§ 3. Особенности социально-демографической и правовой характеристик рецидивистов

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 

1 Социальнсьдемографическая и правовая характеристики личности рецидивистов отличаются существенными «сдвигами» по отношению не только к лицам с социально-позитивным поведением, но и к большинст ву лиц, впервые привлекавшихся к уголовной ответственности В этом, как и в особенностях нравственно психологической характеристики рецидивистов, отражается

1 См    «Прокурорский   надзор   по   делам   несовершеннолетних», М    1972   стр   18, А   П   Былинкина      иН   И   Гуковская, Некоторые результаты изучения дел о совмегтьом совершении пре ступлений несовершеннолетними  и  взрос чымн,  «Бюпчетень  Верхов ного С>да СССР» 1969 г № 4  стр  45

3 1ьаз 4938

145

 

устойчивость (стойкость) и общественная опасность их преступною поведения, о чем I сворилось в § I1. Вместе с тем определенные сложности связаны с самим собиранием и обобщением данных о личности рецидивистов.

В отчетности исправительно-трудовых учреждений рецидив учитывается по признаку повторного отбывания наказания в местах лишения свободы независимо от того, когда осужденный отбывал наказание, а также независимо от того, снята или погашена судимость По данным А. П. Сафонова, число лиц, которые повторно совершили преступления после отбытия наказания в местах лишения свободы, но которым при вторичном осуждении была назначена мера наказания, не связанная с лишением свободы, составляет не более 3% к общему числу лиц, совершивших повторные преступления после отбытия наказания в местах лишения свободы2. Поэтому данная группа существенно не искажает общей оценки состава рецидивистов в местах лишения свободы. Однако в принципе надо обращать внимание на то, какой признак положен в основу учета.

Значительная часть рецидивистов совершают новые преступления в течение первых же месяцев после освобождения. Это свидетельствует о том, что обстоятельством, способствующим рецидиву, нередко является игнорирование или недооценка степени стойкости антиобщественных взглядов и привычек при решении вопросов условно-досрочного освобождения, устройства освобожденных, длящегося контроля и помощи. Устранение этого недостатка — один из существенных «резервов» повышения эффективности профилактики рецидива.

2. Преступники-рецидивисты совершают прежде всего такие преступления, как кражи, грабежи, разбои и хулиганство Например, в 1965 году рецидивисты совершили 40% всех краж, грабежей и разбоев3. Причем структура рецидива остается относительно постоянной

1  Применительно к личности преступников в целом признак рецидива рассматривался в § 1 лак элемент правовой ее характеристики   Вместе с тем при выделении этой категории лиц, совершающих преступления,   пля  специального  рассмотрения целесообразна  дальнейшая деышплцпя их социалыю-демоцэафичсской и правовой характеристик

2  Гм   «Советское государство и право» 1967 г  № 3, стр   58

3  Г л!   «Социалистическая законность» 1966 I   № 1, стр   8

146

 

в течение большого периода, хотя уровень его после ликвидации профессиональной преступности в стране постепенно снижается.

Основная масса лиц, признанных по суду особо опасными рецидивистами, также формируется из осужденных за совершение краж, грабежей и разбоев. При этом для преступников-рецидивистов характерно нарастание общественной опасности вновь совершаемых преступлений (по сравнению с преступлениями, за которые обследованные лица были осуждены в первый раз, втрое увеличилась доля разбоев, вдвое — убийств и т. д ). В целом '/з рецидивистов, осужденных первоначально за кражи и хулиганство, переходят в дальнейшем к тяжким преступлениям против личности, разбоям и т. п '.

При изучении направленности посягательств рецидивистов интересно рассмотреть также соотношение общего и специального рецидива.

И. И. Карпец пишет, что среди обследованных им рецидивистов наиболее высокий процент рецидива был у лиц, осужденных за хищения социалистической собственности и кражи личного имущества (76%), а среди этой последней группы специальный рецидив у карманных воров был еще выше (89%)2.

