§ 2. ВОЗРАСТ И ЕГО ВЛИЯНИЕ НА УГОЛОВНУЮ ОТВЕТСТВЕННОСТЬ4 : Курс Советского уголовного права. Т.1 - ред. Н.А. Беляев : Книги по праву, правоведение

§ 2. ВОЗРАСТ И ЕГО ВЛИЯНИЕ НА УГОЛОВНУЮ ОТВЕТСТВЕННОСТЬ4

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 
51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 
68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 
85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 
РЕКЛАМА
<

I. При определении возраста, с достижением кото­рого лицо может быть привлечено к уголовной ответст-

2              Б. С. Никифоров. Освобождение от уголовной ответствен­

ности и наказания. «Социалистическая законность», 1960, № 1, стр. 12.

3              См.: Б. С. Утевский. Некоторые вопросы дальнейшего раз­

вития теории уголовного права. «Советское государство   и право»,

1963, № 6, стр. 45.

4              В данном параграфе рассмотрены лишь юридические признаки,

характеризующие  возраст  субъекта  преступления.  Вопросы  о  лич-

357

 

венности, за основу берется уровень сознания человека, его способность понимать характер совершаемых им дей­ствий, их общественную опасность и значение, а также руководить ими.5

Развитие сознания ребенка — длительный процесс, предполагающий постепенный переход от познания про­стых фактов и явлений к познанию более сложных яв­лений. 6 Способность осознавать характер своих дейст­вий появляется у него в определенном возрасте, когда развитие умственных способностей достигло соответст­вующего уровня, когда он приобрел некоторые знания, навыки, некоторый общественный опыт.

Если малолетний ребенок, играя со спичками, под­жег дом или, бросив камень, повредил кому-то глаз, он не может быть привлечен к уголовной ответственности потому, что он еще не обладает надлежащим уровнем сознания, не действует осознанно, разумно, или, как принято было раньше говорить, действует без разуме­ния.7

Способность осознавать и оценивать общественную опасность своих действий формируется под непосредст­венным влиянием социальных условий и воспитания и возникает несколько позже, чем способность осознавать фактическую сторону явления или действия.

В условиях социалистического общества воспитание молодого поколения осуществляется в духе социалисти­ческой нравственности. Однако в отдельных случаях при неблагоприятных условиях жизни и воспитания несовер­шеннолетний может воспринять чуждые социалистиче­ской нравственности взгляды, традиции, поступки дру­гих людей, может подражать им, подчинять им свое по-

ности несовершеннолетнего правонарушителя, о причинах и харак­тере преступлений несовершеннолетних и мерах борьбы с ними бу­дут рассмотрены во втором томе курса.

5              См.: В. С. О р л о в. Субъект преступления по советскому уго­

ловному праву. М., Госюриздат, 1958, стр. 106; А. А. Пионтков-

с к и й. Учение о преступлении по советскому уголовному праву. М,

Госюриздат, 1961, стр. 288; Советское уголовное право. Часть Общая.

М., Госюриздат, 1962, стр. 114.

6              См.:   Возрастная   психология.   Курс   лекций.   Под   ред.   проф.

А.   Ф.   Добрынина.   М.,   «Просвещение»,    1965,   стр.   3,   5   и   др.:

И. А. А р я м о в. Особенности детского возраста. М., Учпедгиз, 1953,

стр. 31.

7              См.: Н. С. Т а г а н ц е а  Исследования об ответственности ма­

лолетних преступников по русскому праву, СПб., 1871, стр. 6,

358

 

ведение, сознавая при этом общественно опасный харак­тер своих действий.

Способность сознавать общественно опасный харак­тер своих действий является предпосылкой возможно­сти признать данное лицо способным нести уголовную ответственность за совершенные им общественно опас­ные действия.8 Дети и подростки, не способные осознать общественно опасный характер своих действий, не могут быть привлечены к уголовной ответственности, хотя бы они и совершили общественно опасные деяния.9 Именно с учетом этих способностей в развитии личности несовер­шеннолетних и подростков и определен в Основах уго­ловного законодательства возраст, с которого установ­лена уголовная ответственность: «Уголовной ответствен­ности подлежат лица, которым до совершения преступления исполнилось шестнадцать лет» (ст. 10 Ос­нов).

