§ 2. ПОНЯТИЕ УГОЛОВНОЙ ОТВЕТСТВЕННОСТИ

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 
51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 
68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 
85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 
РЕКЛАМА
<

Уголовная ответственность — это обязанность лица, совершившего преступление, претерпеть наказание, за­ключающееся в лишениях личного или имущественного характера, порицающее его за совершенное преступление и имеющее своей целью его исправление и перевоспита-

14 И. С. Самощенко полагает, что в этих случаях нет и право­нарушения, которое он определяет как виновное, противоправное деяние (см.: Общая теория советского права, 1966, стр. 393),

222

 

ние, а также предупреждение совершения новых пре­ступлений как им, так и иными лицами.

Уголовная ответственность является одним из эле­ментов уголовного правоотношения (см. введение, § 2).

Поскольку уголовная ответственность — это элемент уголовного правоотношения, лицо, несущее юридическую ответственность, является субъектом уголовного правоот­ношения (см. введение, § 2) и, таким образом, обладает субъективными правами, вытекающими из его положе­ния. Вот почему эта конструкция уголовной ответствен­ности соответствует требованиям укрепления социали­стической законности и охраны прав граждан в сфере применения уголовного закона.15

Различия между видами юридической ответствен­ности, основания ее и круг ответственных лиц в обществе определяются целью, которую господствующий класс, а в СССР общество в целом ставят перед правовой от­ветственностью вообще и в данной отрасли права в част­ности.

За последние годы в советской литературе дан ряд определений уголовной ответственности. Так, В. Г. Бе­ляев полагает, что «уголовная ответственность — это та­кое последствие совершения преступления, в силу кото­рого правовое положение субъекта становится правовым положением общественно опасного, виновного и наказуе­мого лица».16 Однако совершение преступления является 1 только юридическим фактом, который сам по себе право­вого положения субъекта не меняет. Совершение пре­ступления— лишь основание возникновения уголовного правоотношения и тем самым появления обязанности претерпеть определенные изменения правового положе­ния, но сами изменения в правовом статусе субъекта преступления происходят лишь после вступления в за­конную силу приговора суда.

По определению Б. В. Волженкина, уголовная ответ­ственность — это «предусмотренная законом обязанность виновного лица отвечать в случае совершения преступ­ления в уголовном порядке, подчиниться мере принуж-

15            См. там же, стр. 425.

16            В.  Г. Беляев. Основные вопросы учения об  уголовной от-

_ветственности. В сб.:  Проблемы советского уголовного права в пе-

Риод  развернутого  строительства   коммунизма.   Тезисы   докладов. Изд. ЛГУ, 1963, стр. 32,

223

 

депия, которую государство имеет право применить за совершение подобных преступлений».17 Однако нельзя определять ответственность как «обязанность отвечать за свои действия, поступки»,18 потому что это ничего не объясняющая тавтология.

В. Г. Смирнов исходит из того, что уголовная ответ­ственность— это «требования общества и государства, вытекающие из совершенного лицом преступления, из­меряемые степенью и характером общественной опас­ности этого преступления». По его мнению, уголовная ответственность — это «порицание общественно опасного деяния субъекта и необходимость возмещения причинен­ного им вреда», а кара и воздаяние — «специфическое выражение ответственности лица перед обществом и го­сударством за ущерб, который оно причинило правона­рушением, компенсация морального ущерба, причинен­ного преступлением».19 Не останавливаясь здесь на кри­тике взглядов В. Г. Смирнова о целях ответственности, укажем лишь, что ошибочна основная концепция В. Г. Смирнова, рассматривающего ответственность как компенсацию и возмещение причиненного вреда, что яв­ляется задачей гражданского, а не уголовного права. Задача уголовного права состоит в борьбе с правонару­шениями, предупреждении преступности.

