§ 1. Общие положения. Значение для применения наказания и профилактической работы

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 

1. Эффективность мер профилактического и уголовно-правового воздействия па преступников в значительной степени зависит от точности представления об их внутреннем мире. А такое представление создается лишь при изучении нравственных качеств и психологических особенностей преступника.

Следует отметить, ч го нравственные качества и психологические особенности — это часть более общей совокупности, которую можно назвать социально-психологической характеристикой личности. Эта характеристика есть синтез внутренних черт личности и ее некоторых внешних проявлений. Под психологической стороной указанной характеристики мы понимаем описание формирующегося в определенных условиях внутреннего мира преступника.

Человек может стать преступником в результате социально неблагоприятных воздействий, воспринятых им и включенных в мир его взглядов, отношений, установок, ориентации, затем реализованных в акте преступной деятельности. Поэтому для утверждения нового облика советского человека, его коммунистической морали и мировоззрения необходима- постоянная, бескомпромиссная борьба с пережитками прошлого1.

Нельзя, конечно, отождествлять нравственно-психологические свойства личности с объективно существующими социальными явлениями, которые могут быть

1 См, «Материалы XXIV съезда КПСС», стр. 84,

154

 

причинами преступлений. Однако взаимосвязь между ними очевидна, ибо отрицательные нравственно-психологические качества личности преступника, будучи сформированными, есть то опосредствующее звено, которое лежит между указанными социальными причинами и самим актом преступного поведения.

Психологическая структура личности включает прежде всего социально обусловленные черты, определяемые как индивидуальными особенностями психических процессов, так и приобретенным опытом. К этим свойствам относятся направленность личности, ее моральные качества, знания, навыки, привычки, уровень личной культуры. Кроме того, в психологическую структуру личности входят индивидуальные особенности отдельных психических процессов (памяти, мышления, эмоций, воли), а также темперамент, порой — патологические изменения психики.

Хотя индивидуальные свойства темперамента и особенности психических процессов сами по себе не определяют побуждений человека к действию в определенном направлении, но для того, чтобы понять содержание сознательной деятельности человека, необходимо учитывать свойства личности в целом, включая и особенности психических процессов.

2. Согласно одному из принципиальных положений советского уголовного права общественная опасность личности проявляется в первую очередь в характере и степени опасности совершенного преступления. Из всех элементов преступления ближе всего к нравственно-психологической характеристике личности стоит субъективная сторона, а в ней — характеристика мотивов преступления и целей, поставленных перед собой преступником.

Мотив преступления, несомненно, выражает определенные особенности личности преступника применительно к конкретной ситуации, в которой подготавливается и совершается преступление. Следует, однако, подчеркнуть, что наряду с мотивами, которые являются устойчивыми и постоянными, бывают мотивы, определяемые случайным стечением обстоятельств. Мотивы могут быть противоречивыми и непоследовательными. Например, мотив может представлять собой неустойчивое временное состояние, связанное с реакцией на конкретную Жизненную ситуацию. С учетом этого положения тезис

155

 

о том, что моиш преступления всегда является ^выражением социальной позиции личности, ее взглядов, установок, убеждений и т. д.»1, представляется преувеличенным. В ряде случаев это действительно так, по возможно и иное положение. Если преступление носит в основном ситуационный характер, его мотив может быть для личности в целом нехарактерен.

Таким образом, при всем значении мотива конкретного преступления его изучение не исчерпывает проб темы характеристики личности.

3. Поведение человека определяется направленностью, ориентацией, социальной установкой личности. Отношение человека к различным сторонам жизни и деятельности (к обществу, к государству, к людям, к тр>ду, к собственности, к себе самому и пр ) проявляется в конкретных мотивах его поведения, процесс реализации которых в свою очередь укрепляет, развивает, изменяет эти отношения. Речь в данном случае идет об устойчивых и постоянных целях и мотивах поведения (в отличие от мотива отдельного поступка, в том числе и преступления), система которых вместе с основными жизненными интересами, побуждениями лежит в основе избирательности поведения.

