§ 2. Особенности социально-демографической и правовой характеристик несовершеннолетних преступников

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 

1. Известно, что само социальное воздействие среды и ситуации на поведение различно в зависимости от возраста и что наиболее зависимы в этом отношении именно подростки. Поэтому изменения в социально-де-

руются» соответственно характеру уже совериенных поступков и не могут применяться при отсутствии таковых Речь идет о воздействии на лиц с реальным антиобщественным поведением, а не па «потенциальных преступников >, так как эта кате.орпя нетвестна советскому праву и противоречит сю принципам (Рсд)             |

1 «И (учение и предупреждение преступности», Воронеж, 1966,

132

 

мографической и уголовно-правовой характеристиках рассматриваемого контингента всегда сигнализируют о возможных изменениях в тенденциях преступности несовершеннолетних и позволяют намечать наиболее эффективные меры общей и специальной профилактики.

2 Доля лиц мужского пола в составе контингента несовершеннолетних преступников абсолютно преобладающая: она выше, чем в составе преступного контингента в целом. Доля лиц женского пола в числе несовершеннолетних осужденных составляет, по выборочным данным, всего 2—5°/о4. Надо отметить в этой связи, что в 1922—1924 гг. этот показатель был значительно выше и составлял для возрастной группы 16—• 17 лет—14%, а для возрастной группы 14—15 лет — Ю%2.

По большинству преступлений доля девочек в контингенте подростков, их совершающих, весьма мала, и лишь по некоторым видам преступлений она выше средней (кражи). Причем в целом преступления несовершеннолетних женского пола в большинстве случаев менее дерзки и опасны, нежели преступления лиц мужского пола. В частности, по данным В. В. Орехова, применительно к преступлениям против личности, совершаемым несовершеннолетними женского пола, речь идет главным образом о телесных повреждениях, причиненных в бытовых драках, и о заражении венерической болезнью3.

Как правильно отмечает А. Б Сахаров, преобладание среди несовершеннолетних правонарушителей лиц мужского пола связано, по-видимому, с некоторыми психологическими особенностями пола, исторически сложив-

* В составе контингента несовершеннолетних, состоящих на учете в комиссиях по делам несовершеннолетних и детских комнатах милиции, эта доля, по выборочным данным, равна примерно 9—10% (см «Криминология», стр 341).

2  См     «Вопросы  криминалистики   и  криминологии»,   Душанбе, 1968, стр 92 и др.

3  «Человек я общество», вып   II, Л , 1967, стр   146   Не вполне точным представляется, однако, вывод некоторых исследователей о том, что единственным видом преступлений девочек являются кражи («Коммунистическое воспитание подрастающею  поколения  и  предупреждение    правонарушений    несовершенно четних»,    Рига,     1963, стр  37, 50)   Это — основной, но не единственный вид их преступлений.

133

 

шимся различием интересов, поведения, воспитания мальчиков и девочек. Таким образом, и здесь, как и при характеристике особенностей личности преступников в целом, речь идет о социальных аспектах возрастной характеристики.

Распределение (контингента несовершеннолетних преступников по возрасту характеризуется устойчивым преобладанием доли подростков старшего возраста (16—17 лет) По различным выборочным данным, в общем числе несовершеннолетних, совершивших преступления в 1965—1966 гг., лица в возрасте 14—15 лет составляли около 15—20%, 16 лет — около 35%, 17 лет — 40—45%. Иногда это явление объясняют тем, что для несовершеннолетних установлен «двойной» порог уголовной ответственности. Однако преступления, уголовная ответственность за которые наступает с 14-летнего возраста, составляют 9/ю всех преступлений, фактически совершаемых подростками. Поэтому следует признать, что приведенные выше данные реально и устойчиво характеризуют исследуемый аспект структуры преступности.

Этот вывод подтверждается и достаточно точным совпадением результатов других выборочных исследований, осуществленных в различные годы в отношении разных контингенте® подростков и применительно к различным территориальным единицам1.

Результаты выборочных исследований подтверждает вывод, сформулированный А Б. Сахаровым и нашедший поддержку в литературе распространенность преступности среди отдельных возрастных категорий несовершеннолетних прямо пропорциональна возрасту.