В. И. Ленин подчеркивал, что «штраф есть наказа­ние, а не вознаграждение за убыток», он указывал на то, что «назначение штрафов — не вознаграждать за убыток, а создать дисциплину» и что «величина штрафа зависит поэтому не от величины убытка, а от степени неисправ­ности рабочего...».20

Я- М. Брайнин полагает, что «уголовная ответствен­ность по советскому праву представляет собой основан­ную на нормах советского уголовного права обязанность лица, совершившего преступление, подлежать действию уголовного закона при наличии в действиях виновного предусмотренного этим законом состава преступления».21

17            Б.  В.  В о л ж е н к и н.  Общественная  опасность  преступника

и основание уголовной ответственности. «Правоведение», 1963, № 3,

стр. 96.

18            Там же.

19            В.   Г.   Смирнов.  Уголовная   ответственность   и   уголовное

наказание. «Правоведение», 1963, № 4, стр. 83.

20            В. И. Л е н и н. Поли. собр. соч., т. 2, стр. 19—20.

21            Я. М. Б р а й н и н. Уголовная ответственность и ее основание

в советском уголовном праве, стр. 25.

224

 

Правильное определение уголовной ответственности было дано Н. С. Лейкнной: «Уголовная ответствен­ность — это обязанность подвергнуться мере уголовно--лравового воздействия, содержащей лишения, страдания, Возложенные законом на лицо, совершившее преступ­ление».22

Реализация уголовной ответственности действительно состоит в применении наказания, однако вполне воз­можно признание наличия уголовной ответственности .с освобождением от ее реализации. Поэтому «понятие уголовной ответственности не адекватно реальному при­менению наказания».23

Таким  образом,  понятия уголовной  ответственности и уголовного наказания неидентичны, что не только обос­новывается теоретически, но и вытекает из действующего уголовного   законодательства.   Как  Основы   уголовного •законодательства Союза ССР (ст. 43), так и Уголовный кодекс  РСФСР   (ст.  50)   и  уголовные  кодексы  других ..союзных республик различают освобождение от уголов­ной ответственности (ч. 1 ст. 50 УК РСФСР) и освобож­дение от наказания (ч. 2 ст. 50 УК РСФСР).24

Уголовное право регулирует последствия наиболее опасных для общества правонарушений (см. введение, §5). Общественно опасным является всякое нарушение правопорядка, а значит как гражданские, так и адми­нистративные   правонарушения   общественно   опасны,25

22            Н. С. Л е й к и н а. Стадии  реализации уголовной  ответствен­

ности и  личность преступника. В сб.:  Проблемы советского уголов­

ного    права    в    период    развернутого    строительства    коммунизма.

Тезисы докладов, стр, 18. — С этим определением солидаризировался

и  В. Д.  Филимонов   (см.:  В.  Д.  Филимонов.  Уголовная   ответ­

ственность и общественное принуждение. Труды Томского гос. ун-та,

т. 159, 1965, стр. 113).

23            Н. С. Алексеев, В. Г. Смирнов, М. Д. Шаргород-

с к и й. Основание уголовной ответственности по советскому праву.

«Правоведение»,  1961, № 2, стр.  77. — В то же время «освобожде­

ние от наказания еще не всегда означает освобождение от уголов­

ной ответственности»  (Ю. М. Лившиц. Материальное содержание

основания  уголовной   ответственности.   «Правоведение»,   1963,  №  3,

стр. 156).

24            В определении Военной  коллегии Верховного Суда СССР от

Ю ноября   1960 г.  по  делу   В.   Г.  Пономарева  четко  разграничены

как эти институты, так и основания их применения  (см.: Бюллетень

Верховного Суда СССР, 1961, № 2, стр. 30—31).