Несовершеннолетние, достигшие 16-летнего возраста и получившие к этому времени определенное образова­ние и развитие, уже, как правило, обладают таким уров­нем сознания, который позволяет им отдавать себе от­чет в своих действиях и руководить имиу Однако опас­ность совершения некоторых преступлений очевидна и в более раннем возрасте. Именно поэтому законодатель устанавливает уголовную ответственность в виде исклю­чения с 14 лет за такие преступления, которые непосред­ственно нарушают моральные запреты, известные несо­вершеннолетним с раннего детства.

Уголовная ответственность подростков в возрасте от четырнадцати до шестнадцати лет установлена ст. 10 Основ лишь за убийство (ст. ст. 102—106), умышленное нанесение телесных повреждений, причинивших рас­стройство здоровья   (ст.  ст.   108—111   и  ч.   1   ст.   112),

8              По мнению В. Бузова, в понятие «понимать свойство и значение

своих действий и руководить своими поступками» вкладывается оди­

наковый смысл при определении  как невменяемости несовершенно­

летних,  так  и невменяемости   душевнобольных    (см.:   В.   Вузов.

Вменяемост и невменяемост според социалистического наказателно

право. София,  1965,  стр. 64). С этим нельзя согласиться,  ибо «не­

вменяемость» несовершеннолетних связана с уровнем  их развития,

в то время как невменяемость душевнобольных имеет в своей основе

патологические явления: психические расстройства, заболевания или

слабоумие.

9              Например, в § 19 УК Венгерской Народной Республики сказано,

что детский возраст (до 14 лет) признается причиной, исключающей

наказуемость.

359

 

изнасилование (ст. 117), разбой (ст. ст. 91 и 146), кражу (ст. ст. 89 и 144), грабеж (ст. ст. 90 и 145), злостное ху­лиганство (чч. 2 и 3 ст. 206), умышленное уничтожение или повреждение государственного, общественного -или личного имущества граждан, повлекшее тяжкие послед­ствия (ч. 2 ст. 98 и ч. 2 ст. 149), а также за умышленное совершение действий, могущих вызвать крушение поезда (ст. 86).

Привлечение к уголовной ответственности за совер­шение таких преступлений с 14-летнего возраста объяс­няется тем, что несовершеннолетние этого возраста до­стигли такого уровня развития сознания, при котором они могут, как правило, осознавать общественную опас­ность своих действий. При этом имеет значение тяжесть преступлений, перечисленных в ст. 10 Основ (убийство, тяжкие повреждения, изнасилование, злостное хулиган­ство, умышленное уничтожение или повреждение иму­щества), а также опасность действий, могущих вызвать крушение поезда. Некоторые из таких действий нередко являются прямым следствием озорства или несоблюде­ния необходимых правил предосторожности (например, неосторожное убийство, телесные повреждения). Число таких преступлений, совершаемых несовершеннолетними, сравнительно невелико.10

Установление ответственности за кражи и грабежи связано с тем, что именно эти преступления несовершен­нолетние совершают наиболее часто. "

Если несовершеннолетний (от 14 до 16 лет) участво­вал в совершении преступления, не указанного в ч. 2 ст. 10 Основ, но при этом совершил действия, ответст­венность за которые может наступить с 14 лет, то он подлежит ответственности только по статье, предусмот­ренной ч. 2 ст. 10 Основ. Например, если подросток, не достигший 16-летнего возраста, принимал участие в бан­дитском нападении, во время которого было совершено убийство, то  его действия  должны  квалифицироваться

10            Так, например, по данным изучения преступлений несовершен­

нолетних, проведенного кафедрой  уголовного права  ЛГУ, в Ленин­

граде за   1965 г. тяжкие  преступления, совершенные  несовершенно­

летними до 16-летнего возраста, составляют  менее 1% всех преступ­

лений, совершенных несовершеннолетними.

