§ 4. ОБЪЕКТ   ПРЕСТУПЛЕНИЯ   В  УГОЛОВНОМ   ПРАВЕ СОЦИАЛИСТИЧЕСКИХ СТРАН

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 
51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 
68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 
85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 
РЕКЛАМА
<

Уголовное право стран социалистического лагеря, как и советское уголовное право, служит одним из средств защиты общественных отношений, выгодных и угодных господствующему рабочему классу и дружественным ему широким трудящимся массам. Уголовное право этих стран имеет открытый классовый характер, который проявляется прежде всего в вопросе об объекте преступ­ления. Объектом преступных посягательств оно признает общественные отношения, соответствующие интересам господствующего класса.

Ст. ст. 1 и 3 УК Народной Республики Болгарии рас­сматривают в качестве объекта посягательства «государ­ственное устройство или общественный строй Народной Республики или установленный в ней правопорядок». В § 1 закона № V от 1961 г. об Уголовном кодексе Вен­герской Народной Республики объектом посягательства признается «государственный, общественный и экономи­ческий строй Венгерской Народной Республики, личность И права граждан». В качестве объекта посягательства называются также «Народно-Демократическая Респуб­лика, ее социалистическое строительство, интересы тру­дящихся и отдельной личности» (ст. 1 Уголовного кодекса Чехословацкой Социалистической Республики), "«лич­ность граждан, их гарантированные Конституцией и за­конами права и свободы, политические, национальные, экономические и социальные основы Социалистической Федеративной Республики Югославии,ее независимость

307

 

и безопасность, ее социалистический общественный строй, а также установленный Конституцией и законами госу­дарственный порядок» (ст. 1 Уголовного кодекса Юго­славии), «народно-демократический строй» (ст. 1 Уго­ловного кодекса Корейской Народно-Демократической Республики), «общественный и государственный строй республики, основы социалистического хозяйства и в пер­вую очередь социалистическая собственность, конститу­ционные интересы политических, хозяйственных и куль­турных организаций, законные права и интересы граж­дан» (ст. 2 Закона о судоустройстве ГДР). Аналогичные указания о характере объекта преступных посягательств содержатся в уголовном законодательстве и других стран социалистического лагеря.

Взгляды теоретиков уголовного права социалистиче­ских стран в основном совпадают с взглядами советских ученых.36 Подавляющее большинство юристов признают в качестве объекта преступных посягательств обществен­ные отношения, в охране которых заинтересован господ­ствующий класс. В этом они видят средство закрепления классовой воли трудящихся масс, разоблачения лживых утверждений буржуазных «теоретиков» о надклассовое™ государства и права: «Учение об объекте преступления объясняет классовую сущность преступления. Это учение является оружием, которое позволяет разоблачить объ­ективистскую маскировку классовой сущности права и преступления буржуазной правовой науки. В направлен­ности деяния против общественных отношений заклю­чается основа для понимания материального условия преступления... то есть его общественной  опасности».37

Юристы  социалистических  стран  различают общий.

36            Объекту   преступных    посягательств    посвящены    следующие

работы   юристов   социалистических   стран:   D-r   Hilda   Benjamin.

Objekt  und   Gegensjand   in  unserer  Rechtsprechung.   «Neuc  Justiz»,

1951,  Nr  12   (ГДР);  Breitbarth  Herbert.  Zur  praktischen  Anwen

dung  der  Lehre  vom  Objekt  und  Gegenstand.   «Neue  Justiz»,   1951:

Nr  4   (ГДР);   A.   R о m e r,   G.   Schwarz.   Zum   Objekt   des  Verb

rechens.  «Staat  und  Recht»,   1956,  Nr 5   (ГДР):    H.   G e r a t s.   Die

Lehre  vom  Objekt  des  Verbrechens.  Berlin,   1955   (ГДР);   В. Vybi-

r a 1. О objektu trestneho cinu Orbis. Praha, 1953 (ЧССР); В. Vybi-

r a 1.   Pojem   a  vuznam  objektu   trestneho   cinu    v   ceskoslowenskem

socialistickem  trestnim  pravu.   Praha,   1956   (ЧССР);   F.   Polacek

Objekt   trestneho   cinu   «Pravnicke   studie»,   rocnik   II,   cislo   4.   1954

(ЧССР);   Ф.   Полячек.   Состав  преступления    по  чехословацкому

уголовному праву. М., ИЛ, 1960, стр. 69—84.

37            Ф. Полячек. Состав преступления по чехословацкому уго­

ловному праву, стр. 83.

