§ 8. ЦЕЛЬ ПРЕСТУПЛЕНИЯ : Курс Советского уголовного права. Т.1 - ред. Н.А. Беляев : Книги по праву, правоведение

Популярное за неделю

Профессиональные воски для депиляции в домашних условиях. Разные виды
tattooage-volgograd.ru
adhdportal.com

§ 8. ЦЕЛЬ ПРЕСТУПЛЕНИЯ

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 
51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 
68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 
85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 
РЕКЛАМА
<

В психологии под целью понимается то будущее, ко­торого желает человек и которого он стремится достичь своей деятельностью. Поэтому цель объединяет в себе и представление о желаемом будущем, и активную устремленность к нему. Появление определенной цели обусловлено объективной действительностью.

В. И. Ленин писал: «На деле цели человека порож­дены объективным "миром и предполагают его, — находят его как данное, наличное. Но кажется человеку, что его цели вне мира взяты, от мира независимы («свобо­да»)». 72

Целью преступления следует считать то, что хочет достичь лицо при совершении общественно опасных дея­ний. Эти цели, так же как и другие явления, психиче­ского процесса, порождаются окружающей нас действи­тельностью, которая оказывает на разных людей неоди­наковое воздействие. Так, например, одни ставят своей целью обогащение (любым, в том числе преступным, путем), другие—увеличение заработка (путем повыше­ния квалификации, сверхурочных работ). В этой и дру­гих подобных ситуациях появление или непоявление преступной цели зависит от уровня сознания конкрет­ного человека.

Цель преступления имеет неодинаковое значение для уголовной ответственности при совершении различных преступлений. Для одних составов преступлений она яв­ляется обязательным признаком субъективной стороны, для других — находится за пределами состава.

72 В. И. Лени н. Поли. собр. соч., та 29, стр. 171. 446

 

В качестве обязательного признака цель названа во многих составах преступлений. В составах особо опас­ных государственных преступлений цель подрыва или ослабления Советской власти предусмотрена в статьях, устанавливающих ответственность за террористический акт (ст. 66 УК РСФСР) и антисоветскую агитацию (ст. 70 УК РСФСР). Цель ослабления Советского государ­ства предусмотрена в статьях о наказуемости диверсии (ст. 68 УК РСФСР) и вредительства (ст. 69 УК РСФСР).

Цель провокации войны или международных ослож­нений называется в ст. 67 УК РСФСР, по которой пре­следуется террористический акт против представителя иностранного государства.

В Особенной части уголовных кодексов союзных ре­спублик предусмотрены и другие цели преступлений. Так, ст. 77 УК РСФСР признает бандитизмом такую ор­ганизацию вооруженных банд, которая имеет целью на­падение на государственные, общественные учреждения или предприятия либо на отдельных лиц.

Фальшивомонетничеством считается изготовление поддельных государственных казначейских билетов и билетов Государственного банка СССР, металлической монеты, государственных ценных бумаг или иностранной валюты обязательно с целью сбыта (ст. 87 УК РСФСР).

Разбоем признается нападение, соединенное с насили­ем, опасным для жизни и здоровья лица, подвергшегося нападению, или угрозой применения такого насилия, но непременно при наличии цели завладения имуществом.

Указание законодателем в диспозициях статей на цель преступления означает, что при отсутствии назван­ных целей нет субъективной стороны состава преступ­ления, а следовательно, нет и соответствующего состава преступления. Таким образом, в подобных составах цель преступления влияет на его квалификацию.

При совершении преступлений, в которых цель не яв­ляется признаком субъективной стороны, ни в предва­рительном, ни в судебном следствии цель не исследуется. Однако это неправильно. Цель преступления, так же как и мотив, характеризует субъективные процессы, проте­кающие в сознании лица в связи с совершением им пре­ступления. Следовательно, цель показывает меру обще­ственной опасности преступника, что обязательно необ­ходимо учитывать при определении вида и размера на­казания.

447

 

Так, например, при совершении такого преступления, как превышение власти, для наличия состава преступ­ления не имеет значения цель,. Но при выборе меры на­казания необходимо учитывать, совершалось ли это преступление для достижения каких-либо личных целей или для решения производственных задач.

Цель существует не в каждом преступлении, а лишь в таком, которое совершается с прямым умыслом. Пре­ступления же, совершенные при вине в формах косвен­ного умысла и неосторожности, не могут иметь цели как элемента состава преступления, поскольку при этих формах вины преступник не желает наступления пос­ледствий.

Неправильное понимание цели преступления, сме­шение цели и мотива зачастую ведут к неправильной квалификации преступления. Так, гр-н Гращенков 4 марта Г963 г. напал на работника ленинградской ми­лиции Михайлова с целью завладеть его пистолетом и нанес ему удары обрезом малокалиберной винтовки по голове и кинжалом в спину. Прокуратура предала его суду по ст. 191 2 УК РСФСР за посягательство на жизнь работника милиции в связи с его служебной деятель­ностью по охране общественного порядка. Ленинград­ский городской суд вернул дело на доследование, счи­тая, что Гращенков совершил нападение на Михайлова не в целях противодействия его деятельности по охране общественного порядка, а по другим мотивам и поэтому его следует судить за покушение на убийство. Судебная коллегия по уголовным делам Верховного суда РСФСР не согласилась с мнением Ленгорсуда и в определении от 9 октября 1963 г. разъяснила, что цель противодей­ствия деятельности по охране общественного порядка — не обязательный признак субъективной стороны состава преступления, предусмотренного ст. 1912 УК РСФСР. Следовательно, Ленгорсуд произвольно сузил рамки субъективной стороны этого состава, обязательным приз­наком которой в действительности является не цель, а мотив недовольства деятельностью работника милиции или народного дружинника по охране общественного порядка. Кроме того, Ленгорсуд допустил в своем опре­делении по этому делу смешение понятий цели и мотива преступления. Как указывалось выше, Гращенков имел целью завладение оружием Михайлова, что неправильно названо в определении мотивом преступления. Поэтому

448

 

Верховный суд РСФСР признал, что Грашенков должен быть судим ,по ст. 191 2 УК РСФСР.73

Понятие цели преступления сходно с понятием по­следствий, или результата, преступления. Однако нельзя отождествлять эти понятия. Последствие есть объектив­ный, а цель — субъективный фактор, характеризующий процесс мышления. Реализация цели приводит к послед­ствиям. Поэтому все преступления, совершаемые с опре­деленной целью, могут быть подразделены на две груп­пы. В первой из них цель существует параллельно с результатом и достигается только после наступления преступного результата, по существу являющегося сред­ством достижения цели. Так, при спекуляции (ст. 154 УК РСФСР), выражающейся в скупке и перепродаже товаров или иных предметов с целью наживы, послед­ствием преступления является вред, причиненный совет­ской торговле. Но конечный результат спекуляции, к которому стремится преступник, т. е. цель, — нажива.

При должностном подлоге в случае, когда должно­стное лицо вносит в корыстных целях в официальные документы заведомо ложные сведения, последствием преступления является введение в заблуждение госу­дарственных органов, которое совершается в целях извлечения имущественной выгоды. Следовательно, цель этого преступления — извлечение имущественной выгоды.

Во второй группе таких преступлений цель и резуль­тат как бы едины. Так, например, при причинении те­лесных повреждений направленность цели и результат преступления очень часто совпадают. Кроме того, имеются и такие преступления, в которых целью яв­ляется само деяние, например так называемые формаль­ные преступления.