Популярное за неделю

{featured_books}
Менеджмент, экономика, психология, журналистика
зачетна5.рф
adhdportal.com

§ 4.  OTBtTCTBEHHOCTb СОУЧАСТНИКОВ

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 
51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 
68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 
85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 

I. В советском уголовном праве ответственность соучастников основывается на принципах:

1) равной уголовной ответственности за соучастие в преступлении и за совершение преступления одним лицом;

623

 

2)             самостоятельности   ответственности   каждого

участника;

3)             индивидуализации  наказания соучастников.

Содержание принципа равной уголовной ответствен­

ности   составляют  следующие   существенные   моменты:

а)             соучастники  имеют  то  же  основание  уголовной

ответственности, что и индивидуально действующие ли­

ца,— виновное совершение предусмотренного уголовным

законом общественно опасного деяния;

б)            совершенное совместными усилиями соучастников

преступление вменяется в вину каждому из них, как и

индивидуально действующему лицу,  в  полном  объеме

как результат его собственной умышленной деятельности;

в)             ответственность за соучастие в преступлении при­

равнивается ' к   ответственности   индивидуально   дейст­

вующего лица: мера наказания соучастникам определя­

ется в пределах санкции конкретной нормы Особенной

части, за соучастие применяются те же виды наказания —

как основные, так и дополнительные, ответственность за

соучастие не влечет за собой автоматически ни повы­

шения,  ни  снижения  наказания,  общие  начала  назна­

чения    наказания    и    его    индивидуализации    (ст.    37

УК РСФСР) учитываются при определении меры нака­

зания соучастникам;

г)             участие в  совместном  совершении преступления

равнозначно его индивидуальному совершению во всех

случаях, когда при определении ответственности нужно

учитывать  повторность,   совершение   преступления   бо­

лее двух раз, систематичность, особо опасный рецидив;

д)             общие правила освобождения от наказания, дав­

ности привлечения к уголовной ответственности и дав­

ности   исполнения   приговора,   погашения   судимости   и

амнистии действуют в равной мере и в отношении со­

участников.

■ Таким образом, принцип равной уголовной ответ­ственности участников совместной преступной деятель­ности не означает требования их равного наказания. Возражения М. И. Ковалева против этого принципа неубедительны, так как по существу сводятся к утверж­дению, что наказание соучастников должно быть инди­видуализировано.82  Однако  индивидуализация  наказа-

82 См.: М. И. Ковалев. Соучастие в преступлении. Часть вто­рая. Виды соучастников и формы участия в преступной деятельно­сти, стр.. 150—151.

624

 

I

 

ния не противоречит равной ответственности за сообща совершенное преступление.

II.            Принцип   самостоятельности  ответственности   со­

участников в противовес принципу акцессорности, непри­

емлемость  которого  обосновывалась  при  рассмотрении

общего понятия соучастия, базируется на том, что каж­

дый соучастник отвечает за лично им совершенное дея­

ние,   посягающее   на   охраняемые   уголовным   законом

общественные отношения, иначе говоря, у каждого участ­

ника     совместной     преступной     деятельности — инди­

видуальное  основание   уголовной   ответственности.   Са­

мостоятельность   ответственности   соучастников   заклю­

чается в том, что соучастник всегда  несет ответствен­

ность лишь за деяние, совершенное им лично, т. е. в

пределах   причиненного   им'  вреда,   охватываемого   его

умыслом.

Из сахМостоятельности ответственности соучастников вытекают следующие положения: ответственность со­участника за действия исполнителя, хотя и находящиеся в причинной связи с его действиями, но не охватывае­мые его умыслом (эксцесс исполнителя), исключается; в силу возможного расхождения содержания умысла соучастника, с одной стороны, и исполнителя, с дру­гой,— возможна их ответственность за совершение раз­ных преступлений и выполнение различных составов одного и того же преступления; безуспешность подстре­кательства, пособничества или организационной дея­тельности не исключает уголовной ответственности; ос­вобождение исполнителя от наказания (помилование, освобождение от уголовной ответственности с передачей дела в товарищеский суд или с передачей виновного на поруки и т. п.) не исключает ответственности соучаст­ников; добровольный отказ одного из соучастников, в частности исполнителя, не исключает ответственности других соучастников.

