§ 5. ОПРЕДЕЛЕНИЕ   ПРЕСТУПЛЕНИЯ   В   БУРЖУАЗНОМ УГОЛОВНОМ ПРАВЕ : Курс Советского уголовного права. Т.1 - ред. Н.А. Беляев : Книги по праву, правоведение

Популярное за неделю

Онлайн-продажа боксерского снаряжения.
boxfit.ru
adhdportal.com

§ 5. ОПРЕДЕЛЕНИЕ   ПРЕСТУПЛЕНИЯ   В   БУРЖУАЗНОМ УГОЛОВНОМ ПРАВЕ

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 
17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 
34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 
51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 
68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 
85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 
РЕКЛАМА
<

В целях маскировки классового характера понятия преступления буржуазное уголовное право дает фор­мально-догматическое определение преступления как дей­ствия, предусмотренного уголовным законом.29 В этом определении не раскрыты критерии, на основании кото­рых то или иное действие отнесено к числу преступных. Установление этих критериев привело бы к разоблаче­нию классовой направленности буржуазного уголовного ■ закона.

Буржуазные юристы, обосновывая отнесение тех или иных действий к числу преступных, иногда говорят об опасности деяний для интересов всего общества, причем, как правило, делают ссылку на так называемые обще­уголовные преступления,такие, как убийство, изнасило­вание и т. п.30 Это делается также для маскировки классового  характера  буржуазного  уголовного закона.

Совершенно очевидно, что в условиях капиталисти­ческого общества, разделенного на противоположные классы, уголовный закон не может защищать интересы всего общества. Уголовный закон прежде всего стоит на страже интересов господствующего класса. Это, ко­нечно, не означает, что ни одно из преступных посяга­тельств, если они совершены против интересов лица из числа трудящихся, не является наказуемым. Такое ут­верждение не отвечало бы действительному положению вещей. Конечно, такие преступления, как убийство, ог-рабление'и другие посягательства, наказуемы и по бур­жуазному законодательству. Но это не меняет клас­сового характера преступления в буржуазном обще­стве. Убийство рабочего и другие действия уголовно наказуемы    потому,   что   они    нарушают   буржуазный

«Преступление — это виновно-противоправное действие, опре­

деленное в уголовном кодексе*, — пишет японский профессор Кин-

сеху Сайто (К и н с е х у Сайто. Японское уголовное право В сб :

Современное зарубежное уголовное право, т. 1. Пер. с нем М ИЛ

19а7, стр. 312).      ■

0 Английский юрист Стифен определяет преступление как «вся­кое нарушение права, рассматриваемое с точки" зрения вредной направленности такого нарушения против общества в целом» Л"» 1Ченни. Основы уголовного права. М, ИЛ, 1949, стр   4)

177

 

правопорядок, в укреплении которого заинтересована буржуазия. Но если тоже самое убийство совершено при обстоятельствах, которые отвечают классовым интересам буржуазии, оно либо объявляется в законе уголовно не­наказуемым, либо, если и признается преступлением, то фактически не наказывается. Например, по итальян­скому УК 1930 г. не является преступлением убийство представителем власти демонстранта в момент разгона демонстрации. Внесудебная террористическая расправа буржуазии с неугодными элементами (убийство проф­союзных деятелей, суд Линча в США и др.) отвечает классовым интересам буржуазии, поэтому такие дейст­вия хотя и предусмотрены уголовными законами в каче­стве преступных, но фактически уголовно ненаказуемы.

Для буржуазного общества периода общего кризиса капитализма характерен отход от буржуазно-демокра­тических принципов законности. Определение преступле­ния как деяния, предусмотренного уголовным законом, при всей его неполноте и формальности все же имело на каком-то этапе положительное значение, так как ограни­чивало произвол в характеристике преступных действий. Отход от этих буржуазно-демократических принципов выражается, с одной стороны, в осуждении за действия, не предусмотренные уголовным законом, с другой — в установлении уголовной ответственности за убеждения, мысли и т. д.31

Так, в одном из городов США была привлечена к уго­ловной ответственности группа лиц, читавших прогрес­сивную литературу. Причем из-за отсутствия законов, карающих за это «преступление», они были осуждены за нарушение общественного спокойствия.32 «В ФРГ тюрьмой и каторгой наказывают того, кто придержи­вается иных убеждений, иной политической идеологии, других политических установок, чем те, которые рас­сматриваются   в   Западногерманском   государстве   как

31            Американские' юристы   Селлин   и   Реклисс  предлагают  отка­

заться   от   «поверхностного   юридического»  определения   преступле­

ния. К преступлениям, по их мнению, должно быть отнесено все то,

что опасно для «влиятельной части общества», хотя бы не преду­

смотренное законом в качестве уголовно наказуемого (С. Л. 3 и в с.

Реакционная сущность уголовного права США. М., Изд. АН СССР,

1954, стр. 26).

32            См.: С. Л. Зивс, Реакционная сущность уголовного  права

США, стр. 25—26.

