§ 8. ОБСТОЯТЕЛЬСТВА,   ИСКЛЮЧАЮЩИЕ   ОБЩЕСТВЕННУЮ ОПАСНОСТЬ ДЕЯНИЯ, В УГОЛОВНОМ ПРАВЕ БУРЖУАЗНЫХ СТРАН

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 
51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 
68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 
85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 
РЕКЛАМА
<

В уголовном законодательстве капиталистических государств институты необходимой обороны и крайней необходимости, как и все   законодательство   в   целом,

535

 

направлены на защиту отношений эксплуатации, част­ной собственности. По своей природе они рассматри­ваются в большинстве случаев как «естественные», «прирожденные» права граждан и в силу этого опре­деляются лишь как действия, направленные на защи­ту только личных интересов. Охранять интересы вла­сти, общественный порядок — это прерогатива самой власти и ее органов, так как из-за противоречий ме­жду интересами господствующего класса и интереса­ми трудящихся законодатель не может рассчитывать на поддержку трудящихся в охране буржуазного пра­вопорядка, во-первых, и не хочет доверить им такую защиту, во-вторых.

Поэтому уголовные кодексы буржуазных государств путем институтов необходимой обороны и крайней не­обходимости допускают защиту лишь интересов лично­сти (жизни, здоровья) и имущественных интересов. Во многих случаях даже еще более сужается право за­щиты от нападений, например в аргентинском уголов­ном праве допускается защита только «себя или своих прав»135 либо, кроме себя, лишь супруга, отца, мать, ребенка, брата, сестру, господина или слугу обороняю­щегося (в уголовном законодательстве Англии, США)136. Отдельные авторы прямо подчеркивают, что «надиндиви-дуальные блага... не могут быть объектом необходи­мой обороны».!37

Особенно широко допускается защита частной соб­ственности от преступных посягательств. Так, Уголов­ный кодекс Франции признает правомерным лишение жизни при отражении попытки ночью перелезть через ограду (стену) или взломать ее либо попытки проник­нуть в дом, жилое помещение или их пристройки (ст. 329).

В судебной практике оправдывается необходимой обороной причинение тяжких последствий при защите любого малоценного имущественного блага. Институт необходимой обороны используется для оправдания насилий, применяемых не только   должностными,   но и

135          См.:  Современное зарубежное  уголовное  право,   т.    I.   M.,

ИЛ, 1957, стр. 48.

136          См.: М. И. Якубович. Вопросы теории и практики необ­

ходимой обороны, стр. 39.

137          См.:  Современное  зарубежное  уголовное   право,   т.   3.   М.,

1961, стр. 609.

536

 

частными лицами против деятелей прогрессивных дви­жений (коммунистов, представителей национально-ос­вободительных движений, борцов за мир и т. д.).

Здесь нет ограничений для защиты лишь индивиду­альных интересов, ибо такое толкование закона вполне соответствует интересам буржуазии, интересам охраны ее правопорядка. Широко известна, например, безна­казанность расправ над неграми в США, в то время как любая попытка негра использовать свое право на защиту от белого расиста влечет для негра и судебную расправу. Характеризуя положение о равенстве всех перед законом лишь как красивую фразу, У. Фостер писал: «Надо быть глупцом, чтобы не видеть, что для богатых существуют одни законы, а для бедных — другие».138 Эта характеристика относится к любым нор­мам буржуазного права, в том числе к нормам о не­обходимой обороне и крайней необходимости.

Нормы о крайней необходимости формулируются та­ким образом, что они соответствуют эгоизму буржуа. Это выражается прежде всего в том, что оценка благ защищаемых и благ, которым причиняется вред при устранении опасности, допускается с точки зрения дей­ствующего лица, для которого «свое» благо всегда бу­дет значительнее, чем «чужое» (например, ст. 46 Уго­ловного уложения России 1903 г., § 47 Норвежского уголовного уложения, ст. 34 Уголовного кодекса Швей­царии и др.).

Буржуазная теория уголовного права считает нена­казуемым спасение своей жизни за счет жизни друго­го. Н. С. Таганцев писал: «Я, бесспорно, могу лишить другого жизни, спасая себя». ш К. Кении также заяв­ляет: «Однако в тех случаях, когда немедленная смерть является неизбежным последствием воздержа­ния от запрещенного действия, бесплодно было бы на­стаивать на запрещенности такого действия законом, если считать, что единственной целью наказания явля­ется превенция. Бесполезно угрожать каким бы то ни было наказанием, если эта угроза неспособна удер­жать от преступления».140

138          Уильям 3. Фостер. Закат мирового капитализма. М., ИЛ,

1951, стр. 69.

139          Н. С. Таганцев. Русское уголовное   право,   т.   1.   СПб.,

1902, стр. 555.

140          К, Кении. Основы уголовного права. М., ИЛ, 1949, стр. 83.

537

 

ЛИТЕРАТУРА

И. А. Г е л ь ф а н д, Н. Т. Куц. Необходимая оборона по совет­скому уголовному праву. Киев, 1962; М. С. Гринберг. Проблема производственного риска в уголовном нраве. М., Госюриздат, 1963; С. А. Д о м а х и н. Крайняя необходимость по советскому уголов­ному праву. М, Госюриздат, 1955; В. Ф. Кириченко. Основные вопросы учения о необходимой обороне в советском уголовном праве. М, Изд. АН СССР, 1948; Н. Н. Паше-Озерский. Необ­ходимая оборона и крайняя необходимость. М., Госюриздат, 1962; И. И. С л у ц к и й. Обстоятельства, исключающие уголовную ответ­ственность. Изд. ЛГУ, 1956; И. С. Т и ш к е в и ч. Защита от преступ­ных посягательств. М., Госюриздат, 1961; М. И. Якубович. Во­просы теории и практики необходимой обороны. М., Госюриздат, 1961,