11            Они   существенно   отличаются   от   хищений   взрослых:    чаще

всего они представляют собой  хищение предметов для непосредст­

венного употребления  (вино, деньги, спортинвентарь и т. п.).

360

 

не по ст. 77 УК РСФСР, как действия других соучастни­ков, а только по статье об умышленном убийстве (ст. 102 УК РСФСР).

Ответственность за некоторые преступления может наступить только с 18-летнего возраста, например, за уклонение от военной службы (ст. 80 УК РСФСР), за вовлечение несовершеннолетних в преступную деятель­ность (ст. 210 УК РСФСР) и др.), если законом преду­смотрено, что лицо, совершившее данное преступление, должно обладать определенными правомочиями, обязан­ностями или признаками, отсутствующими у несовер­шеннолетних.

При решении вопроса о привлечении к ответственности возраст несовершеннолетнего должен быть точно уста­новлен по документам о рождении (число, месяц, год рождения), а при их отсутствии — на основании заклю­чения медицинской экспертизы. «Лицо считается достиг­шим определенного возраста не в день рождения, а на­чиная со следующих суток. В случаях, когда возраст обвиняемого несовершеннолетнего устанавливается^ су-дебномедицинской экспертизой, то при определении его года рождения днем рождения надлежит считать послед­ний день этого года, а при определении возраста мини­мальным и максимальным количеством лет суд должен исходить из предполагаемого экспертизой минимального возраста такого лица».12

Достижение установленного законом возраста, с ко­торого может наступить уголовная ответственность не­совершеннолетнего, является одним из признаков, фор­мально характеризующих наличие состава преступления. Но в каждом конкретном случае необходимо опреде­лить, обладает ли данный несовершеннолетний способ­ностью осознавать общественную опасность своих дей­ствий и руководить ими.

В ст. 392 УПК РСФСР установлено, что при произ­водстве предварительного следствия и судебного разби­рательства по делам несовершеннолетних «при наличии данных об умственной отсталости несовершеннолетнего, не связанной с душевным заболеванием, должно быть выявлено    также,    мог    ли    он    полностью    сознавать

12 Постановление „V» б пленума Верховного Суда СССР от 3 июля 1963 г. сО судебной практике по делам о несовершеннолет­них»   (Бюллетень  Верховного Суда  СССР,   1963, № 4,  стр. 5—12).

361

 

значение своих действий». Выяснение этих обстоятельств требует весьма- квалифицированного подхода к личности несовершеннолетнего и проведения в необходимых слу­чаях экспертизы.

Основания ответственности едины для всех лиц, со­вершивших преступления, если они достигли возраста, с которого установлена уголовная ответственность за данное преступление. Однако если лицо в момент совер­шения преступления было несовершеннолетним, то это оказывает особое влияние на решение вопроса об его уголовной ответственности и выбор меры воздейст­вия для исправления и перевоспитания несовершенно­летнего.

В ч. 3 ст. 10 Основ сказано: «Если суд найдет, что исправление лица, совершившего в возрасте до восем­надцати лет преступление, не представляющее большой общественной .опасности, возможно без применения уго­ловного наказания, он может применить к такому лицу принудительные меры воспитательного характера, не являющиеся уголовным наказанием». Таким образом, решение вопроса о фактическом привлечении к уголов­ной ответственности несовершеннолетнего, достигшего установленного в законе возраста, в каждом отдельном случае зависит от ряда конкретных обстоятельств, непо­средственно связанных с опасностью совершенных дей­ствий, с особенностями личности несовершеннолетнего и необходимостью применения такой меры, которая может оказать в этом случае наилучшее воспитательное воз­действие. 13

Уголовное законодательство понимает" под несовер­шеннолетними лиц в возрасте от 14 до 18 лет, что соот­ветствует переходному периоду в их развитии. В этот период происходит бурный рост и развитие организма, переход от детского состояния к взрослому. «Сложность психических процессов, формирование интересов, склон­ностей характера в юности имеют место в большей сте­пени, чем в каком-либо другом возрастном периоде, принимая во внимание быстроту и противоречивость раз-

