§ 7.   НАКАЗУЕМОСТЬ ПРЕДВАРИТЕЛЬНОЙ ПРЕСТУПНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ  ПО УГОЛОВНОМУ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВУ ЗАРУБЕЖНЫХ СОЦИАЛИСТИЧЕСКИХ СТРАН : Курс Советского уголовного права. Т.1 - ред. Н.А. Беляев : Книги по праву, правоведение

§ 7.   НАКАЗУЕМОСТЬ ПРЕДВАРИТЕЛЬНОЙ ПРЕСТУПНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ  ПО УГОЛОВНОМУ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВУ ЗАРУБЕЖНЫХ СОЦИАЛИСТИЧЕСКИХ СТРАН

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 
51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 
68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 
85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 
РЕКЛАМА
<

Теория и уголовное законодательство зарубежных социалистических государств уделяют значительное внимание вопросу ответственности за предварительную преступную деятельность.

Уголовное право всех социалистических стран в со­ответствии с общим понятием преступления как обще-

1/,19*     579

 

ственно опасного, уголовно наказуемого деяния, на­правленного против определенных общественных отно­шений, относит к стадиям неоконченного преступления только приготовление и покушение и не знает наказуе­мости обнаружения умысла, которое не образует конк­ретного акта общественно опасного поведения лица и по­тому не является стадией преступной деятельности.

В решении вопроса о наказуемости приготовитель­ной деятельности в уголовных кодексах социалистиче­ских стран имеются существенные различия. В решении этой проблемы законодательством зарубежных социа­листических государств можно установить три направ­ления.

Действующее   уголовное   законодательство   ГДР,

ПНР, СРР и СФРЮ не знает приготовления как инсти­

тута   Общей  части: в   Общей части УК этих стран нет

упоминания о приготовлении. В отдельных случаях при­

готовительная деятельность к наиболее тяжким преступ­

лениям, которая представляет особую опасность, преду­

смотрена в виде самостоятельных составов преступле­

ний в Особенной части УК или в специальных законах,

дополняющих УК- Так, ст. 117 УК СФРЮ карает за со­

здание преступного   сообщества   для   совершения   пре­

ступления против народа   и государства   как за   само­

стоятельное  преступление.  Аналогичные  нормы  есть  и

в УК других социалистических стран.

В Общей части УК Венгерской Народной Респуб­

лики и УК Народной Республики Болгарии дается оп­

ределение приготовления   как   стадии   преступной   дея­

тельности и устанавливается, что оно влечет уголовную

ответственность только   в случаях,   специально   преду­

смотренных законом. Так, §11  (1) УК ВНР 1961 г. гла­

сит: «Если это особо предусмотрено законом, за приго­

товление   к   преступлению   подлежит   наказанию   лицо,

которое с целью совершить преступление создало необ­

ходимые для  этого условия,   облегчающие   его осуще­

ствление,  отыскало  или  приспособило для  совершения

преступления   необходимые   средства   и   орудия,   вызы­

валось совершить его или взяло на себя обязательство

к этому или согласилось совершить его совместно». Та­

кое определение приготовления как деятельности, соз­

дающей условия для совершения преступления в буду­

щем, характерно для уголовного права всех социалисти­

ческих государств.

580

 

3. Третью группу образует законодательство зару­бежных социалистических государств, в котором, как и в советском уголовном праве, устанавливается, что при­готовление как стадия преступной деятельности кара­ется по общему правилу. Такой принцип ответственно­сти за приготовление установлен в УК Монгольской Народной Республики (ст. 11) и в УК ЧССР 1961 г. (§ 7) в отличие от УК Чехословакии 1950 г., в Общей части которого устанавливалась ответственность только за по­кушение, а отдельные случаи приготовления предусмат­ривались в Особенной части УК в качестве самостоя­тельных составов преступлений.

Отмеченные отличия в регламентации ответствен­ности за приготовительную деятельность в законодатель­стве зарубежных социалистических государств не имеют принципиального значения, поскольку понятие приго­товления является единым и практически ответственность влекут лишь такие приготовительные действия, которые представляют большую общественную опасность.

Вторая стадия преступной деятельности — покуше­ние — представляет большую общественную опасность, поэтому всегда наказуема по законодательству всех со­циалистических государств. В Общей части уголовных кодексов всех стран содержатся специальные постанов­ления, в которых дано определение покушения и уста­новлены принципы ответственности за него.

Общим для всех этих норм является то, что в каче­стве основного признака покушения как стадии неокон­ченного преступления указывается на характер дейст­вий — это умышленные действия, непосредственно нап­равленные на совершение преступления. Наиболее чет­ко это выражено в § 7 УК ЧССР 1961 г.: «Общественно опасные действия, непосредственно направленные к окончанию преступления и допущенные виновным с на­мерением совершить преступление, являются покуше­нием, если оконченное деяние не имело места».