По данным выборочных исследований, относительно высока доля лиц в возрасте 14—15 лет в числе несовершеннолетних, участвовавших в преступлениях со взрослыми Это объясняется прежде всего целенаправленностью действий взрослых преступников по «вербовке» соучастников именно из числа подростков этого возраста

1 См Н П Грабовская, Уголовно правовая борьба с преступностью несовершеннолетних в СССР, Л , 1961, стр 30, «Вопросы борьбы с преступностью», вып 8, 1968, стр 50; «Предупреждение преступности несовершеннолетних», М, 1965, сгр 29, «Вопросы борьбы с преступностью несовершеннолетних», Алма Ата, 1968, стр 18— 20, Л А К л ю ч и и с к а я, Л А Бергере, Несовершеннолетние и уголовный закон, Рига, 1967, стр, 62.

134

 

(их относительно легче запугать и полностью подчинить влиянию главаря, они не требуют сколько-нибудь значительной доли похищенного). Сравнительно небольшая доля лиц 14—15 лег в контингенте несовершеннолетних, осужденных за причинение телесных повреждений, обусловлена, как представляется, самим характером соответствующих преступных деяний (в основном совершаемых из хулиганских побуждений, ревности или мести, связанных с укоренением у виновного черт жестокости и агрессивности, совершаемых в большинстве случаев с применением холодного оружия).

Как и распределение контингента несовершеннолетних преступников по половому признаку, распределение его по возрасту также объясняется социально-психологическими причинами Конечно, поскольку с определенным возрастом, как отмечал проф М Н. Гернет, связан определенный уровень развития сил, интеллекта, влечений, постольку, так сказать, «физически» становится возможным совершение определенных преступлении1. Однако речь идет не о «чисто» биологическом, а о социально-психологическом процессе формирования личности подростка и появления личностных дефектов в сфере интересов и потребностей, реализация которых в поведении облегчается в силу возрастных особенностей у подростка.

Сопоставительный анализ возрастной структуры контингента несовершеннолетних преступников в СССР и в зарубежных социалистических государствах Европы показывает большое ее сходство, хотя доля лиц в возрасте 14—15 лет в некоторых из них относительно выше2

В основных капиталистических странах доля возрастной группы 14—15 лет в составе несовершеннолетних преступников обычно гораздо выше (США — 55—60%, а в контингенте несовершеннолетних воров даже 65—70%, Англия — более 60%, ФРГ — около 35—38% и т д)3.

1  См «Моральная статистика», М, 1922, сгр  151

2  Напротив, в ЧССР, где уголовная ответственность наступает с 15 лет, доля младшей возрастной группы (15 летних) соответственно ниже и  составляет около   12%       (см   «Вогрссы  криминалистики», вып    12,   М,   1966,   стр    187)

3  См   Э   Б   Мельникова, Преступность несовершеннолетних в капиталистических странах, М    '967,  стр   29—31, 37—39, 65—67 и др.

135

 

Такая структура контингента несовершеннолетних преступников в капиталисшческих странах самым непосредственным образом связана с разлагающим влиянием характерного для буржуазного общее 1ва культа индивидуализма и человеконенавистничества на подростков младших возрасти, в особой степени не защищенных от этого влияния; с действием средств массовой информации, пропагандирующих насилие; с безнадзорностью и бесперспективностью жизни широких слоев молодежи (особенно в трущобах крупных городов) .

3. Распределение контингента несовершеннолетних преступников по месту жительства характеризу-е1ся 01 носительным постоянством во времени (практически в течение 10-летия). В среднем городские жители составляют 75—78% и жители сельской местности — 22—25% этого контингента1.

С учетом распределения между городом и 'сельской местностью подросткового населения в целом можно сделать вывод, что соотношение числа несовершеннолетних, совершающих преступления, на 10 тыс. городского и 10 тыс. сельского населения в возрасте 14—17 лет составляет в этих выборках примерно 3,5 : 1.

Интересен с криминологической точки зрения вопрос о доле в составе несовершеннолетних преступников подростков, проживающих в крупных городах. Данные выборочных исследований позволяют констатировать, что увеличение числа несовершеннолетних жителей таких городов отнюдь не всегда связано с пропорциональным увеличением преступности в среде этого контингента.

Более значительная доля городских подростков в преступном контингенте, несомненно, связана, как и применительно к составу лиц, совершающих преступления в целом, с усложнением воспитания в городских условиях (сужение возможностей контроля семьи, соседей, школы за времяпрепровождением и связями подростков; более позднее включение в трудовую деятельность; возможности для контактов с источниками отрицательных влияний; специфические трудности обеспечения неотвратимости раскрытия преступлений и т. д.). Опыт ряда крупных городов страны, однако, свидетельствует о

1 См. «Криминология», стр, 342.

