1.1. Понятие и предмет международного уголовного права

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 

Традиционно, международное уголовное право определялось, как система законов, регулирующих отношения между суверенными государствами. Согласно этому определению, только государства могли быть субъектами международного права. Но сейчас, в связи с современным развитием, международные организации и в меньшей мере, индивидуумы становятся субъектами международного права. Так, Организация Объединенных Наций обладает юридической правоспособностью вступать в договорные отношения с государствами и другими международными организациями. Нормы, связанные с функционированием международных организаций, их отношениями друг с другом и с государствами, определяются международным правом.

Современное движение в защиту прав человека и его фундаментальных свобод, указывает на то, что люди могут пользоваться правами гарантированными для всех. Международное право налагает специфические обязанности на всех индивидуумов – они могут нести прямую ответственность за международные преступления (военные преступления, преступления против человечества, пиратство).

Поэтому, на взгляд Аксель Никез-Перетятько, “более правильным будет определить международное право, как систему законов применяемых к международной общественности, сформированным государствам, международным организациям и, в меньшей степени, индивидуумам” 1. Однако предлагаемый автором дефиниций, растяжимый по существу, лишь ограничивается констатацией общепризнанных требований к пониманию права как такового, без конкретизации объективных сторон применения международных норм и учета особенностей регулируемых ими отношений. С другой стороны, полемизируемое определение международного права не должно отвечать на интересующие вопросы, поскольку оно может быть рассмотрено как основополагающий тезис для конструкции отдельных отраслей международного права, в том числе международного уголовного права.

Сейчас общепризнанным является то, что международное уголовное право – самостоятельная отрасль международного права. Но вместе с тем его нельзя рассматривать изолированно от международного права, хотя концепция международного уголовного права закреплена в резолюции ООН. Так, в резолюции Генеральной Ассамблеи ООН “Международное сотрудничество в области предупреждения преступности и уголовного правосудия в контексте развития” (1990 г.) государствам рекомендуется “активизировать борьбу против международной преступности путем соблюдения и укрепления правопорядка и законности в международных отношениях и с этой целью дополнять и далее развивать международное уголовное право, выполнять в полном объеме обязательства, вытекающие из международных договоров в этой области, и пересматривать свое национальное законодательство с тем, чтобы обеспечивать его соответствие требованиям международного уголовного права”. Подчеркивается также необходимость международного сотрудничества в области совершенствования уголовного права, разработки специальных учебных курсов по международному уголовному праву и завершению его кодификации.

Несмотря на это в отечественной юридической литературе еще не предпринята попытка сформулировать понятие предмета регулирования данной отрасли международного права. Поскольку международное уголовное право, как система норм и принципов, регулирующих отношения в сфере сотрудничества государств в борьбе с международной преступностью, в условиях Узбекистана, находится в стадии формирования и развития, как и в России, где споры на эту тему идут с прошлого века. К примеру, Ф.Ф.Мартенс, главы своего учебника “Международное уголовное право” полностью посвятил вопросам международной подсудности, правовой помощи и выдаче преступников2. В.Гробарь выделил две группы норм: материальные, конкретизирующие группу преступлений, и уголовно-процессуальные, регулирующие порядок их рассмотрения, судебного разбирательства, выдачи и другие вопросы.3

Вопрос о международном уголовном праве составляет предмет оживленных дискуссий и сегодня. При этом, как отмечал И.И. Карпец, “дискуссионен вопрос не только о понятии международного уголовного права, но и том, необходима ли вообще такая отрасль права, имеет ли она право на существование”. 4

Долгое время Российская доктрина международного права относилась к вопросу о существовании международного уголовного права весьма осторожно. Так, авторы Курса международного права представляют международное уголовное право, как “находящуюся в стадии становления специфическую отрасль международного права”.5 И хотя в литературе одновременно существовало несколько концепций международного уголовного права общая тенденция сдержанного отношения к проблеме международного уголовного права сохранялась.

В настоящее время положение изменилось. В отдельных учебниках по международному праву, изданных в последнее время появилась глава о международном уголовном праве. В указанных работах при всех различиях дефиниций определения понятия международного уголовного права оно представляется как отрасль международного права. Приведем наиболее развернутое определение данное коллективом авторов монографии “Международное уголовное право”: Международное уголовное право есть отрасль, включающая “принципы и нормы, созданные с целью охраны международного правопорядка от преступных посягательств со стороны субъектов международного права путем установления уголовной ответственности виновных физических лиц и ответственности государства за совершение международных преступлений и преступлений международного характера”.6

Положительно оценивая современные исследования в области международного уголовного права, некоторые ученые не склонные опережать события и разделяют точку зрения, согласно которой международное уголовное право находиться в стадии становления, о чем было сказано выше7. В пользу такого подхода на их взгляд говорят следующие факторы.