26 Общественную   опасность   всех   видов   правонарушений   при­знают  многие  криминалисты   (см.:  А.  Н. Т р а й н и н,  Состав  пре-

8     Зак.   1452       225

 

однако степень общественной опасности уголовных пра­вонарушений выше, чем многих других правонаруше­ний.26

Ответственность гражданская имеет своим основанием невыполнение   или   ненадлежащее   выполнение   обяза-

ступления по советскому уголовному праву. М., Госюриздат, 1951, стр. 114; А. А. П и о н т к о в с к и й. Учение о преступлении по совет­скому уголовному праву. М., Госюриздат, 1961, стр. 47; В. Ф. Ки­риченко. Ответственность за должностные преступления по совет­скому праву. М., Госюриздат, 1956, стр. 117 и др.). Однако некоторые криминали.сты придерживаются того мнения, что общественно опас­ными являются только преступления, а гражданские и админист­ративные правонарушения либо вообще не являются общественно опасными, либо признаются только общественно вредными (см., например: Н. Д. Дурманов. Понятие преступления. М. — Л., Изд. АН СССР, 1948, стр. 135—136; А.- Н. Васильев. Рец. на учебник «Советское уголовное право. Часть Общая». «Социалистиче­ская законность», 1958, № 8, стр. 90; М. А. Ш ней дер. Советское уголовное право. Часть Общая. М.,  ВЮЗИ,  1955,. стр.  123).

Тенденция признавать общественно опасными только преступ­ления, а все остальные виды правонарушений общественно вред­ными в своей основе имеет признание качественного различия этих категорий правонарушений. Однако между разными категориями правонарушений объективно имеется лишь количественное различие в степени общественной опасности, а качественное различие при­дается законодателем, оценивающим эту степень общественной опас­ности и определяющим оптимальный метод правового регулирования в случаях правонарушения, чем и создается качественное отличие видов ответственности и соответственно различных отраслей права.

Но грани между отдельными видами правонарушений не явля­ются неподвижными. Деяния, которые ранее признавались преступ­ными, могут в дальнейшем быть исключены из числа уголовно нака­зуемых. Так, например, при издании УК РСФСР 1960 г. по сравне­нию с ранее действовавшим Уголовным кодексом 1926 г. были исключены десятки норм, предусматривавшие уголовную ответствен­ность за деяния, которые встречаются или могут встречаться в жизни, как, например, нарушение законов о национализации земли, дискредитирование власти, провокация взятки, присвоение или растрата личного имущества и т. д. (см.: Б. С. Никифоров. Новый Уголовный кодекс РСФСР — важный этап в дальнейшем развитии советского уголовного законодательства. В сб.: Новое уголовное законодательство РСФСР. М., Госюриздат, 1961, стр. 54—55). Все эти деяния общественно опасны, но в новых усло­виях законодатель признал степень их общественной опасности не требующей уголовной ответственности.

26 В. И. Курляндский полагает, что термин «степень обществен­ной опасности» следует относить только к данному конкретному случаю правонарушения, а различие между однородными группами правонарушений является качественным и его нужно называть не степенью, а «характером» (см.: В, И. Курляндский. Уголовная ответственность и меры общественного воздействия, стр. 12—13; Его же. Вопросы основания уголовной ответственности. В сб.: Вопросы уголовного права, М„ ВЮЗИ,  1966, стр. 8).

226

 

тельств — ex contractu (ст. 36 Основ гражданского зако­нодательства) либо причинение вреда — ex delicto (ст. ст. 88—94 Основ гражданского законодательства). Граж­данская ответственность носит имущественный характер (за некоторым исключением, например ст. 7 Основ граж­данского законодательства) и имеет своей целью восста­новление нарушенного права, а также предупреждение гражданско-правовых нарушений. Субъектами граждан­ской ответственности могут быть как физические, так и юридические лица (ст. ст. 8—13 Основ гражданского законодательства).

Ответственность административная имеет своим осно­ванием совершение предусмотренного законом админи­стративного проступка. Административное взыскание за­ключается в применении мер предупреждения, штрафа, исправительных работ, конфискации имущества, ареста (на срок от 3 до 15 суток). Административные взыска­ния могут налагаться административными органами (в частности, органами МООП, административной ко­миссией и т. п.) и судом. Субъектами административной ответственности могут быть как физические, так и юри­дические лица.

Ответственность дисциплинарная имеет своим осно­ванием дисциплинарный проступок и налагается, как правило, должностным лицом на подчиненного ему по службе работника. Дисциплинарная ответственность ре­гулируется типовыми правилами внутреннего трудового распорядка, специальными дисциплинарными уставами, действующими в армии, на флоте, транспорте и т. д. Дисциплинарная ответственность судей регулируется По­ложением о дисциплинарной ответственности судей, а дисциплинарная ответственность прокурорско-следствен-ных   работников — приказом   Генерального   Прокурора.