136

 

том, что всесторонний учет этих обстоятельств при планировании и осуществлении предупредительной работы (как и воспитательной работы с подростками в целом) позволяет и в условиях крупного города обеспечить устойчивое снижение численности несовершеннолетних, совершающих преступления1.

Собранные данные позволяют отвергнуть концепцию буржуазной криминологии об урбанизации как одной из основных причин преступности несовершеннолетних. Не рост городского населения сам по себе, а антагонистические противоречия эксплуататорского общества, с особой быстротой проявляющиеся в условиях города,— причина бурного и безостановочного роста преступности несовершеннолетних в городах капиталистических государств.

Второй аспект рассматриваемого социально-демографического признака — территориальное распределение контингента несовершеннолетних преступников — исследован еще недостаточно. Имеющиеся данные позволяют лишь констатировать существующую неравномерность соответствующего показателя2.

Думается, что подобные данные отражают, с одной стороны, различия социально-экономических условий и исторических традиций и обычаев, несомненно существующих в конкретной среде, формирующей личность подростка, а с другой — в определенной степени и разный уровень воспитательно-предупредительной работы. Поэтому рассматриваемый социально-демографический признак имеет существенное значение для планирования и оценки эффективности профилактической работы и практики применения наказания но делам несовершеннолетних.

4. Рассмотрим теперь данные, характеризующие семейное положение несовершеннолетних, совершающих преступления. В силу того, что семья — один из определяющих элементов микросреды, формирующей личность несовершеннолетних, существенное значение

1  См  В  И  Иванов,     Изучение положительного опыта предупреждения   правонарушений   несовершеннолетних,   «Советское   государство и право* 1967 г № 2, сто 88—92

2  См   В   И   Теребило в,     Улучшить судебную практику по делам о преступлениях несовершеннолетних, «Социалистическая законность» 1963 г. № 10, стр   14

137

 

приобретают количественные характеристики, отражающие долю несовершеннолетних, воспитывающихся а) двумя родителями, одним из родителей, без родителей; б) в семье и вне семьи; в) в семье, в которой имеются или отсутствуют необходимые жилищно-бытовые условия для детей; г) в малодетной (1—2 ребенка) или многодетной семье

В характеристику семенного положения несовершеннолетних преступников должны быть включены, как представляется, данные о наличии или отсутствии внутри семьи устойчивых источников отрицательного влияния на детей, об образовательном уровне родителей.

Доля подростков-правонарушителей, воспитывавшихся в полной и неполной семье, а также сирот характеризуется данными выборочных обследований, которые свидетельствуют о том, что с конца 50-х годов последовательно сокращалась доля подростков, воспитывавшихся в неполной семье, так что в настоящее время подростки, воспитывающиеся обоими родителями, составляют 2/3-

Нет сколько-нибудь серьезных различий в рассматриваемом отношении между контингентами несовершеннолетних преступников и иных правонарушителей (состоящих на учете в детских комнатах милиции и комиссиях по делам несовершеннолетних). Например, 69% подучетных подростков воспитывались в полных семьях1.

Однако при этом необходимо учитывать, что условия семейного воспитания,как показано в гл.111, определяются не только (и не столько) рассматриваемым признаком, сколько самой нравственной атмосферой семьи и педагогической позицией родителей.

Существенно изменились и самые причины воспитания подростка в условиях неполной семьи. В первые послевоенные годы речь шла в основном о потере отца (обоих родителей) в связи с обстоятельствами военного времени, а равно о рождении и воспитании ребенка одинокой матерью вне брака Даже по относящимся к 1958 году данным, в числе воспитанников одной из колоний, выросших без отца, 52% составили подростки,

1 См,  например,   «Предупреждение  правонарушении  среди   несовершеннолетних», Минск, 1969, стр  78

П8

 

отцы которых погибли, 29% —дети одиноких матерей и }до/0—подростки из распавшихся семей1. Однако в последующие годы доля подростков, потерявших отца в связи с обстоятельствами военного времени, сошла на нет, а доля детей одиноких матерей сократилась. В настоящее время в составе несовершеннолетних преступников, воспитывающихся одним из родителей, дети одиноких матерей и дети из распавшихся семей представлены примерно равными долями. В контрольной группе соотношение примерно такое же.