Во-первых, как предмет, так и метод международного уголовного права находятся на стадии становления, и они не сформировались в том виде, который позволяет говорить о сложившейся отрасли международного права. Так, к примеру, концепция уголовной ответственности государства существует лишь в доктринальных разработках, на что справедливо указывают И.П.Блищенко и И.В.Фисенко8. Международно-правовая ответственность государства в иных формах (политическая, материальная) предусмотрена действующим международным правом и применяется на практике, нет оснований для включения данных форм ответственности государства в предмет международного уголовного права, поскольку меры предпринимаемые в таких случаях, не носят уголовно-правового характера.

Во-вторых, на сегодняшний день отсутствует стройная, эффективно действующая система органов международной уголовной юстиции, хотя отдельные элементы такой системы есть, а другие могут быть созданы в обозримом будущем. К первым можно отнести национальные уголовные суды, которые далеко не всегда способны осуществить правосудие по делам о международных преступлениях, международные трибуналы, часть из которых (Нюрнбергский, Токийский) уже выполнила свою историческую миссию, а деятельность двух других (по бывшей Югославии и по Руанде) вызывает ряд обоснованных критических замечаний. Применительно к делам о военных преступлениях, следует назвать Международную комиссию по установлению фактов, учрежденную ст. 90 Дополнительного протокола I 1977 г. к Женевским конвенциям от 12 августа 1949 г. о Защите жертв войны. Комиссия действует только в отношении государств, сделавших специальное заявление о признании ее компетенции. Обращение к ней не является обязательным, что существенно сужает сферу действия данного органа.

Эффективным органом международной юстиции мог бы в перспективе стать Международный уголовный суд. Связанный с национальными уголовными судами и иными органами международной уголовной юстиции, данный орган представлял бы центральный элемент международного уголовного права.

В-третьих, помимо незавершенности предмета и метода международного уголовного права, следует обратить внимание еще на один важный момент, подмеченный авторами Курса международного права. С учетом наличия наряду с материальными нормами норм процессуальных, следует ставить вопрос о признании (или непризнании) международного уголовного и уголовно-процессуального права, а в перспективе и международного уголовного исполнительного права.9 Однако в настоящий момент говорить о существовании названных отраслей международного права преждевременно, тезис об объединении в рамках международного уголовного права материальных и процессуальных норм вызывает возражения (специфика уголовно-процессуальных отношений, наличие процессуальной формы и процессуальных гарантий).

Подвергнув анализу, существующие точки зрения и сомнения относительно предмета и метода В. П. Панов утверждает, что “международное уголовное право - это система принципов и норм, регулирующих сотрудничество государств в борьбе с преступлениями предусмотренные международными договорами”.10

Что касается науки международного уголовного права, то в ее определении преобладает мнение, согласно которому она изучает нормы, определяющие и регулирующие ответственность за международные преступления, а также условия оказания правовой помощи государств, друг другу в борьбе с некоторыми преступлениями, предусмотренными уголовными законами соответствующих государств.

В правовой науке были известны ещё 5-6 различных концепций международного публичного права. Одни считали его отраслью международного частного права, третьи – самостоятельной отраслью права и т.п. Были и противники, которые доказывали, что международного уголовного права нет и криминализация международного публичного права недопустима. Кроме этого, критика сводилась к тому, что в системе международного права не было постоянного механизма обеспечения норм международного уголовного суда с юрисдикцией, распространяемой на государства, юридических и физических лиц, создание же такого суда будет противоречить причину суверенного равенства государств. Все это усложняло выработку единого понятия международного уголовного права.

Научно обоснованное определение отрасли права можно сформулировать только на основе анализа предмета правового регулирования этой отрасли. Какие компоненты входят в предмет международного уголовного права? На этот вопрос В.П.Панов отвечает: “Во – первых, сотрудничество государств в предупреждении, расследовании и наказании в особом порядке за преступления, предусмотренные в международных договорах. И, во–вторых, это такие частные вопросы сотрудничества, как установление государствами преступности и наказуемости отдельных деяний, опасных для международного правопорядка, определение юрисдикции и судопроизводства, оказание друг другу правовой помощи по уголовным делам, выдача преступников, деятельность международных организаций в борьбе с преступностью и т.п.”. 11 Кроме этого, на взгляд ученого, к предмету правового регулирования следует отнести установление минимальных стандартов и правил уголовного правосудия, обращения с правонарушителями и унификацию уголовного права. По мнению И.П.Блищенко и И.В.Фисенко, предметом международного уголовного права служит “предотвращение, расследование и наказание за международные преступления и преступления международного характера, осуществляемые субъектами международного права на основе международных соглашений с помощью как системы международных органов, так и национальных средств которые в совокупности образуют систему международной уголовной юстиции”.12

