§ 3. ЗАДЕРЖАНИЕ ПРЕСТУПНИКА : Курс Советского уголовного права. Т.1 - ред. Н.А. Беляев : Книги по праву, правоведение

§ 3. ЗАДЕРЖАНИЕ ПРЕСТУПНИКА

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 
51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 
68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 
85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 
РЕКЛАМА
<

Меры по задержанию преступника и доставлению его в соответствующие органы власти для суда, назначения или отбывания наказания иногда сопровождаются при­чинением ему телесных повреждений, а в отдельных слу­чаях — лишением жизни.

Поскольку лицо, совершившее преступление, не ока­зывается вне закона и продолжает сохранять все права, за исключением тех, которых оно лишено по суду, то, естественно, возникает вопрос об основаниях правомер­ности причинения этого вреда и о пределах допустимого вреда при задержании преступника.

В советской юридической литературе об основаниях правомерности причинения вреда при задержании пре­ступника были высказаны различные точки зрения. Одни считали это самостоятельным основанием, исключающим общественную опасность, другие приравнивали задержа­ние преступника к необходимой обороне.

«Применение к преступнику насилия, не выходящего за пределы необходимых для его задержания мер, пред­ставляет собой самостоятельное обстоятельство, исклю­чающее уголовную ответственность»,—писал И. И. Слуц­кий.75 В. Ф. Кириченко полагал, что «задержание пре­ступника приравнивается к необходимой обороне, а не охватывается ею».76

Мнение о том, что задержание преступника прирав­нивается к необходимой обороне, основывается на ранее действовавшем уголовном законодательстве (ст.ст. 145 и 152 УК РСФСР 1926 г. предусматривали убийство и при­чинение тяжких телесных повреждений преступнику с превышением пределов необходимой обороны или необ­ходимых для его задержания мер), подтверждено в по­становлении пленума Верховного Суда СССР от 23 ок­тября 1956 г., поэтому находит много сторонников. Этого мнения придерживаются и авторы учебников для юриди­ческих вузов.77

75            И.   И.  Слуцкий.  Обстоятельства,  исключающие  уголовную

ответственность,  стр.  60;  см.   также:   М.   И.   Якубович.   Вопросы

теории и практики необходимой обороны, стр. 195.

76            В. Ф.  Кириченко.   Основные вопросы учения о необходи­

мой обороне в советском уголовном праве, стр. 70.

77            См.:   Советское  уголовное   право.    Часть   Общая.    М.,    1964,

стр.   162;   Советское   уголовное   право.   Часть   Общая.   М.,   1962,

стр. 176—177.

502

 

Юридическая природа мер по задержанию преступ­ника в Основах уголовного законодательства 1958 г. не нашла разрешения. В Указе Президиума Верховного Совета СССР от 26 июля 1966 г. «Об усилении ответ­ственности за хулиганство» в общей форме устанавли­вается, что «действия граждан, направленные на пресе­чение преступных посягательств и задержание преступ­ника, являются в соответствии с законодательством Со­юза ССР и союзных республик правомерными и не влекут уголовной или иной ответственности, даже если этими действиями вынужденно был причинен вред пре­ступнику». 78 Уголовные кодексы Узбекской ССР (ч. 3 ст. 13) и Украинской ССР (ч. 3 ст. 15) установили: «Действия, совершенные потерпевшим и другими лицами непосредственно после совершения посягательства с це­лью задержания преступника и доставления его соответ­ствующим органам власти, являются правомерными и приравниваются к необходимой обороне, если они были необходимы для задержания и соответствовали опасно­сти посягательства».

Задержание преступника — действие общественно по­лезное, необходимое для борьбы с преступностью, для укрепления социалистической законности.

Причинение вреда преступнику, если это было необ­ходимо для его задержания, оправдывается мотивом и целями деятельности, ее результатами: прекращением преступной деятельности в дальнейшем, наказанием пре­ступника, утверждением законности.

Так же, как и необходимая оборона, причинение вре­да при задержании преступника направлено на борьбу с преступностью. Так же, как и при необходимой обо­роне, вред здесь причиняется лицу, совершившему об­щественно опасное посягательство. Во многих случаях задержание преступника вызывает с его стороны актив­ное противодействие, выражающееся в" посягательстве на жизнь и здоровье задерживающего. Это вынуждает от­ражать такое посягательство, т. е. действовать в состоя­нии необходимой обороны.

Однако, несмотря на точки соприкосновения с необ­ходимой обороной, меры по задержанию преступника имеют ряд отличий от нее, так как предпринимаются после   того,   как   посягательство   осуществлено,   иногда

78 Ведомости Верховного Совета СССР,  1966, № 30, ст. 595.