13 См.: Т. И. Короткое а. О некоторых исходных положениях изучения личности несовершеннолетнего правонарушителя. В сб.: Предупреждение преступности несовершеннолетних. М., «Юридиче­ская литература», 1965, стр. 68—69,

362

 

вития в это время».Т4 В таком возрасте появляется ин­терес к приключениям, путешествиям, неизведанному и героическому, возникают различные увлечения, стрем­ление проявить свою самостоятельность и т. п. По общему правилу, подросткам присуща кипучая энер­гия, эмоциональность, импульсивность, восприимчивость, динамичность. Многие из них любознательны, стремятся быть полезными, проявить мужество, смелость, ловкость, инициативу. Они, как правило, доверчивы, но любят фантазировать. В то же время они болезненно самолю­бивы, обидчивы,  склонны  к раздражительности.15

У подростков, как правило, еще не выработано долж­ное, критическое отношение к себе и посторонним лицам, которым они нередко подражают, не задумываясь о сущ­ности их поведения. В буржуазной юридической литера­туре можно встретить утверждение, что прирожденной склонностью подростков является стремление к насилию, разрушению, жестокость и т. п. Эта точка зрения не­верна в своей основе. Склонность подростка зависит от условий и целей его воспитания. При правильном воспи­тании несовершеннолетнего в соответствии с принципами социалистической нравственности формирование его лич­ности происходит в нужном для общественно полезной деятельности направлении. Неблагоприятные условия жизни и воспитания подростка, в свою очередь, могут оказать отрицательное влияние на его поведение. Таким образом, поведение несовершеннолетнего, характер его поступков определяются сложной системой социальных связей, совокупностью всех отношений, в которых он на­ходится. Особенности личности подростков оказывают влияние на характер совершенных ими преступлений и определяют своеобразие мер воздействия, которыми мо­жет быть достигнуто их исправление. Эти меры будут

14            И.  А.  А р я м о в.   Особенности  детского  возраста,   стр.   165;

см. также: А. Б. Сахаров. Возрастные особенности психики не­

совершеннолетних    правонарушителей.     «Социалистическая     закон­

ность», 1965, № 6, стр. 13—16.

15            См.:  К.  И. Ушинский.  Собр. соч., т. 8. М.,   Изд..   АПН

РСФСР,  1950;  В. А. Кру тецкий   и Н. С. Лукин.   Психология

подростка.  М.,   изд.  «Просвещение», 1965; Возрастная  психология.

Курс лекций; М. А. А л е м а с к и н. Опыт психологической характе­

ристики несовершеннолетнего правонарушителя. В сб.: Вопросы пред­

упреждения преступности в СССР. М., «Юридическая литература»,

1965, стр. 78—86; К. Е. И г о ш е в. Опыт социально-психологического

анализа личности несовершеннолетнего правонарушителя. М.,  1967.

363

 

более эффективны, если их применение содействует про­цессу формирования личности несовершеннолетнего. |в

В. И. Ленин подчеркивал исключительный характер привлечения 'несовершеннолетних к уголовной ответст­венности и применения к ним уголовного наказания. Он писал: «Суды и тюрьмы портят». 17 Большинство пре­ступлений несовершеннолетних (свыше 80%) не пред­ставляет значительной общественной опасности (напри­мер, кражи, причинившие небольшой ущерб, незлостное хулиганство и др.). '8 До 50% всех дел несовершеннолет­них в настоящее время прекращается в досудебных ста­диях с применением к ним принудительных мер воспи­тательного характера. 19

В постановлении пленума Верховного Суда СССР от 3 июля 1963 г.20 подчеркивается необходимость особенно тщательно подходить к выяснению всех вопросов, свя­занных с преданием суду обвиняемого несовершеннолет­него, и обращается внимание, что в соответствии со ст. 38 Основ несовершеннолетие является смягчающим обстоятельством. В этом постановлении сказано, что «не должны применяться меры уголовного наказания к не­совершеннолетним за отдельные незначительные право­нарушения, носящие иногда характер детского озорства (например, мелкая кража яблок или других фруктов в саду, овощей в огороде и т. д.). Как правило, не допу­скать осуждения несовершеннолетних за кражу у роди­телей или других, совместно проживающих с ними чле­нов семьи, если сами потерпевшие не обращались в соот­ветствующие органы с просьбой о возбуждении против несовершеннолетнего дела в уголовном порядке. Также надлежит учитывать, что некоторые действия подрост­ков, иногда внешне сходные с такими составами преступ­лений, как кража и грабеж, по своей субъективной сто­роне не содержат состава этих преступлений (например, угон велосипеда с целью покататься, переманивание го­лубей и т. п.)».