Как усматривается из текста основные направления интересуемого предмета определены из чисто этимологических соображений. Однако особенность международного уголовного права заключается не только в том, чтобы изучать лишь оборонительный аспект сотрудничества государств в борьбе с международной преступностью включительно её материальный и процессуальный стороны. Безусловно, В.П.Панов прав, когда проводить грань между преступлениями международного характера и деяниями, которые должны быть криминализованы законодателями стран участников международного договора. Но следует иметь в виду, что и преступления международного характера и посягательства национального уровня, порождающих опасность для международного правопорядка, прежде всего, должны быть в равной мере закреплены в нормах Уголовного Кодекса. Следовательно, трансформация международно-правовых положений во внутригосударственную правовую систему это важное условие сотрудничества, но не единственное. Поскольку соблюдение декларированных принципов международного права (в частности, Всеобщая декларация прав человека) путем коррекции внутренней и внешней политики – это не менее важный атрибут предмета регулирования международного уголовного права.

Заметим, что Конституция Республики Узбекистан установив примат норм международного права, не обязывает законодателя приводить национальное уголовное законодательство в соответствии с международными договорами. Тем более на практике дознавателям, следователям, прокурорам и судьям допускается ссылаться в своих решениях на конкретные нормы международного договора в случаях, если нормы международного уголовного права не имплементированы в национальное законодательство.

Сказанное свидетельствует, что согласно преамбулы Конституции примат норм международного права устанавливается только в отношении действующих норм национального права, что, по сути исключает необходимость механизма имплементации и принятие законодателем новых норм без учета международно-правовых, которые могут быть реализованы лишь в том случае когда возникнет в этом необходимость. В свою очередь в Конституции Республики Казахстан предусматривается примат над национальным законом только тех международных договоров, которые вступили в силу для Республики Казахстан путем выполнения соответствующей внутригосударственной процедуры.

Конечно же, такое состояние не отвечает сложившимся в международной практике реалиям и в некоторой мере присоединение к тем или иным международным договорам, будучи имитационным актом не содержат признаки их практической реализации. Подобное отступление от слаженной схемы международных отношений не умаляет значение актуальности вопроса о предмете международного уголовного права. Таковым является, прежде всего, формирование уголовной политики государства с учетом и в соответствии с общепризнанными положениями международного права. Во–вторых, механизмы двухстороннего и многостороннего сотрудничества в расследовании, наказании, исполнении наказания и противодействии преступлениям международного характера. В–третьих, определение унифицированного порядка экстрадиции, оказания правовой помощи по уголовным делам внутреннего плана и содействия деятельности международных организаций. В–четвертых, правила применения мер реагирования и привлечения государств к ответственности в случаях нарушения международных договоров.

Отсюда, международное уголовное право – это правовая основа для регулирования: уголовно – правовых отношений внутри государств в соответствии с минимальными стандартами и правилами уголовного правосудия; сотрудничества участников международных договоров в борьбе с предусмотренными в них преступлениями и ответственности государств за нарушение взятых на себя обязательств.

1 См. Никэз – Перетятько А. Элементы международного публичного права. Бишкек. 1997. С.7.

2 См.: Мартенс Ф.Ф. Современное международное право цивилизованных народов. Т.2. – СПб. 1905. С. 388.

3 См.: Гробарь В.Э. Материалы к истории международного права в России. (1647-1917). Москва. 1958. С.456.

4 См.: Карпец И.И. Преступления международного характера. Москва, 1979. С.12.

5 См.: Курс международного права. Т.6, под ред. Н. А. Ушакова. Москва,1992. С.192-194.

6 См.: Международное уголовное право. Москва,1985, С.15.

7 См.: Арцибасов И.Н., Лобанов С.А. – Рец. На кн. И.П.Блищенко, И.В.Фисенко. Международный уголовный суд.. – Гос. и право, 1995, №1, с. 147-149.

8 См.: Блищенко И.П., Фисенко И.В. Международный уголовный суд. Москва, 1994. С.60.

9 См.: Курс международного права. Т.6, С.193.

10 См.: Панов В.П. Международное уголовное право. Москва, 1997, С.15.

11См.: Панов В.П. Международное уголовное право, С.15.

12 См.: Блищенко И.П., Фисенко И.В. Международный уголовный суд. Москва, 1998, С. 9.