4.1. Ответственность за международный терроризм : Курс международного уголовного права - Э.НАРБУТАЕВ, Ф.САФАЕВ. : Книги по праву, правоведение

4.1. Ответственность за международный терроризм

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 
РЕКЛАМА
<

Концептуально-правовые вопросы борьбы с терроризмом

В большинстве случаев терроризм по существу представляет собой политический акт. Он предназначен для неожиданного причинения смертоносных увечий мирным жителям и создания атмосферы страха в целом ради достижения какой - политической или идеологической (то религиозной или нерелигиозной) цели . Терроризм является преступным актом , однако нечто большим , чем простое уголовное деяние .

В международном уголовном праве отсутствует единый конвенциональный дефиниций понятия “терроризм”. Вместо него в договорных нормах устанавливаются положения о преступлениях, являющихся проявлениями международного терроризма. Согласно статьи 24 проекта Кодекса преступлений против мира и безопасности человечества, состав данного преступления определяется как совершение любого из следующих деяний: совершение, организация, содействие осуществлению или поощрение актов против другого государства или попустительство совершению таких актов, которые направлены “против лиц или собственности и которые по своему характеру имеют целью вызвать страх у государственных деятелей, групп лиц, или населению в целом”.

Так, Европейская конвенция по борьбе с терроризмом от 27 января 1977г. называет в качестве террористических следующие преступления:

а) правонарушения, относящиеся к применению Гаагской конвенции по борьбе с преступным захватом летательных аппаратов от 16 декабря 1970г.;

б) правонарушения, относящиеся к применению Монреальской конвенции по борьбе с преступными актами, направленными против безопасности гражданской авиации, от 23 сентября 1971г.;

в) тяжелые правонарушения, заключающиеся в покушении на жизнь, телесную целостность или свободу людей, имеющих право международной защиты, включая дипломатических представителей;

г) правонарушения, содержащие захват или незаконное лишение свободы;

д) правонарушения, содержащие использование бомб, гранат, ракет, автоматического огнестрельного оружия, бандеролей или посылок с опасными вложениями, соразмерны с тем, насколько подобное использование представляет опасность для людей.

В Преамбуле Декларации о мерах по ликвидации международного терроризма от 9 декабря 1994г. проявлениями терроризма по международному праву являются деяния, которые “угрожают жизни ни в чем не повинных людей или приводят к их гибели, имеют пагубные последствия для международных отношений и могут поставить под угрозу безопасность государств”.

Для Узбекистана вопросы противодействия терроризму в последние годы обретают особую актуальность. В декабре 2000 г. принят закон РУз “О терроризме”, в котором дается его определение В соответствии со ст. 2 настоящего Закона “терроризм – это насилие или угроза его применения в отношении физических лиц или организаций, а также уничтожение или повреждение имущества и других материальных объектов, создающие опасность гибели людей, причинения значительного имущественного ущерба, либо иных общественно опасных последствий, осуществляемых в целях нарушения общественной безопасности, устрашения населения или оказания воздействия на принятие органами власти решений, выгодных террористам”. Согласно закону борьба с терроризмом представляет собой “деятельность по предупреждению, выявлению, пересечению и минимизации последствий террористической деятельности”.

Как справедливо отмечает В.П. Емельянов, существуют значительные трудности создания универсального определения терроризма, ибо это преступление и его признаки весьма разнообразны. 1 Он называет четыре отличительных признака: создание реальной опасности, угрожающей неопределенному кругу лиц; публичный характер его совершения; преднамеренное создание обстановки страха, подавленности, напряженности не ради самого страха, а ради других целей; наконец то, что “при его совершении общественно опасное насилие применяется в отношении одних лиц или имущества, а психологическое воздействие в целях склонения к определенному поведению сказывается на других лицах”.

К тому же наличие организации или сговора с целью совершения террористического акта является квалифицирующим признаком данного преступления, ибо оно повышает общественную опасность как преступного деяния, так и лиц, причастных к его подготовке или исполнению. 2 Сводя эти признаки, В.П. Емельянов предлагает следующее определение: “Терроризм — это публично совершаемые общественно опасные действия или угрозы таковыми, направленные на устрашение населения или социальных групп в целях прямого или косвенного воздействия на принятие какого-либо решения или отказ от него в целях террористов”.

Было бы не менее важным обратить внимание на позицию российского ученого И. Карпеца относительно определения терроризма в международном праве. По его мнению, международный терроризм есть преступный акт, охватывающий два или более государств и представляющий собой организационную или иную деятельность, направленную на создание специальных организаций и групп для совершения убийств и покушения на убийство, нанесения телесных повреждений, применения насилия и захвата людей в качестве заложников с целью получения выкупа, насильственного лишения человека свободы, сопряженного с надругательством над личностью, применением пыток, шантажа и т.д., сопровождающийся разрешением и ограблением зданий, жилых помещений и иных объектов. 3

Как полагает Р. Адельханян, понятие “международный терроризм” является более частным по отношению к определению “терроризм по международному праву” и применением в случаях, когда субъектами террористической деятельности является субъект международного публичного права. 4 В противном случае, как он отмечает, вряд ли можно говорит о “международном терроризме” как таковом, а вот о терроризме по международному праву – вполне. Причинение вреда или угроза такого причинения интересам общественной безопасности двух или более государств является основным признаком любого террористического преступления по международному уголовному праву. При этом такое деяние должно иметь место в мирное время, т.е. при отсутствии состояния войны между государствами. В противном случае деяния, содержащие признаки актов терроризма, должны быть квалифицированы как соответствующие военные преступления.

Р.Адельханян выделяет следующие признаки террористического преступления по международному праву:

Деяние должно изначально посягать на основы общественной безопасности двух или более государств, т.е. угрожать жизненно важным интересам неопределенного круга лиц, проживающих на территории этих государств.

В силу принципа “nullum crimen sine lege” такое деяние должно быть противоправным по международному уголовному праву, т.е. запрет на его совершение должен быть непосредственно установлен в международно-правовом документе.