16            См.: Н. П. Грабовская. Уголовно-правовая борьба с пре­

ступлениями    несовершеннолетних    в    СССР.    Изд.    ЛГУ,     1961,

стр. 8—72.

17            В. И. Л е'н и н. Полн. собр. соч., т. 40, стр. 194.

18            Г.  М.  М и н ь к о в с к и й.  Некоторые  вопросы  изучения  пре­

ступности   несовершеннолетних.   В   сб.:   Предупреждение   преступно­

сти несовершеннолетних, стр. 31.

19            Там же, стр, 24.

20            См.: Бюллетень Верховного Суда СССР, 1963, М> 4, стр. 8—9.

364

 

Если несовершеннолетний на основании ч. 3 ст. 10 освобожден от уголовной ответственности, то материал о нем подлежит направлению в комиссию по делам не­совершеннолетних «для рассмотрения вопроса о приме­нении к нему предупредительных мер воспитательного характера» (ч. 4 ст. 10 УК РСФСР). Тем не менее пле­нум Верховного Суда указывает, что «к несовершенно­летним, совершившим тяжкие преступления, в необходи­мых случаях должны применяться строгие меры нака­зания». 21

Общественная опасность несовершеннолетнего, ха­рактеризующая его в качестве субъекта преступления, может проявиться в тяжести содеянного (умышленное убийство, изнасилование, разбой и т. п.), в совершении новых преступлений после осуждения за ранее совершен­ное преступление (рецидив), в организаторской деятель­ности, направленной на совершение преступления, или в повторных преступлениях, особенно после безуспеш­ного применения к этим лицам принудительных мер вос­питательного характера.

II. В уголовном законодательстве Советского госу­дарства с первых лет его существования сказалась тен­денция к ограничению уголовной ответственности несовер­шеннолетних. К ним преимущественно применялись при­нудительные меры воспитательного характера. Возраст, с которого возможна уголовная ответственность несовер­шеннолетних, устанавливался с учетом их способности осознавать опасность содеянного.22

Декрет СНК от 14 января 1918 г. установил, что «суды и тюремное заключение для малолетних и несо­вершеннолетних упраздняются», а дела о несовершенно­летних до 17 лет, «замеченных в деяниях общественно опасных, подлежат ведению комиссии о несовершенно­летних».23 Уголовная ответственность могла наступать с    17-летнего     возраста.     Было     учтено     бедственное

21            Там же.

22            См.: П. И. Л ю б л и н с к и и. Борьба с преступностью несовер­

шеннолетних в детском и  юношеском возрасте. М., 1923; В. И. Ку-

ф а е в. Юные правонарушители. М.,  1924; Н. И. О з е р е ц к и й. Не­

совершеннолетние  правонарушители.  В  сб.:  Преступник  и  преступ­

ность, вып. 2. М., 1927, стр. 134—218; Н. Е. Т а р н о в с к и й. О пре­

ступности несовершеннолетних.  «Еженедельник советской юстиции»,

1923, № 29; Б. С. Утевский. Борьба с преступностью несовершен-'

нолетних. М., «Советское законодательство», 1932, и др.

23            СУ РСФСР, 1918, № 16, ст. 227,

365

 

положение многих детей, потерявших родителей, голод­ных, обездоленных, терпящих лишения в связи с разру­хой, гражданской войной, военной интервенцией.