Существо жизненной установки, ориентация личности выражается, таким образом, в определенном, достаточно устойчивом отношении данного лица к различным социальным ценностям.

Анализ этих отношений дает достаточно полное представление о личности конкретного индивида. Что же касается личности преступника, то в ее характеристике наибольшее значение имеют такие отрицательные социальные черты, как нежелание соблюдать общественный порядок, неуважение к гражданам, нежелание трудиться, непризнание неприкосновенности социалистической и личной собственности и пр., т. е. отриаате тьиые отношения к людям и обществу. Эти отношения формируются на основе жизненной практики в конкретной микросреде (воспитания, влияний и т. п.) и в свою оче-

1 См П С Д а г с ч ь, К I 1сс нфикацня мотивов преступления и со криминологическое шачсшк «Вопросы социологии и права Восточно Сибирский совет по коор питании и планированию научно-исследовательских работ по гуманитарным наукам Материалы'научно-теоретической конференции», Ирк) гск, 1967, стр. 265,

150

 

редь находят проявление в различных чертах хаоактсра и поступках человека, в том числе и в преступлениях.

4. В ряде случаев, когда жизненная ориентация имеет четкое и конкретное содержание, ярко выражена и целеустремленна, есть основания говорить об установке личности (в том числе и об антиобщественной установке). Установка — это комплексное понятие, характеризующее не одну сторону личности, а целостное ее состояние. Она выражается в склонности и направленности к совершению определенного рода действий. Установка оказывает влияние на отношение человека ко всем связанным с ним объектам. В свою очередь она формируется под влиянием объективных условий и влияет на возникновение решения совершить преступление. Как отмечает Л. П. Буева, «не всякая ориентация приобретает характер установки, а лишь та, которая внутренне определяет личное отношение данного индивида к определенным социальным явлениям, базируется на сформировавшейся потребности, та, которой он руководствуется в своей деятельности и поведении»1.

Необходимо отметить, что в философской и социологической литературе термин «установка» употребляется неоднозначно. Видимо, это привело к смешению понятия установки в психологии и криминологической литературе. В одних случаях авторы охватывают этим понятием «социальную установку», «социальную позицию», «социальную ориентацию». В других — установка употребляется в ее психофизиологическом смысле как психологический механизм — направленная готовность.

Понятие антиобщественной установки как со^чалъ-но-пеихологическои основы преступного поведения введено в криминологическую литературу А. Ь Сахаровым2 Получив известное признание3, оно встретило в последнее время и возражения4. Отмечается, в частно-

1  Л   П   Буева,     Социальная      среда      и сознание личности, стр 99.

2  См    «О личности    преступника   и причинах   преступности   в СССР», стр  55

3  См     «Вопросы    предупреждения    преступное™»,    М,     (965, стр   6—8, «Советская криминология», М,  1966, стр   91—92 и др

4  См,  например   И   И   К. а р п е ц,  Проблема  преступности,  М, 1968, стр 28 и след.

157

 

сти, что индивидуалистическая установка не является универсальной для понятия личности преступника, ибо о ней можно говорить лишь прьменительно к наиболее злостным, стонким антиобщественным элементам, открыто и решительно отвергающим требозакия закона. «Нельзя считать, — пишет Н. С. Лейкина, — что антиобщественная установка присуща лицам, совершившим преступление под влиянием случайного стечения обстоятельств, в состоянии аффекта, вызванного противоправным действием, при превышении пределов необходимой обороны, впервые, по неосторожности н т.д. Указанные преступления не выражают антисоциальной направленности, а лишь свидетельствуют об отсутствии у виновного в достаточной мере интенсивных сил для того, чтобы противостоять отрицательной ситуации и не выйти за пределы, установленные законом»1.