Деяние, подпадающее под признаки террористического акта по международному уголовному праву, должно быть совершено в мирное время, по крайней мере вне рамок вооруженного конфликта. В противном случае оно должно расцениваться как военное преступление в соответствие с Женевскими конвенциями 1949г. и Дополнительными протоколами к ним 1977г.

Неотъемлемой чертой терроризма как уголовно-правовой категории является насильственный характер действий террористов. Именно применение насилия (причем насилия публичного, рассчитанного на устрашение населения) является обязательным признаком террористического преступления. 5

Какое бы то ни было юридическое определение понятия “терроризм”, внутреннее законодательство большинства государств относит терроризм к уголовным деяниям, как и Европейская конвенция по борьбе с терроризмом, принятая в Страсбурге (27.01.1977г.), и ст. 1 и 11 Международной конвенции о борьбе с терроризмом. При этом и мотивация преступления и субъект преступления могут быть различными. Что касается ответственности за терроризм, то, как уже указывалось, она может быть только уголовной. Субъектом ответственности может быть, считает большинство правоведов, только физическое, вменяемое лицо, достигшее возраста ответственности. Уголовная ответственность юридических лиц допускается только англо-американской системой права.

Важным спорным вопросом остается уже упоминавшаяся ответственность сплоченных клятвой террористов—членов бандформирований или мафиозных структур, которые выполняют различные роли в подготовке покушений и осуществлении теракта. В случае прямого коллективного умысла как отягчающего обстоятельства оправдана общая уголовная ответственность всех членов группы с дифференциацией наказания, определяемой судом с учетом роли каждого в осуществлении данного теракта или его подготовки. При всем этом, основой уголовной ответственности всегда является вина преступника как в форме умысла, так и неосторожности.

Угроза терроризма и международно-правовые меры борьбы с ним

Большинство террористических актов совершаются конкретными преступными группами с определенными политически мотивированными целями. В нынешние дни транснациональные террористические группировки, например “Аль Каида”, Исламское движение Узбекистана, способны осуществлять террористические нападения через одну границу , получать средства из частных источников или от правительства, находящихся за границей , а оружие добывать из целого ряда источников.

Все международные террористические организации обосновывают свою программу действий определенной национально-этнической или религиозной идеологией. Например, следует упомянуть “Ирландскую республиканскую армию” (Великобритания), которая является католической организацией, основанной в 1914 г. и активно действующей с 1969 г. под лозунгом воссоединения британской провинции Ольстер с Ирландией. Другие же террористические организации, например протестантские группировки “Борцы за освобождение Ольстера”, “Добровольческие силы Ольстера”, “Команда малой руки”, иначе и очень по-разному смотрели на решение этой проблемы.

Под прокоммунистическими лозунгами действуют: в Испании — баскская террористическая организация ЭТА, основанная в 1959 г.; во Франции — организация “Прямое действие”, основанная в 1979 г.; в Германии — “Фракция Красной армии” (существует с конца 1960-х гг., наиболее известные ее участники А. Баадер и Ульрика Майнхоф) и “Революционные ячейки”; в Италии — “Красные бригады”, основанные в 1970 г. и известные убийством премьера А. Моро и генерала А. Джаржиери; в Греции — организация “Народная революционная борьба”, созданная в 1974 г.; в Японии на основе идеологической смеси марксизма и традиционного японского милитаризма в 1970 г. была создана “Красная армия Японии”. В этом “черном” списке нельзя не упомянуть японскую организацию “Аум синрике”, получившую известность вследствие осуществленного ею теракта в токийском метро.

В Перу треть страны в недавнем прошлом контролировала организация “Сендеро ломиносо”, в основе деятельности которой лежала маоистская идеология, а также группа “Тупак амару”. К многочисленным организациям, действующим на основе лживой интерпретации исламских принципов, относятся “Хамас”, созданная в 1987 г. как исламское движение сопротивления на Ближнем Востоке, и “Исламский фронт спасения”, существующий в Алжире с 1989 г. В Египте с начала 70-х гг. действуют организация “Исламский джихад”, особенно известная убийством Анвара Садата в 1981 г., “Вооруженная исламская группа”, созданная в 1977 г., и многие другие.

В США, на территории штатов Мичиган, Аризона и Монтана, действует крайне правая организация “Народное ополчение”, получившая известность в связи со взрывом в Оклахома-сити, повлекшим массовые жертвы. С 1968 г. после убийства Мартина Лютера Кинга стала активно действовать террористическая группировка чернокожих американцев “Черные пантеры”. Большую активность проявляет созданная в Турции группировка правого толка “Серые волки”, насчитывающая 30 тыс. членов и имеющая 80 филиалов в разных странах мира. Не ограничиваясь террором против прокоммунистических деятелей, она организовала теракт против папы Иоанна Павла II. Известно, что в последний период она проявляет большой интерес к бывшим советским кавказским и среднеазиатским республикам. Получила также известность латиноамериканская террористическая организация “Акция национального освобождения”, созданная в конце 60-х гг. Карлосом Марихельей, которого террористы стали именовать “теоретиком террора” после того, как он сочинил “Мини-учебник по городской партизанской войне”. На этом же континенте в Аргентине в качестве военного крыла троцкистской “Революционной армии труда” и “Четвертого интернационала” была создана “Революционная народная армия”. За этим претенциозным названием скрывалась группа террористов, занимавшаяся похищением людей с целью выкупа для финансирования террористических организаций.

Терроризм в отдельно взятых странах начинает быстро перерастать в угрозу для регионального мира и безопасности ввиду эффекта переливания, например трансграничное насилие и создание потоков беженцев. Поэтому провести четкое различие между национальным и международным терроризмом весьма сложно .

Согласно мнению экспертов по вопросам терроризма, работа по предотвращению актов террора должна начинаться с анализа характера угрозы, оценки степени риска и должна решить главную задачу – поиск и обезвреживание террористов, то есть должна быть применена активная, наступательная тактика. При решении этих задач следует наладить более широкое взаимодействие национальных служб безопасности с Интерполом, который уже с середины 80–х годов ''стал заниматься борьбой с терроризмом, … уже достаточно преуспел в этом, создав, в частности специальную картотеку''.