Эти же особенности отмечали и другие авторы. По данным А. М. Яковлева, 67% обследованных им осужденных за кражу личного имущества составляли лица, имевшие ранее судимость также за кражу3. С. С. Сте-пичав подсчитал, что 43% осужденных за хулиганство совершали ранее хулиганские поступки, за которые они привлекались к уголовной ответственности4. По данным А Е. Наташева, 56% рецидивистов, осужденных за хулиганство, ранее были осуждены за хулиганство5.

Определенная степень устойчивости антиобщественных взглядов, привычек присуща также лицам, совершающим преступления против нравственности (изнаси-

I

1  См  «Криминология», стр  310

2  См    «Индивидуализация   наказания   в   советском   уголовном праве», М, 1961, стр  115, 116

3  См   «Борьба  с рецидивной преступностью», М , 1964, стр   73

4  См   «Вопросы методики изучения и предупреждения преступности»,   М,   1962,   стр    73

5  См  «Советское государство и право» 1967 г  № 8, стр  68.

147

 

ловаине, развратные действия и т. п), хотя и в значительно меньшей море, чем > преступников указанных выше категорий.

Еще реже встречается специальный рецидив среди лиц, осужденных за убийства и телесные повреждения, хотя общий рецидив у них достигает иногда 20—40%'.

Эти данные свидетельствуют о том, что о динамике рецидива нельзя судить только по структурным изменениям, допустим, по росту или снижению удельного веса рецидивистов в общем составе преступников. Надо изучать личность рецидивистов применительно к отдельным категориям преступников, главным образом по направленности их посягательств. Без этого невозможно ни надлежащее планирование мер профилактики рецидива, ни оценка их эффективности.

3. Социально-демографические признаки, которыми характеризуются рецидивисты, свидетельствуют о существенном ослаблении их позитивных связей в обществе. Значительной части злостных преступников свойственно стремление уклониться от общественно полезного труда, ведение паразитического образа жизни, пьянство и т. п.2.

Выборочные исследования показали, что семейные и родственные связи преступников ослабевают по мере увеличения числа судимостей, араков наказаний. Так, среди обследованной группы осужденных, отбывавших наказание второй раз, семья сохранилась у 55—63%, третий раз—у 29—34%, 4 раза и более — у 8—12% и у особо опасных рецидивистов, как правило, семья не сохранялась.

Надо отметить далее, что и к моменту совершения первого преступления семейные условия у будущих рецидивистов были хуже, нежели в среднем контингенте лиц, совершающих преступления: в полной семье они воспитывались только в 36% случаев, т. е. почти в 2 раза меньше, чем лица, не допустившие затем рецидива.

По сравнению со средней характеристикой лиц, совершающих преступления, у рецидивистов снижен и

1  См   «Вопросы методики изучения и предупреждения преступности», стр  73

2  Причем значительное число рецидивистов используют устройство на работу как прикрытие, позволяющее вести преступный образ жизни (см   «Криминология», стр  315)

148

 

образовательный уровень: по выборочным данным, только 12% из них имели образование в объеме 8 классов и выше, т е. в 3—3,5 раза меньше, чем лица, не допустившие рецидива.

Изложенное обусловливает следующие выводы, необходимые для организации профилактики рецидива-

а)   в отношении лиц со сниженным образовательным уровнем и отсутствием семейных связей должны, помимо мер устройства и контроля по линии органов милиции, приниматься меры шефской помощи через производственный коллектив;

б)   контроль  в отношении  лиц,   неблагоприятно  характеризующихся   перед освобождением,   должен   быть максимально   интенсифицирован  с   тем,   чтобы   создать освобожденному дополнительные психологические «сдер-жки»;

в)   по общему правилу должно быть исключено условно-досрочное   освобождение   лиц, которые в   период отбывания    наказания    подвергались    дисциплинарным взысканиям.

4. Изучение показывает наличие характерной для злостных преступников тенденции к вовлечению в преступную деятельность новых лиц.

Подобного рода деятельность злостных преступников включает настойчивые попытки заразить психологией паразитизма, приучить к алкоголю, совратить и развратить неустойчивых лиц из бытового окружения. Завершающий результат разлагающего влияния — использование таких лиц в качестве исполнителей преступлений. Сами же злостные преступники как организаторы этих деяний стремятся избежать разоблачения, остаться невыявленными.

