризуют человека именно как общественное су-» щестао, как личность.                                                       ^

Важнейший   признак   человека  как личности — его • сознание, весь его внутренний духовный мир. Обуслов-' ленный внешними,  социальными условиями,  этот  мир сам становится активным составным элементом лично-' сти, опосредствуя в соответствии с собственным содержанием воздействие на человека всех проявлений социальной действительности, определяя в конкретном  случае выбор им той или иной социальной позиции, образа поведения. «Психические явления органически вплетаются в целостную жизнь личности, поскольку основ-", ная жизненная функция    всех    психических явлений и\ процессов  заключается в  регуляции  деятельности  лю-\ дей.  Будучи  обусловлены  внешним воздействием, пои-\ хические процессы обусловливают  поведение,  опосредствуя зависимость поведения субъекта от объективных условий»2.

Таким образом, марксистский подход к проблеме' личности предполагает диалектическое единство соци-\ алыюго и других элементов содержания этого понятия.

1 См Б Д П а р ы г и и, Социальная психология как наука. Л , 1965; он же, Основы соцпагыю-психологической теории, М., 1971, стр. 100—106, 113—116, Н. С Лсйкина, Личность преступника и Головная огвстствешюсть, Л , 1968, стр. 3—6 и др.

С    Л    Р у Г) И 11 III 1 С 11 II,   ПрШЩППЫ II ПУТИ   рЭЗВИГИЯ   ПСИХОЛОГИИ.

М , 1959, ир   122

13

 

Важный элемент психологии личности — отношение к различным социальным ценностям и сторонам деи-/ствителыюсти к обществу, окружающим людям, собст-/венпои персоне, семье, детям, к собственности, труду, различным гражданским обязанностям и т п Содержание этих отношений характеризует направленность личности, для которой существенны наиболее глубокие, осознанные и устойчивые отношения, образующие убеждения, идеалы, нравственные позиции Поведение человека, в котором личность получает свое внешнее проявление, связано всецело также с интеллектуальной, эмоциональной и волевой сферой личности

Социальная сущность психологии личности выража-,ется в том, что она не сводится к индивидуально-психологическим особенностям человека, а представляет собой единство общего, особенного, частного в его развитии и формировании В этом смысле личность наследует и отражает социальный опыт всех предыдущих поколений, в той или иной мере приобщается к общечеловеческим национальным достижениям культуры, труда, творчества, социального поведения и овладевает ».ию1_ Вместе с тем личность всегда воплощает в себе черты определенного социального строя в ее классовом сознании, общем мировоззрении, политических идеалах и т д Наконец, человеческая личность есть воплощение определенных индивидуально неповторимых черт и свойств, в которых отражается индивидуальный жизненный путь человека, его индивидуальное бытие, обусловленное конкретным содержанием его семейных, производственных, бытовых и прочих отношении и связей —• той микросреды, в которой он живет, действует и формируется как личность

Общее, особенное и индивидуальное в человеческой личности и в условиях ее формирования находится в неразрывном единслве В частности, индивидуальное бытие, при всем его конкретном многообразии у представителей одного поколения и одной и той же социальной группы, всегда «является проявлением и утверждением общественной жизни»1, общественных связей индивида с дриими людьми и как таковое неизбежно отражает

 

общесоциальные усчовия и опыт исторического развития Точно так же и общесоциальные условия, весь опьп исторического развития проявляются и воздействуют на личность в значительной мере через ее индивидуальное бытие « Развитие индивида обусловлено развитием всех других индивидов, с которыми он находится в прямом или косвенном общении различные поколения индивидов, вступающие в отношения друг с дру-юм, связаны между собой физическое существование позднейших поколений определяется их предшественниками эти позднейшие поколения наследуют накопленные предшествовавшими поколениями производительные силы и формы общения, что определяет их собственные взаимоотношения Словом, мы видим, что происходит развитие и что история отдельного индивида отнюдь не может быть оторвана от истории предшествовавших или современных ему индивидов, а определяется ею»1

Социальная обусловленность психологии личности четко сформулирована К Марксом и Ф Энгельсом в известном тезисе « действительное духовное богатство индивида всецело зависит от богатства его действительных отношений »2.

3 Изложенные общетеоретические положения о человеческой личности являются исходными для решения криминологических и правовых аспектов проблемы личности

В частности, решение этой проблемы в криминологии находится в прямой зависимости от того, какой признается природа человека, его нравственная сущность Одно решение вытекает из признания того, что человек «от природы — зверь», что в нем всегда есть (как нечто естественное, врожденное) определенный «заряд» зла, жестокости, порочности, который в соответствующих условиях проявляется в преступлении Принципиально иное решение надо принять, если считать, что такие свойства, как жестокость, злобность, склонность к стяжательству и т п , — это порождение определенных социальных условий формирования личности

1 К  М а р к с и Ф  О п I е л ь с Соч   т 3, слр 440 * Т а м  ж с, егр  36

15

 

В первом случае проблема личности преступника будет решаться с позиций биологизма, врожденной асоциальное™, различных «комплексов» и «импульсов» агрессивности, нечестности, жадности или во всяком случае будет исходить из этих порочных предпосылок. Подобная трактовка характерна для реакционных теорий буржуазной криминологии.

Во втором случае решение этой же проблемы будет основываться на признании социальной обусловленности того, что характеризует личность преступника, будет па-правлено на раскрытие социальной природы, социальных связей и зависимостей, приводящих к превращению человека в преступника.