В ст. 3 Руководящих начал по уголовному праву РСФСР было предусмотрено: «Несовершеннолетние до 14 лет не подлежат суду и наказанию. К ним приме­няются лишь воспитательные меры... Такие, же меры применяются в отношении лиц переходного возраста —■ 14—18 лет, действующих без разумения».24 Декрет СНК от 4 марта 1920 г.25 определил, что несовершеннолет­ними являются лица, не достигшие 18-летнего возраста, и что, если комиссия по делам несовершеннолетних уста­новит невозможность применения к несовершеннолетним мер медико-педагогического воздействия, дело пере­дается в народный суд. Необходимость такой меры вы­зывалась тяжестью содеянного или опасностью несовер­шеннолетнего, систематически и организованно совер­шающего преступления.

Постановление НКЮ от 19 марта 1920 г. соответст­венно изменило редакцию ст. 13 Руководящих начал. Воспитательные меры теперь могли применяться к ли­цам 14—18 лет, если в отношении них можно было огра­ничиться медико-педагогическим воздействием.26

Ст. 18 УК РСФСР 1922 г. предусматривала, что «на­казание не применяется к малолетним до 14 лет, а также ко всем несовершеннолетним от 14 до 16 лет, в отношении которых признано возможным ограничиться мерами медико-педагогического воздействия». УК 1922 г. снизил до 16 лет возраст несовершеннолетних, к которым преимущественно должны применяться меры медико-педагогического воздействия, «учитывая отсутствие в стране достаточного числа воспитательных учреждений для  несовершеннолетних».27

Стремление ограничить уголовную ответственность несовершеннолетних не исключало необходимости при определенных условиях усилить их ответственность, ибо,

24            СУ РСФСР, 1919, № 66, ст. 590.

25            СУ РСФСР, 1920, № 13, ст. 83.

26            СУ РСФСР, 1920, № 16, ст. 95.

27            В. С. Орлов. Субъект преступления по советскому уголов­

ному праву, стр. 106; см. также: В. И. К у ф а е в. Повторные пре­

ступления    несовершеннолетних.    «Право   и   жизнь»,    1923,   №   1;

П.  И.  Люблинский   в   К   Е.  К о п е л я н с к а я,  Охрана   дет­

ства и борьба с беспризорностью, Л., 1924.

366

 

как свидетельствует практика того времени, меры, при­меняемые комиссиями по делам несовершеннолетних, особенно в отношении несовершеннолетних старшего воз­раста, в ряде случаев были недостаточно эффективными. Поэтому постановление IV сессии ВЦИК девятого со­зыва от 11 ноября 1922 г. внесло изменения в ст. 18 УК-Было установлено, что меры медико-педагогического ха­рактера могут применяться к лицам от 14 до 16 лет не комиссией, а только судом, что, в свою очередь, усили­вало значение этих мер.28 Это же постановление допол­нительно вводило в Кодекс ст. ст. 18а и 18б, в которых предусматривалось обязательное снижение наказания наполовину для несовершеннолетних от 14 до 16 лет и смягчение на одну треть — для несовершеннолетних от 16 до 18 лет (против высшего предела санкции).

Основные начала уголовного законодательства СССР и союзных республик 1924 г. не определяли возраста, с которого могла наступить уголовная ответственность. В ст. 8 было указано, что меры медико-педагогического характера должны применяться к малолетним, а в от­ношении несовершеннолетних — лишь в случаях, когда соответствующие органы признали невозможным приме­нение к ним наказания. В республиканских кодексах возраст был установлен в пределах, соответствующих УК РСФСР 1922 г. Например, согласно ст. 12 УК РСФСР 1926 г. несовершеннолетние от 14 до 16 лет могли нести уголовную ответственность, если комиссия о несовершеннолетних признает невозможным применить к ним меры медико-педагогического воздействия. Ст. 50 УК РСФСР предусматривала обязательное смягчение наказания для несовершеннолетних в возрасте от 14 до 16 лет наполовину, а в возрасте от 16 до 18 лет — на одну треть.

Особое значение имело постановление ВЦИК и СНК РСФСР от 30 октября 1929 г.,29 которое изменило редак­цию ст. 12 УК РСФСР, установив, что дела о несовер­шеннолетних до 16 лет передаче в суд не подлежат. В тех условиях непривлечение несовершеннолетних до 16 лет к уголовной ответственности в ряде случаев приводило к вовлечению их в преступную деятельность взрослыми лицами.    Поэтому    7    апреля    1935   г.    было    издано

28            СУ, 1922, № 72-73, ст. 906.