При всем этом нет таких злостных преступников, в том числе и рецидивистов, о которых заранее и с неизбежностью можно было бы утверждать, что они непременно совершат новое преступление. Индивидуальные свойства преступника могут способствовать или препятствовать совершению им преступления, но не могут фатально обрекать его на это1. Знание особенностей льч-

1 Тем  более   что сама рецидивная  пресппность в социалистическом обществе и по происхождению, и по природе, и по характеристике существенно отличается от рецидивной преступности в ка питалистических  странах,  где преступность  становится  бизнесом, а преступники — профессионалами,

149

 

носги рецидивистов позволяет разрабатывать научно обоснованную программу борьбы с рецидивом, определять объем необходимых средств и их направленность, ор;апизовывать предупредительную работу, корректировать судебную практику, вносить обоснованные предложения по совершенствованию законодательства. В частности, как уже отмечалось, за поведением определенной части преступников, отбывших наказание, необходимо устанавливать строгий контроль. Эту задачу выполняет административный надзор за лицами, отбывшими наказание в местах лишения свободы за совершение опасных преступлений, а равно другие формы патронажного надзора (ст.ст. 47—49 Основ исправительно-трудового законодательства Союза ССР и союзных республик).

5. Последний элемент уголовно-правовой характеристики рецидивистов, требующий рассмотрения, — это обобщенные данные, относящиеся к личности несовершеннолетних рецидивистов1.

Применительно к рецидиву несовершеннолетних действует, разумеется, общее положение о том, что сам факт совершения нового преступления лицом, уже понесшим наказание за преступление, обычно свидетельствует о продолжающемся процессе деформации личности, сужения позитивной перспективы, разрыва системы положительных социальных связей. Вместе с том здесь есть одна существенная особенность. Для взрослого рецидив— во многих случаях предумышленный шаг, ступень к «профессионализации» преступной деятельности. Для несовершеннолетнего — это чаще всего реакция на возобновление системы тех отрицательных воздействий, которые уже ранее привели его к преступлению. Поэтому здесь относительно более распространен общий, а не специальный рецидив.

Специфичен и сам подход к криминологическому определению понятия несовершеннолетнего рецидивиста.

Во-первых, помимо уголовного наказания и мер, предусмотренных ст.ст. 51, 52 УК РСФСР, к несовер-

1 Данные о специфике мотивации и характере преступных действий подростков, также являющиеся, строго говоря, элементами их уголовно-правовой характеристики, целесообразно рассмотреть при анализе особенностей нравственно-психологического облика несовершеннолетних преступников.

 

щеннолетним, совершившим преступления, в 25—30% случаев применяются меры, заменяющие уголовное наказание, и прежде всего принудительные меры воспитательного характера (ст.ст. 10 и 63 УК РСФСР). Совершение нового преступления лицом, к которому были применены меры, заменяющие уголовное наказание, с криминологической точки зрения равнозначно совершению нового преступления после применения уголовного наказания. Поэтому в контингент несовершеннолетних рецидивистов при криминологическом анализе надо включать и этих лиц.

Во-вторых, верхняя возрастная граница уголовно-правового несовершеннолетия также носит условный характер при анализе рецидива. Дело в том, что большая часть несовершеннолетних, совершающих преступления, имеет возраст 16—17 лет. Очевидно, что применение к ним лишения свободы или направление в специальные профессионально-технические училища отодвигает «физическую» возможность рецидива на соответствующий срок, в связи с чем он возможен уже после достижения лицом 18-летнего возраста1.

Все это обусловливает необходимость при анализе фактической распространенности рецидива несовершеннолетних прибегать к данным обследований последующего (через 1—2 года) поведения лица после отбытия наказания (принудительных мер воспитательного характера) независимо от того, исполнилось ли ему к моменту обследования 18 лет.

