§ 4. Особенности классификации несовершеннолетних преступников

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 

1. Особенности характеристики личности несовершеннолетних преступников, обусловленные возрастом, определяют и специфику их классификации. То общее,

1  «Изучение  и  предупреждение  преступлений»,  вып.   2,  Воронеж, 1966, стр. 72—74.

2  Указ, работа, стр. 119—121.

57

 

что отличает их всех о г взрослых преступников, по исключает существенных различии внутри данного контингента. Причем признаки, характеризующие именно несовершеннолетних преступников, соседствуют и переплетаются в структуре их личности с общевозрастными особенностями подросткового периода и с признаками, присущими всему преступному коптит еиту. Между тем в основу классификации должны быть положены именно специфические признаки.

Успешное решение проблемы классификации несовершеннолетних преступников возможно лишь на основе выделения компле-кса признаков, охватывающих в своей совокупности нравственно-психологическую, социально-демографическую и правовую характеристики подростков, совершающих преступления.

Интересные высказывания о подходе к типологии несовершеннолетних правонарушителей можно найти в работах А. С. Макаренко1. Он подчеркивает необходимость подходить к типизации, исходя не из каких-либо признаков или даже их механической суммы, а из личности как целого с ее социальным опытом и мотивацией поступка. Идея подхода к классификации подростков, совершающих преступления (правонарушения), как и к классификации взрослых правонарушителей, на основе целостного и всестороннего подхода к.их личности, качества которой проявляются в системе действий субъекта (включая-антиобщественные и собственно преступные), представляется весьма перспективной. Она позволяет осуществить в целом тот же принципиальный подход к рассматриваемой классификации, что и к классификации взрослых преступников. Вместе с тем единство подхода не исключает, а предполагает необходимость учета особенностей деяния, его причин, мотивации, личности преступника, если они реально «просматриваются». Именно комплексный подход к классификации несовершеннолетних преступников, учитывающий .уги особенности и основанный на совокупной оценке личности виновного, .характера преступления, его мотивов п причин, закреплен в нормах закона, трактующих основания освобождения несовершеннолетнего, совершившего преступление, от уголовного наказания и

1 А. С. М а к а р е н к о, Соч., т   1, М., 1957, стр. 420

58

 

применения к нему принудительных мер воспитательного характера. В частности, в ст. 8 УПК РСФСР говорится о возможности прекращения уголовного дела с передачей его в комиссию по делам несовершеннолетних, если преступление не представляет большой общественной опасности и по обстоятельствам дела и данным, характеризующим личность правонарушителя, его исправление возможно без применения уголовного наказания.

Точно так же ст. 21 Положения о комиссиях по делам несовершеннолетних РСФСР предусматривает, что при применении мер воздействия «комиссия должна учитывать характер и причины правонарушения, возраст несовершеннолетнего и условия его жизни, степень его участия в правонарушении, а также поведение его в быту, в школе и на работе».

Общая система классификации несовершеннолетних, совершивших преступления, как представляется, должна:

а)  быть пригодной для использования как в изучении преступности несовершеннолетних, так и в    проведении профилактической работы, в судопроизводстве по делам несовершеннолетних, в применении и исполнении наказания, назначенного им;

б)  служить основой для частных классификационных систем, «обслуживающих»  путем  прослеживания динамики одного или группы признаков разные направления борьбы с преступностью  несовершеннолетних, решение отдельных задач в этой области1;

в)   комплексно характеризовать все основные стороны выделенных типов личности, степень полноты    проявления личностных качеств в деянии и степень управления ситуацией;

г)   характеризовать комплекс личностных  особенностей не только с точки   зрения наличия,   но л с   точки

1 Можно указать, например, на возможность исходящих из генеральной типологии частных классификаций но признаку мотива и причин преступления (для целой профилактической работы), однократности и повторное™ преступления (для определения наказания), отношения к учебе и коллективу, характера эмоционально-волевого развития, состояния психики (для организации исправления и перевоспитания), отношения к предъявленному обвинению (для планирования следствия) и т. д,

59

 

зрения внутренней согласованности (взаимо.юдкреплс-ния) или противоречивости, а равно по степени выраженности (интенсивности проявления, определяющей или подчиненной роли и личностной структуре и т. д.);

д)   выявшь  степень влияния  возрастных     особепно-С1сй на апшобществспное  (в том числе преступное)  поведение;

е)  обеспечить, с одной стороны, «сквозную» характеристику    личности    несовершеннолетнего    преступника (исходя из ее направленности, социальной ориентации — см. § 4 гл. V), а с другой — отграничение отдельных личностных типов;

ж)   выявить внутреннее соотношение между    личностными 1ипами как этапами, «узловыми пунктами» развития направленности личности, так чтобы был возможен, с одной стороны,  ретроспективный    анализ    пути данного подростка к преступлению, а с другой — опенка возможного дальнейшего поведения подростка в зависимости от условий, которые будут созданы    при отбывании наказания.