III.           Принцип    индивидуализации   наказания   за   со­

участие в преступлении основывается на общих положе­

ниях уголовного законодательства  (ст. 37 УК РСФСР)

и специальном требовании ст. 17 УК РСФСР.

В теории советского уголовного права нет единства мнений о критериях индивидуализации наказания со­участников. Уголовный кодекс РСФСР 1926 г. устанав­ливал три критерия: степень участия в преступлении, степень   опасности   преступника   и   степень   опасности

625

 

совершенного преступления. По мнению А. Н. Трайнн-на, степень опасности преступления «не может служить одним из оснований к установлению различной ответ­ственности соучастников»,83 так как они несут ответ­ственность за одно и то же преступление, опасность которого одинакова для каждого из них. Напротив, по мнению М. А. Шнейдера, указание в законе на опас­ность действия, выполненного в соучастии, необходимо, так как «опасность совершенного каждым соучастником преступления не обязательно совпадает с общей опас­ностью данного вида преступления в силу индивидуаль­ных условий его совершения на стороне каждого со­участника».84 И. П. Малахов аргументирует несогласие с Основами уголовного законодательства тем, что «со­участнику не всегда может быть вменено то преступле­ние, которое совершено исполнителем»,85 а Г. А. Кри-гер предлагает дополнить общесоюзный закон указанием в уголовных кодексах на степень опасности совершен­ного преступления, так как полагает, что «опасность одного и того же преступления ...существенно меняется в зависимости от того, совершено оно одним лицом или в соучастии».86

Специальное указание на степень общественной опасности совершенного соучастниками преступления излишне, но, разумеется, не потому, что учитывать ее вообще не следует (в противном случае определение наказания невозможно), не потому, что степень опас­ности преступления не может быть различной для от­дельных соучастников (или меняться в зависимости от факта совершения его в соучастии), не потому, наконец, что соучастники не могут отвечать за разные преступле-. ния, а потому, что такое указание, относящееся к каж­дому случаю определения наказания, а следовательно, и наказания каждого соучастника содержится в ст. 37 УК РСФСР (ст. 32 Основ уголовного законодатель­ства). Поэтому же законодательство о соучастии не со-

83            А. Н. Т р а й н и н. Учение о соучастии, стр. 150.

84            М. А. Ш н е й д е р. Соучастие в преступлении по советскому

уголовному праву, стр. 82.

85            И. П. Малахов. Соучастие в воинских преступлениях в све­

те общего учения о соучастии   по советскому   уголовному   праву,

стр. 23.

86            П.  И. Г р и ш а е в, Г. А. К р и г е р. Соучастие по советскому

уголовному праву, стр. 185—186.

626

 

 

 

держит специального указания на необходимость учи­тывать личность виновного и обстоятельства, смягчаю­щие и отягчающие ответственность.

Таким образом, при определении наказания каждо­му соучастнику должны учитываться: 1) характер и степень общественной опасности совершенного престу­пления, 2) личность виновного, 3) обстоятельства, смяг­чающие и отягчающие ответственность (общие начала индивидуализации), 4) степень и характер участия (спе­циальный индивидуализирующий момент).

Степень и характер участия в совершении престу­пления— объективные категории, отражающие специ­фические особенности соучастия. Большая или меньшая степень участия зависит от значения действий соучаст­ника для достижения преступного результата. Характер участия — качественная характеристика вклада каждого соучастника в сообща совершаемое преступление — опре­деляется как степенью участия в совершении преступле­ния, так и рядом иных обстоятельств, например настой­чивостью, проявленной при выполнении своей роли, наличием между соучастниками особых отношений (на­пример, подчиненность), несовершеннолетие и т. п.

Оценка степени и характера участия каждого со­участника в совершении преступления необходима при индивидуализации его ответственности во всех случаях, независимо от того, в какой форме соучастия — соис-полнение, соучастие в узком смысле слова или преступ­ная организация — совершено преступление.

Соучастие в советском уголовном праве не является отягчающим ответственность соучастников обстоятель­ством. Как уже отмечалось, сам по себе факт соверше­ния преступления в соучастии — обстоятельство, подле­жащее индивидуальной оценке в каждом конкретном случае. В частности, совершение преступления в соуча­стии повышает общественную опасность этого преступ­ления и, следовательно, требует усиления ответственно­сти каждого соучастника лишь в случаях, когда со­вместно участвующие в совершении преступления лица представляют организованную группу. Организованная группа может быть как устойчивой, так и лишенной признака устойчивости. Группа является организован­ной в случаях, когда лица, ее образующие, предвари­тельно договорились об обстоятельствах, определяющих по крайней мере минимум согласованности в действиях:

627

 

объекте посягательства, характере совершаемых каждым из них действий и времени их совершения.