В условиях построения коммунистического общества наряду с уголовной ответственностью и применением мер государственного принуждения все большее значение приобретают моральная ответственность перед коллек­тивом и применение мер общественного воздействия.

Нравственная, моральная ответственность сохраняет ряд черт, характерных для ответственности вообще. Мо­ральная ответственность (конечно, тогда, когда речь не идет об ответственности перед собственной совестью) — это необходимость претерпеть меры общественного при­нуждения,    основанные    на   общественном    осуждении

8'             227

 

поведения и выражающиеся в отрицательных последст­виях для нарушителя. Однако в отличие от правовой моральная ответственность не влечет за собой государ­ственного принуждения.27

Уголовная ответственность, конечно, не исключает, а, напротив, предполагает и внутреннее чувство ответствен­ности субъекта, и моральную ответственность его перед обществом — моральное осуждение, но принудительные меры, применяемые в отношении виновного, могут быть только мерами либо государственного, либо обществен­ного воздействия. Сфера применения уголовной ответ­ственности, осуществляемой государственными органами, в СССР-в настоящее время сужается, сокращается число уголовных дел.

Если моральные взгляды отдельного лица совпадают с господствующей моралью и его поступки не нарушают норм этой морали, то нет ни моральной ответственности, ни общественного принуждения. Лишь в тех случаях, когда,поведение субъекта расходится с моральными тре­бованиями социалистического общества, он испытывает принуждение. Сфера моральной ответственности расши­ряется сейчас в двух направлениях:

а)             она охватывает такие области общественного по­

ведения, которые не регулируются правом. Так, например,

отец   ребенка,   родившегося   от   незарегистрированного

брака, не может быть привлечен к уголовной ответствен­

ности за оставление такого ребенка и его матери без

помощи, но он может и должен быть подвергнут ответ­

ственности моральной;

б)            она заменяет уголовную ответственность при со­

вершении деяний, хотя и могущих повлечь за собой уго-

 

1

 

27 «Моральная ответственность, будут аспектом социальной от­ветственности, отличается от правовой и политической характером отношения индивида к должному. Если право требует выполнить должное даже вопреки желанию — индивид может внутренне не соглашаться с правовыми требованиями, т. е. выполнять их фор­мально, под давлением извне, — то в морали ответственность может выступать в двух фермах: как объективная неизбежность согласо­вывать поведение с общеегвенным мнением, неизбежность быть судимым за прошлое, за совершенный проступок и как субъектив­ная, внутренняя, моральная ответственность индивида. Поэтому в морали ответственность -выступает в двух аспектах: «отрицатель­ном» и «положительном». Осознание справедливости наказания за проступок и есть «отрицательный аспект ее» (А. П. Ч е р е м н и н а. Проблема ответственности в современной буржуазной этике. «Во­просы философии»,  1965, № 2, стр. 86,— Курсив наш.— Лег.).

228

 

ловную ответственность, но не представляющих большой общественной опасности, и в отношении лиц, совершив­ших подобные деяния впервые.

Однако уголовная ответственность не может быть ликвидирована, так как в СССР еще не уничтожена преступность: свою враждебную деятельность осуществ­ляют засылаемые агенты иностранных разведок, имеются факты расхищения социалистической собственности, ху­лиганства, взяточничества и т. д.

Развитие ответственности от уголовной к моральной и нравственной есть процесс постепенный и происходит диалектически. Происходит, с одной стороны, все боль­шее расширение и проникновение элементов нравствен­ного и морального воздействия в сферу уголовной ответ­ственности, а с другой стороны, основанные на нрав­ственном авторитете решения товарищеских судов могут быть обеспечиваемы во многих случаях в конечном итоге и силой государственного принуждения (например, взы­скание штрафа, назначенного товарищеским судом).