В свете высказанных утверждений можно отметить следующие отличительные особенности современного терроризма:

- формирование глобальных и региональных руководящих центров, осуществляющих подготовку операций и организацию взаимодействия между отдельными группами и исполнителями, привлекаемыми к той или иной акции, при этом национальная и религиозная принадлежность исполнителей не является свидетельством принадлежности к конкретному государству или религиозному движению;

- использование права на политическое убежище для закрепления присутствия террористов в некоторых государствах;

-осуществление проникновения в общественные и государственные политические, экономические и силовые структуры; создание под прикрытием своих агентов в органах власти разветвленных сетей центров и баз по подготовке боевиков, складов оружия и боеприпасов, фирм, компаний, банков, фондов, используемых для финансирования проводимых операций;

-широкое использование наркобизнеса и торговли оружием для пополнения финансовых средств;

-появление тенденции перехода от осуществления отдельных террористических актов к масштабным акциям, приобретающим характер диверсионно-террористической войны, в ходе которой широко применяются методы информационно-психологического воздействия, в том числе для создания атмосферы всеобщего страха, возбуждения антиправительственных настроений в обществе в целях успешной борьбы за влияние и власть. 6

Серьезная озабоченность расширением масштабов терроризма была высказана на январском 2001 года совещании лидеров стран СНГ. На нем было отмечено, что терроризм – это не только и не столько диверсанты-одиночки, угонщики самолётов и убийцы камикадзе. Современный терроризм – это мощные структуры с соответствующим их масштабам оснащением. Примеры Афганистана, Таджикистана, Косова, Чечни и стоящих за ними мощных покровителей показывают, что террористические группировки способны вести диверсионно-террористические действия, участвовать в масштабных конфликтах. Аналогичные вопросы служили примером обсуждения на встрече участников Шанхайского форума в июне 2001 г., где было принято решение о создании в рамках этой организации единого антитеррористического центра.

В этой связи строительство системы противодействия терроризму Узбекистаном и другими Центральноазиатскими государствами становятся в ряд первостепенных общегосударственных задач. Это усилило необходимость создания международной и национальной нормативно-правовой базы.

Международное сотрудничество в борьбе с международным терроризмом начало складываться еще в 30-х годах XX столетия. В 1937 г. более 20 государств подписали конвенцию о предупреждении и наказании терроризма, одновременно для уголовного преследования террористов 13 государств подписали конвенцию “О создании международного уголовного суда”. В этих конвенциях не предусматривалась обязательная выдача международных террористов, а определение терроризма было слишком широким. По этим причинам конвенции не собрали необходимого количества ратификаций и в силу не вступили. Однако их положительное воздействие на международное сотрудничество государств в этой области несомненно. Основные нормы этих конвенций были использованы для совершенствования законодательства о борьбе с терроризмом.

Ввиду актуальности борьбы с терроризмом в международном праве был разработан ряд международных договоров. Их можно классифицировать по двум категориям:

договоры направленные на защиту жертв террористических посягательств. В числе подобных международных актов находятся Конвенция ООН о предупреждении и наказании преступлений против лиц, пользующихся международной защитой, включая дипломатических агентов (1973г., Нью-Йорк); Конвенция о борьбе с захватом заложников (1979г., Нью-Йорк); Международная конвенция о борьбе с вербовкой, использованием, финансированием и обучением наемников (1986г., Нью-Йорк); Конвенция о безопасности персонала ООН и связанного с ней персонала (1994г., Нью-Йорк).

Антитеррористические Конвенции, имеющие целью пересечение террористических посягательств, совершаемых с применением специфических средств. Такого рода международными договорами следует считать Конвенцию о маркировании пластических взрывчатых веществ для целей их идентификации (1991г., Нью-Йорк); Международная конвенция о пересечении бомбового терроризма (1998г., Нью-Йорк); Конвенция ООН о борьбе с финансированием терроризма (1999г., Нью-Йорк).

Представляется целесообразным особо указать на Декларацию о принципах международного права, касающихся дружественных отношений и сотрудничества между государствами в соответствии с Уставом ООН, принятую 25-й сессией Генеральной Ассамблеи 24 октября 1970 г. Этот акт содержит указание о том, что “каждое государство обязано воздерживаться от организации подстрекательства, оказания помощи или участия... в террористических актах”. 7

9 декабря 1994 г. 49-я сессия Генеральной Ассамблеи ООН приняла Декларацию о мерах по ликвидации международного терроризма. 8

Эта Декларация имеет наиболее важное значение для борьбы с международным терроризмом, ибо содержит перечень основополагающих международно-правовых документов, из которых прямо или косвенно следует классификация терроризма как преступления против человечества “во всех его формах и проявлениях”, в ней указывается на его связь с наркобизнесом и полувоенными бандами. Последнее обстоятельство наглядно демонстрируют приведенные выше примеры терактов.

Межгосударственные акты, разработанные под эгидой ООН, создали определенную правовую базу для создания механизмов, ориентированных в борьбе с терроризмом на практическое взаимодействие, разумеется, при готовности участников к сотрудничеству. Они содержат, в частности, обязательства пресекать террористические акты, задерживать и в предусмотренных случаях выдавать, а также и наказывать лиц, виновных в их совершении, обмениваться необходимой информацией, оказывать друг другу максимальную правовую помощь.

Многие региональные организации приняли конвенции, непосредственно посвященные проблеме терроризма , дополнив тем самым на региональном уровне 12 международных конвенций по терроризму. В большинстве из них устанавливаются общие процедуры выдачи , определяется цель сотрудничества и содержится призыв осуществлять обмен информацией. Ведущую роль в области полицейского и судебного сотрудничества взял на себя Европейский союз, во многом благодаря высокой степени интеграции этой Организации . К числу мер относятся: общий ордер на арест; общий перечень террористических организаций ; постоянный обмен информацией между государствами - и Европейским управлением полиции; создание Евроюста (орган, состоящий из магистратов, прокуроров и офицеров полиции ); совместные следственные бригады полиции и магистратов, совершающие трансграничные действия и прилагающие усилия по выработке общего определения террористической деятельности для целей уголовного правосудия. В более широком плане Интерпол осуществляет важную работу, на которую могут опираться региональные организации. Интерпол, членами которого являются 179 государств, собирает, хранит, анализирует и распространяет разведывательную информацию о подозрительных лицах и группах и их деятельности.