Репрезентативная выборка показывает, что с учетом сказанного выше при сроке наблюдения в один год после освобождения рецидив среди лиц, осужденных в несовершеннолетнем возрасте к лишению свободы, составляет менее 20 %2, причем наблюдается тенденция известного снижения указанного показателя.

Наиболее опасен, с точки зрения вероятности совершения нового преступления подростком, период от 6

1  Сказанным  объясняются,  в  частности,  полученные  при  некоторых выборках данные о преобладании в составе несовершеннолетних рецидивистов лиц, которыр ранее были осуждены условно. Если изучать только рецидивистов, которые к моменту нового преступления не достигли 18 лет, то такие ошибки неизбежны

2  См   Г. М. Минь ков с к и и, Понятие и система мер  предупреждения преступности в среде молодежи, М, 1971, стр   17,

151

 

до 12 месяцев с момента условного осуждения (применения иной меры, не связанной с лишением свободы), или освобождения из колонии для несовершеннолетних, или выпуска из воспитательного учреждения. Указанное обстоятельство связано, как представляется, с тем, что сдерживающее и воспитывающее психологическое воздействие факта осуждения или факта отбытия наказания постепенно ослабевает во времени, особенно с учетом общей незавершенности формирования у подростка навыков социального поведения. Поэтому, не будучи подкреплено длящейся воспитательной работой с лицом (включающей предъявление к нему определенных требований и контроль за их осуществлением), оно может с определенного момента оказаться слабее воздействия старых привычек и связей. Отсюда одним из основных условий предупреждения рецидива несовершеннолетних должна рассматриваться передача на перевоспитание коллективу, назначение общественного воспитателя, постановка на учет в детской комнате милиции и комиссии по делам несовершеннолетних.

6. Контингент несовершеннолетних рецидивистов по сравнению с подростками, впервые привлекаемыми к ответственности, характеризуется большой преступной активностью. Их действия в меньшей степени ограничиваются местом жительства, возрастает ухищренность способов подготовки, совершения, сокрытия преступления. Увеличивается и доля предумышленных (заранее подготовленных) преступлений, которые, по данным X. Кингса, составляют 64%', по нашим данным— 50—60% в общем количестве рецидивных преступлений.

У рецидивистов отмечается дальнейшее увеличение отставания по общеобразовательному уровню от сверстников: большинство лиц, повторно привлекаемых к ответственности, отстают уже не на 1—3 класса, каквпер-вые судимые, а на 3—5 классов. Видимо, применяемые 'к подросткам, совершившим преступления, меры уголовного наказания или заменяющие меры еще не в пол-

1 См. X. К и н г с, О рецидивной прсст\ пностп юношей («Труды аспирантов юридического факультета Тартуского юоударствен-ного университета», вып. 1, Т,югу, 1968, стр 43—81); он же, Ре-цндивная преступность юноин и (но материалам Эстоисьон ССР), автореферат канд. дисс., Таргу, 1()(>«, стр. 21.

152                                         1

 

ной степени обеспечивают возобновление ими учебы,что не может не затруднить процесса последующей социальной адаптации лица, к коюрому было применено наказание.

Исследования Ы. Г. Яковлевой и других авторов показывают, что среди лиц, вернувшихся на преступный путь, доля злоупотребляющих спиртными (напитками значительно возрастает, а у лиц, не совершающих новых преступлений! — постепенно снижается1. Значительно увеличивается у рецидивистов и доля лиц без определенных занятий (в 2—3 раза)2.

Рецидив относительно чаще встречается среди лиц, возвращающихся в нездоровую семейную обстановку или остающихся в ней. Этот момент должен поэтому рассматриваться как один из существенных при выборе формы устройства и контроля поведения освобожденных и условно осужденных и длительности соответствующих мер.

1  Соответственно увеличивается (приблизительно на одну треть) и доля лиц, совершивших преступления в нетрезвом виде или с целью добыть деньги на выпивку, в контингенте рецидивистов по сравнению с впервые судимыми.

2  См. «Криминология», стр. 344; Р. Галеева,     В   Кутушев, Г. Моисеенко,     Изучение рецидивной преступности несовершеннолетних  («Социалистическая законность» 1972 г. № 6, стр. 53).