§ 4. УГОЛОВНАЯ ОТВЕТСТВЕННОСТЬ В ЭКСПЛУАТАТОРСКОМ ОБЩЕСТВЕ : Курс Советского уголовного права. Т.1 - ред. Н.А. Беляев : Книги по праву, правоведение

§ 4. УГОЛОВНАЯ ОТВЕТСТВЕННОСТЬ В ЭКСПЛУАТАТОРСКОМ ОБЩЕСТВЕ

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 
51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 
68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 
85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 
РЕКЛАМА
<

Первоначально ответственность рассматривалась как ответственность перед богом, и перед ней ставилась за­дача очистить общество от греха, отвратить божествен­ный гнев, искупить вину перед богом, а круг деяний, влекущих за собой ответственность, ограничивался дея­ниями, которые расценивались как греховные. Эти воззрения возникли еще во внеклассовом обществе и раз­вивались в период становления государства и права. В это время не проводилось различия между ответствен­ностью за нарушение божественных норм и норм чело­веческого поведения. Во многих древних теократических государствах (например, в Египте) такое соединение существовало тысячелетия, существовало оно и в Древнем Риме, где, однако, быстрее, чем в других странах древ­него мира, произошло разделение божественного права — fas и человеческого права — jus. Но и в Древнем Риме ответственность и приведение наказания в исполнение имели религиозный характер, виновный приносился в жертву (отсюда термины «sacrata» и «sacration» и даже слово «санкция» (sanctio), которое применяется до сих пор и значит и «закон», и «священный». По древнему римскому праву «личность приносится в жертву богу, имущество передается его храму, наказание — это искуп­ление обществом лежащей на нем вины путем воздаяния чести богам и в особенности высшей чести — принесения

238

 

в жертву человека».39 Еще Кант писал: «...убийца... дол­жен быть казнен для того\ чтобы всякому было воздано •по его поступкам и пролитие невинной крови не пало бы на народ».40

Когда общественно опасное деяние считалось грехом, направленным против божества, ответственность рассмат­ривалась как изгнание грешника из круга единоверцев и вначале проявлялась просто как принесение его в жертву божеству. Когда перед ответственностью вообще ставились цели мести или возмещения причиненного ущерба (удовлетворение потерпевшего), также не было различия между отдельными отраслями права, и полно­стью смешивалась ответственность гражданская и уго­ловная.41 Многие века право не проводило принципиаль­ного различия между неотдачей долга и кражей, а убий­ство, телесные повреждения и изнасилование влекли за собой композиции. Неуплата композиций могла повлечь за собой воздействие на личность ответственного лица, но это было возможно и тогда, когда не уплачен долг. Поскольку для цели возмещения причиненного ущерба вина не имела значения, ответственность наступала при любом причинении вреда, а без причинения вреда не было и ответственности.

Когда перед ответственностью в целом ставилась задача удовлетворить потерпевшего и возместить ущерб, еще также не было разделения уголовного и гражданско­го видов ответственности. В этот период возникает состя­зательная форма процесса, а ответственность принимает

39            Mommsen. Romisches Strafrecht. Berlin, 1955, S. 900 ff.

40            I.  Kant. Die Metaphisik der Sitten. Berlin, 1922, S.  141.

41            «История как древнейшего  римского   права,   так   и   старых

французских  кутюмов  показывает,  что  у  гражданского  деликта  и

деликта   уголовного   общее   происхождение.   За   периодом   частной

мести   (закон  талиона)   последовал   период   частных   композиций,

когда вместо физического воздействия на виновника вреда потерпев­

ший предъявлял ему требование об уплате денежной суммы, размер

которой определялся в зависимости от положения участников пра­

воотношения и от обстоятельств  дела.  Позднее, с укреплением  го­

сударства, размер композиций   (Wehrgeld)   стал определяться госу­

дарственной властью.

Но с этого времени начинают мало-помалу обособляться нала­гаемые государством на нарушителя общественного порядка телес­ные или имущественные (штраф) наказания, с одной стороны, и возмещение, на которое вправе притязать понесший, — с другой» (Л. Жолио де ля Морандьер. Гражданское право Франции, т. 2. М., ИЛ, 1960, стр. 394).

239

 

либо форму композиций, т. е. материального возмещения, либо талиона, т. е. воздаяния равным за равное, что долж­но удовлетворять чувство мести потерпевшего, как пра­вило, в тех случаях, когда материальное возмещение вреда невозможно. Еще отсутствует наказание за поку­шение, так как, если нет результата, нечего возмещать. В то же время не требуется вины, ибо потерпевший заин­тересован лишь в возмещении своей потери, а психическое отношение и состояние причинителя общество не инте­ресуют. В этот период ответственность в целом носила частноправовой характер и истцом по любому правона­рушению выступал отдельный гражданин. Как пишет Кении, «древние законодательства интересовались внеш­ней, физической стороной человеческого поведения и мало обращали внимания на его психические причины. Они подвергали наказанию за причинение вреда даже в тех случаях, когда он был причинен совершенно случайно, и не обращали внимания на попытки совершить пре­ступления, не доведенные до конца».42

Поскольку в этот период перед ответственностью ставилась цель возместить потерпевшему ущерб, Законы XII таблиц устанавливали за кражу (furtunl) штраф в пользу потерпевшего в двойном, тройном, а затем по преторским эдиктам — и в четверном размере. Даже если при обыске у кого-либо только найдена чужая вещь, он привлекался к ответственности, хотя и не был вором (если затем был установлен действительный вор, то по-. следний должен возместить ущерб тому, кто уплатил штраф).