Ряд организаций приняли меры для пресечения финансирования терроризма. Целевая группа по финансовым мероприятиям , касающимся отмывания денег , созданная семью промышленно развитыми странами , а в настоящее время насчитывающая 28 государств - , играет ведущую роль в установлении стандартов и осуществлении необходимых изменений в национальном законодательстве в связи с финансированием терроризма . 3 октября 200 года эта Целевая группа опубликовала восемь специальных рекомендаций в отношении отмывания денег для терроризма , которые обязывают государства - принять широкий круг законов и постановлений. Организация Объединенных Наций работает в этой области посредством деятельности в рамках осуществляемой Управлением по контролю над наркотиками и предупреждению преступности Глобальной программы борьбы с отмыванием денег , которая функционирует в тесной координации с Целевой группой .

Общеизвестно, и практика это подтверждает, что существует немало юридических, политических, идеологических и морально–нравственных препятствий для осуществления международных и национальных методов и средств борьбы с терроризмом. Антитеррористические конвенции очерчивают только общие правовые рамки, необходимые для действенного отпора международному терроризму. Так, например, в 1979 г. была принята Международная конвенция о борьбе с захватом заложников с четкими обязательствами государств–участников. Переговоры с террористами по урегулированию кризисных ситуаций не регламентируются международным правом. К ним рекомендуется привлекать профессионально подготовленных к такому диалогу людей. При этом исключается возможность обсуждения императивных требований – безнаказанность террористов и пренебрежение жизнью людей. Однако в конвенциях по антитеррористическому взаимодействию участвуют далеко не все государства и существует целый ряд пробелов, связанных с отсутствием международно–правовых норм, как всегда отстающих от некоторых современных проявлений террористической практики.

Важнейший шаг в утверждении принципа всеобщего осуждения и признания противоправности терроризма был сделан в резолюции 40/61 Генеральной Ассамблеи ООН 9 декабря 1985г., в которой она ''безоговорочно осуждает, как преступные все акты, методы и практику терроризма, где бы и кем бы они не совершались''. Это положение получило договорно–правовое закрепление в преамбуле Римской конвенции 1988г. Принцип противоправности террора конкретизирован в ряде документов ООН, особенно в Декларации о мерах по ликвидации международного терроризма (1994г.).

Задачи борьбы с терроризмом поставлены перед учреждающимся в настоящее время европейским полицейским агентством “Европол”. Возможности антитеррористического сотрудничества заложены в итоговых документах совещаний Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе (ОБСЕ) в Хельсинки, Мадриде, Вене.

Что касается других регионов, то представление о них дают Региональная конвенция о борьбе с терроризмом, заключенная в рамках Ассоциации регионального сотрудничества стран Южной Азии (СААРК), Кодекс поведения арабских стран-членов Совета министров внутренних дел по борьбе с терроризмом Лиги арабских государств (ЛАГ), Кодекс поведения исламских стран, принятый Организацией “Исламская конференция” (ОИК), Конвенция о предупреждении и наказании за совершение актов терроризма, принимающих форму преступлений против лиц, и связанного с этим вымогательства, когда эти акты носят международный характер, и Лимская декларация о предотвращении и ликвидации терроризма и борьбе с ним, принятая Организацией американских государств (ОАГ).

Особо следует подчеркнуть значение для борьбы с терроризмом выработки форм конкретных совместных действий стран, наиболее развитых в промышленном отношении. Решения по вопросам противодействия терроризму принимались ими на совещаниях в Оттаве, Лионе, Париже, Денвере, Москве (октябрь 1999 г.).

Конвенционное закрепление сотрудничества в борьбе с терроризмом произошло в рамках совместных действий стран Евросоюза (''Группа Треви''), в итоговых документах ОБСЕ, в рамках Южноазиатской ассоциации регионального сотрудничества (СААРК) и Организации американских государств (ОАГ). Галифакский саммит ''восьмерки'' (июнь 1995г.) и совещание в Оттаве руководителей внешнеполитических и правоохранительных ведомств определили политические обязательства стран – участниц по приоритетным направлениям их антитеррористического взаимодействия. Уже существует и развивается система двухсторонних соглашений об оперативном взаимодействии в кризисных ситуациях, связанных с акциями террористов, между рядом стран. Уголовные кодексы разных стран предусматривают ответственность за совершение террористических актов.

Обращает на себя внимание тот факт, что на всем протяжении процесса создания международно-правовой основы для борьбы с терроризмом понятие терроризма не раскрывалось. Дело ограничивается нередко употреблением термина “терроризм” без детального раскрытия его правового и материального содержания. Исключение в определенной мере составляет рассмотренная выше Декларация ООН о мерах по ликвидации международного терроризма. Комиссия международного права ООН представила 51-й сессии Генеральной Ассамблеи включила в число преступлений агрессию, геноцид, а также преступления против человечества, оговорив при этом, “что невозможно составить исчерпывающий перечень бесчеловечных деяний, которые могли бы представлять собой преступления против человечества”. 9

9 декабря 1999 г. Генеральная Ассамблея ООН одобрила Конвенцию о борьбе с финансированием терроризма. Ее основной целью является прекращение финансовой поддержки терроризма и привлечение к ответственности виновных в предоставлении денежных средств преступным организациям (Конвенция предусматривает уголовное, гражданское и административное наказание).

Необходима работа по оптимизации уголовно-правового урегулирования и полному отражению международно-правовых документов и установленных ими стандартов антитеррористической деятельности (Европейская конвенция по борьбе с терроризмом, Резолюция ООН 40/61, Конвенция против захвата заложников, захвата ядерных материалов, захвата авиалайнеров и т.д.). Генеральным ориентиром должна стать идея о том, что цель не оправдывает средства и что любой теракт должен рассматриваться как уголовное преступление, независимо от целей и мотивов.

