3.2. Краткая характеристика элементов, свойственных преступлениям по международному уголовному праву : Курс международного уголовного права - Э.НАРБУТАЕВ, Ф.САФАЕВ. : Книги по праву, правоведение

3.2. Краткая характеристика элементов, свойственных преступлениям по международному уголовному праву

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 
РЕКЛАМА
<

Рассуждая о субъекте преступлений в международном уголовном праве следует отметить что в отличие от внутригосударственного уголовного права таковым являются не только физические лица, но и государства, а также, в некоторых случаях, и юридические лица.

Кстати, примерно с 70-х годов по некоторым, в том числе и очень принципиальным началось в начале достаточно робкое, а затем и вполне видимое сближение позиции по проблеме уголовной ответственности юридических лиц. Как известно, классическим принципом системы романо-германского права является принцип личной ответственности лишь вменяемого, достигшего определенного возраста физического лица, совершившего запрещенное уголовным законом преступное деяние. Этот принцип, бесспорно является одним из самых важных завоеваний человечества на его пути к цивилизации, прогрессу и демократии. Тем не менее, в более поздние времена ответственность юридических лиц была восстановлена, например, в уголовном праве США, вначале в сфере хозяйственного уголовного права для борьбы с преступной деятельностью синдикатов и трестов. Разумеется, корпорация, признававшаяся виновной, при этом не лишалась свободы, а приговаривалась к штрафу. Позднее в уголовном законодательстве США была предусмотрена и уголовная ответственность общественных организаций. Идея уголовной ответственности юридических лиц стала достоянием и уголовного права романо-германской системы. Поводом к тому послужили проблемы с экологическими преступлениями. Было очевидно, что уголовно-правовые санкции, применяемые за эти преступления, должны быть такими, чтобы они не только “ударяли”, например, по владельцу или руководителю загрязняющего атмосферу предприятия, но и делали экономические невыгодным занятие экологически вредной производственной или иной деятельностью для всех работников соответствующего предприятия. Штрафные санкции, применяемые к юридическим лицам, способны реализовать эту идею, а штрафы, применяемые к физическим лицам, - нет. В 1978 г. Европейский комитет по проблемам преступности Совета Европы рекомендовал законодателям европейских государств встать на путь признания юридических лиц субъектами уголовной ответственности за экологические преступления. Тогда как в международном уголовном праве предусмотрена ответственность государства за совершение международного преступления.

Так, после Второй мировой войны ответственность государств за международные преступления была закреплена уставами международных военных трибуналов, конвенциями о геноциде, апартеиде, целым рядом резолюций ООН. Генеральная Ассамблея в 1981 г. приняла Декларацию, в соответствии с которой “государственные деятели, которые первыми прибегнут к использованию ядерного оружия, совершат тягчайшие преступления против человечества”.

В проекте кодекса преступлений против мира и безопасности человечества, принятом в 1994 г. на 46 сессии Комиссии Международного права, подчеркнуто, “что судебное преследование какого-либо лица за преступление против мира и безопасности человечества не освобождает государство от ответственности по международному праву за действие или бездействие, вменяемое этому государству” ( ст.5).

Следует обратить внимание, пишет В.П.Панов, что речь в этой статье идет не о международной уголовной ответственности государства, а об ответственности государств по международному праву. “Поэтому вряд ли юридически правомерно будет называть государство субъектом международного преступления. Фактически государство является субъектом ответственности за международные преступления. Это верно ещё и потому что за международные преступления государства привлекаются к политической и материальной ответственности, а санкции уголовных законов к ним не применяются”.1

Несомненно исполнителями преступлений по международному уголовному праву выступают физические лица. Это исходит и из требований ст. ст.11-13. Проекта кодекса преступлений против мира и безопасности человечества где закреплены три важнейших положения:

Первое: то обстоятельство что какое-либо лицо, обвиняемое в совершении преступлений против мира и безопасности человечества, действовало в исполнение приказа своего правительства или начальника, не освобождает это лицо от уголовной ответственности, если в условиях того времени оно могло не выполнить этого приказа (ст. 11-Приказ правительства или начальника).

Второе: факт совершения указанного выше преступления подчиненным не освобождает его начальника от уголовной ответственности, если они были в курсе дела или располагали информацией, позволяющей им в тех обстоятельствах сделать вывод о том, что этот подчиненный совершил или собирается совершить такое преступление, и если они не приняли все возможные меры, которые они могли принять в целях предупреждения или пересечения этого преступления. (ст. 12 - Ответственность начальника).

Третье: официальный статус лица, совершившего такое преступление, и, в частности , тот факт что оно является главой государства или правительства, не освобождает его от уголовной ответственности (Официальный статус и ответственность).