Индивидуализация наказания соучастников, совер­шивших преступление в составе организованной груп­пы, всегда предполагает необходимость решения вопро­са о степени ^организованности группы. Чем более сплочены участники группы, чем глубже задуман и тщательнее разработан план совершения преступления, тем более успешно осуществляется преступление, тем большую опасность представляет при прочих равных условиях деятельность каждого соучастника.

Степень и характер участия в значительной мере опре­деляются ролью, выполненной каждым соучастником. Наибольшую опасность представляют организационная деятельность и подстрекательство. Напротив, пособни­чество в большинстве случаев влечет за собой более мягкое наказание, чем исполнение. Пленум Верховного Суда СССР указал, что условное осуждение, как пра­вило, не должно применяться к лицам, совершившим тяжкие преступления, в то же время отметил, что ус­ловное осуждение может применяться к отдельным участникам таких преступлений, когда установлена вто­ростепенная роль этих лиц.87

В каждом конкретном случае определения наказания соучастникам следует учитывать как смягчающие, так и отягчающие обстоятельства, использовать как общие, так и специальные критерии индивидуализации нака­зания. Так, Гордеев и Грачев были осуждены за раз­бойное нападение к 15 годам лишения свободы каждый. Судебная коллегия по уголовным делам Верховного су­да РСФСР снизила меру наказания Гордееву до 5 лет лишения свободы, указав, что Гордееву к моменту со­вершения преступления было 15 лет и преступление он совершил под влиянием более взрослого Грачева.88

Совершение преступления организованной группой в равной мере отягощало ответственность как Грачева,

87            См. постановление пленума Верховного Суда СССР от 4 мар­

та  1961  г. «О судебной практике по применению условного осуж­

дения»   (Сборник постановлений пленума  Верховного  Суда   СССР

1924—1963 гг. М., «Известия Советов депутатов трудящихся СССР»,

1964, стр.206).

88            См.: Сборник постановлений президиума  и определений  Су­

дебной коллегии   по  уголовным  делам   Верховного   суда   РСФСР

1957—1959 гг., стр. 191 — 192.

628

 

так и Гордеева. Однако юношеский возраст последнего, т. е. особые свойства его личности (общий критерий ин­дивидуализации ответственности), во-первых, и оказан­ное влияние со стороны более взрослого соисполните­ля, т. е. момент, определяющий характер его участия в совершении преступления (специальный критерий ин­дивидуализации ответственности), во-вторых, явились смягчающими обстоятельствами, превалирующими над отягчающим. Напротив, в отношении Грачева то об­стоятельство, что он вовлек Гордеева в совершение пре­ступления, придало характеру его участия отягчающее значение. Естественно, что мера наказания Грачева максимальна, Гордеева — близка к минимуму.

IV. Преступление, сообща совершенное соучастника­ми, может характеризоваться рядом обстоятельств, по­вышающих или уменьшающих его общественную опас­ность. Вопрос о значении указанных обстоятельств для ответственности каждого соучастника решается следую­щим образом. Любое имеющееся на стороне организа­тора, подстрекателя или пособника обстоятельство, отягчающее (квалифицирующее) или смягчающее от­ветственность, оказывает влияние лишь на ответствен­ность того, кто им обладает. Так, если подстрекатель склонил исполнителя к убийству, находясь в состоянии внезапно возникшего сильного душевного волнения, вызванного насилием или тяжким оскорблением со сто­роны потерпевшего, он несет ответственность по ст. ст. 17 и 104 УК РСФСР, а исполнитель, у которого нет указанного обстоятельства, — по ст. 103 УК РСФСР, так же как пособник краже, ранее судимый за хищение, от­вечает за соучастие в квалифицированной краже и в том случае, если исполнитель впервые похищает чужое имущество и, таким образом, несет ответственность за простую кражу.