Как свидетельствует международно-правовой режим работы борьбы с данным преступлением, предупреждение и наказание любых форм терроризма надлежит осуществить на основе политической целесообразности международного сотрудничества под эгидой ООН. В этом смысле, как указывается в Резолюции 53/108 ГА ООН, “меры по искоренению международного терроризма” должны способствовать юридическому обеспечению того, чтобы сложились “правовые рамки, охватывающие все аспекты вопроса”.

Меры по предупреждению международного терроризма и усилению борьбы с ним предусмотрены также в решении VIII Конгресса ООН по предупреждению преступности и обращению с правонарушителями “Меры по борьбе с международным терроризмом” 1990 г. и Конвенции о безопасности персонала ООН и связанного с ней персонала 1994 г.

Определенную роль в деле предупреждения актов международного терроризма сыграла Конвенция о маркировке пластических взрывчатых веществ (ВВ) 1991 г. Государства взяли на себя обязательства подвергать производимые пластические взрывчатые вещества специальной маркировки для их обнаружения в случае использования при терактах. В течение трех лет их запасы должны быть уничтожены, использованы или приведены в негодность.

Политические установки по борьбе с рассматриваемыми деяниями включены в итоговые документы встреч участников Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе (ОБСЕ) в Хельсинки, Мадриде, Вене и Париже. Введены в действие три региональных соглашения: Конвенция 1971 г. Организации американских государств о предупреждении и наказании за совершение актов терроризма, принимающих форму преступлений против лиц, и связанного с этим вымогательства, когда такие акты носят международный характер; Европейская конвенция 1977 г. о борьбе с терроризмом; одобренная Ассоциацией регионального сотрудничества Южной Азии (СААРК) Конвенция 1987 г. по пересечению терроризма. В рамках Европейского Экономического Сообщества (ЕЭС) действует Комитет министров иностранных дел по терроризму.

Несмотря на обилие международно-правовых актов и органов, координирующих борьбу с международным терроризмом, в международном праве до настоящего времени нет единого универсального соглашения, определяющего понятие международного терроризма, его юридическую природу и ответственность. Однако, оперируя анализом международных документов и уголовного законодательства ряда стран можно заключить, что международному терроризму свойственны следующие четыре отличительных признака. В первую очередь терроризм порождает общую опасность, возникающую в результате совершения общеопасных действий либо угрозы таковыми. На эту характерную особенность терроризма указывалось еще в ст. 1 проекта резолюции о терроризме III Международной конференции по унификации уголовного законодательства (Брюссель, 1930г.). Опасность при этом должна быть реальной и угрожать неопределенному кругу лиц.

Следующая отличительная черта терроризма - это публичный характер его исполнения. Другие преступления обычно совершаются без претензии на огласку, а при информировании лишь тех лиц, в действиях которых имеется заинтересованность у виновных.

Наряду с порождением общей опасности и публичным характером действий следующим отличительным и самым важным признаком терроризма является преднамеренное создание обстановки страха, подавленности, напряженности. Страх возникает не сам по себе в результате получивших общественный резонанс деяний и создается виновным не ради самого страха, а ради других целей и служит своеобразным объективным рычагом воздействия, причем воздействия целенаправленного, при котором создание обстановки страха выступает не в качестве цели, а в качестве средства достижения цели.

Далее, при совершении террористических акций общеопасное насилие применяется в отношении одних лиц или имущества, а психологическое воздействие в целях склонения к определенному поведению оказывается на других лиц (физических, представителей власти, юридических лиц или группы лиц), то есть насилие здесь влияет на принятие решения не непосредственно, а опосредованно – через выработку (хотя и вынужденно ) волевого решения самим лицом, воздействуя на которое путем создания обстановки страха в результате совершения общеопасных действий стремятся достигнуть своих целей террористы.

Ныне известны следующие случаи проявления международного терроризма: 1) как террорист, так и жертвы терроризма являются гражданами одного и того же государства или разных государств, но преступление совершено за пределами этих государств; 2) террористический акт направлен против лиц, пользующихся международной защитой; 3) подготовка к террористическому акту ведется в одном государстве, а осуществляется в другом; 4) совершив террористический акт в одном государстве, террорист укрывается в другом и встает вопрос о его выдаче.10

Терроризм относится к чисто уголовным деяниям как во внутреннем законодательстве государств, так и в международных конвенциях. В частности, в соответствии со ст 1. Европейской Конвенции о борьбе с бомбовым терроризмом, открытой для подписания в Нью-Йорке 12 января 1998 г., ни одно из указанных в настоящих конвенциях преступлений не рассматривается для выдачи или взаимной правовой помощи как политическое преступление или преступление, связанное с политическим преступлением, или преступление, вызванное политическими побуждениями. Другое дело, что сам уголовно наказуемый терроризм может иметь подразделение по мотивации (политическая, религиозная, националистическая, экономическая, корыстная и т.д.) и по субъекту преступления (совершенный гражданином своей страны; иностранцем или лицом без гражданства; лицом, не обладающим какими-либо полномочиями либо

представителем каких-то государственных структур).

Ответственность за терроризм, будь то акты терроризма, совершенные в пределах своей страны либо имеющие международный характер, представляется возможной лишь как уголовная ответственность лиц, обладающих признаками субъекта преступления.

Субъектами же преступления может быть признано лишь физическое вменяемое лицо, достигшее возраста, с которого наступает ответственность за содеянное согласно уголовному законодательству.

В качестве субъекта преступления международный террорист рассматривается в Проекте Кодекса преступлений против мира и безопасности человечества 1991г. как “любое лицо, которое как агент или представитель государства совершает или отдает приказ о совершении любого из следующего: совершение, организация, содействие осуществлению, финансирование или поощрение актов против другого государства или попустительство совершению таких актов, которые направлены против лиц или собственности и которые по своему характеру имеют целью вызвать страх у государственных деятелей, групп лиц или населения в целом в случае признания его виновным”.

Не могут быть субъектами преступлений юридические лица ( предприятия, учреждения, государственные и общественные органы и организации и т.д.). Законом Республики Узбекистан “О терроризме” предусмотрена ответственность юридических лиц, но не уголовная. В частности, организации признанные судом террористическими на основе его решения подлежат ликвидации, а имущества конфискации.

