§ 1. ПОНЯТИЕ СУБЪЕКТА ПРЕСТУПЛЕНИЯ : Курс Советского уголовного права. Т.1 - ред. Н.А. Беляев : Книги по праву, правоведение

§ 1. ПОНЯТИЕ СУБЪЕКТА ПРЕСТУПЛЕНИЯ

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 
51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 
68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 
85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 
РЕКЛАМА
<

I. Субъектом преступления является физическое, вме­няемое лицо, достигшее определенного возраста. Субъ­ектом преступления может быть только человек. Это прямо указано в ст. 5 Основ уголовного законодатель­ства Союза ССР и союзных республик (ст. 4 УК РСФСР), определяющей, что действие Уголовного ко­декса распространяется на советских граждан, иностран­цев и лиц без гражданства. Животные, силы природы, причиняющие вред, не могут рассматриваться как субъекты преступлений, а меры, принимаемые для охраны от причиняемого  ими  вреда,  не  являются  наказанием.

Если физические лица виновны в том, что вред, от­ветственность за причинение которого предусмотрена уголовным законом, причинен животными или силами природы, то они несут за это уголовную ответственность. Так, потрава скотом поля может служить основанием для уголовной ответственности лиц, по умыслу которых нанесен имущественный ущерб (ст. 168 УК РСФСР). Если спущенная с цепи собака искусала человека, может возникнуть вопрос об административной, гражданско-правовой или даже уголовной ответственности хозяина собаки (в зависимости от вины последнего), но сама собака не может быть признана субъектом преступле­ния.

Не являются субъектами преступления и юридические лица. Организации, предприятия, учреждения не могут быть признаны виновными в уголовно-правовом смысле этого слова, применение наказания к ним не достигло бы целей, которые оно преследует. Ответственными мо-

12*          355

 

гут быть лишь физические лица, поэтому, например, за обвес покупателя уголовной ответственности подвер­гаются лица, виновные в этом (продавец, завмаг и пр.).

Гражданское и административное право в отличие от уголовного признают субъектами ответственности и юридических лиц. Это объясняется сущностью граждан­ско-правовых и административно-правовых отношений, спецификой целей, которые преследует гражданская и административная ответственность.

II. Для того чтобы определить, содержит ли совер­шенное деяние состав преступления, а следовательно возможна ли уголовная ответственность, необходимо выяснить, обладает ли лицо, совершившее это деяние, установленными в законе признаками. Такими призна­ками, предусмотренными во всех составах преступлений, являются вменяемость и достижение определенного воз­раста. Эти признаки неизменны и обязательны для всех составов.

Кроме них, в ряде составов предусмотрены так назы­ваемые «факультативные» признаки (не обязательные для других составов), ограничивающие круг возможных субъектов этих преступлений: повторность (для состава мелкая спекуляция — ч. 3 ст. 154 УК РСФСР и др.), со­вершение преступления особо опасным рецидивистом (дезорганизация работы исправительно-трудовых учреж­дений—ст. 77' УК РСФСР), особое положение лица (должностное лицо в должностных преступлениях, воен­нослужащий в воинских преступлениях, торговые работ­ники, осуществляющие розничную продажу товаров, за обман потребителя — ст. 156 УК РСФСР и др.).

Некоторые авторы, стремясь придать личности пре­ступника большее значение, чем то, которое придавалось раньше, необоснованно расширяют круг признаков, ха­рактеризующих субъекта и включаемых в состав преступ­ления. Так, чехословацкий юрист Ф. Полячек относит к составу в качестве признака субъекта преступления его социальную и политическую характеристику.' По мнению Б. С. Никифорова, «практика давно уже ставит вопрос о необходимости предусмотреть случаи, в кото­рых общественная опасность субъекта рассматривалась бы как один из элементов состава преступления, как та-

1 См.:  Ф.  Полячек.   Состав   преступления   по   чехословацкому уголовному прав;,. М., ИЛ, 1960, стр. 190—194,

356

 

кое обстоятельство, при отсутствии которого нельзя гово­рить о том, что совершено преступление».2

Б. С. Утевский предлагал отказаться от традицион­ных понятий субъекта и построить новое понятие, кото­рое включило бы помыслы, чувства, прошлое, служеб­ную и общественную деятельность лица, его заслуги пе­ред партией и государством, его моральный и политиче-' ский облик.3

Предложения об отнесении к признакам, определяю­щим субъекта преступления, тех, которые раскрывают его общественное лицо, нельзя признать обоснованными, так как состав преступления — это юридическая типовая характеристика конкретного деяния человека (состав преступления представляет собой совокупность призна­ков, определяющих различные стороны одного преступ­ного акта). Общественная опасность субъекта, его социальная и политическая характеристика охватывают все данные о преступнике как о личности и не могут быть отнесены к одному преступному деянию, равно как и служить одни м из оснований ответственности в рамках состава. Если эти данные о преступнике вклю­чить в состав преступления, то вместо точных и объек­тивных границ уголовной ответственности будут установ­лены широкие и неопределенные основания ответствен­ности, что противоречит принципам социалистической законности.

Состав преступления в целом характеризует общест­венную опасность лица, по не исчерпывает ее. Все дан­ные о личности преступника необходимы для индивидуа­лизации наказания. Учение о личности преступника пред­ставляет самостоятельную проблему науки уголовного права и будет освещено во втором томе.