Подобные соображения справедливы в гом смысле, что социально-психологическая основа различных преступлений не одинакова, так же как не одинаковы характер и степень общественной опасности личности различных правонарушителей. Авторы настоящей работы полагают, что в криминологии должно использоваться понятие установки главным образом в социологическом его значении (социальная установка), которое дает понять сущность преступления как социальной категории. Еще лучше было бы использовать термины «жизненная ориентация», «социальная направленность личности» и т.д.

При этом очень важно подчеркнуть, что нравственно-психологические свойства не сводятся к однозначной направленности личности. Всякая личность многопчано-ва и многообразна в своих проявлениях. Поэтому антисоциальная сущность личности преступника — как бы ее ни называть: установка, направленность, ориентация — может быть различной по своей силе, стойкости, глубине, напряженности (от четко выраженной активной социально-отрицательной настроенности до недостаточной интенсивности социально-положительных качеств).

Различные категории преступников необходимо раз-

1 «Влияние личностных особенностей на преступность», «Совет-скос государство и право» 1967 г. № 1, стр. 103

158

 

граничивать и с точки зрения конкрешою годео/каиия социальной направленности их личности. Немалое значение имеет не только степень выраженности ашнсоцн-альной ориентации личности, но и прежде всего се содержание, на что она направлена.

5. Социально-психологический механизм индивидуального поведения чрезвычайно сложен. Судить о мировоззрении человека, его морали и этических нормах вернее всего можно по совокупности жизненных проявлений всех его нравственно-психологических качеств не по слову, а по действию, по социальному поведению. «Человек может знать требования морали, но не принимать их, иметь знания, но не иметь убеждений; он может и знать их и принимать, но не следовать им. в несоответствии между сочленами триединой формулы «знать — принять — следовать» и состоит трудное 1Ь изучения духовной жизни.. -»1.

Более того, возможна и такая ситуация, когда чело-(^ в своем поведении следует определенным нормам, правилам поведения, не представляя себе их содержания, не сознавая их, т. е. возможно «следование» нормам без «знания» о них. Большей частью это связано с соблюдением обычаев и традиций.

Если в значительной части «традиционные» формы культуры полезны, ценны для общества, то наряду с этим они могут включать в себя элементы чережит очного характера, косные навыки, обычаи, привычки, которые могут оказаться психологической основой и исюч-ником противоправного, социально опасного поведения (например, традиции, связанные с пьянством, сквернословием и т. п.).

Сила таких привычек обусловлена главным образом тем, что человек, следуя им, не задумывается об их существе, а следовательно, с трудом может от них освободиться. Он принимает их «на веру», как «данное», как «само собой разумеющееся». А отсюда и относительная устойчивость таких «стереотипов поведения» (в ч ом числе и нежелательных). «Привычное» поведение здесь тесно связано с представлением лица о должном, желаемом и правильном, с его точки зрения, о том, что от

4 В   Ю. Арутюнян,   Социальная структура сельского населения, «Вопросы философии.» 1966 г № 5, стр, 60,

159

 

него, по его мнению, ждут окружающие, что именно, по его мнению, они воспримут как правильное, должное и что — как неправильное, нарушающее существующие нормы поведения.

Несмотря на то ч го каждый преступник как личность своеобразен и характеризуется своими взглядами, ценностными ориентацнями, интересами и психологическими особенностями, представляется возможным свести наиболее существенные общие черты к нескольким группам и рассматривать каждого преступника как представителя той или иной группы. В гл. II была дана базовая исходная типология, основанная на общей организации позиции личности. Теперь же, исходя из этой классификации и основываясь на проведенных исследованиях, мы выделяем и рассматриваем в дальнейшем три группы преступников: расхитители социалистической собственности; лица, совершающие насильственные преступления; несовершеннолетние преступники. Указанные группы, разумеется, не исчерпывают всех разновидностей преступников1, но анализ этих групп позволяет гонять как некоторые общие черты личности преступника, так; и в особенности специфические черты, свойственные выделенным категориям, а в связи с этим определить типовые ориентиры для определения мер профилактического воздействия.