Поскольку сама практика в странах, где существует, уголовная ответственность юридических лиц отвергает ее и свидетельствует “о многочисленных трудностях и фактической невозможности применить эту норму”.11

Невозможность признания юридического лица субъектом преступления международного характера, объясняется также невозможностью применения к

нему характерных для уголовного закона мер наказания.

К тому же применение уголовно-правовых санкций к юридическому лицу является весьма малоэффективной мерой в борьбе с преступностью. “Даже если суд признает некую организацию преступной, - замечает В.А.Лукьянов, - и приговорит ее к принудительной ликвидации, то это только в малой степени способно помешать ее создателям продолжать совместную преступную деятельность на “неформальной” основе”.12

Поэтому признание какой либо организации преступной вообще или террористической в частности означает лишь возможность привлечения к уголовной ответственности конкретных членов этой организации, обладающих общими признаками субъекта преступления (достижение определенного возраста, вменяемость). Признаки специального субъекта терроризма имеют место только в ст. 24 проекта Кодекса преступлений против мира и безопасности человечества, разработанного в рамках ООН, где в качестве субъекта международного терроризма названо лицо, которое как агент или представитель государства совершает или отдает приказ о совершении указанных в статье действий.

Тот факт, что представители государственной власти порой оказывают содействие террористам и их организациям, порождает в научной литературе полемику о субъектах такого рода терроризма, и в частности о возможности отнесения к ним государства как такового. Эта полемика шла как в рамках подготовки всеобщей Конвенции по борьбе с терроризмом, так и в рамках подготовки проекта Кодекса преступлений против мира и безопасности человечества и проекта Международного уголовного суда.

Проблема “государственного” терроризма представляет собой часть более общей проблемы – концепции международно-правовой уголовной ответственности государств за совершение международных правонарушений.

Это научное течение, возникшее сразу после первой мировой войны, представляет собой попытку перенесения уголовно-правовых категорий в международное право, появившееся как следствие переосмысления оценок агрессивных войн.

Сторонники этой концепции представляли собой два направления: одни считали, что только государство может быть субъектом международной уголовной ответственности, а физические лица могут нести ответственность только по национальному праву (Бустаманте, Доннедье де Вабр), другие полагали, что как государство, так и индивиды могут быть субъектами международного уголовного права (Пелла, Сальдана). Воплощая свои идеи, Пелла разработал План Международного уголовного кодекса, а Сальдана – предварительный проект Международного уголовного кодекса.13 Тексты данных кодексов неоднократно обсуждались на различных международных форумах, но были отклонены, поскольку заложенная в них идея не нашла общего понимания.

Современное международное право знает две категории правонарушений, субъектом которых может быть государство и которые влекут различную ответственность.

К первой категории относятся правонарушения, представляющее опасность для мира. Сюда относятся действия государства, создающие или могущие создать угрозу миру, являющиеся нарушением мира или актом агрессии.

Ко второй категории следует отнести все другие правонарушения, за исключением тех, которые представляют опасность для мира.

Таким образом, когда речь идет о международно-правовой ответственности государств как суверенных субъектов международного права, то понятиями, адекватными сущности допущенных ими нарушений международного права, могут выступать такие понятия, как “правонарушение” или “деликт”, но не понятие “преступление”, которое отражает явления, существующие в совершенно иной сфере общественной жизни. Инкриминировать преступление государству невозможно, так как оно не является субъектом преступления, не может быть привлечено к уголовной ответственности в порядке уголовного судопроизводства и не может отбывать назначаемого судом уголовного наказания. К государству можно лишь применить санкции за действия, нарушающие международный правопорядок, но эти действия несопоставимы с преступлениями как явлениями совершенно иного порядка, а санкции несопоставимы с уголовным наказанием.

Довольно четкие критерии в этом плане содержит и ст. 24 проекта Кодекса преступлений против мира и безопасности человечества, предусматривающая ответственность за международный терроризм, однако специфика данной статьи и в целом самого Кодекса не позволяет охватить своим содержанием подавляющего большинства вариантов международного терроризма. Во-первых, ст. 24 проекта содержит лишь признаки специального субъекта – лица, которое как агент или представитель государства совершает или отдает приказ о совершении актов международного терроризма, поэтому за рамками данного состава остаются все те акты, которые совершены лицами, не подпадающими под указанные признаки специального субъекта. Во-вторых, в силу специфики Кодекса многие из деяний, формально подпадающие под признаки ст. 24 проекта, с одной стороны, не будут “дотягивать” до уровня международных преступлений, способных нанести вред самим основам мира и безопасности человечества, а с другой – в случае массового распространения либо причинения существенного ущерба какому-либо государству приобретают значение прямой или косвенной агрессии, за что предусматривается отдельная ответственность в ст. 15 проекта настоящего Кодекса.

Несмотря на угрозу против мира и безопасности человечества со стороны террористических организаций, некоторые международные организации стремятся, чтобы в процессе борьбы с терроризмом не нарушались права человека. Парламентская ассамблея Совета Европы является одной из организаций, поддерживающих такую позицию. Она постоянно призывает стран-участниц Совета Европы не выдавать преступников, обвиняемых в терактах, если им будет грозить смертная казнь или суд без соблюдения правовых норм. В этих целях европарламентарии в Страсбурге обращают особое внимание 14 на совместные действия правоохранительных, таможенных, финансовых органов, специальных служб различных стран, координация их информационной политики.