178

 

официальные, как желательные...»33 По законодатель­ству США, ФРГ и других империалистических госу­дарств признается преступной принадлежность к про­грессивной партии, организации, широко распростра­нено объективное вменение и т. д. «Допуская привлече­ние к уголовной ответственности не за деяния, а за убеж­дения, уголовное законодательство ФРГ, кроме того, по­ощряет объективное вменение и «превентивные репрес­сии» против лиц, не совершивших никаких наказуемых (даже с точки зрения западногерманского уголовного права) действий, по представляющих якобы независимо от этого опасность для существующего строя. На основе такого уголовного законодательства и были проведены в ФРГ в 1950 г. более 100 тысяч политических процессов против коммунистов, социал-демократов, профсоюзных деятелей, журналистов, представителей творческой ин­теллигенции и оппозиционных буржуазных полити­ков». 34

Понятие преступления в буржуазном уголовном праве основывается на правосознании господствующего клас-I са — буржуазии. Прямая противоположность правосо-[\ знания буржуазии правосознанию трудящихся вытекает из противоположности их классовых интересов, поэтому многие действия, объявляемые буржуазией преступны­ми, не являются таковыми с точки зрения трудящихся, например участие в забастовках, принадлежность к про­грессивным организациям, борьба за мир и т. п. Конеч­но, классовое правосознание трудящихся не может оправдывать совершение целого ряда преступлений в условиях буржуазного общества, таких, как кражи, убийства и др. Однако это не означает, что оценка та­ких преступлений буржуазией и трудящимися одина­кова. Для буржуазии эти действия преступны потому, что они посягают на буржуазный правопорядок. Для трудящихся классов нарушение буржуазных порядков не является отрицательным моментом в преступлении. Ф. Энгельс указывал, что нельзя требовать уважения буржуазных порядков «от класса, к которому этот социальный    порядок   обращается   только   враждебной

 

 

 


 taat ohne Recht.  Ues Bonner Staates  Strafrechtliche sonder

Justiz in Berichten und Dokumenten. Berlin, 1959, S. 73,

лрйртви^'              Р Ь "i'   Конституционные   иллюзии   и   политическая

№9 стр 89Н°СТЬ В              '  <<Советское  государство  и  право»,   1961,

179

 

стороной».35 Однако сопротивление буржуазным поряд­кам путем совершения краж, убийств и т. д. причи­няет вред интересам трудящихся, деморализуя их, раз­общая их силы, мешая организованному сопротивлению буржуазии.

Сопоставление оценок понятия преступления с точки зрения буржуазии и с точки зрения трудящихся классов помогает вскрыть реакционный характер буржуазных уголовных законов, тормозящих общественное развитие, служащих классовым интересам буржуазии.

ЛИТЕРАТУРА

К. К. Вавилов. О наказуемости как признаке понятия пре­ступления. «Правоведение», 1964, № 1; Г. Герате. Материальное понятие преступления и основание уголовной ответственности. В сб.: Государство и право в свете Великого Октября. М., ИЛ, 1958; А. А. Г е р ц е н з о н. Понятие преступления в советском уголовном праве. М., Госюриздат, 1955; Н. Д. Дурманов. Понятие преступ­ления. М. —Л., Изд. АН СССР, 1948; X. К а д а р и. О преступлении по Основам уголовного законодательства Союза ССР и союзных республик. Уч. зап. Тартуского гос. ун-та, вып. 80, 1959; Г. Кри-гер. Условие применения ч. 2 сг. 7 и ст. 43 Основ уголовного за­конодательства. «Советская юстиция», 1959, № 5; В. Н. Кудряв­цев. Что такое преступление. М., Госюриздат, 1959; Его же. О про­тивоправности преступления. «Правоведение», 1959, № 1; Н. Ф. Ку з -н е ц о в а. Классификация преступлений. «Советское государство и право», 1967, № 6; Г. А. Левицкий. Об отграничении преступ­лений от действий, предусмотренных ч, 2 ст. 7 УК РСФСР. Труды Высшей школы МООП РСФСР, вып. 12. М., 1965; И. Р е б а н е. О разграничении правонарушений и юридических санкций по совет­скому социалистическому праву. Уч. зап. Тартуского гос. ун-та, вып. 61, 1959; И. С. С а м о щ е н к о. Понятие правонарушения по советскому законодательству. М., Госюриздат, 1963; Ю. В. Субоц-к и й. Административное правонарушение и преступление. Вестник МГУ, 1959, № 2; А. Н. Т р а й н и н. Понятие преступления и состав преступления. «Советское государство и право», 1955, № 1; Е го же. Материальное определение преступления и примечание к ст. 6 и ст. 8 УК РСФСР. «Социалистическая законность», 1956, № 2; М. Т у • редкий. Преступление и дисциплинарный проступок. «Социалисти­ческая законность», 1956, № 10; О. Ф. Шишов. О разграничении преступлений и административных проступков. «Советское государ­ство и право», 1961, № 6; Л. Шуберт. Об общественной опасно­сти преступного деяния. Пер. со словацкого. М., Госюриздат,  1960.

35 К. Маркс   и   Ф. Энгельс. Соч., т. 2, стр. 361.

 


<