§ 3. СВОБОДА ВОЛИ И ВИНА В ПРЕСТУПЛЕНИИ : Курс Советского уголовного права. Т.1 - ред. Н.А. Беляев : Книги по праву, правоведение

§ 3. СВОБОДА ВОЛИ И ВИНА В ПРЕСТУПЛЕНИИ

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 
51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 
68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 
85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 
РЕКЛАМА
<

Социалистическое уголовное право опирается в сво­их исследованиях на единственно научную базу — тео­рию марксизма-ленинизма, и потому только оно спо­собно дать правильное решение проблемы соотношения свободы воли и вины. Но такому решению должен пред­шествовать ответ на два главных вопроса: 1) соотноше­ние причинности и необходимости, 2) соотношение необ­ходимости и свободы.

В философии отношение материализма и идеализма к оценке причинности диаметрально противоположно. Сторонники идеалистической точки зрения, как правило, не признают объективной причинности. Они исходят из того, что в природе и обществе различного рода яв­ления и социальные факты не связаны между собой при­чинной зависимостью. В отличие от идеализма марк­систская материалистическая диалектика считает, что в мире всякое явление причинно обусловлено. Между причиной и следствием существует определенная взаимо­связь, представляющая собой объективную необходи­мость, которая и господствует в мире. Кроме необходи­мости, в природе и обществе действует и другая объек-

7 Сборник постановлений пленума, президиума и определений Судебной коллегии, по уголовным делам Верховного суда РСФСР 1961—1963 гг. М., «Юридическая литература», 1964, стр. 260; см. также постановление пленума Верховного Суда СССР от 18 марта 1963 г. N° 2 «О строгом соблюдении законов при рассмотрении уго­ловных дел» (Сборник постановлений пленума Верховного Суда СССР 1924—1963 гг., стр. 167).

409

 

тивпая категория — случайность, которая также имеет свою причину. Но случайность имеет свое основание не

в сущности данного явления, а в другом явлении. Та­ким образом, причинность и необходимость находятся между собой в тесной зависимости. Но отождествлять их нельзя, поскольку они выражают различные стороны единого процесса всеобщей взаимозависимости материи. Человеческие поступки так же, как и все в природе и об­ществе, причинно обусловлены (детерминированы). Но детерминированность человеческого поведения не озна­чает фатализма. Всякое воздействие материи, среды на человека преломляется через его сознание. Среда мо­жет оказать на человека положительное или отрицатель­ное влияние. Но выбор человеком решения совершить добро или зло зависит от его сознания.

«Свобода... состоит в основанном на познании необ-ходимостей природы [Naturnotwendigkeiten] господстве над нами самими и над внешней природой; она поэтому является необходимым продуктом исторического разви­тия».8 Философское понимание свободы служит основой для уяснения понятия свободы воли в науке уголовного права. Однако необходимость использования этого фило­софского понятия вовсе не означает его тождества с правовым понятием свободы. Такое отождествление вело бы к истолкованию правонарушения как результата про­явления свободной воли человека, познавшего необхо­димость совершения преступления. Но такой вывод не имеет ничего общего с марксистским пониманием при­роды преступления как социального явления.

Категория свободы воли в уголовном праве содер­жит все установленные философией закономерности, однако имеет и свою специфику, сущность которой со­стоит в том, что воля, будучи детерминированной, позво­ляет человеку сохранять тем не менее господство не только над внешней природой, но и над самим собой. Это господство может быть использовано человеком для совершения как правонарушения, так и общественно по­лезного действия.9 Причем господство человека над своими поступками никоим образом не противоречит де-

8              К. Маркс и Ф.Энгельс. Соч , т. 20, стр. 116.

9              Такого же мнения придерживается и О. С. Иоффе: «В дейст­

вительности же свобода  волн... основана на способности принимать

решения со знанием дела  и, следовательно, сознательно осуществ-

410

 

терминированности этом свободы в смысле постановки перед ним целей и задач. В. II. Ленин писал: «Идея де­терминизма, устанавливая необходимость человеческих поступков,отвергая вздорную побасенку о свободе волн, нимало не уничтожает ни разума, ни совести человека, ни оценки его действий. Совсем напротив, только при де­терминистическом взгляде и возможна строгая и пра­вильная оценка, а не сваливание чего угодно на свобод­ную волю».10 Поэтому всякое правонарушение не явля­ется продуктом ничем не обусловленной, свободной воли. Напротив, оно имеет свои причины и условия, кореня­щиеся как в объективной действительности, так и в субъективных качествах человека. И в этом смысле оно то же продукт объективной действительности. Но эти объективные факторы не могут преуменьшить значение интеллекта и воли человека, без участия которых невоз­можно совершение правонарушений. Использование же человеком данного ему разумом господства над самим собой и над природой для совершения антиобществен­ного поступка исоставляет сущность вины.11

По вопросу о понимании свободы воли в советском уголовном праве имеются и другие точки зрения. Так, И. С. Самощенко считает, что при обосновании уголов­ной ответственности не следует исходить из философ­ского понимания  свободы. п Такое  противопоставление

лять выбор целей и действий, необходимых для их достижения. II если лицо совершило преступление, то это ни в какой мере не доказывает, что оно неспособно принять иное решение» (О. С. Иоффе. Ответственность по советскому гражданскому праву. Изд. ЛГУ, 1955, стр. 113). Аналогичные взгляды высказывали Б. С. Волков (см.: Б. С. Волков. Проблема воли и уголовная ответственность. Изд. Казанского ун-та, 1965, стр. 134 135) и Ф. Полячек (см.: Ф. П о л я ч е к. Состав преступления по чехосло­вацкому уголовному праву. М„ ИЛ, 1960, стр. 211). . 10 В. И. Лени н. Поли. собр. соч., т. 1, стр. 77.

11            Прав А. А. Пионтковский, который  пишет,  что чем  «с  боль­

шим сознанием .общественного значения  последствий своего поступ­

ка действует человек, тем больше и его вина в совершении преступ­

ления»   (А.   А.   Пионтковский.   Уголовно-правовая   теория   Ге­

геля в связи с учением о праве и   государстве.   М.,   ВПЮН,   1948

стр.  81—82). Такого  же  мнения  придерживается  и  Б.  С.  Маньков-

£кий   (см.:   Б.  С.  М а н ь к о в с к и й.   Против   извращения  обоснова­

ния ответственности в советском уголовном праве. «Вопросы фило­

софии», 1951, Хя 6, стр. 205).

12            См.: И. С. Самощенко. Свобода воли  и ее значение для

правильного   регулирования   общественных   отношений.   «.Советское

государство и право- 1963, .Кг 12, стр. 37—40.

411

 

философских категорий правовым неправильно, так как Ъ праве нет и не может быть своей гносеологии. Гносео­логия существует только одна. Задача же состоит в том, чтобы уметь применять в праве философские категории.