Несмотря на то, что к борьбе с терроризмом подключены огромные внутренние и внешние ресурсы, к сожалению, в большинстве случаев, политика антитеррора имеет узкий характер и сводится к примитивному набору карательных мер. Согласно отчету Международной Хельсинкской Федерации по правам человека (МХФ) от 10 декабря 2001 года, "такие меры включают усиление полномочий полиции; уменьшение прав подозреваемых террористов, арестованных полицией, и создание специальных судов для рассмотрения их дел; подавление ненасильственных политических и религиозных течений; введение еще более ограничительной политики по отношению к беженцам и эмигрантам, а также депортация лиц, хоть немного подозреваемых в участии в террористических организациях". 15

Неслучайно, эксперты из Хельсинской Федерации предупреждают, что "тенденция к быстрому принятию новых "анти-террористических" законов и правил, которые ставят под угрозу или явно нарушают международные нормы прав человека в странах установившейся демократии Западной Европы и Северной Америки, являются опасным примером для стран переходного периода, и предлагает новое чувство безнаказанности". 16

ООН и борьба с терроризмом

Организация Объединенных Наций обладает уникальными возможностями в плане обеспечения политической согласованности и установления принципиальной цели для поддержания широкого международного сотрудничества в борьбе с терроризмом. Система Организации Объединенных Наций все больше активизирует усилия по пропаганде соответствующих документов, касающихся международного терроризма и транснациональной организованной преступности.

Между тем существующие международные документы по терроризму не образуют комплексной системы. Кроме того, темпы ратификации этих документов остаются чересчур низкими.

В свете наличия подобных международно-правовых проблем, к 57 сессии ООН был подготовлен Советом Безопасности Доклад, очерчивающий дальнейшие направления деятельности ООН в борьбе с терроризмом.

Доклад Рабочей группы по разработке политики по вопросу о роли Организации Объединенных Наций в связи с терроризмом 17 преследует цель определить приоритеты деятельности Организации в связи с терроризмом и содержит свод конкретных рекомендаций в отношении того, каким образом система Организации Объединенных Наций могла бы функционировать более согласованно и эффективно в этой весьма сложной области.

ООН сосредоточила свою непосредственную контртеррористическую деятельность на областях, в которых Организация имеет сравнительное преимущество. Согласно рассматриваемому Докладу деятельность Организации будет осуществлена на основе трехсторонней стратегии в поддержку глобальных усилий с целью :

Первая стратегия - Сдерживание испытывающей недовольство группы, чтобы ее члены не стали на путь терроризма. В рамках своих усилий по сдерживанию Организация внесла и продолжает вносить свой вклад посредством нормотворчества, защиты прав человека. Организация Объединенных Наций выполняет главную роль в подготовке к принятию и эффективном осуществлении международно-правовых документов. К тому же, она проводит периодические обзоры существующего договорного режима, непременно подчеркивается связь между документами по международному уголовному праву и контртеррористическими конвенциями.

Упреждение применения стрелкового оружия в террористических целях является одной из значимых направлений деятельности ООН в области борьбы с данным видом преступления. Дело в том, что стрелковое оружие и легкие вооружения являются относительно недорогостоящими, крайне прочными и легкими в переноске и сокрытии. Более того, наличие сетей и прочных оперативных связей между террористами, торговцами наркотиками и торговцами оружием облегчает перемещение этой категории оружия через границы. Основными источниками незаконной торговли этим оружием является хищение его с государственных складов , а также незаконное производство. В Программе действий, принятой в 2000 году Конференцией Организации Объединенных Наций по проблеме незаконной торговли стрелковым оружием и легкими вооружениями во всех ее аспектах, отмечается, что такая торговля создает питательную почву для организованной преступности и терроризма. В Программе действий государствам и соответствующим международным и региональным организациям настоятельно предлагается оказывать помощь в борьбе с незаконной торговлей стрелковым оружием и легкими вооружениями, связанной с оборотом наркотиков, транснациональной организованной преступностью и терроризмом. Протокол против незаконного изготовления и оборота огнестрельного оружия , его составных частей и компонентов, а также боеприпасов к нему, который дополняет Конвенцию Организации Объединенных Наций против транснациональной организованной преступности , является орудием в борьбе с незаконным оборотом, в котором участвуют организованные преступные группы, определенные в Конвенции.

Вторая стратегия - Лишение группы или отдельных лиц возможности совершать акты терроризма. Департамент общественной информации и информационных центров и Контртеррористический комитет ООН оказываются в центре деятельности Организации Объединенных Наций, направленной на то, чтобы лишать группы или отдельных лиц возможности совершать террористические акты. Система Организации Объединенных Наций в целом обеспечивает готовность в плане поддержки усилий Комитета добиваться осуществления мер по борьбе с терроризмом. Одной из конкретных областей, в которых учреждения Организации Объединенных Наций могут оказать помощь в данном процессе, является разработка типового законодательства для соблюдения государствами - международных документов и соответствующих резолюций. С учетом опасений в плане того, что террористы могут получить доступ к запасам оружия массового уничтожения и связанным с ним технологиям, деятельность Организации Объединенных Наций в области разоружения начинает обретать новое звучание. Речь идет о том, что Департамент по вопросам разоружения обращает внимание общественности на угрозу, которую таит в себе потенциальное использование оружия массового уничтожения при совершении террористических актов .

Что касается Контртеррористического комитета, являющегося комитетом полного состава Совета Безопасности , учрежденный во исполнение резолюции 1 373 (200 ), то он носит уникальный характер как в плане широты своего мандата, так и новизны своей работы. Его сравнивают с различными комитетами по санкциям , учрежденными Советом Безопасности, поскольку , как и эти комитеты, он отслеживает осуществление государствами резолюций Совета . Однако характер и объем мандата Комитета , а также методы его работы представляют собой значительные нововведения и открывают новые возможности для сотрудничества между государствами .

Приняв единогласно 28 сентября 2001 года резолюцию 1 373 (200 ), Совет Безопасности впервые установил меры, направленные не против какого-либо государства, его руководителей, граждан или товаров, а против актов терроризма во всем мире и самих террористов . Это одна из наиболее обширных резолюций в истории Совета , посвященных обеспечению того, чтобы любое лицо, которое участвует в финансировании, планировании, подготовке или совершении террористических актов или которое поддерживает террористические акты, привлекалось к судебной ответственности, и чтобы такие акты квалифицировались как серьезные уголовные правонарушения во внутригосударственных законах и положениях и чтобы наказание должным образом отражало их серьезность. Совет Безопасности призывает государства представить Контртеррористическому комитету доклады об осуществлении данной резолюции. Контртеррористический комитет учредил подкомитеты для рассмотрения этих докладов при помощи специалистов в соответствующих областях, и каждое рассмотрение он проводит в партнерстве с государством, представившим доклад. Такое партнерство может обеспечить предоставление Комитетом, учреждениями Организации Объединенных Наций и некоторыми другими государствами технической помощи и сотрудничества в значительном объеме для содействия осуществлению резолюции 1 373 (200 ).