Что касается распределения долей в контингенте несовершеннолетних преступников, живших в семье и вне семьи, то оно стабильно и составляло к началу 70-х годов примерно 9: 1. В число лиц, живших вне семьи, входят сироты, а также подростки, учащиеся или работающие не по месту жительства семьи (главным образом в ПТУ), и подростки, изъятые из семьи

Выборочные данные последних лет свидетельствуют о том, что жилищные и материально-бытовые условия в семьях, в которых воспитывались несовершеннолетние, совершившие преступления, не отличаются от условии в семьях подростков контрольной группы2.

Большинство несовершеннолетних преступников воспитывалось в семьях с числом детей 1—2 человека

Образование родителей подростков, совершивших преступления, гораздо ниже образовательного уровня взрослого населения страны в целом. Если в составе работающего населения 65% имели в 1970 году образование в объеме 8 классов и выше, то в составе родителей, дети которых совершили преступления, доля лиц с таким образованием не превышала, по данным репрезентативной выборки, 16%. Столь значительный «сдвиг» образовательного уровня родителей несовершеннолетних преступников по сравнению со средними показателями с бесспорностью указывает на одно из основных обстоятельств, затруднявших правильное воспитание

1  См   А   Б   Сахаров,    О  личности  преступника и причинах преступности в СССР, стр 97

2  Даже при  совершении имущественных преступлений только в 3—4% случаев устанавливается связь содеянного с материальными условиями, в которых находился подросток в семье, и то главным образом в связи с такими факторами, как пьянство родителей, оставление одним из них работы и т   д   (см   «Предупреждение преступности несовершеннолетних», М, 1965, стр 30),

139

 

несовершеннолетних в такич семьях и требующих учета в профилактической работе

Распределение подростки», совершающих преступления, по социальному положению (роду занятии) харак-[сризустся следующими данными выборочных исследовании, учащиеся общеобразовательных школ —11 — 24%, учащиеся ПТУ—16- 17%, работающие — 47—• 50%, неработающие и неучащиеся подростки — 12—• 23 %1.

Оценивая эти данные, следует иметь в виду, что подавляющая часть несовершеннолетних подростков является учащимися общеобразовательных школ и, следовательно, доля последних среди преступников значительно ниже их доли в общей массе несовершеннолетних.

Относительно значителен (по сравнению с долей в контрольной группе) показатель, характеризующий участие в преступлениях подростков, не учащихся и не работающих, что указывает на одно из перспективных направлений усиления профилактических мероприятий

Доля учащихся ПТУ в составе несовершеннолетних преступников связана с существовавшей до последних лет практикой комплектования их в значительной части «трудными», не имеющими 8 летнего образования подростками.

Как представляется, мероприятия последних лет, направленные на совершенствование профориентации и воспитательной работы с работающими подросткам'и и учащимися ПТУ, будут способствовать как общему снижению преступности несовершеннолетних, так и опережающему снижению в ней доли указанных континген-тов.

Применительно к подросткам, состоящим на учете в детских комнатах милиции и комиссиях по делам несовершеннолетних, особенно велика доля школьников и учащихся ПТУ (от 2/3 до 3Д этого контингента) Это и понятно, так как данный контингент образует как бы предшествующую «ступень» деморализации личности подростков по сравнению с контингентом преступников.

1 См упоминавшиеся ранее сборники и работы Н П Грабов-ской, Л А Ключинской и Л А Бергере, а также «Вопросы социологии и права», Иркутск, 1967, стр 277—278, <Чечовек и общество», Л , 11967, стр 1)44—145, «Вестник Московского университета» 1966 г № 5, стр 51, В С Орлов, Подросток и преступность, М, 1969, стр 85, «Криминология», стр 342 и др

 

Эти данные подтверждают необходимость усиления работы по ранней профилактике преступности среди младших подростков.

5. Важное значение для социально-демографической характеристики несовершеннолетних, совершающих преступления, имеет их образовательный уровень. По этому признаку можно судить о потенциальных возможностях личности несовершеннолетнего правонарушителя в исполнении им своих социальных функций, в определенной степени — об уровне ею культуры, интересах1 (см § 1 настоящей главы и гл V) Выборочные криминологические исследования позволяют сделать следующие выводы.

Во-первых, подавляющее число подростков-правонарушителей имеют образование на 1—3 класса ниже, чем их сверстники. Во-вторых, уровень образования несовершеннолетних преступников в последние годы повышается.

