§ 5. ДОБРОВОЛЬНЫЙ ОТКАЗ : Курс Советского уголовного права. Т.1 - ред. Н.А. Беляев : Книги по праву, правоведение

§ 5. ДОБРОВОЛЬНЫЙ ОТКАЗ

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 
51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 
68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 
85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 
РЕКЛАМА
<

I. Добровольный отказ есть окончательный отказ лица по собственной воле в силу любых мотивов от продолжения и доведения до конца задуманного пре­ступления при сознании объективной возможности про­должения начатой преступной деятельности.

Необходимым признаком добровольного отказа явля-■ется действительное оставление преступ­ного намерения, а не приостановка его осуществле­ния в силу внешних обстоятельств. Поэтому не будет добровольного отказа, если лицо, решившее совершить хищение из склада и договорившееся о содействии в этом со сторожем склада, не смогло осуществить свой план из-за болезни сторожа и оставило выполнение задуман­ного до его выздоровления.

Отказ от повторного совершения преступления при неудаче в первый раз не может быть признан доброволь­ным отказом. Президиум Верховного суда РСФСР ука­зал в постановлении по делу 3., что отказ от нанесения потерпевшей повторного удара и оказание ей помощи

29 См.: Сборник постановлений президиума и определений Су­дебной коллегии по уголовным делам Верховного суда РСФСР 1957—1959 гг, М., Госюриздат, 1960, стр 8—9.

570

 

свидетельствуют только об отказе от повторения поку­шения и могут быть учтены лишь при назначении нака­зания. 30

При добровольном отказе необходимо, чтобы субъект сознавал, что он имеет возможность окончить преступ­ление, но еще не выполнил для этого всех действий и отказался от их совершения по собственной воле. При отказе от повторения лицо уже выполнило все, по его мнению, необходимое для окончания преступления и на­ступления результата и отказывается лишь от повторе­ния неудачной попытки.

Вторым определяющим признаком добровольного отказа, характеризующим его с субъективной стороны, является прекращение субъектом преступ­ной деятельности по собственной воле при сознании объективной возможности реализации преступ­ного умысла. Поэтому отказ от совершения преступления лишь" после того, как виновное лицо удостоверится в объективной невозможности его осуществления, образует прерванное, а не добровольно оставленное покушение. По делу К-, который, как установлено судом, пытался изнасиловать Ш., однако не смог выполнить задуманное из-за активного сопротивления, оказанного потер­певшей, Судебная коллегия Верховного суда РСФСР указала, что его действия должны быть квалифициро­ваны как покушение на изнасилование.31 В данном слу­чае внешние, объективные обстоятельства помешали виновному довести преступление до конца и вынудили его оставить свое преступное намерение.

При добровольном отказе внешние, объективные об­стоятельства также играют существенную роль: они могут вызвать стремление оставить преступную деятель­ность. Так, например, малая ценность предмета (иму­щества) может заставить вора отказаться от кражи; беспомощный вид жертвы, ее мольбы могут смягчить убийцу и привести его к отказу от совершения преступ­ления и т. п. Однако роль внешних обстоятельств при добровольном отказе и при вынужденном оставлении преступной деятельности принципиально иная. Если при добровольном    отказе    внешние    обстоятельства    лишь

L

30            См.: Бюллетень Верховного суда РСФСР, 1963, № 2, стр. 12.

31            См.:  Сборник постановлений пленума, президиума и опреде­

лений  Судебной коллегии  по   уголовным   делам   Верховного   суда

РСФСР 1961—1963 гг., стр. 262.

571

 

стимулируют поведение субъекта, влияют на мотив его пт-каза при наличии фактической возможности осуществить свое преступное намерение, то при вынужденном остав­лении преступной деятельности объективные условия определяют фактическую невозможность в данный момент выполнить задуманное, что и вынуждает субъ­екта помимо его воли оставить преступную деятельность. На этот определяющий признак добровольного отказа неоднократно указывалось в практике. Президиум Вер­ховного суда РСФСР усмотрел добровольный отказ в действиях Л. Будучи в нетрезвом состоянии, Л. обман­ным путем зазвал к себе в дом девочку К. Когда она оказалась в квартире, Л. пытался ее изнасиловать. Так как потерпевшая закричала и заплакала, он, пожалев ее, отказался от дальнейшего совершения преступления. Президиум подчеркнул: «...материалами дела установле­но, что Л. действительно пытался изнасиловать К., но доб­ровольно оставил эту попытку, хотя никто ему не препят­ствовал в доведении преступления до конца. Как пока­зала К., Л. отпустил ее, и она убежала из его дома».32