Иными словами, типология несовершеннолетних преступников должна помочь прогнозированию, осуществляемому в конкретном случае в двух направлениях.

Первое — о возможном поведении подростков, обладающих личностными характеристиками, сходными с характеристикой подростка, совершившего преступление, в период, ему предшествовавший (профилактический прогноз).

Второе — о возможных вариантах будущего поведения подростка в зависимости от характера и длительности мер воздействия на него (прогноз, «обслуживающий» назначение и исполнение наказания)1;

з)   обеспечить сопоставимость типологии несовершеннолетних и взрослых преступников.

1 О криминологическом прогнозе индивидуального поведения, предпосылках его обоснованности и круге личностных признаков, существенных для этого, см. Г. А. А в а н е с о в, Теория и методология криминологического прогнозирования, М., 1972, стр. 264—303; В. Н. Кудрявцев, Причинность в криминологии (О структуре индивидуального преступного поведения), М, 1968, стр. 161—170.

60      ,                                  ,

 

Существенным условием правильной классификации личности несовершеннолетних преступников является также определение периода времени, применительно к которому должны выявляться и «фотографироваться» личностные особенности подростка, совершившего преступление.

Как уже отмечалось, многие черты личности подростка весьма изменчивы, и поэтому преждевременная или, наоборот, запоздалая фиксация может обусловить фактическую несопоставимость результатов.

С учетом всего изложенного типология несовершеннолетних преступников строится на сопоставлении данных:

а)   о проявившихся     (в    отношениях    и    действиях подростка, образе жизни, связях, поведении и т. д.) его потребностях,  интересах,  взглядах, чертах    характера, мотивации поведения;

б)   о   социально-демографической характеристике, в которой также проявляются названные признаки;

в)   об обстоятельствах преступления с точки зрения выраженности   в них   личностных   черт   несовершеннолетнего.

Совокупность указанных данных дает наиболее полное представление об общей направленности (ориентации) личности, ее соотношении с содеянным, которое может быть коллизионным, частично соответствующим, полностью соответствующим и т. п. В случае преобладания антиобщественной или «чисто преступной» направленности личности совокупность указанных данных позволяет оценить ее выраженность, интенсивность, глубину, стойкость, а также ее корни. В каждом случае анализа данных о личности несовершеннолетнего преступника в целях классификации мы рассматриваем его как члена реальных социальных групп — семьи, школы или производственного коллектива — с меньшей или большей степенью деформации отношений по сравнению с иными подростками. Поэтому (так же как и применительно к взрослым преступникам) включение в ту или иную типологическую группу должно приниматься как условный прием, а не как признание существования особого социального «слоя» несовершеннолетних преступников, полностью или почти полностью деклассированных и досоциализированных.

В конечном счете могут быть выделены четыре типа

61

 

несовершеннолетних преступников, для  которых совершенна преступления было:

а)   случайным,     противоречащим  общей направленности личности;

б)   вероятным вследствие общей неустойчивости личностной направленности;

в)   соответствующим    общей . направленности    личности,    но случайным с точки зрения    повода и ситуации;

г)   соответствующим преступной установке личности и включающим поиск или создание необходимых повода и ситуации.

Каждый из выделенных здесь типов целесообразно в свою очередь подразделить на три подтипа; подростки, впервые совершившие преступление, не представляющее большой общественной опасности; подростки, впервые совершившие тяжкое преступление; подростки, повторно совершившие преступление. Это позволит максимально дифференцировать возможные варианты соотношения направленности личности и содеянного в каждом конкретном случае.

Соответственно обеспечивается оптимальная дифференциация и индивидуализация мер воздействия и профилактики.

Каждый тип, включенный в данную классификацию, связан с другими, представляя собой определенную «ступень» деморализации личности от отдельных симптомов деморализации до относительно четкой и устойчивой антиобщественной ориентации и далее до формирования общей преступной установки.