Иное значение для ответственности соучастников имеют обстоятельства, находящиеся на стороне испол­нителя. Они подразделяются на объективные и субъек­тивные. Объективные обстоятельства, т. е. характери­зующие деяние и условия его совершения, вменяются в ответственность каждому соучастнику, если они охва­тывались его умыслом. Так, если кража совершена с применением технических средств, убийство — с особой жестокостью, спекуляция — в крупных размерах и т. п., "то  в~ каждом  случае  каждому  соучастнику  вменяется

62а

 

соответствующее квалифицирующее преступление об­стоятельство.

Субъективные обстоятельства характеризуют лич­ность исполнителя, его мотивы, цели, особые отношения и т. п. Значение субъективных обстоятельств для ответ­ственности соучастников неодинаково: одни из них вме­няются в вину всем соучастникам, другие не могут вме­няться, далее если охватываются умыслом.

Обстоятельства, относящиеся к личности исполните­ля, вменяются соучастникам, во-первых, если они ха­рактеризуют его как специального субъекта преступле­ния и, во-вторых, если они характеризуют не только личность преступника, но и степень общественной опас­ности совершенного им деяния. В частности, мотив и цель, которыми руководствуется и во имя достижения которых действует исполнитель, характеризуют и субъ­ект, и деяние. Поэтому, например, как пособник, так и подстрекатель должны нести ответственность за соуча­стие в корыстном убийстве и в том случае, если они сами не имели корыстных мотивов, но сознавали, что исполнитель совершает преступление из корысти.

Не могут вменяться в вину соучастникам субъектив­ные обстоятельства, имеющиеся на стороне исполнителя, если они носят строго личный характер: повторность, совершение преступления более двух раз, система­тичность и особо опасный рецидив. Эти обстоятель­ства характеризуют степень общественной опасности личности исполнителя, а не совершенного им деяния и потому имеют значение только для его личной ответ­ственности. Так, если, например, пособник оказал со­действие убийству, совершенному особо опасным реци­дивистом из мести, то он песет ответственность по ст. ст. 17 и 103 УК РСФСР (простое убийство), а исполни­тель— по п. «л» ст. 102 УК РСФСР (квалифицирован­ное убийство).

При индивидуализации наказания также следует раз­личать объективные обстоятельства, влияющие на меру наказания всех соучастников (например, причинение преступлением тяжких последствий, совершение престу­пления общеопасным способом и т. п.), субъективные обстоятельства, играющие ту же роль (например, со­вершение преступления из корыстных или иных низ­менных побуждений), и строго личные обстоятельства (например,    совершение    преступления    под    влиянием

630

 

сильного душевного волнения, вызванного неправомер­ными действиями потерпевшего, несовершеннолетие, со­стояние беременности, совершение нового преступления лицом, которое было взято на поруки, в течение срока поручительства или в течение одного года после окон­чания этого срока и т. п.).

V.            Если соучастникам не удалось довести преступле­

ние до конца по не зависящим от них обстоятельствам,

например  подстрекатель  склонил  исполнителя  к убий­

ству,  пособник снабдил  его  оружием,  но  исполнитель,

стреляя, промахнулся, то каждый соучастник несет от­

ветственность в зависимости от того,   на   какой   стадии

была    прервана   преступная   деятельность, — за   соуча­

стие в приготовлении или покушении на соответствую­

щее преступление. В приведенном примере соучастники

несут   ответственность   за   соучастие   в   покушении    на

убийство и их действия следует квалифицировать по ст.

ст. 17, 15 и 103 УК РСФСР.

При индивидуализации ответственности за соучастие в приготовлении или покушении на преступление долж­ны учитываться как все названные выше критерии ин­дивидуализации ответственности соучастников, так и специальные критерии, установленные в ст. 15 УК РСФСР.

За неудавшееся подстрекательство или пособниче­ство (безуспешная попытка склонить к совершению пре­ступления либо оказать содействие его совершению) ли­цо несет ответственность не по правилам о соучастии, так как в этом случае отсутствует совместное участие двух или более лиц в преступлении, а за приготовление к совершению соответствующего преступления.

VI.           Эксцесс   исполнителя — это   случай   совершения

исполнителем преступных действий, хотя и находивших­

ся в связи с действиями других соучастников, но не ох­

ватываемых их умыслом.

П. и С, проходя ночью мимо общежития рабочих кирпичного завода, договорились совершить кражу ве­щей из общежития. С этой целью П. проник через окно в одну из комнат, а С. остался на улице у окна и дол­жен был предупредить П. в случае появления прохожих. Однако вопреки ожиданию П. в комнате оказался Е. Угрожая Е. расправой, П. отобрал у него часы и другие вещи. П. совершил разбойное нападение, которое яви­лось для С. эксцессом исполнителя.