При добровольном отказе мотивы его не имеют зна­чения. Они могут быть самыми разнообразными: раская­ние, жалость, желание исправиться и т. п., а также страх перед ответственностью, малая выгодность преступле­ния и т. п. В смысле уголовно-правовой значимости все эти мотивы равны, поскольку они привели к отказу от совершения преступления, что свидетельствует об от­сутствии у лица в данный момент преступного намере­ния и устраняет общественную опасность этого лица.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда СССР указывала в определении по делу А.: «Добровольный отказ от доведения преступления до кон­ца есть полный отказ лица от уже начатого преступления по тем или иным мотивам при наличии сознания факти­ческой возможности его завершения и отсутствии каких-либо объективных причин, которые бы лицо, совершаю­щее это деяние, не было бы в состоянии преодолеть. Мотивы же, в силу которых покушавшийся на соверше­ние преступления решил отказаться от доведения до конца преступления, не имеют значения для признания добровольного отказа. Следовательно, если суд признал, что в данном случае А., имея полную возможность изна-

32 Бюллетень Верховного суда  РСФСР,  1963, № 4, стр.  7. 572

 

снловать С, отказался от намерения довести это преступ­ление до конца в связи с тем, что побоялся ответствен­ности за содеянное, то это обязывало суд освободить подсудимого от уголовной ответственности за покушение на изнасилование».33

II. Добровольный отказ возможен только при неокон­ченной преступной деятельности. Когда действия субъ­екта образуют оконченное преступление, содержат все признаки данного состава преступления, можно говорить лишь об устранении уже причиненного вреда или о вос­становлении нарушенного права. Это так называемое деятельное раскаяние, которое в силу п. 1 ст. 38 УК РСФСР является обстоятельством, смягчающим ответ­ственность. Судебная коллегия Верховного Суда СССР в определении по делу В. и С. указывала: «Так как В. и С. совершили изъятие денег из кассы с целью их присвоения, следует признать, что их действия были правильно квалифицированы судом как хищение госу­дарственного имущества, и то обстоятельство, что они впоследствии добровольно возвратили похищенное, не является обстоятельством, влияющим на квалификацию преступления или на вопрос об их виновности, так как в действиях, совершенных ими, имеются все признаки законченного состава преступления».34

Добровольный отказ всегда возможен на стадии при­готовления к совершению преступления и на стадии неоконченного покушения, когда лицо не совершило еще всех действий, которые оно считало необходимыми для выполнения задуманного и достижения преступной цели. В этих случаях добровольный отказ субъекта обеспечи­вает ненаступление общественно опасного последствия его действий, устраняет угрозу причинения вреда охра­няемому уголовным правом объекту, а это означает отпадение общественной опасности субъекта и его дей­ствий.

Добровольный отказ от продолжения преступной деятельности невозможен при оконченном покушении. Необходимым признаком добровольного отказа является сознание фактической возможности продолжения пре­ступной деятельности и совершения действий, способных

33            Бюллетень Верховного Суда СССР,  1963, № 5, стр. 26.

34            «Судебная   практика   Верховного   Суда   СССР»,   1948,  №  6,

стр. 12,

573

 

причинить ущерб объекту посягательства. При окончен­ном покушении такого сознания нет и не может быть, потому что все зависящее от субъекта преступления им уже совершено: он привел в действие причинный ряд, самостоятельное развитие которого должно дать желае­мый результат. Даже когда этот результат должен на­ступить не сразу и виновный сохраняет еще возможность вмешаться в развитие событий (например, когда дан медленно действующий яд для отравления жертвы и можно еще дать противоядие), он может лишь способ­ствовать предотвращению результата, но при всем жела­нии не может изменить содеянное. В действиях винов­ного имеется оконченное покушение, поэтому при на­ступлении результата он будет отвечать за оконченное преступление. Его деятельность по предотвращению при­чинения вреда рассматривается как обстоятельство, смягчающее ответственность. На это прямо указывается в постановлении президиума Верхового суда РСФСР по делу 3., приведенному выше: оказание потерпевшей по­мощи после нанесения ей тяжкого ранения с целью лишения ее жизни должно быть учтено при назначении наказания, а действия виновного следует квалифициро­вать как покушение на убийство.35

В этих случаях действия субъекта с объективной стороны поставили в опасность охраняемый объект. С субъективной стороны они были воплощением его пре­ступного умысла, что свидетельствует об общественной опасности деяния и субъекта. Последующая деятель­ность виновного по предупреждению наступления ре­зультата не устраняет ни его общественной опасности, проявившейся в уже содеянном, ни общественной опас­ности его действий, создавших реальную опасность.для определенного объекта. Поэтому эта деятельность не может рассматриваться как добровольный отказ (нель­зя отказаться от выполнения того, что уже совершено и окончание чего зависит не от субъекта, а от внешних, случайных обстоятельств) и представляет собой дея­тельное раскаяние, которое должно быть учтено судом при назначении наказания за оконченное покушение на преступление как обстоятельство, смягчающее ответ­ственность лица   (ст.  38 УК  РСФСР).  Невозможность

35 См.: Бюллетень Верховного суда РСФСР, 1963, № 2, стр. 12. 574

 

добровольного отказа при оконченном покушении при­знается многими советскими криминалистами.