Контртеррористический комитет находится в центре деятельности Организации Объединенных Наций по борьбе с терроризмом, а система Организации Объединенных Наций в целом предоставляет ему необходимую помощь .

Третья стратегия - Поддержание широкого международного сотрудничества в борьбе с терроризмом.

Для обеспечения эффективности международных усилий в борьбе с терроризмом сотрудничеству между Организацией Объединенных Наций и другими международными организациями придается более систематический характер.

Поддерживая координацию и сотрудничество, Организация Объединенных Наций предполагает руководствоваться следующими принципами:

осуществляемому в настоящее время взаимодействию между Организацией Объединенных Наций и региональными организациями на разовой основе должен быть придан более систематический характер;

следует использовать уже существующие координационные механизмы для недопущения дублирования усилий и растрачивания ресурсов;

- необходимо оптимизировать поток информации между региональными организациями и Организацией Объединенных Наций. 18

Более высокой степени внутренней координации и согласованности должна добиться и сама система Организации Объединенных Наций . Эти усилия требуют проведения Исполнительным комитетом по вопросам мира и безопасности периодических обзоров работы по терроризму и даже укрепления отдельных подразделений, в частности Управления по контролю над наркотиками и предупреждению преступности Секретариата Организации Объединенных Наций.

Исполнительный комитет по вопросам мира и безопасности после терактов 11 сентября 2001 года в г. Нью Йорке укрепляет свои отдельные подразделения, в частности Управления по контролю над наркотиками и предупреждению преступности Секретариата Организации Объединенных Наций. А Координационный совет старших руководителей системы Организации Объединенных Наций осуществляет обзор общесистемной деятельности для обеспечения ее скоординированности .

Контртеррористическая деятельность осуществляется на основе двустороннего и многостороннего сотрудничества между национальными учреждениями, занимающимися правоохранительной деятельностью , разведкой и обеспечением безопасности . В общем и целом такие меры не требуют участия Организации . В то же время , как свидетельствуют ответы ряда государств - Контртеррористическому комитету , может существовать целый ряд аспектов , в которых система Организации Объединенных Наций могла бы содействовать в обеспечении или организации усилий по созданию потенциала в связи с правоохранительной деятельностью, уголовным правосудием и осуществлением положений резолюции 1 373 (200 ) Совета Безопасности.

1 См.. Емельянов В. П. Проблемы ответственности за международный терроризм, -Государство и право. 2000. №1.

2 См. Международное уголовное право. Учебное пособие / Под. ред В. Н. Кудрявцева Изд. 2-е., перераб и доп. М., 1999.; Трайнин А.Н. Защита мира и борьба с преступлениями против человечества. М., 1956; Ляхов Е. Г. Политика терроризма — политика насилия и агрессии. М., 1987; Проект Кодекса преступлений против мира и безопасности человечества (Док. 51-я сессия Генеральной Ассамблеи ООН Доп. № 10 (А/51/10).

3 См. Карпец И.И, Преступления международного характера, М., 1979, С.64-98.

4 См. Адельханян Р., Признаки террористического преступления по международному праву, -Российская юстиция, 2002, №8, С.47-48.

5 См.: там же Адельханян Р., С.48.

6 См., “Проблемы терроризма и борьбы с ним" Аналитический доклад. - М.: Центр стратегического развития. 1999г.

7 Док. ООН А/2625/25.

8 Док. ООН А/49/60.

9 Проект Кодекса преступлений против мира и безопасности человечества (Док. ООН А/51/10. Гл. II, ч. II. С. 30, 31, 33, 34, 35, 38, 40, 44).

10 См.: Антонян Ю.М. Терроризм. Криминологическое и уголовно – правовое исследование. М., 1998, С.27.

11 См.: Уголовное право. Общая часть: Учебник. Под. ред. В.Н.Петрашева. М., 1991, С.180.

12 Лукьянов В.А. Ответственность: философские и уголовно-правовые аспекты. Автореф. дисс. на соискание ученой степени канд. юрид. наук. Екатеринбург, 1999, с.23.

13 См.: Тункин Г.И. Вопросы теории международного права. М., 1962, С. 266-277.

14 Информационный веб-портал: The Voice of Russia. Новости от 25 января 2002г.

15 Отчет Международной Хельсинкской Федерации по правам человека (МХФПЧ) "Права человека и терроризм в странах Центральной Азии - членах ОБСЕ", 10 декабря 2001 года.

16 Там же.

17 В настоящем докладе сначала говорится о международных документах о правах человека и установлении поведенческих норм. Второй раздел посвящен трем ключевым тематикам, первое- упреждение террористических актов и усилия Организации Объединенных Наций в области разоружения и ограничения оружия массового уничтожения; второе - осуществление положений резолюции 1 373 (200 ) и деятельность Контртеррористического комитета; третье - вклад Организации Объединенных Наций в области миростроительства и предотвращения конфликтов, на почве которых могут действовать террористы. В третьем разделе рассматриваются способы поддержания сотрудничества между государствами, работы с многосторонними инициативами за рамками Организации Объединенных Наций и обеспечения большей согласованности в рамках самой системы Организации Объединенных Наций. В заключение доклада приводится краткий перечень рекомендаций в порядке приоритетов для будущих усилий Организации Объединенных Наций в борьбе с терроризмом. “Меры по ликвидации международного терроризма” материал Совета Безопасности ООН (согласно Резоляциям СБ № 1 368 (200) и 1373 (200)), подготовленный для 57-сессии ООН в 2002г.

18 “Меры по ликвидации международного терроризма” материал Совета Безопасности (согласно Резоляциям СБ № 1 368 (200) и 1373 (200)), подготовленный для 57-сессии ООН в 2002г.