По мере изменения, разделения и осознания новых задач ответственности произошло разделение граждан­ского и уголовного права и соответствующих им процес­сов. Так, в Риме закон Суллы (lex Cornelia de injuris) установил наказания за наиболее тяжкие правонаруше­ния (injuria), но потерпевший долгое время имел право выбора — возбудить уголовное дело или предъявить граж­данский иск. В дальнейшем-обострение классовых анта­гонизмов и рост преступности привели в преторском праве к усилению ответственности за грабеж и угрозы. Однако уголовная и гражданская ответственность и в древнем римском праве никогда не была разделена пол­ностью. Во Франции лишь в XVI в. публичный иск от

42 К. Кении. Основы уголовного права, М., ИЛ, 1949, стр. 26. 240

 

имени короля, направленный на наказание виновного, был отделен от гражданского иска о возмещении. Но если в Риме в эпоху XII таблиц ответственность за кражу состояла в возмещении ущерба и штрафе, то в Англии в XVIII в. за неуплаченные долги назначалось тюремное заключение. Так изменялись задачи и формы ответствен­ности.

В капиталистическом обществе произошло резкое разделение отдельных отраслей права, однако в неко­торых странах (главным образом там, где продолжает еще действовать английское common law) это разделение во многих случаях было проведено недостаточно четко. Так, например, Кении считает, что «преступления и гражданские правонарушения различаются между собой не по природе самих противоправных деяний, а лишь по характеру процесса, одно и то же деяние может ока­заться и гражданским, и  уголовным правонарушением».43

Разделение видов ответственности вначале действи­тельно проявлялось в первую очередь в характере про­цесса, в том, кто предъявляет иск — государство или гражданин. Котошихин писал о России времен царя Алексея Михайловича: «...а не будет в смертном деле челобитчика, и таким делом за мертвых людей бывает истец сам царь», а в Англии и сейчас в гражданских де­лах имеется иск «Smith against Smith», а в уголовных — иск «a Queen against the prisoner».

В тех случаях, когда цель ответственности состоит в предупреждении совершения правонарушений, она осу­ществляется посредством воздействия на личность нару­шителя и заключается либо в физическом лишении виновного возможности совершать, правонарушения в дальнейшем, либо в психическом воздействии на ви­новного и окружающих устрашением, а тогда одним из необходимых условий ответственности становится вина.

В условиях эксплуататорского общества господствую­щий класс стремится предупредить правонарушения пу­тем исправления виновных при помощи религиозного и морального санкционирования юридических норм. Од­нако в антагонистическом обществе, когда по мере роста классовых противоречий все большее число преступле­ний порождается самими общественными условиями, в ответственности на первое место выступает ее государ-

43 К. Кении. Основы уголовного права. М., ИЛ, 1949, стр. 19.

241

 

ственно-принудительный, устрашающий характер.

За основу индивидуальной уголовной ответственности в современном капиталистическом обществе принимается, как правило, виновное деяние, так как перед уголовным правом ставится главная задача — предупредить совер­шение преступления.

Однако в эпоху империализма все чаще «на место субъективной ответственности, основанной на намерениях действовавшего лица, ставится ответственность, объек­тивно основанная на материальном факте или на несо­мом риске».44 Уже Иерринг писал, что историю идеи вины можно резюмировать как непрерывное уничтоже­ние. Эта тенденция проявляется и в области буржуазного уголовного права, где ответственность за совершенное преступление все в большей степени вытесняется ответ­ственностью общественно опасной личности.

ЛИТЕРАТУРА

Н. С. Алексеев, В. Г. Смирнов. М. Д. Ш ар гор о д-с к и й. Основание уголовной ответственности по советскому праву. «Правоведение», 1961, № 2, Я. М. Б р а й н и н. Уголовная ответствен­ность и ее основание в советском уголовном праве. М, Госюриздат, 1963; Б. В. В о л ж е н к и н. Общественная опасность и основание уголовной ответственности. «Правоведение», 1963, № 3; Н. И. 3 а -городников. О пределах уголовной ответственности. «Советское государство и право», 1967, № 7; В. И. Курляндский. Уголов­ная ответственность и меры общественного воздействия. М., «Юри­дическая литература», 1965; В. И. Курляндский. Вопросы осно­вания уголовной ответственности. В сб.: Вопросы уголовного права. М., ВЮЗИ, 1966; Н. В. Л я ее. К вопросу об основаниях уголов­ной ответственности. Вестник ЛГУ, 1960, № 17; А. А. П и о н т к о в -с к и й. Основание уголовной ответственности. «Советское государство и право», 1959, № 11. В. Г. Смирнов Уголовная ответственность и уголовное наказание «Правоведение», 1963, № 4.

44 Л. Жолио де ля Мо-рандьер.  Гражданское право Фран­ции, т, 2, стр. 395.