2. Несовершеннолетним, личность которых характеризуется наличием преступной установки, как и взрослым, относящимся к аналогичному классификационному типу, свойственна не только внутренняя готовность к совершению преступлений, но и высокая активность в поиске или создании необходимых для этого предпосылок.

Характерно в этой связи, что по мере совершения подростком новых преступлений все более расширяется район его преступных действий, все более ослабевает связь этого района с местом жительства.

Таким образом, в указанном случае речь идет не просто о педагогической и социальной запущенности, а в известной мере о стереотипе преступного поведения,

62                                         '

 

включающем организацию соответствующей ситуации. Деформации в области потребностей, интересов, взглядов, отношений, оценок, как и в области черт характера, достигают здесь наибольших объемов, глубины и .стойкости; неблагоприятный сдвиг социально-демографической характеристики наиболее велик; правовая характеристик! указывает па настойчивость и нежелание считаться с последствиями при достижении преступной цели, на предумышленность, ухищренность п систематичность преступных деяний ц т. д.

В структуре личности такого подростка устойчиво преобладают примитивные или низменные потребности, включая развитие потребности в алкогольном опьянении.

В сфере интересов преобладают привычки к потребительскому времяпрепровождению, азартным играм, компаниям с выпивками, блатному «фольклору» и т. д. В сфере взглядов, оценок черт характера определяющими являются циничный, эгоистический подход к отношениям в обществе, извращенные представления о смелости, товариществе и т. п., призванные «обслуживать* и «обосновывать» преступное поведение. В эмоциональной сфере отмечается озлобленность, агрессивность, равнодушие к переживаниям других лиц, неприязнь к позитивно воспитывающей среде, хотя полного разрыва с такой средой, как правило, не происходит. Речь идет лишь о высокой степени отчуждения от нее и сопротивления ее влиянию.

Мотивация преступных действий у таких подростков осознанно эгоистична и низменна, устойчива и внутренне присуща личности, а не является результатом следования внешним воздействиям. Подростки рассматриваемого типа обычно не учатся, к работе относятся недобросовестно и часто меняют ее, в бытовой среде они обычно Кристаллизационные центры или активные уча-

1 Надо иметь в виду, что группы с антиобщественной направленностью нередко имеют как бы несколько слоев и включают различающихся по ориентации подростков, одни из которых направляют усилия на подготовку и совершение преступлений, другие — в основном принимают участие в выпивках и других формах группового времяпрепровождения, иретьи — поддерживают эпизодические контакты лишь с частью членов группы и т. д. Вместе с тем в целом общая атмосфера такой группы, влиянн0 наиболее активных ее участников

63

 

стники групп с антиобщественной направленностью1. Такие подростки наиболее трудно поддаются исправлению и перевоспитанию, но они тем не менее исправимы, так как возрастная пластичность личности проявляется и здесь.

Однако сила и стойкость общей преступной установки у подростков даже в тех случаях, когда по степени поражения личности и интенсивности проявления она приближается к установке взрослых преступников, всегда относительно меньше. Именно из этого исходит законодатель, признавший невозможным применить понятие особо опасного рецидивиста к несовершеннолетним преступникам1.

Распространенность рассматриваемого типа в общем составе несовершеннолетних преступников можег быть охарактеризована на основе косвенных оценок с использованием данных выборочных исследований о доле предумышленных преступлений несовершеннолетних, рецидива, об удельном весе в составе осужденных подростков, не проявивших раскаяния, а также подростков, потребности и интересы которых сосредоточены в основном в общественно опасной «зоне» (10—20%), и лиц, упорно сопротивляющихся воспитательному воздействию на них в период отбывания наказания (около 15%).

Сопоставление всех этих данных позволяет предположить, что доля подростков со сформировавшейся преступной установкой в составе контигента несовершеннолетних, совершающих преступления, должна быть порядка 10—15%2.

Как ступень, предшествующую рассмотренному типу

обусловливают быстроту деморализации еще недавно просто «трудных» подростков. См Е. А. X о р ш а к, Совместная преступная деятельность несовершеннолетних, автореферат канд дисс., М, 1969, стр. 6.

1  Этот момент надо иметь в виду, когда \ поминается   о социальной неадаптированное!и таких подростков, как и несовершеннолетних  преступников  других типов   Такая  неадаптированностъ всегда носит относительный характер,  степень се стойкости связана не с невозможностью,   а   с   нежеланием   подростка   адаптироваться,   поскольку он нашел иной, более легкий путь  повышения престижа и удовлетворения потребностей.