308

 

родовой и непосредственный объекты посягательства, отграничивают объект посягательства от его предмета.38 Так, немецкий ученый Г. Герате дает следующее опреде­ление общего объекта преступления: «Общий объект преступления — это общественные отношения демократи­ческого порядка рабочих и трудящихся крестьян, нару­шаемые преступными действиями и защищаемые уго­ловным правом Германской Демократической Респуб­лики». 39

По мнению Ф. Полячека, «под понятием общего объ­екта преступления по чехословацкому уголовному праву понимаются общественные отношения, господствующие в народно-демократическом обществе и охраняемые уго­ловным законом».40

Специальным объектом преступлений Г. Герате назы­вает общественные отношения демократического порядка рабочих и трудящихся крестьян, которые ставятся в опас­ность отдельными преступлениями и защищаются уго-ловно-ТТравовыми нормами.

Родовой (групповой, специальный) объект посяга­тельства во всех странах используется для систематиза­ции норм Особенной части уголовного права. Ф. Полячек пишет: «Система общественных отношений является ос­новой системы Особенной части Уголовного кодекса. Построение системы Особенной части Уголовного кодекса базируется на системе объектов преступлений. По приз­наку однородности объектов преступлений составы пре­ступлений включены в соответствующие главы и разделы Особенной части Уголовного кодекса».41

Так, в зависимости от специального объекта посяга­тельства все нормы Особенной части УК Чехословацкой Социалистической Республики расположены в следующих главах: преступные деяния против республики (гл. 1), хозяйственные преступления (гл. 2), преступные деяния против общественного порядка (гл. 3), общеопасные преступные деяния (гл. 4), преступные деяния против семьи  и молодежи   (гл. 5),  преступные деяния  против

38            Там же, стр. 75. — На позиции трехчленного деления объекта

посягательства   стоят   также:   В.   V у b b i a 1.   О   objektu   trestneho

cinu,  Orbis;   H.  Benjamin.   Objekt   und   Gegenstand   in unserer

Rechtsprechung. «Neue Justiz», 1951, Nr 12.

39            N   Qerats. Die Lenre vom Objekt des Verbrechens.

40            Ф.    П о л я ч е к.    Состав   преступления   по   чехословацкому

уголрзному праву, стр. 75.

41            Там же, стр. 83.

309

 

жизни и здоровья (гл. 6), преступные деяния против свободы и человеческого достоинства (гл. 7), имуще­ственные преступные деяния (гл. 8), нарушение закона о воинской обязанности (гл. 9), воинские преступные деяния (гл. 10).   ,

В Уголовном кодексе Венгерской Народной Респуб­лики принята следующая система: преступления против государства (гл. IX), преступления против мира и чело­вечества (гл. X), преступления против государственного управления и правосудия (гл. XI), преступления против общественной безопасности и общественного порядка (гл\ XII), преступления против народного хозяйства (гл. XIII), преступления против личности (гл. XIV), преступления против семьи, молодежи и половой морали (гл. XV), преступления против общественной собствен­ности, а также против имущества граждан (гл. XVI), воинские преступления (гл. XVII). В основном так же построена Особенная часть уголовного законодательства других социалистических стран.

Под непосредственным объектом посягательства большинство теоретиков понимает конкретное общест­венное отношение, нарушаемое преступлением. Это от­ношение рассматривается как часть общего объекта по­сягательства: «Отдельным объектом преступления яв­ляется такой объект, который был нарушен пли поставлен под угрозу нарушения отдельным преступлением... Между общим, особенным (видовым, групповым) и отдельным существуют отношения общего, особенного и отдельного. Если особенное и общее являются отражением отдель­ного, то общее составляет содержание особенного и далее отдельного».42

Предмет преступного посягательства проф. Г. Герате определяет как материальные предпосылки или формы выражения общественных отношений или же как тело и психику людей, выступающих в качестве носителей общественных отношений, на которые преступник воздей­ствует и через которые причиняет вред общественным отношениям.

По мнению Ф. Полячека, предмет преступления — «предметы материального мира, которые являются мате­риальным субстратом общественных отношений».43

42            Ф. Полячек. Состав преступления по чехословацкому уго­

ловному праву, стр. 77.        "■'■

43            Там же, стр. 80,

310

 

ЛИТЕРАТУРА

М А. Г е л ь ф е р. Некоторые вопросы общего учения об объек­те преступления в советском уголовном праве. Уч. зап. ВЮЗИ, вып. 7. М., 1959; Н. И. Загородников. Значение объекта преступления при определении меры наказания по советскому уголовному праву. Труды Военно-Юридической академии, т. X. М., 1949; Г. А. К р li­re р. К вопросу о понятии объекта преступления в советском уго­ловном праве. Вестник МГУ, 1955, № 1; В. Н. Кудрявцев. К во­просу о соотношении объекта и предмет преступления. «Советское государство и право», 1951, № 8; Б. С. Никифоров. Об объекте преступления. «Советское государство и право», 1948, № 9; Е г о ж е. Об объекте преступления по советскому уголовному праву. «Совет­ское государство и право», 1956, № 6; Е г о же. Объект преступле­ния. М., Госюриздат, 1960; М. И. Федоров. Понятие объекта пре­ступления по советскому уголовному праву. Уч. зап. Пермского ун-та, т. XI, ч. 4, кн. 2, 1957.