Именно на этих исходных позициях стоит марксистская криминология.

Нельзя согласиться с мнением о том, что понятие личности применимо только к субъектам, «ведущим образ жизни, соответствующий идеалам эпохи или класса»1. Высказывания такого рода смешивают понятия личности и ее направленности, ориентации. Необходимость выяснения источников формирования взглядов и привычек, приведших к преступлению, мотивации преступления, нравственных деформаций, подлежащих устранению, и т. п. — все это обусловливает необходимость и правомерность оперирования термином «личность» в его обычном значении и применительно к лицам, совершающим преступления2.

Личность преступника — это личность человека, виновно совершившего общественно опасное деяние, запрещенное законом под угрозой уголовной ответственности. Факт совершения преступления характеризует данную личность как антиобщественную. Но он не ис-^ черпывает и не объясняет всего ее содержания. В человеке, совершившем преступление, необходимо видеть,» писал К. Маркс, «нечто большее, чем правонарушите-»

1  В  П. Ту г а р и н о в, Личность и общество, М., 1965-;'стр. 88.

2  Правильная критика упомянутого высказывания В. П. Тугари-пова содержится в работе В. Д. Филимонова «Общественная опасность личности преступника», Томск,  1970, стр   20.  Г. Л. Смирнов отмечает в этой же связи не только существование понятия «личность преступника», но и включение его в более общее понятие «личность субъекта с антиобщественным  поведением»   (см. укач.  работа,  сгр. 277—292).

10

 

ля... Разве каждый из граждан не связан с государств вом тысячью   жизненных    нервов, и разве оно вправе' разрезать все эти нервы только потому, что этот граж-Х данин   самовольно   разрезал   какой-нибудь один нерв? | Государство должно видеть и в  нарушителе... челове- / ка, живую частицу государства, в которой бьется кровь | его сердца, солдата, который должен защищать роди-/ ну, свидетеля, к голосу которого должен приелушивать-\ ся   суд,   члена   общины,   исполняющего   общественные! функции, главу семьи, существование которого священ-,1 но, и, наконец, самое    главное — гражданина государ-'-ства»1.                                                                              ]

Как ни существенно само по себе то или иное прояьч ление личности, в том числе и факт совершения преетугц-ления, правильное суждение о нем, а тем более о личноА ста в целом возможно лишь на основе всех существен-! ных социальных свойств и проявлений личности, их) содержания, соотношения, в частности «удельного веса» социально-положительных и социально-отрицательных признаков и проявлений данной личности в их взаимосвязи. Именно совокупность подобных социальных свойств и признаков личности, их структура и соотношение не только дают наиболее полное представление о тех, кто совершает преступление, но и в значительной мере помогают понять такое поведение, надлежаще оценить сам поступок и лицо, его совершившее. Только та.кой подход к личности преступника может обеспечить правильное использование результатов ее изучения для социального планирования борьбы с преступностью, уголовной политики и для выбора надлежащих мер коррекции личности и профилактики в каждом конкретном случае.

Личность преступника, как и всякая человеческая личность, включает в себя определенную систему нравственно-психологических свойств. Психология личности, в том числе и те ее особенности, которые в определенной конкретной ситуации влияют на совершение лицом запрещенного законом преступного посягательства, формируются под воздействием определенных социальных условий, в значительной зависимости от тех конкретных социальных связей, в которых данная личность

1 К. М а р к г и Ф  Энгельс, Соч.. т. 1. стр. 132-

Л.1К II 42)8                                                 17

 

'выступала и выступает. В то же время социальные усло-(вия и конкретные   внешние   влияния    опосредствуются (индивидом    через его психику и се особенности,    лишь таким образом проявляясь в поведении.

Важнейшее положение марксистской психологии и социологии о связи психологии личности и внешних условий ее существования (формирования) целиком относится и к рассматриваемой проблеме. Как и всякое поведение, преступление не может быть выведено только и непосредственно из внешних условий по примитивной формуле: «стимул — реакция». Все побудительные силы, 'вызывающие действия человека, должны, писал Ф. Энгельс, сначала пройти через его голову, превратиться в побуждения его воли1.

Рассматривая преступление как результат сложного взаимодействия   многих  обстоятельств,   среди   которых /важную роль играет сама личность — конкретное содер-1жание и особенности   характеризующих   данную   лич-) ность признаков, свойств, связей, отношений, в том числе и ее нравственно-психологические свойства и особенности, марксистская криминология твердо исходит мз того, что нет таких черт личности, которые заранее и с неизбежностью предопределяли бы  совершение лицом  пре-| ступления.    Особенности    личности,    обусловливающие ; антиобщественное поведение, являются результатом оп-\ ределенпых условий жизни, воспитания, влияния, связей и т. п.; они приводят к совершению преступления не автоматически и фатально, а под воздействием    внешних условий и обстоятельств, конкретной ситуации, прч участии  сознания и воли лица, сохраняющего возможность выбрать различные варианты поведения.

Иными славами, личность преступника не можег пониматься как некая «преступная личность», внутренне обреченная на подобную социальную роль, так же как и сама преступность — явление, по природе своей социальное, не может объясняться индивидуальными особенностями подобной личности.

1 См. К. М а р к с и Ф. Энгельс, Соч., т. 21, стр. 310.

18