503

 

спустя продолжительное время. Они направлены не на отражение посягательства, фактически существующего, а на лишение преступника возможности совершить такое посягательство в будущем. Между характером совершен­ного посягательства и мерами по задержанию преступ­ника хотя и существует связь, но она не такая непосред­ственная и ярко выраженная, как при необходимой обо­роне: при необходимой обороне преступник является на­падающей, т. е. активной, стороной, при задержании — уклоняющейся, т. е. пассивной, стороной.

Особенности мер по задержанию преступника не мо­гут не отразиться на условиях правомерности причине­ния вреда при задержании. Поэтому, например, приме­нение оружия работниками милиции при задержании преступника правомерно тогда, когда сделано предупре­ждение окриком: «Стой! Стрелять буду!» — и совершен предупредительный выстрел вверх, которые не останови­ли преступника, другими словами, когда, иным способом его задержать оказалось невозможным. Эти особенно­сти дали основание И. И. Слуцкому сделать вывод о том, что причинение вреда преступнику при его задержа­нии правомерно лишь тогда, когда оно было крайним средством, а характер этого вреда должен быть менее значимым, чем опасность совершенного преступления.79

С первым положением И. И. Слуцкого следует согла­ситься. Действительно, причинение вреда убегающему преступнику оправдано лишь тогда, когда при помощи иных мер его нельзя задержать. Это вытекает из упо­мянутых правил для работников милиции, а другим гражданам, естественно, не могут быть даны права бо­лее широкие, чем представителям власти. Однако требо­вание, чтобы вред причиненный был менее значитель­ным, чем характер совершенного преступления, не мо­жет быть поддержано.

Конечно, характер совершенного преступления имеет важное значение при выборе мер по задержанию пре­ступника. Не оправдано, например, причинение вреда лицу, задерживаемому за административный или дисцип­линарный проступок80 либо преступление, не представ-

79            И. И. Слуцкий.   Обстоятельства, исключающие уголовную

ответственность, стр. 61.

80            «Действия начальника патруля, выразившиеся в применении

оружия против военнослужащего, находившегося в самовольной от-

504

 

ляющее большой общественной опасности. Речь идет о преступлениях, за которые может быть назначено нака­зание в виде лишения свободы, ибо задержание лиц, совершивших другие преступления, незаконно (ст. 122 УПК РСФСР). Связывание вора, причинение телесных повреждений насильнику при их задержании будут пра­вомерными, хотя вред, причиненный преступнику, по ха­рактеру несравним с вредом, который причинил он. По­этому распространение на задержание преступника дан­ного условия, применяемого при крайней необходимости, не оправдано. «При таком подходе к решению этого воп­роса,— резонно замечает А. А. Пионтковский, — затруд­нялось бы принятие необходимых мер к задержанию преступника, хотя следует подчеркнуть, что такие меры ни при каких условиях не должны перерастать в само­суд и расправу над задерживаемым лицом».81

Для признания причинения вреда при задержании преступника правомерным имеют значение характер и опасность совершенного преступления, опасность лично­сти преступника, обстановка задержания, характер при­чиненного вреда, намерения задерживающего.

При задержании убийцы могут быть оправданы та­кие меры, которые недопустимы при задержании взя­точника; при задержании особо опасного рецидивиста возможны более суровые меры, чем при задержании ли­ца, впервые совершившего преступление, тем более не­совершеннолетнего или беременной женщины. Задержа­ние преступника в безлюдной местности или ночью оправдывает более интенсивные меры, чем задержание днем и на людной улице. Наконец, имеет значение, ка­кой вред задерживающее лицо намеревалось причинить, какой вред охватывался его предвидением, а какой оно не предвидело и даже не могло предвидеть.

В соответствии с постановлением пленума Верховного Суда СССР от 23 октября 1956 г. причинение вреда пре­ступнику при его задержании, явно не вызывавшегося характером преступления и обстановкой задержания, должно рассматриваться как преступление, совершенное

лучке и уклонившегося от задержания, не могут приравниваться к необходимой обороне» (Бюллетень Верховного Суда СССР, 1957, № 6, стр. 34—35).

81 А. А. Пионтковский.  Учение о преступлении  по  совет­скому уголовному праву, стр. 433.

505

 

при превышении пределов необходимой обороны.82 Од­нако, как уже указывалось, задержание преступника от­личается от необходимой обороны, и для их «приравни­вания» одного указания Верховного Суда СССР недо­статочно. Следует согласиться с В. И. Курляндским, ко­торый по поводу соответствующих статей УК Украины и Узбекистана пишет: «Учитывая, что институт задер­жания преступников с юридической точки зрения являет­ся самостоятельным и имеет особые основания, необо­снованно объединять его в единую статью с необходимой обороной, а тем более приравнивать эти институты. Главное же — перед введением такого института в УК республик он должен быть включен общесоюзным за­конодательным актом в Основы уголовного законода­тельства». 8з


<