631

 

Эксцесс исполнителя имеется лишь тогда, когда дея­ние, Совершенное им, находится в причинной связи с дей­ствиями соучастников.89 Отсутствие этой связи озна­чает отсутствие эксцесса исполнителя. Если, например,

A.            подстрекал Б. убить или ограбить В., чего тот не сде­

лал, а привлекается к ответственности за злоупотребле­

ние служебным положением,   то  эксцесса   исполнителя

нет, А. подлежит ответственности за приготовление к то­

му преступлению, на совершение   которого  он   склонял

B.            (безуспешное подстрекательство). Но если А. скло­

нил Б. к ограблению В. или предоставил ему для совер­

шения этого преступления оружие, а Б. в процессе раз­

бойного нападения убил свою жертву, то совершенное

убийство должно рассматриваться в качестве эксцесса

исполнителя.

Соучастники не несут ответственности за эксцесс ис­полнителя, каждый из них отвечает за содеянное им лично: исполнитель — за совершенное им преступление, подстрекатель или пособник — за соучастие в том пре­ступлении, на которое был направлен его умысел.

VII. Добровольный отказ соучастников специально не регламентируется в уголовном законодательстве (за исключением УК. Грузинской ССР). В случае добро­вольного отказа соучастников действуют общие прави­ла, предусмотренные ст.. 16 Основ уголовного законода­тельства (ст. 16 УК РСФСР).

Добровольный отказ при соучастии может заклю­чаться в отказе от продолжения преступной деятельно­сти как всех соучастников, так и одного или нескольких из них. Первый случай, а также добровольный отказ ис­полнителя в сущности ничем не отличаются от добро­вольного отказа индивидуально действующего лица: способ его реализации зависит лишь от того, насколько далеко к достижению преступного результата продвину­лась предварительная преступная деятельность. \f Добровольный отказ подстрекателя, пособника и организатора имеет ряд специфических черт, определяе,-

89 Наличие причинной связи при эксцессе исполнителя отри­цают М. А. Шнейдер (см.: М. А. Ш н е й д е р. Соучастие в преступ­лении по советскому уголовному праву, стр. 33) и М. И. Ковалев (см.: М. И. Ковалев. Соучастие в преступлении. Часть вторая. Виды соучастников и формы участия в преступной деятельности, стр.233),

632

 

 

мых особенностями совершаемых ими действий. Соуча­стник должен так или иначе прервать развитие процес­са причинения общественно опасного результата, исход­ным моментом которого является его личная деятель­ность. При этом не имеет значения, что результат не на­ступит или будет причинен другими лицами.

Для осуществления добровольного отказа подстрека­телю или организатору необходимо либо убедить испол­нителя не совершать преступление, либо принять меры, исключающие возможность его совершения (сообщение органам власти о предполагаемом преступлении, при­нуждение исполнителя к воздержанию от преступления и т. п.) ■

j Аналогичный характер должен иметь и доброволь­ный отказ в случаях интеллектуального пособничества. Если интеллектуальное пособничество заключалось, в ча­стности, в заранее данном обещании совершить те или иные пособнические действия в процессе выполнения преступления или в обещании укрыть, например, пре­ступника, то пособник не может ограничиться несовер­шением обещанных действий, а, кроме того, должен по­ставить в известность исполнителя об изменении своего намерения, так как одно лишь несовершение обе­щанных действий не устраняет причинной связи между данным исполнителю Обещанием и его дей­ствиями, осуществляемыми в расчете на выполнение обещания.

При физическом пособничестве отказ заключается либо в несовершении тех действий, которые пособник должен был выполнить (пособник не дал исполнителю пистолет, хотя и обещал сделать это), либо в лишении исполнителя предоставленного ранее содействия (по­собник отбирает у исполнителя пистолет), либо в пре­дотвращении преступного результата.

Добровольный отказ одного из соучастников не исключает ответственности других. При добровольном отказе исполнителя соучастники подлежат ответствен­ности за соучастие в той стадии развития преступной деятельности, на которой остановился исполнитель. Такое решение вопроса' определяется тем объек­тивным обстоятельством, что не доведенное до конца преступление не может быть вменено в вину соучаст­никам.

633