Отсюда следует : кто передает, отдает или исполняет преступный приказ, становится преступником, если он признал или должен был признать преступный характер приказа. Если же подчиненный не отдавал себе отчета в незаконности полученного приказа или по справедливости от него трудно было ожидать, что он сможет отдать себе отчет, то виновное намерение, которое предполагает совершение преступления, отсутствует и подчиненный избегает ответственности. Другими словами, приказ не влечет за собой ответственности исполнителя, если он имел возможность морального выбора.

С практической точки зрения международные преступления нередко классифицируются и в зависимости от статуса исполнителя. Некоторые преступления – агрессия, угроза агрессией, вмешательство, колониальное господство и апартеид – всегда совершаются людьми, занимающими руководящие позиции в политическом или военном аппарате государства, в его финансовой или экономической жизни, или по их приказу. Вторая группа преступлений – вербовка, использование, финансирование и обучение наемников и международный терроризм – будет подпадать под действие кодекса в тех случаях, когда в их совершение вовлечены агенты или представители государства. Третья группа преступлений – геноцид, систематическое и массовое нарушение прав человека, исключительно серьезные военные преступления, незаконный оборот наркотических средств, преднамеренный и серьезный ущерб окружающей среде – будут наказуемы в соответствии с кодексом, кем бы они не совершались.

Теоретически субъектами преступлений по международному уголовному праву могут быть международные организации, военные союзы, транснациональные корпорации, коммерческие банки, отдельные государственные органы и даже хозяйственные предприятия и организации.

В 1985 г. в документе ООН Руководящие принципы в области предупреждения преступности и уголовного правосудия в контексте развития и нового международного экономического порядка в разделе, касающемся ответственности юридических лиц, записано: “Государства - члены должны рассматривать вопрос о, уголовной ответственности не только для лиц, действовавших от имени какого-либо учреждения, корпорации или предприятия или выполняющих руководящие или исполнительные функции, но для самого учреждения, корпорации или предприятия путем выработки соответствующих мер предупреждения их возможных преступных действий и наказания за них”.2

Следовательно, за совершение субъектами уголовных преступлений государство ответственности не несет. Более того, в его обязанности входит уголовное преследование виновных в совершении этих преступлений по своим законам. Поэтому все вопросы, связанные с субъектами этих преступлений, разрешаются национальным законодательством с учетом норм международного уголовного права. Преступления международного характера мало чем отличаются от общеуголовных, за исключением преступлений против мира, военные и другие международные преступления, которые представляют собой сложную и разветвленную деятельность многих индивидов, юридических лиц и государств и совершаются в течение длительного времени на территории нескольких стран. При этом место совершения преступления не всегда совпадает с местом наступления вредных последствий.

Многие из преступлений международного характера сконструированы таким образом , что образуют оконченное деяние независимо от наступления вредных последствий. С другой стороны последствия ряда международных преступлений “отличаются своим разнообразием, исключительными масштабами и причинением неисчислимого материального ущерба и морального вреда людям”.3

Место, время и обстановка совершения преступлений также влияют на их квалификацию. Преступления международного характера, как правило совершаются преднамеренными и четко определенными целями.

Соучастие в преступлениях против международного права вытекает из аналогичного института национального уголовного права. Его можно определить как умышленное, совместное участие двух и более лиц в совершении преступления. Чаще всего они совершаются в форме преступной организации, что свойственно международным преступлениям.

В международном уголовном праве различают международно-правовые и национально-правовые санкции. В первом случае они указываются в международных договорах, устанавливающих преступность и наказуемость деяний. Примером могут служить ст. 27 и 28 Устава Международного военного трибунала 1945г., которые юридически закрепили право трибунала “приговаривать виновных к смертной казни или другому наказанию, которое трибунал признает справедливым”. В качестве дополнительного наказания предусмотрено “отобрание у осужденного награбленного имущества”. По приговору Нюрнбергского трибунала в отношении главных военных преступников, кроме смертной казни через повешение, были применены к ряду подсудимых пожизненное заключение, а также 10, 15 и 20 лет тюремного заключения.

В своих Уставах созданные по решению Совета Безопасности Международный трибунал по Югославии и Международный уголовный трибунал по Руанде предусматривают в качестве санкций тюремное заключение, сроки которого судьи определяют, руководствуясь общей практикой вынесения приговоров о тюремном заключении в судах Югославии и Руанды. Помимо тюремного заключения предусмотрено возвращение любого имущество и доходов, полученных преступным путем, их законным владельцам.

Уголовная юрисдикция в отношении преступлений международного характера осуществляется судами государств, поэтому национально – правовые санкции занимают приоритетное положение в международном уголовном праве. По этой же причине в большинстве международных договоров меры наказание не указаны.

1 См: Панов В.П. Международное уголовное право. Москва, 1997, С 30.

2 Сборник стандартов и норм ООН в области предупреждения преступности и уголовного правосудия. Нью-Йорк. ООН, 1992. С.34.

3 См. : Панов В.П. Международное уголовное право. Москва, 1997, С 34.