Свидетельствуя об определенных результатах, достигнутых в деле удержания в стенах школы подростков, ранее отсеивавшихся до получения 8-летнего образования, эти данные указывают вместе с тем на то, что само но себе удержание этого контингента не решает еще задачу профилактики правонарушений в его среде. Необходимо дальнейшее усиление дифференцированной работы с этими подростками и прежде всего по восстановлению и развитию у них интереса к учебе, цр включению их в жизнь коллектива Пока же, по данным различных выборок, среди подростков, совершающих преступления, 2/з учились плохо, а 58% были второгодниками2.

6 Представляется правильным включение в характеристику рассматриваемого контингента обобщенных данных о поведении, предшествующем совершению преступления Эти данные наряду и во взаимодействии с другими показателями, характеризующими исследуемую совокупность, помогают установить типичные зависимости, необходимые для прогнозирования динамики преступности несовершеннолетних и планирования

1  Представляется в этой связи желательно м введение дифферен дированных показателей образовательного уровня в уголовную ста тистику несовершеннолетних осужденных

2  См , например, «Вопросы изучения и предупреждения ирг вон а Рушений несовершеннолетних», ч  1, стр 26, 49, 66,

141    •

 

объема и направлении профилактических мероприятий. В конкретных случаях они имеют существенное значение и для решения вопросов назначения и исполнения наказания, прекращения его отбывания.

Имеющиеся данные свидетельствуют, в частности, о том, что 30—40% подростков состояли к моменту совершения преступления на учете в детской комнате милиции, привлекались к административной ответственности, к ответственности перед комиссиями по делам несовершеннолетних1. Поскольку они тем не менее совершили преступления, неизбежен вывод о наличии значительных «резервов» повышения эффективности работы по линии детских комнат, комиссий и т. д. и о необходимости в каждом конкретном случае выяснять в рамках уголовного дела, почему принятые ранее меры воздействия оказались запоздавшими или недостаточными, внося по этому вопросу представления, частные определения и т. п.

7. При рассмотрении особенностей уголовно-правовой характеристики личности несовершеннолетнего преступника представляется необходимым различать в этой связи: а) лиц, совершивших общественно опасные действия до наступления возраста уголовной ответственности2, б) лиц, совершивших преступления в несовершеннолетнем возрасте (несовершеннолетние преступники); в) лиц, совершивших правонарушения непреступного характера в возрасте, позволяющем применять меры воздействия, предусмотренные законом (несовершеннолетние правонарушители); г) лиц в возрасте от 18 лет до 21 года, совершивших новое преступление, несмотря на то, что в несовершеннолетнем возрасте к ним за совершенное преступление уже применялось уголовное наказание или заменяющая его мера (молодые рецидивисты) .

Возрастные границы исследуемой совокупности связаны с фактом достижения лицом определенной степени интеллектуально-волевой зрелости, присущей в норме указанному возрасту. Конечно, в период с 14 до 18 лет еще продолжается интенсивный процесс формирования

1  См   «Советское государство и право» 1971 г  № 4, стр   106

2  Нижний возрастной порог для этого контингента связан с достижением  11-летнего возраста,  позволяющего применять  правовые меры воздействия по линии комиссии по делам несовершеннолетних,

142

 

сознания и личности в целом, подростки уступают взрослым в степени развития интеллекта и воли, у них Рще невелик жизненный опыт. Поэтому законодатель рассматривает несовершеннолетие как одно из обстоятельств, смягчающих ответственность (ст 33 Основ). Однако в то же время у лица в возрасте 14 (16) лет уже достаточно развита способность к осознанию в социально-нравственных категориях своего опыта и опыта окружающих, оно в значительной мере освобождается от императивности как внешних воздействий, так и непосредственных внутренних побуждений, действует в соответствии с сознательно принятыми решениями Поэтому в состав указанной совокупности включаются подростки, не просто достигшие соответствующего «паспортного возраста», но и не имеющие при этом существенного отставания от нормы в степени интеллектуального или волевого развития (психологический возраст)1.

