§ 7. ОБСТОЯТЕЛЬСТВА, ИСКЛЮЧАЮЩИЕ ОБЩЕСТВЕННУЮ ОПАСНОСТЬ ДЕЯНИЯ, В  УГОЛОВНОМ  ПРАВЕ  СОЦИАЛИСТИЧЕСКИХ  ГОСУДАРСТВ : Курс Советского уголовного права. Т.1 - ред. Н.А. Беляев : Книги по праву, правоведение

§ 7. ОБСТОЯТЕЛЬСТВА, ИСКЛЮЧАЮЩИЕ ОБЩЕСТВЕННУЮ ОПАСНОСТЬ ДЕЯНИЯ, В  УГОЛОВНОМ  ПРАВЕ  СОЦИАЛИСТИЧЕСКИХ  ГОСУДАРСТВ

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 
51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 
68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 
85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 
РЕКЛАМА
<

В уголовном праве социалистических стран, приняв­ших новые кодексы, нормы об обстоятельствах, исклю­чающих общественную опасность и противоправность, направлены на защиту социалистических общественных отношений. Так, - например, в Уголовном кодексе Чехо­словацкой Социалистической Республики установлено, что «деяние, в иных случаях наказуемое, которым кто-либо отвращает посягательство на народно-демократиче­скую республику, ее социалистическое строительство, интересы трудящихся или отдельной личности, не явля­ется преступлением, если а) посягательство непосредст­венно угрожало или уже осуществлялось и б) оборона была соразмерна посягательству» (§ 8). Эти же инте­ресы перечислены при определении защиты в состоянии крайней необходимости (§ 9).

На защиту власти, общественных интересов или ин­тересов отдельных лиц при необходимой обороне и крайней необходимости указывают уголовные кодексы

132          См.: А. Н. Т р а и н и н. Защита мира и борьба с преступле­

ниями против человечества.   М.,   Изд.   АН   СССР,   1956,   стр.   51;

П. С, Ромашкин. Военные преступления империализма. М, Гос-

юриздат, 1953, стр. 289—297; Н. Н. Полянский. Международное

правосудие и преступники войны. М., Изд. АН СССР, 1945, стр. 32—

49; А. А. П и о н т к о в с к и й. Учение о преступлении по советскому

уголовному праву, стр. 479—480; Советское уголовное право. Часть

Общая. Изд. ЛГУ, 1960, стр. 366—367; А. И. П о л т о р а к. Нюрн­

бергский процесс. Основные правовые проблемы, стр, 45—46.

133          См.;  А.  И.  Полтора к.  Нюрнбергский процесс.  Основные

.правовые проблемы, стр. 52.

533

 

Болгарии (ст. ст. 5 и б раздела I Общей части) и Мон­

голии.    *

В тех странах социалистического лагеря, которые используют старое законодательство, прежние нормы наполнены новым классовым содержанием.

В уголовном законодательстве Германской Демо­кратической Республики, Польши, Румынии, Югосла­вии, Венгрии, КНДР и Демократической Республики Вьетнам нормы об обстоятельствах, исключающих об­щественную опасность деяния, либо не содержат пря­мых указаний на их классовое содержание, либо вовсе отсутствуют. Однако судебная практика, исходя из ма­териального определения преступления и классовых це­лей уголовного законодательства вообще, применяет эти нормы в интересах народно-демократической вла­сти и трудящихся.

Условия правомерности действий, совершенных в состоянии необходимой обороны и крайней необходи­мости, в законодательстве стран социалистического ла­геря в основном аналогичны тем, которые характери­зуют соответствующие институты советского уголов­ного права. Так, У1\ Социалистической Республики Ру­мынии определяет посягательство при необходимой обо­роне как непосредственное, реальное, наличное и явно незаконное (ст. 132, отделение VI), УК Болгарии — как непосредственное и противоправное.

Уголовное законодательство социалистических стран допускает защиту не только личных, но и госу­дарственных или общественных интересов. Судебная практика исходит из этого и в тех странах, действую­щее законодательство которых содержит указание лишь на допустимость защиты себя или другого лица (ГДР,134 Румыния, Югославия).

В уголовных кодексах устанавливается, что престу­пление, совершенное при превышении пределов необхо­димой обороны, наказывается мягче. Отдельные ко­дексы дают определение превышения пределов необ­ходимой обороны (УК МНР).

Характерно, что большинство кодексов социалисти­ческих стран устанавливает норму, согласно которой лицо освобождается от ответственности (или даже дея-

134 См.:  Н. С. Алексеев.  Основы  уголовного  права  Герман­ской Демократической Республики. Изд. ЛГУ, 1957, стр.  129.

534

 

ние не признается преступлением), если оно превысило пределы обороны вследствие испуга или волнения (Бол­гария), неожиданности, страха или испуга (ГДР), вол­нения, страха или ужаса (Румыния), сильного раздра­жения или испуга (Югославия). Наконец, УК Мон­гольской Народной Республики приравнивает к необ­ходимой обороне задержание преступника.

Законодательное регламентирование вопросов край­ней необходимости также имеет некоторые особенности в уголовном  законодательстве  социалистических стран.

В кодексах подчеркивается, что состояние крайней необходимости вызывается опасностью, которая харак­теризуется как непосредственная (Болгария), налич­ная (ГДР), серьезная, неизбежная и непредвиденная (Румыния), непосредственно угрожающая (Чехослова­кия), наличная, не вызванная самим лицом (Югосла­вия) . Во всех случаях требуется, чтобы вред причинен­ный был менее значителен, чем вред предотвращенный, а также устанавливается условие, чтобы опасность не могла быть предотвращена другим путем.

В Уголовном кодексе Югославии дано понятие пре­вышения границ крайней необходимости, при котором суд может смягчить наказание (п. 3 ст. 12).

Уголовные кодексы многих социалистических стран содержат положение, согласно которому лицо не мо­жет ссылаться на состояние крайней необходимости, если на нем лежала обязанность подвергаться опасности.

Так, УК Болгарии исключает состояние крайней не­обходимости в случае, «если само уклонение от опас­ности составляет преступление» (ч. 2 ст. 6, раздел 1), УК Румынии говорит о лице, «имевшем законный долг предотвратить опасность» (ст. 131, отделение V), УК Чехословакии—о лице, «обязанном переносить гро­зящую ему опасность» (ч. 2 § 9), УК Югославии — о лице, которое «обязано было подвергнуться опасности» (ч. 4 ст. 12).