§ 3. Учет психических и физических аномалий личности

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 

1. В соответствии с общим требованием ст. 32 Основ об учете личности виновного при назначении наказания суд должен установить, нет ли у виновного какой-либо физической или психической аномалии даже в случаях, когда вменяемость лица не вызывает сомнения. Уяснение этих свойств необходимо, в частности, для решения таких вопросов, как: не способствовало ли наличие у лица той или иной аномалии его преступному поведению; должен ли суд, назначая виновному нака-

256

 

заиие, учитывать и, если должен, то в качестве обстоятельства, всегда смягчающего или отягчающего ответственность, наличие у виновного соответствующей аномалии; какие условия отбытия таким лицом наказания могут максимально способствовать достижению его целей.

Советской криминологической наукой установлено, что никакой неизбежности антиобщественного поведе-1ния в связи с физическими дефектами не существует1. Но соответствующим образом опосредствованные физические особенности лица (и, в частности, физические аномалии) могут, однако, быть условиями «для всякою человеческого поведения, в том числе и антиобщественного»2.

Точно так же поведение человека хотя и не опреде-ляется патологическими чертами его психики, но такие черты могут быть условиями, способствующими его антиобщественному поведению3.

Таким образом, физические или психические аномалии лица сказываются или во всяком случае могут сказаться на его поведении, в том числе и на антиобщественном.

Например, можно предположить, что возбудимый психопат или хронический алкоголик, для которых характерны недостаточность внутреннего торможения, несдержанность, бурные эффективные разряды, скорее совершит хулиганство или преступление против личности, чем какое-либо иное преступление. Иначе говоря, не создавая неизбежности преступного поведения, физическая или психическая аномалия может проявиться в той или иной мере в этом поведении, может в нем «присутствовать»4,

Опрос практических работников по поводу того, нужно ли смягчать или, наоборот, усиливать наказание лицам, имеющим не исключающие вменяемости психо-

1  См, например,   В   Н   Кудрявцев, Причинность в криминологии, М , 1968, стр 60—61

2  В   Н.   Кудрявцев,   Социальная   обусловленность   преступного поведения и роль биологических факторов, «Социалистическая законность» 1967 г № 6, стр 50

3  См   Д   Р    Л у н ц, Оценка судом психических аномалий   обвиняемого,   не  исключающих  вменяемости,   «Правоведение»   1968 г № 2, стр  86

4  И И Карпе ц, Проблема преступности, стр 279

17   Заказ 4238

257

 

физические аномалии, показал, что 26% из них считали, что наказание в этих случаях должно быть смягчено. С другой стороны, 7,5% полагали, что наказание должно быть более тяжким, так как причиной таких аномалий, по их мнению, часто является злоупотребление алкоголем.

Представляется, что, если аномалия явилась результатом какой-либо антиобщественной привычки лица, «апример результатом пристрастия к алкоголю, наказание при трочих возможно равных обстоятельствах не должно смягчаться. Наоборот, более мягким может быть наказание, назначаемое лицу, имеющему психофизическую аномалию, явившуюся результатом таких общежитейских, независящих от виновного обстоятельств, как болезнь, травма и т. п., и затрудняющую избирательность поведения в определенных ситуациях или (и) отбывание определенного наказания.

Имея в виду значение учета судом при назначении наказания психофизических аномалий, их фиксация в уголовных делах должна, как представляется, быть признана обязательной. Не менее четко следует фиксировать и этиологию таких аномалий.

2. Как показали материалы практики, виды встречающихся аномалий и их этиологию условно можно разделить на три основные группы.

К первой группе можно отнести гхронических алкоголиков и наркоманов, причиной аномалии психики которых является злоупотребление алкоголем или другими токсическими (наркотическими) веществами. Среди этих лиц подавляющее число составляют хронические алкоголики или лица, пристрастные к употреблению алкоголя, злоупотребляющие им. Такие лица в основном совершают хулиганство, хищения социалистического имущества или кражи личного имущества граждан.

Близко примыкающей к ним является группа осужденных, аномалии психики которых хотя и не являлись результатом злоупотребления алкоголем, но были, как отмечалось в актах судебно-медицинской и судебно-пси-хиатрической экспертиз, «осложнены», «усугублены» злоупотреблением спиртными напитками. Это главным образом психопаты, как правило склонные к употреблению алкоголя или других возбуждающих веществ.                                                                       ,

258

 

Несмотря на различную этиологию аномалий лиц указанных групп, по существу речь идет об алкоголиках. Это еще раз подтверждает важность и своевременность принятых в последние годы мер по усилению борьбы с пьянством и алкоголизмом, значимость последовательною проведения их ъ жизнь и путем деятельности судов по борьбе с преступностью.