Меры общественного воздействия, применяемые това­рищескими судами, коллективом трудящихся, являются мерами общественного принуждения (за исключением тех случаев, когда государство передало общественным судам или коллективам трудящихся государственные функции, см., например, старую редакцию п. 3 Указа Президиума Верховного Совета РСФСР от 4 мая 1961 г.).28

В мерах общественного воздействия содержится мо­ральное осуждение виновного и его поступка, они на­правлены на его исправление и воспитание, они должны убедить виновного и причинить страдание тому, к кому применяются, но в отличие от мер наказания они не со­держат порицания от имени государства и не являются мерами государственного принуждения. В мерах общест­венного воздействия превалирует убеждение, и поэтому они применимы только к лицу, совершившему незначи­тельное преступление, если по характеру совершенного Деяния и своей личности он может быть исправлен без применения наказания, если его деяние не повлекло тяж­ких последствий, а сам он чистосердечно раскаялся.

Применение мер общественного воздействия означает не ослабление, а усиление борьбы с преступностью и ни

28 Ведомости Верховного Совета  РСФСР,  1961, №  18, ст. 273.

229

 

в коей мере не свидетельствует об ослаблении роли го­сударства в борьбе с преступностью. Применение мер общественного воздействия целесообразно и полностью себя оправдывает в отношении правонарушителей, впер­вые и случайно совершивших преступления. Лица, к ко­торым применяются меры общественного воздействия, должны быть способны воспринять значение этих мер и осознать их тяжесть. Если же меры общественного воз­действия применяются к лицу, неспособному оценить значение морального осуждения и воспринимающему такие меры только как избавление от страдания, причи­няемого наказанием, то это вредно сказывается на борьбе с преступностью. Моральное осуждение, которое содер­жится в мерах общественного воздействия, способно убеждать только в том случае, когда человек действи­тельно чистосердечно раскаялся в своем антиобществен­ном поступке, осознал порочность своего поведения и поэтому моральное осуждение коллектива причиняет ему страдания. Если же отдача на поруки или мера, приня­тая товарищеским судом, воспринимается виновным как избавление от уголовного наказания, то она не способна предупреждать совершение преступлений.

Правильное сочетание мер принуждения и убеждения, четкое определение круга лиц, к которым они должны применяться, — основа профилактического влияния этих мер на общественно опасные действия.

Общественное воздействие коллектива вовсе не ис­ключает применения мер принуждения. На том этапе развития, который сейчас переживает советское об­щество, необходимо как принуждение, осуществляемое коллективом, так и государственное принуждение. В то же время формы принуждения меняются, и все большее значение приобретает принуждение, осуществляемое не­посредственно коллективом.

Однако во многих случаях советское общество не мо­жет обойтись без государственного принуждения, так как оно необходимо для воздействия на лиц, которые злостно нарушают нормы социалистического общежития и не поддаются одному лишь моральному воздействию. В дальнейшем будет все более возрастать значение чи­стого убеждения, общественного воздействия как одной из наиболее действенных форм перевоспитания наруши­телей социалистического правопорядка.

230

 

Общественность должна играть большую роль в борь­бе с правонарушениями. Чем шире участие масс в управ­лении государством, в борьбе с нарушениями правил социалистического общежития, тем полнее проявляется демократизм социалистического строя и быстрее проис­ходит перерастание социалистической государственности в общественное самоуправление. В обществе постепенно отмирают функции управления людьми и развиваются функции управления вещами. Это и есть содержание процесса отмирания государства. Перерастание социа­лизма в полный коммунизм создает все внутренние усло­вия для отмирания уголовной ответственности.

Следует, однако, самым решительным образом от­вергнуть утверждение некоторых авторов, что уже в на­стоящее время государственное принуждение и правовая ответственность должны быть полностью заменены об­щественным принуждением и моральной ответствен­ностью, что в современных условиях жизни советского общества государственно-принудительная деятельность якобы теряет свое значение и государство как орган общенародной демократии призвано осуществлять задачи развернутого строительства коммунизма только «мето­дами   убеждения,   воспитания   и   организации   масс».29