Некоторые авторы отмечают, ч го несовершеннолетние не могут еще полностью обеспечить сознательного управления своим поведением2. Что касается трудовых, имущественных и тому подобных правоотношений, то в ряде случаев это действительно так, ибо иначе закон не рассматривал бы лиц в возрасте 15—17 лет как ограниченно дееспособных Однако, что касается той области поведения, которая связана с соблюдением требований уголовных законов, значимость которых отчетливо осознается уже подростками, их возможность сознательно управлять своими поступками в принципе не вызывает сомнения

В норме элементом уголовно-правовой характеристики подростков, совершивших преступления, является как раз полная осознанность содеянного как запретного и вредного для интересов общества деяния, наличие возможностей руководить своими действиями и реализация этих возможностей при совершении преступления3,

I

1  Характеризуя уровень развития интелтекта и воли  у лиц в возрасте 14—17 лет, мы пользуемся термином «подросток» как собирательным,  обознача ощим  всю эту  возоастнуо  группу   Многие прихологи обозначают как подростковую лишь группу 14—15 летних, а грунту 16—17 летних обозначают как первую юношескую

2  См,  например,  М   М   Бабаев,  Индивидуализация   наказания несовершеннолетних, стр 26

3  Наличие в ряде случаев специфического мотива деяния, обусловленного особенностями психологии подростка, не исключает осо-

143

 

8   Существенный  элемент   уголовно-правовой  харак-1еристики  несовершеннолетних  преступников — структура их контингента по основным видам совершенных преступлений.

По выборочным данным, среди несовершеннолетних преступников устойчиво преобладают лица, совершившие главным образом кражи и хулиганские действия1

Доля подростков, совершивших тяжкие преступления, относительно стабильна и составляет около 20%, не обнаруживая существенной тенденции к }величению

9    Общественная   опасность  подростков,   совершающих преступтения,  и  преступлений,  ими  совершаемых, в  известной  мере  связана  с величиной  доли лиц,  участвующих в групповых преступлениях2

По данным Н И Гуковской, А Б Сахарова, Д И Фурсова, Е А Харшака и нашим, доля участников групп, насчитывавших более четырех ч<мовек, не превышает 20—30%, по данным А Н Роши и \ Б Сенчи-на, — даже 10—11% в составе всех участников групповых преступлений3                                                              4

О специфическом характере групп подростков, совершающих преступления, говорят и данные о месте и обстоятельствах их возникновения Ботее чем в 2/3 случаев группы подростков фоомируются в ппоцессе совместного времяпрепровождения и тишь ситуационно переходят к совершению преступления

зианности подростком упречности и социаль1 он опасности его действий  он лишь полагает возможным пренебречь этим

1  См  «Криминология» сир  340

2  Н   П   Грабовская   обобщившая материалы о преступности несовершеннолетних в Ленинграде за 1958—19о9 гг   приппа к выводу о том   что <группы   совершающие преступления    как правило   малочисленны   нестойки и в ряде счучаев возникают непосредственно перед   совершением   преступлений»   («Уголовно правовая   борьба   с преступлениями  несовершеннолетних   в   СССР>)    Этот  вывод  пол ностью  подтверждается  результатами  позднейших  исследований  и фиксирует очно из существенных отличии уго говно правовой харак теристики  контингента  несовершеннолетних   преступников  в   нашей стране от соответствующих показателей  относящихся к капиталиста ческим странам

3  См    «Предупреждение  правонарушении   несовершеннолетних», Рига   1963  стр  42   «Вопросы борьбы с преступностью несовершенно тетних»   Алма Ата   1968   стр   16       «Предупреждение преступности несовершеннолетних», М,   1965   стр   31   225   «Вопросы  социологии и права»   Ирк\тск   1967   стр   278       «Бючлетень Вер\овного Судя СССР> 1069 г  М1 4 стр 44

144                                     >

 

Отмечается  значительная   деля преступных  групп с участием  взрослых,  причем  20—30%   взрослых — ранее судимы  Значительна и доля участия ранее судимых лод ростков1   Эти  данные указывают  па  наличие  больших возможностей для  предупреждения формирования пре ступных групп и дтя принятия необходимых профилактических мер

Особенную тягу к участию в группах, совершающих преступтения, проявляют подростки, «выталкиваемые:» из школы и семьи, так как «микроклимат» этих групп дает им определенные возможности для повышения самооценки Поскольку же образование группы усиливает суммарную активность ее участников и повышает их уверенность в собственных силах и чувство безнаказанности, посточьку совместные прогулки по улице и в других общественных местах, сборища в подворотнях и на лестничных клетках могут при наличии подходящей ситуации и с учетом состава группы перейти в нарушения общественного порядка, мелкие кражи и т п Безнаказанность этих правонарушений в свою очередь приво дит к усугублению антиобщественного, в том числе преступного, поведения

Отсюда обеспечение своевременности и достаточности мер воздействия по фактам первых же правонарушений должно рассматриваться как важнейшая предпосылка эффективности профилактической работы