Качественно отличающимися от первых двух групп как по видам аномалий психики, так и по их этиологии являются лица, которых можно отнести в третью группу.

Аномалии психики этих лиц явились следствием перенесенного ранее (в детстве или во всяком случае до совершения преступления) тяжелого заболевания, либо были врожденными особенностями психики, либо возникли вследствие каких-либо иных, независящих от виновных обстоятельств. Сюда относятся лица с остаточными явлениями органического заболевания центральной нервной системы, травматические энцефалопаты, психопаты с умственной недостаточностью, лица с остаточными явлениями органического поражения головного мозга и некоторые другие.

Представляется, что наличие такой, хотя и опосредствованной связи между характером преступного поведения, видом аномалии и характером ее этиологии, несомненно, должно учитываться при назначении наказания1.

Причем можно полагать, что при прочих возможно равных обстоятельствах более мягкое наказание можег быть назначено виновному, физическая или психическая аномалия которого возникла или развивалась в результате независящих от него обстоятельств. Наоборот, если указанная аномалия возникла или развивалась вследствие отрицательного образа жизни виновного (например, в результате злоупотребления алкоголем), наказание не может смягчаться.

3. Та или иная этиология аномалии имеет большое значение при назначении наказания и в том случае, если виновные имеют одинаковые по своему наименованию аномалии. В самом деле, можно ли одинаково оценивать личность двух виновных, если у одного из них аномалия психики, например травма головного мозга, была получена в затеянной им самим драке, в состоянии опьянения, а у другого — при выполнении гражданского или служебного долга? Представляется, что при прочих

17*

259

 

равных условиях этим лицам не может быть назначено одинаковое наказание.

4. Помимо назначения наказания виновным, имеющим психические аномалии, но вменяемым, закон предоставляет суду право применять к некоторым из них медицинские меры, которые помогли бы устранить или ограничить развитие заболевания. Так, в ст. 62 УК РСФСР и соответствующих статьях Уголовных кодексов ряда союзных республик указано, что к совершившему преступление алкоголику или наркоману наряду с наказанием суд может применять принудительное лечение или в соответствующих случаях установить над ним попечительство.

Однако, как показало исследование материалов уголовных дел, эта предоставленная законом возможность реализуется судом крайне скупо, не превышая 18%. Очевидно, что ст. 62 УК РСФСР должна использоваться судами значительно чаще. При всех условиях виновные, имеющие те или иные не исключающие вменяемость аномалии психики, «нуждаются в создании наиболее благоприятной обстановки для компенсации их психической недостаточности, предупреждения ухудшения их состояния и адаптации к режиму ИТУ в целях их наиболее эффективного включения в систему трудовых и воспитательных мероприятий»1.

Рассматриваемые свойства личности виновных в целом ряде случаев могут ограничить, в частности, возможность участия этих лиц в организуемых для большинства заключенных производственно-трудовых процессах, возможность восприятия ими обычных исправи-тельно-воспитательных мер. Поэтому сама мысль о необходимости для этой категории осужденных более благоприятных соответствующих условий не вызывает сомнения. Однако вопрос о том, какие организационные формы могут быть использованы для создания наиболее благоприятных условий для исправления и перевоспитания указанных лиц, пока еще не решен.

Так, некоторые судебные психиатры и криминалисты полагают, что «психопаты должны содержаться в местах лишения свободы на общих основаниях наравне

' Д   Р. Л у н ц,   указ,   работа,   «Правоведением   1968 стр. 93.

260

№  2,

 

с остальными заключенными» и что «при этом нужно стремиться не к концентр-ации их в одном месте, а к распылению по отдельным подразделениям»1.

Другие, наборот, считают, что рассматриваемая категория осужденных нуждается в создании специальных исправительно-трудовых учреждений с такими условиями труда и быта и особенностями режима и наблюдения, которые были бы наиболее эффективными именно для данного контингента заключенных2.

Представляется, что вторая точка зрения заслуживает тщательной экспериментальной проверки, ибо характер труда и воспитательной работы, а равно медицинское обслуживание этой категории заключенных в силу наличия у них соматических или психических отклонений не могут быть такими же, как у других, так сказать «обычных», заключенных. Однако для решения этого важного и сложного вопроса необходима разработка типологии самих отклонений с тем, чтобы конкретное решение определилось и степенью их выраженности.

Так же следует решать вопрос и об индивидуализации исполнения наказания в отношении лиц, имеющих какие-либо физические аномалии, ибо они тоже нуждаются в таких условиях исправления и перевоспитания, которые могли бы дать максимальный эффект для достижения стоящих перед наказанием целей с учетом особенностей личности конкретных осужденных.