В большинстве уголовных кодексов зарубежных со­циалистических стран устанавливается, что покушение карается как оконченное преступление. Однако при наз­начении наказания в соответствии с общими принципа­ми индивидуализации ответственности должна учиты­ваться общественная опасность действия, которая опре­деляется в зависимости от обстоятельств и причин не­доведения  преступления  до  конца,  ненаступления  пре-

19     Зак.   1452     581

 

ступных последствий (ч. 2 ст. 16 УК Народной Респуб­лики Болгарии, п. 2 § 10 УК Венгерской Народной Рес­публики).

Законодательство социалистических стран содержит специальные постановления о негодном покушении (п. 2 §10 УК Венгерской Народной Республики, ст. 99 УК Социалистической Республики Румынии). Под негодным покушением понимаются покушение на не­годный объект и покушение с негодными средствами. Уголовные кодексы устанавливают, что при негодном покушении ответственность может быть смягчена или вовсе исключена. Так, закон 1959 г. об изменении и дополнении УК Югославии установил, что при негодном покушении суд может освободить виновное лицо от наказания. УК Венгерской Народной Республики 1961 г. определяет, что при негодном покушении «нака­зание может быть смягчено без ограничения или во­обще может быть не назначено».

В тех социалистических странах, уголовное законо­дательство которых не регламентирует ответственности за негодное покушение, этот вопрос решается, как и в советском уголовном праве, на общих основаниях: при отсутствии общественной опасности деяния ответ­ственность за него исключается.

В законодательстве зарубежных социалистических государств большое внимание уделено институту добро­вольного отказа. Под добровольным отказом понимается отказ по собственному побуждению от доведения до конца начатого преступления. Уголовные кодексы боль­шинства стран предусматривают добровольный отказ от покушения. Уголовные кодексы Народной Респуб­лики Болгарии (ч. 3 ст. 15) и Венгерской Народной Рес­публики (п. 2 § 11) устанавливают возможность добро­вольного отказа при приготовлении.

Законодательство социалистических стран рассмат­ривает добровольный отказ как обстоятельство, исклю­чающие уголовную ответственность лица за предвари­тельную преступную деятельность. В уголовных кодек­сах Венгрии, Болгарии и Чехословакии это положение дополнено еще указанием на то, что ответственность наступает в случае, если действия, в которых вырази­лось приготовление или покушение, образуют самостоя­тельный состав преступления.

582

 

В кодексах большинства стран (Венгрии, Румынии, Югославии, Болгарии, Чехословакии и ГДР) деятельное раскаяние лица, выразившееся в предотвращении вред­ных последствий, приравнивается к добровольному от­казу и рассматривается как обстоятельство, исключаю­щее ответственность. Так, п. 2 § 46 УК ГДР устанавли­вает, что «покушение не наказывается, если виновный в то время, когда его деяние еще не было раскрыто, пре­дотвратил своими действиями наступление последствия, означающего окончание преступления  или  проступка».

При установлении ответственности за оконченное преступление в законодательстве зарубежных социали­стических стран используются в зависимости от харак­тера деяния и опасности его для объекта посягатель­ства конструкции так называемых материальных, фор­мальных и усеченных составов преступлений. Понятие усеченных составов встречается крайне редко и исполь­зуется главным образом при определении государствен­ных преступлений.

ЛИТЕРАТУРА

Ю. Демидов. Понятие оконченного преступления. «Советская юстиция», 1966, № 18; Н. Д. Дурманов. Стадии совершения пре­ступления по советскому уголовному праву. М., Госюриздат, 1955; Н. Ф. Кузнецова. Значение преступных последствий для уго­ловной ответственности. М., Госюриздат, 1958; Н. Ф. Кузнецова. Ответственность за приготовление к преступлению и покушение на преступление по советскому уголовному праву. Изд. МГУ, 1958; Н. В. Л я с с. Понятие и основания наказуемости приготовления и покушения по советскому уголовному праву. Уч. зап. ЛГУ, № 202, серия юрид. наук, вып. 8, 1956; Н. В. Л я с с. Добровольный отказ от совершения преступления. «Советская юстиция», 1963, № 22; А. А. Пионтковский. Учение о преступлении по советскому уголовному праву. М., Госюриздат, 1961; И. С. Т и ш к е в и ч. При­готовление и покушение по советскому уголовному праву. М., Гос­юриздат, 1958; А. Н. Т р а й н и н. Общее учение о составе преступ­ления. М., Госюриздат, 1957.

Г.    К.    Колоколов.    К   учению   о   покушении.   СПб.,   1884; А.  Н. Круглевский. О покушении на преступление. Пг.,  1917.

19*