Иной позиции придерживается, например, А. А. Пи-онтковский. По его мнению, «добровольный отказ при покушении мыслим во всех тех случаях, когда субъект или еще сохраняет господство над совершением даль­нейших действий или имеет еще возможность воспрепят­ствовать наступлению последствий своих действий... При оконченном покушении он допустим только лишь тогда, когда между моментом совершения действий, на­правленных на достижение преступного результата, и действительным его наступлением имеется еще некото­рый более или менее значительный промежуток в раз­витии причинной связи. В этих случаях добровольный отказ должен выражаться ■ в активных действиях, направленных на предотвращение наступления преступ­ного результата».36

С таким пониманием добровольного отказа нельзя согласиться. Как указывалось выше, добровольный отказ есть отказ от продолжения преступной дея­тельности при сознании объективной возможности дове­дения преступления до конца. В случаях, о которых говорит А. А. Пионтковский, виновный уже выполнил все д ей ств и я, которые он считал необходимыми для достижения результата. Наличие определенного проме­жутка времени между окончанием совершения этих дей­ствий (например, дача яда) и наступлением результата (отравление потерпевшего) позволяет субъекту попы­таться предотвратить его наступление, что свидетель­ствует о деятельном раскаянии виновного. «Отказаться» от уже совершенных им виновно действий, создавших реальную опасность для определенного объекта и обра­зующих объективную сторону данного состава преступ­ления, он уже не может. Предупреждение наступления результата в этих случаях зависит от внешних, случай­ных для преступного поведения лица обстоятельств (возможность достать противоядие, обратиться за меди­цинской помощью и т. п.). Поэтому применение в подоб­ных случаях ст. 16 УК РСФСР и освобождение лица от уголовной ответственности противоречат понятиюдобро-

36 А.  А.  Пионтксвский.  Учение о преступлении  по совет­скому уголовному праву, стр. 525,

575

 

вольного отказа и принципам ответственности по совет­скому уголовному праву.

III. Добровольный отказ лица от совершения пре­ступления устраняет его ответственность за осущест­вленную предварительную преступную деятельность, выразившуюся в приготовлении к преступлению или в покушении на совершение преступления. Ст. 16 УК РСФСР устанавливает, что «лицо, добровольно отказав­шееся от доведения преступления до конца, подлежит уголовной ответственности лишь в том случае, если фак­тически совершенное им деяние содержит состав иного преступления». Следовательно, ответственность насту­пает только при условии, если приготовление или поку­шение выразилось в действиях, которые сами по себе образуют самостоятельный оконченный состав преступ­ления. Так, субъект, отказавшийся от доведения до конца убийства, которое он намеревался совершить пу­тем отравления, может нести ответственность только за хранение или приобретение ядовитого вещества, т. е. за фактически совершенное общественно опасное деяние, ответственность за которое специально предусмотрена законом (ч. 2 ст. 224 УК РСФСР), а не за предвари­тельную преступную деятельность, от совершения кото­рой он добровольно отказался. Судебная коллегия по уголовным делам Верховного суда РСФСР в определе­нии по делу П. указала на «необоснованное вменение осужденному факта хищения при наличии его добро­вольного отказа от совершения этого преступления».37

В постановлении президиума Верховного суда РСФСР по делу Л., приведенному выше, сказано, что «лицо, добровольно отказавшееся от доведения преступ­ления до конца, подлежит уголовной ответственности лишь за то, что оно фактически совершило. Поэтому поскольку установлен добровольный отказ Л. от изна­силования несовершеннолетней К., он подлежит ответ­ственности только по ст. 120 УК РСФСР за совершение развратных действий в отношении несовершеннолетней, что фактически было им совершено и что образует са­мостоятельный оконченный состав преступления».38

37            Сборник постановлений президиума  и определений Судебной

коллегии   по уголовным   делам   Верховного   суда   РСФСР   1957—

1959 гг., стр. 130.

38            Бюллетень Верховного суда РСФСР, 1963, № 4, стр. 7.

576

 

Субъект, отказавшийся по своей воле от совершения преступления, своим отказом свидетельствует о том, что он не ставит общественно опасных целей, следователь­но, у него нет вины — субъективного условия ответст­венности за предварительную преступную деятельность. Отсутствует и объективное условие ответственности — общественная опасность действий, так как субъект оста­вил намерение причинить вред определенному объекту и прекратил действия, создававшие угрозу этому объекту.

Таким образом, факт добровольного отказа устра­няет основание уголовной ответственности — виновное совершение общественно опасного действия, предусмот­ренного уголовным законом (ст. 3 УК РСФСР), — и поэтому влечет за собой безнаказанность осуществлен­ной предварительной преступной деятельности, за ис­ключением случаев, когда она содержит состав иного преступления.

В момент добровольного отказа субъект не представ­ляет общественной опасности, поэтому его не надо ис­правлять и перевоспитывать с помощью принудитель­ных мер. Возможность до последнего этапа преступной деятельности безнаказанно отступить от задуманного преступления стимулирует оставление начатой преступ­ной деятельности. Поэтому устранение уголовной ответ­ственности при добровольном отказе содействует пресе­чению и предупреждению преступлений.


<