29            СУ РСФСР, 1929, № 82.

367

 

постановление ЦИК и СНК СССР «О мерах борьбы с преступностью несовершеннолетних»,30 которое устано­вило уголовную ответственность с 12-летнего возраста за совершение ими краж, насилий, телесных повреждений, увечий, убийств или попыток к убийству с применением к ним всех мер наказания, а также установило ответст­венность за вовлечение несовершеннолетних в преступ­ную деятельность (ст. 732 УК РСФСР).

В установлении уголовной ответственности несовер­шеннолетних с 12-летнего возраста за отдельные пре­ступления сказалась господствовавшая в то время точка зрения о принуждении как универсальном средстве борьбы с преступностью. Некоторые юристы широко толковали это постановление, утверждая, что в нем пе­речислены лишь виды преступлений, но не составы, ко­торые предусмотрены кодексами, и поэтому счита­лось возможным привлекать с 12 лет за хулиганство, сопряженное с насилием, и мошенничество.31 Тем не ме­нее в 1938 г. В. Д. Меньшагин высказал правильное мне­ние, что перечень указанных в постановлении преступле­ний является исчерпывающим.32

Указ Президиума Верховного Совета СССР от 10 де­кабря 1940 г. установил уголовную ответственность с 12 лет также и за действия, могущие вызвать крушение поездов, как-то: развинчивание рельсов, подкладывание на рельсы различных предметов и т. п.33

Возраст, с которого уголовная ответственность могла наступить за другие преступления, не был определен, и потому этот вопрос по-разному решался законодатель­ством союзных республик (например, в УК УССР  уго-

30            СЗ СССР, 1935, № 19; см. также: Ф. К. Н а х и м с о н. К во­

просу о борьбе с преступностью несовершеннолетних. Проблемы уго­

ловной политики, 1937, кн. III, стр. 81—93; В. Тадевосян. Ликви­

дировать  преступления  несовершеннолетних.   «Советская  юстиция»,

1937, № 10-11, стр. 48—50; Б. С. У т е в с к и й. О ликвидации преступ­

ности несовершеннолетних. «Советская юстиция». 1937, № 7.

31            См.:  В.  Тадевосян.  Пять  лет   закона   «О  мерах   борьбы

с  преступностью   несовершеннолетних».   «Социалистическая   закон­

ность»,  1940, № 5. стр.  18—19; В. Тадевосян. Борьба за ликви­

дацию   детской   преступности   в   СССР.   «Социалистическая   закон­

ность», 1945, Л"° 5, стр. 7—9; Сборник постановлений пленума и ди­

рективных писем Верховного Суда СССР 1924—1944 гг. М.,Юриздат,

1945, стр. 50.

32            См.:   В.  Д.  Меньшагин.  Преступления    против    порядка

управления. М., Юриздат, 1938, стр 59.

33            Ведомости Верховного Совета СССР,   1940, № 52.

368

 

ловная ответственность устанавливалась с 14 лет, а в УК БССР — с 16 лет). Указ Президиума Верховного Со­вета СССР от 31 мая 1941 г. установил, что уголовная ответственность за все другие преступления наступает с 14-летнего возраста.34

Привлечение к уголовной ответственности несовер­шеннолетних до 16 лет в практике составляло: в 1955 г.— 1,2% по отношению к числу всех лиц, привле­ченных к уголовной ответственности, а в 1956 г. — 1%.35

Основы уголовного законодательства Союза ССР н союзных республик 1958 г. установили возраст уголов­ной ответственности несовершеннолетних за все пре­ступления с 16 лет, а за некоторые, перечисленные в ст. 10, — с 14 лет. Таким образом, Основы уголовного зако­нодательства Союза ССР и союзных республик повы­сили возраст, с которого могла наступить уголовная от­ветственность. Это объяснялось тем, что в настоящих условиях воспитательные меры являются основным, главным средством предупреждения и борьбы с преступ­лениями несовершеннолетних.


<