2  См  «Вопросы изучения и предупреждения правонарушений несовершеннолетних», ч. 1, М, 1970, сгр   88—91; «Советское юсударст-во н право» 1971 г. № 4, стр   100- 107.

64

 

песовсршенполетисго преступника, можно раесма1риваи> тип подростка с общей негативной направленностью личности, недостигшей, однако, уровня преступной установки. Для таких подростков также характерна внутренняя готовность к антиобщественному поведению; стереотип их поведения тоже включает тяготение к выпивкам, азартным играм, пребывание в группах с антиобщественной направленностью, подражание моде и обычаям «ядра» этих групп, стремление к отчуждению от позитивно воспитывающей среды, ориентацию на требования «своей» группы и т. д. Но они не организовывают преступной ситуации, а как бы «плывут по течению».

По данным различных выборочных исследований, подобные подростки в общем числе несовершеннолетних преступников составляют около 30—40% их контингента.

Для несовершеннолетних преступников с неустойчивой личностной направленностью характерен конфликт между деформированными и позитивными потребностями, интересами, взглядами, оценками и отношениями. По сравнению с подростками ранее рассмотренных типов у них обычно более высок образовательный уровень, характеристики по месту жительства и работы чаще всего в целом положительные. Оки проявляют готовность включиться в жизнь коллектива, хотя и не инициативны в этом отношении. Вместе с тем наличие деформаций в сфере потребностей и интересов, недостаточная нравственная и эмоционально-волевая воспитанность обусловливают «шатающуюся» ориентацию их личности. Здесь наиболее часто совершение преступлений связано с отсутствием решимости «удержаться», с престижными и подражательными (приспособительными к микрогруппе), а не откровенно эгоистическими мотивами. После привлечения к ответственности такие подростки обычно раскаиваются (хотя и не всегда глубоко осуждают себя, так как склонны к поискам оснований для самооправдания). Состояние неустойчивой личностной ориентации у подростков может быть относительно длящимся; направление дальнейшего развития личности здесь во многом связано с характером и интенсивностью целенаправленных внешних воздействий.

По данным выборочных исследований, доля подрост-

Б  Заказ 4238                                          65

 

ков, чистосердечно признавших свою вину и выразивших раскаяние, по изученным делам составила около 3/5. Этот показатель охватывает, по-видимому, и подростков рассматриваемого типа и подростков, совершивших преступление, несмотря на общую положительную направленность.

.Отсюда доля типа с неустойчивой личностной направленностью, по-видимому, может быть оценена в пределах 25—35%.

Наконец, подростки, совершившие преступление случайно, вопреки общей положительной направленносш личности характеризуются с криминологической точки зрения обычно лишь отдельными деформациями в сфере интересов, нравственного или эмоционально-волевого развития. Здесь определяющими являются мотивы, обусловленные главным образом возрастными особенностями личности и связанные прежде всего с легкомыслием либо с неправильной оценкой определенной ситуации. Отсюда и характер содеянного, его последствий. Несмотря на достаточное разнообразие деянии, совершаемых подростками рассматриваемою типа, среди них устойчиво преобладают малозначительные, перерастающие из игры, озорства или являющиеся импульсивной реакцией на внезапно возникшую ситуацию.

Данные, собранные в Ленинграде, указывают, что по изученным делам 24% несовершеннолетних обвиняемых характеризовались устойчиво положительно1. В свою очередь М. М. Бабаев на материалах Эстонской ССР примел к выводу о том, что «почти четверть несовершеннолетних иг общего числа осужденных этого юзраста совершили преступления, руководствуясь мотивами и целями, которые не свидетельствуют о глубоко укоренившейся антисоциальной установке, а скорее характеризуют возрастные особенности личности»2.

Совокупность приведенных данных позволяет сделать вывод, что доля данного типа в составе контингента несовершеннолетних преступников составляет ориентировочно 25—35%,

1  Расчет, произведенный по данным Н И  Г\конскойн С Т Яковлева, дает почти аналогичный по величине показатель (25—30%).

2  М. М   Бабаев,     Индивидуализация наказания несовершеннолетних, М , 1968, стр 73,

СО

 

Следует подчеркнуть, что предложенная типология несовершеннолетних преступников ни в коем случае не трактуется как полностью завершенная; тем более оценка распространенности различных типов должна рассматриваться как относительная. Дальнейшие исследования позволят внести необходимые изменения и уточнения.